А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сюрприз заказывали?" (страница 9)

   Глава 10

   Яна перевела дух. Маринка в своем репертуаре. Так зациклена на себе, что ничего вокруг не замечает. И на новость о Димкином исчезновении отреагировала, как чужая. Походя, думая о чем-то своем. Да что там говорить, она Димку едва знала. За все годы Яниного замужества сестра не удосужилась познакомиться с ее мужем как следует. Яна фыркнула. Ее это бесило. Не потому, что она заботилась о мужнином имидже, а потому, что раздражало Маринкино безразличие к ее, Яниной, жизни.
   «А сама-то?» – вдруг прорезался внутренний голос. Яна поморщилась. Тоже верно. Ей тоже не было никакого дела до Маринки. Квиты они. И все равно было неприятно. Странно, но Яна как будто ожидала от сестры поддержки. А та обманула ее в этих ожиданиях. И теперь Яна сидела за своим столом и злилась. На Маринку, на себя, на мужа. На мужа больше всего. Не было бы его – не было бы сейчас таких проблем!
   «Не было бы его – был бы другой», – возразила сама себе Яна. Она не осталась бы одна. Таков был план. Вот только… Впервые ей пришло в голову, что «другой» вполне мог оказаться другим во всех смыслах. У них могло бы найтись больше общего. Он не был бы таким тепличным растением, как Димка. Лучше бы цеплялся за жизнь, и не просто цеплялся, а сумел бы подстроить ее под себя. Как она, Яна. Ей было бы проще жить с таким.
   «А что плохого? – как-то съязвила Маринка. – Вертишь мужиком как хочешь – райское наслаждение». Для Марины – может быть, но только не для Яны. Она предпочла бы партнерские отношения, равноправные. И ведь в самом начале Димка был похож на человека, с которым такие отношения можно было создать. Ум и чувство юмора, основательность и умение видеть второй план. Потому Яна на него и клюнула. Ошиблась. Не учла одного – Димка был тонкокожим. Это все и портило. Те замечательные качества, которые он демонстрировал, играли совсем не так, как если бы у него была чуточку менее ранимая натура.
   Он с первых же дней стал поддаваться ей. Яна сначала расстроилась, потом начала злиться. Как же так? Что это он? «Надо привести его в чувство, – думала она тогда. – Встряхнуть. Так не годится. Так ничего не получится». Ничего и не получилось. Ни привести его в чувство, ни встряхивать. Вышло только хуже. Он замкнулся, ушел в себя. А когда вернулся, стал еще более непонятен Яне.
   «Я не хочу волочь его за собой по жизни, – твердила она про себя. – Не хочу». Она задумала его бросить. Но потом спохватилась: а как же дочь? Оставить ее мужу? Никто не поймет. А то еще и осудят. Начнут кости мыть, косо смотреть, реплики всякие кидать. Ни к чему ей это. Значит, оставит дочь себе. Тогда кто будет ею заниматься? Кроме мужа – больше некому. Яна к тому времени уже прочно увязла в борьбе за карьеру, торчала на работе и на всяческих курсах с утра до ночи – останься она одна с дочерью, все серьезно усложнилось бы. Она стиснула зубы и приняла решение ничего не трогать. Пусть все идет как идет.
   Далось ей это не без труда. Она не могла видеть Димку, переносить его присутствие. «Как можно быть таким бесхребетным?» – постоянно думала она. И еще он служил живым подтверждением тому, что не всегда она бывает права. Ее трясло от этого.
   Они спали в разных комнатах, ели в разное время, по выходным разбегались в разных направлениях. Яна старалась как можно реже бывать дома. Вскоре она настолько к этому привыкла, что уже забыла, в связи с чем выработалась такая привычка.
   А внешне все выглядело пристойно. Семья. Димка, конечно, старался из-за дочки. И преуспел. Анна жила как у Христа за пазухой. Ни о чем не подозревала, ни о чем не заботилась. А разошлась бы тогда Яна с мужем, туго бы пришлось дочери, ой как туго. Вне зависимости от того, с кем бы она осталась. Так что, если смысл человеческой жизни заключается в продолжении рода, Димка выполнил программу на все сто. Яна, правда, придерживалась той точки зрения, что смысл у каждого свой. У мужа – дочь, у Яны… Карьера? Эгоистично, конечно, но что поделаешь? Альтруисты вроде Димки должны уравновешиваться эгоистами, иначе никакого прогресса не будет, это ж очевидно.
   На телефоне замигала лампочка внутренней связи. Яна сняла трубку.
   – Да?
   – Яна Владимировна, – сказала секретарша, – вас Алина Петровна просила зайти.
   – Алина? – переспросила Яна, мгновенно подобравшись.
   Вот оно! Наконец-то. Началось.
   – К кому зайти? – продолжала Яна. – К генеральному?
   – Нет, – ответила секретарша, – к ней.
   – К Алине? – удивилась Яна. – Зачем это?
   Что за черт? Кто такая эта Алина? Референт генерального. И она, Яна, должна тащиться к ней? С какого бы это угара?
   – Там какие-то бумаги, – растерянно пробормотала секретарша. – Подписать…
   – Ладно, – бросила Яна, – спасибо.
   Непонятно. Они с Алиной, конечно, не подружки, но все-таки… Алина могла бы и сама ей все сказать. А так, через секретаршу… Яна задумалась. Попахивает это чем-то или не стоит внимания? Впрочем, сейчас она все выяснит. Яна встала, взяла мобильный телефон и отправилась к Алине.
   – Прости, прости! – затараторила Алина, едва завидев Яну в дверях приемной. – Куча дел – не могу задницу оторвать, а тут шеф передал бумаги на подпись всем начальникам департаментов и просил отсюда не выносить. Да и честно сказать, – она изобразила извинительную гримаску, – мне самой удобно, чтоб вы все сами пришли, понимаешь?
   Что всегда нравилось Яне в Алине, так это ее прямолинейность. Яна сама хотела быть такой, но отчего-то ей казалось, что, возьми она это в привычку, будет выглядеть хамкой, а вот Алину хамкой назвать язык не повернется. Резковата – да, но не более того.
   – Давай свои документы, – сказала Яна.
   Алина подала ей бумаги. Ничего особенного.
   Положение о премировании на следующий год… Сто раз его обсуждали, наконец-то собрались утвердить. И еще какой-то талмуд.
   – А это что? – спросила Яна.
   – Ну, – усмехнулась Алина, – собственно, то самое…
   – То есть?
   – То, из-за чего тебе пришлось ножками до меня дойти, – пояснила Алина.
   Яна полистала сшив.
   – Что за ерунда? – пробормотала она.
   – Результат работы нашей службы безопасности, – сказала Алина, хитро посматривая на нее.
   – И это можно читать только здесь? – спросила Яна.
   – Ага, – кивнула Алина, – располагайся и приступай.
   Яна села в кресло у окна и углубилась в чтение. Пробежав глазами несколько страниц, удивленно взглянула на Алину.
   – Неслабо, да? – усмехнулась та.
   Действительно, неслабо. Служба безопасности поработала на славу. Все, чем занимались сотрудники на своих рабочих местах, было зафиксировано в отчете. Кто порнушку смотрел, кто резюме рассылал, кто дипломы писал – словом, все работали в полсилы. Кроме начальников отделов. О них в отчете не было ни слова. Или?..
   – Подожди-ка, – сказала Яна, – а мы?
   – А вы, – Алина улыбнулась одними уголками губ, – вы в отдельной папочке.
   – Твою мать, – буркнула Яна. – Прости, не сдержалась.
   – Да понятно все, – откликнулась Алина. – Сама сказала то же самое.
   – Тебя тоже тут нет. – Яна хлопнула рукой по талмуду. – Или ты у нас идеал во плоти? Занята только производительной деятельностью на благо родной компании?
   – Подозреваю, что я во второй папке, – сказала Алина. – Приравнена к начальникам отделов. Наверное, должна испытывать гордость.
   – Ну, и как? – поинтересовалась Яна. – Испытываешь?
   Алина пожала плечами. Помолчала и проговорила:
   – Противно, да?
   Яна вздохнула:
   – Есть немного.
   Как будто в сумочку залезли, ничего не вытащили, но ручонками своими грязными все перепачкали. Ее отдел, насколько она успела заметить, выглядел вполне пристойно, но вот что там в отчете о ней самой? Хотя какие за ней могут водиться грешки? Кроме связи с Артемом, конечно.
   – И что я должна написать? – спросила Яна.
   – Просто подпись и дату, – ответила Алина. – В том смысле, что ознакомлена. На, держи.
   Яна взяла протянутую Алиной ручку и поставила красивый росчерк под отчетом. Добавила дату, встала и положила бумаги с ручкой на стол.
   – Все?
   – Все, – кивнула Алина. – Спасибо.
   Яна помедлила. Спросить или не спросить? Алина сосредоточенно таращилась на экран компьютера и, похоже, к продолжению разговора была не расположена. И все-таки Яна решилась.
   – А что гости? – спросила она.
   – Гости? – повернулась к ней Алина. – Ты о чем?
   – Чем заняты?
   – А-а, – рассмеялась Алина, – да как обычно. Ты же знаешь, приезжают вроде по делам, а на самом деле так, рассеяться.
   – И где рассеиваются? – поинтересовалась Яна.
   – Сегодня в Петродворце, – сказала Алина. – А вечером где-то на природе, шашлыки есть собираются.
   – Неужели не знаешь, где именно? – удивилась Яна.
   – Не знаю, – подтвердила Алина. – Какой-то деятель их пригласил. Не из наших. От меня требуется только машину организовать.
   – То есть сегодня их здесь не будет? – уточнила Яна.
   – Скорее всего, нет.
   Странно. Неужели она просчиталась? Неужели Свирский с Рыбкиным приехали действительно только для того, чтобы оттянуться вдали от дома? Черт.
   – А завтра?
   – Завтра они тут, – ответила Алина. – С самого утра и до самолета.
   «Ага, – подумала Яна, – вот это уже дело». Осталось дожить до завтра.
   – Ладно, – сказала она, – пойду.
   – Давай, – откликнулась Алина.
   Яна вышла в коридор и двинулась в сторону своего кабинета.
   – О! – внезапно услышала она за спиной женский голос. – Вот ты-то мне и нужна.
   Яна даже головы не повернула. Голос был ей незнаком.
   – Да стой же! – Голос взял на тон выше. – Я тебе, мадам Вересова, говорю.
   Что? Яна обернулась. Перед ней стояла жена Артема.
   Ее звали Натальей, и недавно ей стукнуло двадцать девять. Она была худощава, даже костиста, длиннонога и большеглаза. И очень симпатична. Обычно, глядя на таких красоток, все недоумевают, какого черта мужик-то от нее гуляет? Как будто красота должна страховать женщину от измен мужа. Гуляет-то он в силу охотничьего инстинкта, а на инстинкт никак не влияет, на красотке ты женился или на страшилке.
   Наталья работала в этой компании на год дольше мужа. За все это время Яна видела ее всего раз шесть-семь, да и то только на корпоративных мероприятиях. По работе они не сталкивались. Жена Артема сидела в службе по работе с клиентами – Яна там была от силы раза три.
   Раньше Яна никогда не заводила связей с мужиками из своей компании. А тут еще и вторая половина трудится этажом выше. Не стоило, конечно, связываться. Но уж как вышло. Почему-то в тот момент, когда все закручивалось, это обстоятельство не казалось серьезным. А может, просто Яне в кои-то веки захотелось рискнуть? Уж больно ровненько все шло в ее жизни. Не хватало адреналина. И теперь этот адреналин стоял перед ней в узком конторском коридоре и явно жаждал беседы.
   – Вы это мне? – Яна изобразила на лице вежливый интерес.
   – Тебе, – усмехнувшись, ответила жена ее любовника.
   «Надо уходить отсюда, – подумала Яна. – Не ровен час, кто-нибудь на нас наткнется». Пока в коридоре они были одни.
   – Отойдем куда-нибудь, – как будто прочитав ее мысли, предложила жена Артема. – Разговор есть.
   Яна невольно поморщилась. «Разговор есть». Просто «Улицы разбитых фонарей», честное слово. Она была невысокого мнения о Наталье. Немного о ней знала, но того, что знала, ей было достаточно, чтобы составить собственное представление о второй половине своего любовника. Наталья представлялась ей недалекой, склочной особой, главной радостью которой в жизни было купить что-нибудь, чего еще нет у других. Неудивительно, что Артем все время посматривал налево. Яна знала, что и до нее у Артема были связи на стороне. Он не распространялся о них, но пару раз упоминал. Правда, добавлял, что все они заканчивались быстро и ни во что серьезное не перерастали. Как будто оправдывался. Яна всегда при этом недоумевала: с чего бы это он? Она же ему не жена.
   – Отойдем, – сказала Яна. – Куда?
   Она выглядела абсолютно спокойной. Но внутри, где-то в районе печенки, покалывало. Что, что ей надо, этой избалованной красотке? Впрочем, на этот вопрос Яна ответ знала. Выяснить отношения. Заглянуть в глаза «разлучнице», может быть, даже залепить ей оплеуху – словом, продемонстрировать, кто в доме хозяин. Вопрос был в другом: почему именно сейчас она пожелала выяснять отношения? Спустя полтора года после начала их романа?
   Черт, как долго, в который раз удивилась Яна. Надо ж было ей так подсесть на Артема. Ни одна ее связь не длилась больше года.
   – Можем туда. – Наталья мотнула головой в сторону маленького холла в конце коридора.
   Он отделялся от коридора стеклянной дверью, что создавало иллюзию замкнутости пространства, но только иллюзию – сквозь стекло просачивались абсолютно все звуки. «Ну, хоть не стоять столбом посреди коридора», – подумала Яна и кивнула.
   Они молча прошествовали в стеклянный закуток. Наталья распахнула дверь перед Яной:
   – Прошу.
   Наталья выглядела совершенно спокойной. Мордобоя не будет, поняла Яна и тут же подумала, что лучше бы уж мордобой. Потому что тот, кого бьют, находится в выигрышном положении – после всегда можно закатить глаза и сказать: «Нет, ну вы видели? Это же просто базар какой-то». И все тебя поддержат. Потому что базар в их конторе не приветствовался.
   Яна пересекла порог и прошла к окну. Встала к нему спиной – пусть жена Артема увидит как можно меньше. Наталья прикрыла дверь и повернулась к Яне.
   – Ну, ты и сука, – без всякого предисловия заявила она.
   Яна вздрогнула. А чего она ожидала? Скорее всего, того, что Наталья начнет канючить, мол, оставьте в покое моего разлюбимого мужа. И тогда Яна пренебрежительно фыркнет и скажет: «Что вы там вообще себе напридумывали? Зачем мне ваш муж?» Мол, посмотрите, кто я, а кто вы и ваш муж. И та отстанет, не успев начать разговора.
   Наталья же сразу взяла быка за рога, и Яна растерялась.
   – Что? – пробормотала она.
   – Самоуверенности тебе не занимать, – прищурившись, продолжала Наталья, – думала, что никто ничего не знает, да?
   Яна молча смотрела на нее.
   – То, что он сделал на тебя стойку, я сразу поняла. – Наталья прислонилась к стене. – Но почему-то я думала, что ты у нас верная жена и любящая мать. Не знаешь почему? Наверное, потому, что ты всем тут голову заморочила этим. А потом вдруг все изменилось. Неужели ты думала, что я не почувствую, когда это у вас произошло? Дурой меня посчитала. – Наталья усмехнулась. – Меня многие за дуру держат. И напрасно. Может, у меня мозги не так замысловато устроены, как у тебя, но кое-что и они способны сообразить.
   Яна продолжала молчать. Она уже начала приходить в себя. «Высказаться хочет, – размышляла она, слушая Наталью. – И что потом?» Что бы ни было, с Артемом надо было рвать. Иначе вся эта ситуация может сыграть против Яны, а этого она не могла допустить. Ну, лоханулась, с кем не бывает? В конце концов, у девицы этой только домыслы в активе. В постели она их не ловила, никаких признаний не получала, так что ничего страшного не произошло.
   – Что молчишь? – спросила Наталья.
   – А что я должна сказать? – ответила Яна.
   – Да хоть что-нибудь.
   – Ты вообще-то уверена в том, о чем говоришь?
   Наталья сузила глаза.
   – Будешь делать вид, что ничего не было? – сказала она. – Брось, это как-то пошло. Я думала, ты умеешь держать удар. И потом, мне вообще-то насрать на все это…
   Грубое слово резануло ухо. Яна поморщилась, отвела глаза. А Наталья тем временем продолжала:
   – Меня просто поражает: у тебя ведь все есть. Тебе мало? Хочется оттяпать еще больше? Не подавишься?
   «Базззар!» – подумала Яна. Она знала, что все закончится именно этим. Противно.
   – Хотя, – говорила Наталья, – меня это уже никак не касается. Сами, ребята, разбирайтесь в том, в чем увязли. А вы увязли. По уши. Особенно ты, – помолчала и добавила: – Чтоб только ты не радовалась сверх меры, ты никакой разрушительницей семьи не была. Все и без тебя уже развалилось. А то, что осталось, можешь забирать. Ешь на здоровье! Вот не знаю только, понравится тебе это или нет.
   Дверь неожиданно открылась. На пороге стояло встрепанное существо лет двадцати.
   – Блин! – воскликнуло существо, обращаясь к Наталье. – Я тебя обыскалась. Бегом – шеф зовет.
   Наталья кивнула и, не сказав больше ни слова, вышла из холла. Существо окинуло Яну любопытным взглядом и побежало вслед за Натальей.
   Яна повернулась к окну, машинально потрогала листья фиалок, стоящих на подоконнике. Руки тряслись. Она сунула их в карманы пиджака и сжала пальцы в кулаки. Дрожь не унималась. Что она там болтала? «…Меня это уже никак не касается…» О чем это она?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация