А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сюрприз заказывали?" (страница 24)

   – От того, как все пойдет…
   – Хватит! – взорвалась Яна. – Что за бред?! Ты можешь толком объяснить, что за дела, куда они должны пойти и когда ты явишься домой?
   Лицо мужа застыло. Он отступил на шаг, быстро провел правой рукой по волосам. На секунду закрыл глаза, потом вновь посмотрел на Яну, но уже не в глаза, а куда-то на подбородок, и тихо сказал:
   – Тебе всегда было абсолютно все равно, чем, где и как я занят. Я привык к тому, что тебе не нужны мои рассказы и объяснения. Поэтому я не понимаю, что тебе от меня сейчас нужно.
   «Я хочу знать все! – подумала Яна. – Все!» И поняла, что это невозможно, потому что все – это весь Вересов со всеми его мыслями и занятиями за последние пятнадцать лет.
   – Нам надо поговорить, – сказала она.
   – Ладно, – тускло отозвался муж, открывая дверцу.
   – Я поеду за тобой, – сказала Яна.
   – Нет, – он покачал головой, – не стоит. У меня не на пять минут дела.
   «Да мне плевать на твои дела!» Яна сделала вдох и задержала дыхание. Надо удержать это в себе, нельзя дать этому выплеснуться. Иначе получится базар.
   – Хорошо, – проговорила она. – Когда ты освободишься?
   Он задумался.
   – Часам к двум наверняка буду свободен.
   – Идет, – кивнула Яна. – Где?
   Вновь секундное колебание.
   – Давай где-нибудь в городе, – предложил муж.
   Так она и предполагала. Побоится разговаривать дома. Не его территория.
   – Хорошо, – сказала Яна. – Где в городе?
   – Выбирай сама.
   Так, сейчас бегом на работу, засветиться и доложить шефу, что отбудет на пару часов. Значит, встречаться нужно где-нибудь поблизости от офиса. Заодно и пообедать…
   – «Штолле» на Большой Конюшенной?
   Муж кивнул в знак согласия.
   – В два? – уточнила она.
   – Да. Если буду задерживаться, позвоню. Ладно, извини, – он сел в машину, – уже опоздал, – и хлопнул дверцей.
   «Шкода» рванула с места и в мгновение ока скрылась за поворотом. Яна переступила с ноги на ногу, зачем-то одернула блузку и повертела браслет на правой руке. Вот он и нашелся. И что она по этому поводу чувствует?
   Для начала недоумение. Что он делал на даче все эти дни? Может, не полениться и проехать туда? Стоп, у нее же нет ключей, значит, ей удастся только заглянуть в окна, не более того. И что она там увидит? Комнаты, заполненные хламом? Ради этого пылить еще три километра? Увольте. Пусть сам объясняет, чем он тут занимался.
   И еще. Как-то странно их разговор разворачивался. Не в смысле того, что было сказано, а в смысле – как. Вересов явно не чувствовал себя виноватым. Даже как будто немного наезжал на нее. В его особой, вересовской манере. На какую-то долю секунды Яна пожалела о том, что примчалась сюда. Догоняющий всегда предстает в невыгодном свете, какую бы цель он ни преследовал.
   Яна мотнула головой, отгоняя неприятные мысли. Пора возвращаться на работу. А может, ну ее? Она села в машину, взяла мобильник и набрала номер приемной.
   – Привет, Алина, – сказала она, услышав в трубке знакомый голос. – Шеф у себя? Соединишь? Спасибо.
   Генеральный выслушал ее, посапывая и шурша в телефон какими-то бумажками.
   – Конечно, конечно, – прогундосил он. – О чем речь! Идите, куда вам надо. Хоть на весь день. Неделька вам нелегкая выпала, да?
   «О чем это он? – подумала Яна, благодаря генерального за доброту и понимание и прощаясь с ним. – О приезде Рыбкина и Свирского или об Артемовой супруге?» Черт, Артем. Она совсем забыла о нем. С ним тоже придется беседовать. Но это потом. У нее еще будет время собраться с мыслями. А пока муж. «Объелся груш», – вспомнила она Маринкину присказку. Вспомнила и почувствовала, как знакомое с детства раздражение на сестру заполняет все ее существо.
   Ждет ведь, когда Яна объявится и расскажет обо всем в деталях. А если не дождется, то стесняться не будет – придет сама и вытрясет из нее всю правду. И нечего даже стараться скрыть какие-нибудь детали – бесполезно. Все, что Яна недоскажет, Маринка додумает сама. И ни на гран не ошибется. Потому что они – близняшки. И Маринка ее чувствует каждой клеточкой своего тела. Непонятно только одно – почему Яна так же остро не чувствует Маринку?
   «Все, все! – вскинулась Яна. – Не думать!» Откинулась на спинку сиденья, помассировала лоб, как будто разгоняя лишние мысли. Она всегда так делала, когда в голову закрадывались крамольные мысли об их с Маринкой сверхъестественной близости. И научилась-таки управлять ими, точнее, стирать из сознания тогда, когда ей это было нужно. Вот и сейчас они отступили, а затем и вовсе исчезли, уступив место мыслям более практическим – надо было где-то скоротать время до двух.
   «Домой, – решила Яна. – Освежусь после этой пылищи, переоденусь, вооружусь…» Повернула ключ в зажигании и тронула машину с места.
   «Как же вести разговор?» – думала она, выезжая на трассу. Цель была ясна – Вересов должен вернуться в семью, и как можно скорее. Что бы там ни послужило причиной его странного поступка. Мало того, нужно было обеспечить его присутствие в ее жизни не на день-два, а на продолжительный срок. Добиться этого можно было двумя способами. Первый – сделать умильно-виноватое лицо и начать плести чепуху на тему, что она, мол, осознала, что вела себя все эти годы неправильно, что не ценила его и тэдэ и тэпэ. Второй – это честно сказать о Рыбкине и Свирском и ее планах на будущее. Был, конечно, еще и третий путь. Силовой. Но за долгие годы проживания с Вересовым на одной территории Яна уяснила, что он не работает. Муж от жестких приемов становился совершенно неподатливым. Он не бросался в бой, а замыкался, и выжать из него то, что было нужно, не представлялось возможным. Так что выбирать придется из двух возможностей. После недолгого размышления Яна решила, что первый вариант не по ней. Она, безусловно, может сыграть. И даже очень убедительно. Для постороннего человека. Но Вересов посторонним не был. Он раскусит ее в два счета. И будет смотреть на нее с тонкой усмешкой, а она будет закипать от злости. Не годится. Все, выбор сделан. Скажет честно, по-деловому. В конце концов, у них уже давно отношения сугубо деловые… «И что? – мысленно перебила сама себя Яна. – Что он ответит на всю мою честность?» Надо попробовать спрогнозировать его реакцию. И подготовить дальнейшие ходы. Черт! Задачка не из простых, а времени на ее обдумывание чуть-чуть. Полагаться же на экспромты Яна не желала. В экспромтах Вересов ее обойдет на первых же минутах. С этим делом у него, как у Маринки, – на пятерку. А ей… ей надо всегда готовиться. И с этим ничего не поделаешь.

   Глава 27

   Яна приехала на встречу с мужем загодя. Припарковалась метрах в ста от кафе. Ближе свободного места не нашлось. Центр, середина дня, все забито. Она ступила на тротуар, огляделась. Покачала головой. Зря они решили встретиться здесь. Два часа. Обед. Небось в кафе будет не протолкнуться. Может, позвонить мужу да передоговориться на какое-нибудь другое место? Она сунула руку в сумочку, но потом решила все-таки сначала заглянуть в зал – вдруг все не так плохо?
   – Яна! – услышала она, не успев войти в кафе.
   Вересов махал ей рукой из второго зала. Она кивнула и, уворачиваясь от суетящихся официанток, подошла к столику, который он оккупировал.
   – Освободился раньше, чем предполагал, – сказал муж, вставая со своего места и помогая ей сесть. – Не стал тебе звонить, чтобы не дергать. Кофе или что-нибудь посущественнее?
   – Посущественнее, – ответила Яна.
   Муж протянул меню.
   – Спасибо, не надо, – сказала она.
   – Ах, ну да, – усмехнулся он, – ты ж тут завсегдатай. Все знаешь, все пробовала.
   Яна с удивлением уставилась на него:
   – Откуда ты знаешь?
   – Я ж не глухой, – сказал он. – Когда ты разговариваешь по телефону, я же слышу, о чем ты говоришь и где назначаешь рандеву.
   – И что, – спросила Яна, – я часто назначаю здесь?
   – Почти всегда, – ответил муж.
   – Серьезно?
   Ее это удивило. Нельзя было сказать, чтоб она питала особое пристрастие к этому заведению. Просто оно удобно расположено, легко объяснять, куда надо приехать, да и ассортимент удачный: и поесть, и просто сладким побаловаться.
   – Ты хороший клиент, – заметил муж.
   – В смысле?
   – В смысле приверженности к одному месту.
   – Не к одному, – возразила она.
   – Ну, к двум, – рассмеялся муж.
   Он был совсем в ином расположении духа, чем несколько часов назад. Подготовился к разговору? Обдумал свою защиту? Или там, куда он ездил, произошло что-то, что значительно улучшило его настроение?
   – Что будете заказывать? – спросила подбежавшая официантка.
   – Бульон, – сказала Яна, – и маленький пирог с капустой. Позже – кофе.
   Официантка кивнула, записывая, и испарилась.
   – Ну? – Яна прищурилась и положила ладони на стол. – Что скажешь?
   Она была во всеоружии. Пока ездила домой, принимала душ, переодевалась и освежала макияж, продумала, что она скажет, что он ей ответит, а она ему… и он ей… Правда, проработано было всего три варианта Димкиной реакции. На большее времени не хватило. Но ничего, три – не один. И это наиболее вероятные варианты. В конце концов, они прожили бок о бок достаточно долго для того, чтобы Яна могла делать более или менее точные прогнозы мужниного поведения. Она терпеливо ждала его реплики.
   И тут муж внезапно наклонился и принялся доставать что-то из сумки, стоявшей у его ног.
   – Это тебе, – сказал он, выпрямляясь и протягивая Яне какую-то книгу.
   – Что это? – растерянно спросила она.
   Повертела книгу в руках. Фантастика, судя по обложке. Толстая. В твердом переплете. Автор – какой-то Александр Дубровин.
   – Зачем мне? – сказала она, кладя книгу на стол. – Я не читаю фантастику.
   – Ты ничего не читаешь, – заметил муж.
   – Почему это? – возмущенно сказала Яна. – Читаю.
   – Да? – Муж не улыбаясь смотрел на нее. – Правда?
   – Конечно. И немало.
   – Газеты, – кивнул муж, – журналы…
   – И книги, – перебила его Яна.
   – «Слияния и поглощения»? «Караоке капитализма»?
   – И что? Хорошие книжки.
   – Отличные, не спорю.
   – Тогда какого черта ты иронизируешь?!
   «Дьявол! – подумала Яна. – Собиралась же держать себя в руках. Что он затеял? Хочет вывести меня из себя?»
   – Не то чтобы иронизирую… – задумчиво проговорил муж. – О! Твой бульон.
   Официантка поставила перед Яной чашку с бульоном и тарелочку с пирогом:
   – Приятного аппетита.
   – Спасибо, – буркнула Яна, взяла ложку и поболтала ею в дымящейся ароматной жидкости.
   Не стоило совмещать разговор с обедом. Как-то она об этом не подумала. Но уж как получилось.
   – К чему этот диспут о литературе? – хмуро спросила она, принимаясь за еду.
   – Диспут? – переспросил муж. – Да что ты! Это так, к слову.
   – И о чем это слово? – сказала Яна. – О моем ужасающем невежестве?
   – Не то чтобы… – начал муж.
   – Вересов, – перебила она его, – у нас было намерение серьезно поговорить…
   – У нас? – усмехнулся он.
   – Ну ладно, у меня, – поправилась Яна. – Но ты ж согласился. Значит, косвенно подтвердил свое согласие на разговор.
   «Госссподи, – успела подумать она прежде, чем муж ответил ей, – как будто мы на производственном совещании».
   – Подтвердил, – сказал муж.
   – А теперь что, на попятную?
   – Да нет. – Он пожал плечами. – Наоборот.
   – Тогда почему ты увиливаешь?
   – От чего? – искренне удивился муж.
   – От вопросов.
   – Ты о невежестве, что ли? – спросил муж.
   – Ну да. Если ты не о нем, тогда о чем?
   – Не знаю. – Он пожал плечами и скрестил руки на груди. – Просто… ты… – Он криво усмехнулся. – Ты слишком сосредоточена на карьере.
   – Это не новость, – холодно сказала Яна. – Что в этом плохого? Сейчас масса людей сосредоточена на карьере. Как минимум, потому, что хорошая карьера помогает зарабатывать хорошие деньги, на которые можно хорошо содержать семью.
   Сказала – и не смогла посмотреть ему в глаза. Нырнула взглядом в тарелку с бульоном, погрузила в него ложку, зачерпнула, понесла в рот. И только тогда подняла на него глаза.
   И не смогла ничего прочитать в его взгляде. Черт, почему она пошла у него на поводу? Ведь подготовилась. Всего-то надо следовать продуманному плану. А он сбил ее с панталыку.
   – А тебе не жалко своей жизни? – неожиданно спросил муж.
   – Что? – опешила Яна. – Жизни? Ты что имеешь в виду?
   – Да все вот это. – Он развел руками. – Мир, других людей, чувства, переживания…
   – А при чем тут книги, которые я читаю или не читаю? – Яна торопливо вычерпала оставшийся бульон из чашки, отправила в рот последний кусочек пирога и с облегчением отодвинула тарелки на край стола.
   – При том, что тебе ничего не интересно, – сказал муж. – И никто не интересен.
   – И ты хочешь сказать, что именно поэтому ты исчез, не обмолвившись ни словом, неделю назад?
   – Неделю?
   – Ну, четыре дня назад, какая разница? Суть-то не в количестве дней, верно?
   – Не в количестве. Да и вообще… – Муж расцепил руки и махнул официантке, пробегавшей мимо. – Будьте добры…
   – Да? – Девушка вопросительно смотрела на них.
   – Кофе, – попросил муж. – Даме – эспрессо, мне – американо, пожалуйста.
   – Я не говорила, что мне эспрессо, – заявила Яна, когда официантка отошла от столика.
   – Разве?
   – Да.
   – Что-то другое будешь?
   – Да ладно. – Яна поморщилась. – Не важно. Так о чем мы?.. Ах да, мне неинтересно, и поэтому ты свалил.
   – Нет, – мягко поправил ее муж, – я, как ты говоришь, свалил, потому что мне надо было побыть наедине с собой…
   – Чтобы отдохнуть от меня, – перебила его Яна, – от того, что мне никто и ничто не интересно. Да?
   – Нет, – опять сказал муж. – Просто было дело, которое надо делать в одиночестве.
   – Нитки кому-то толкнуть?
   Яна ничего не могла с собой поделать. Ехидство просто распирало ее. Муж, впрочем, реагировал на него довольно спокойно.
   – Я уже не занимаюсь нитками, – сказал он.
   – Да, я уже об этом знаю, – сказала Яна. – Хотя и не от тебя. Почему ты, кстати, ничего мне не сказал?
   – Ответ все тот же – тебе это зачем? Тебе ж все равно, чем и как я занимаюсь. – Он с усмешкой смотрел на нее.
   Зачем? Да просто, чтобы знать. Конечно, он знал о ее мании все контролировать. Они знакомы уже столько лет, нет нужды все говорить вслух, многое уже читается телепатически. Вот только у Яны вдруг возникло ощущение, что процесс этот односторонний, что ему удается ее читать, а ей его – нет.
   – Хорошо, проехали, – пробормотала она. – Не нитки. Тогда что? Какими делами можно заниматься на заброшенной даче?
   – Кофе, – сообщила материализовавшаяся возле столика официантка.
   – Спасибо, – хором сказали они с мужем.
   – Приятного аппетита, – заученно произнесла девушка и удалилась.
   Муж опять подтолкнул к ней книжку.
   – Вот, – сказал он.
   – Что «вот»? – воскликнула Яна. – Ты можешь говорить по-человечески?
   – Это моя книга. – Муж потер подбородок. – Я пишу книги.
   – Что? – Яна с изумлением уставилась на него.
   Он молча кивнул.
   Она взяла книгу, полистала. Фантастика. Заглянула в конец, туда, где печатают тираж. Десять тысяч. Много это или мало?
   – Давно пишешь? – тихо спросила она.
   – Это шестая, – ответил муж.
   – О! – растерянно промолвила Яна.
   – Мне надо было закончить очередную вещь, – сказал муж. – Что-то тяжеловато шло. Не мог сосредоточиться. Дай, думаю, попробую на даче. Ну, вот…
   Он схватил чашку и залпом выпил свой кофе. «Волнуется», – как-то отстраненно подумала Яна. Шестая книга. Он, наверное, уже считается известным писателем. Среди любителей фантастики, конечно, но ведь их немало. Интересно, а сколько он на всем этом зарабатывает?
   Она все еще листала книгу. Взгляд скользил по страницам, но ни на чем не останавливался. Надо было что-то сказать, но Яне ничего подходящего в голову не приходило. Все это просто не укладывалось в голове. Муж – писатель? Тот Вересов, который, как ей казалось, сошел с дистанции давным-давно? Тот Вересов, который посвятил себя всего-то-навсего воспитанию дочери? Тот Вересов, об которого она вытирала ноги все эти годы? Вытирала, потому что была абсолютно уверена в том, что он ни на что серьезное не способен. И тут это… Нет, этого просто не может быть!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация