А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сюрприз заказывали?" (страница 16)

   – Не вижу проблем, – сказала она.
   – Точно? – спросил Свирский.
   – Разумеется.
   – Вот и ладненько. – Рыбкин потянулся и принялся выползать из кресла. – Вот и договорились, новоиспеченная вы наша…
   Яна встала, попрощалась со всеми. За руку. У них же мужской клуб. И тихонько вышла из кабинета. Приемная была пуста. Алина где-то гуляла. К счастью.

   Глава 17

   Яна вышла в коридор. Пусто. Подошла к окну, постояла. Ее пошатывало. Не сильно, но ощутимо. Все-таки перенервничала. А думала, что абсолютно спокойна. Поистине – человек себя никогда до конца не узнает. Но теперь все позади… Да какое там позади! Все только начинается. В животе заурчало от тревожных предчувствий. Получится ли? Не опозорится ли? Не должна вроде, но кто знает?
   Добилась-таки. Можно подвести черту под целой чередой лет, в течение которых она упорно продвигалась к своей цели. И праздновать. Почему-то только настроение не праздничное. Яна часто представляла себе, как все это случится. Вот они скажут… Вот она обрадуется… Толчок, а потом горячая волна затопит все ее существо.
   И что же? Они сказали. А она не ощутила ничего необычного. Только напряжение, которое стало потихоньку отпускать ее сейчас. За ним должна явиться радость. Непременно должна. Не может быть по-другому. Просто это произойдет не сразу. В конце концов, она ж не ребенок, который, не успев всласть выплакаться, уже весело смеется, а еще через пару секунд впадает в задумчивую сосредоточенность, чтобы тут же заменить ее на недовольство всем и всеми. Нет, она уже давно выросла, и все процессы в ней замедлились. Поэтому радость придет в свой час.
   Да, собственно, немудрено, что она подзадержалась. Эти прохвосты сделали все, чтобы отравить сладостный момент. Шуточки, взгляды, перемигивания… Как будто они не дела компании обсуждают, а планы на вечер. Все потому, что она женщина. Шовинисты чертовы. Это ни для кого не секрет, но она надеялась, что если уж они приняли решение дать зеленый свет даме, то примут это спокойно и будут держать себя в рамках. Ничего подобного. Свет дали, а самих от этого просто перекорежило. Да-а, работаться будет сложно. Надо сразу себя ставить. И – не заблуждаться. Все время сохранять бдительность, не давать себе уплыть в розовые дали. Ясное же дело – ее ставят на новый филиал в качестве ломовой лошади. Сделать самую тяжелую работу. То есть создать на пустом месте нечто, что потом будет работать, и хорошо работать, потому что, несмотря на то что Яна намеревалась использовать сложившуюся ситуацию исключительно в личных целях, она собиралась работать на совесть. Да она и не умела по-другому. Это уже как торговая марка – либо есть, либо нет, от того, что ты про это думаешь, не зависит. Она частенько ругала себя за чрезмерную ответственность и добросовестность. Кому это надо? Никому. В последнюю очередь ей самой, поскольку сил и здоровья тратилось немало. Но в какой-то момент она поняла, что ругай не ругай, ничего от этого не изменится. Такой характер.
   Они тоже это отлично видели. Все эти Рыбкины и Свирские. И собирались использовать это в своих интересах. Сейчас важно было усидеть на двух стульях: и показать себя, и не надорваться. И еще не дать вышвырнуть себя, когда все, что они ждут от нее, будет сделано. Нет, ну все-таки какие стервецы! Унизить, дав повышение, – это надо уметь.
   А ведь она могла отказаться. Теоретически могла. Но никому даже в голову такая вероятность не приходила: ни ей, ни этим деятелям. Они-то думают, что облагодетельствовали дальше некуда, что теперь она до самой могилы в долгу у них.
   Яна машинально провела рукой по волосам. Не забыть бы купить краску. Сказал бы ей кто-нибудь лет пять назад, что она будет красить волосы, – не поверила бы. Но пришлось. Седина. Конечно, она брюнетка, а у брюнеток всегда ранняя седина. Яну Бог миловал от этой напасти – серебристые нити появились в ее прическе лишь пару лет назад. В тот период, когда Яна совсем упала духом. Тогда ей показалось, что все застопорилось, что ее прогнозы – пустые мечтания, что ничего не получается. Накатили слабость, нежелание ничего делать. Так бы и упала в углу и не шевелилась бы месяцы, а то и годы. Это ужасно трудно – бежать дистанцию, которую выбрала для себя Яна. А со стороны и не скажешь. Всем казалось, что Яне все легко дается, что все в руки плывет, что не знает она ни разочарований, ни огорчений. Она их не разубеждала. Разубеждать – значит жаловаться. А зачем? Чтоб утешили? Или чтобы позлорадствовали? Второе ей казалось более вероятным. Яна не доверяла никому. Ну, может, только…
   «Димку нужно вернуть», – подумала она. Немедленно. Вырвать его из того места, где он затаился, и вернуть в ее жизнь. Чего бы ей это ни стоило. Потому что, если она этого не сделает, это будет стоить еще дороже. Ясно же было сказано: «У вас прекрасная, крепкая семья – такой она и должна оставаться во веки веков». Им не нужна Яна – свободная и независимая женщина. Им нужна Яна, опутанная по рукам и ногам узами брака, пусть даже формальными. Логики, конечно, никакой, но они вряд ли отдают себе в этом отчет. Просто считают, что Яна опутанная безопаснее Яны независимой. Идиоты! Но идиоты, облеченные властью. И с этим ничего не поделаешь.
   Так что Димке придется вернуться. Она не собирается терять с трудом завоеванные позиции из-за его придури, в чем бы она ни заключалась.
   И с Артемом нужно будет что-то делать. Яна нахмурилась. В сложившейся ситуации могло быть только одно решение: Артема – за борт. Тем более после вылазки его благоверной. Рано или поздно новость разнесется повсюду, тут уж ничего не поделаешь, но тогда уж пусть она к тому времени начнет попахивать плесенью от старости. Ладно, с Артемом можно разобраться после Димки. Артем все поймет, в конце концов, он сам в этой кастрюле варится… «Что это? – удивилась Яна. – Комплекс вины перед Артемом? С чего бы это вдруг?» И в который уже раз за последние три дня почувствовала, как волна паники поднимается откуда-то снизу и заполоняет все ее существо. В висках застучало, руки охватила легкая дрожь, появилась потребность срочно бежать куда-то и срочно что-то делать. Хоть что-нибудь, лишь бы не стоять на месте в ожидании неизвестности.
   Душно… Воздуха бы… Ей нужно на воздух.
   Яна отступила назад, повернулась и почти бегом рванула от окна. Домчалась до своего кабинета, рванула на себя дверь.
   – Отлучусь на часок, – отрывисто бросила она секретарше, вошла в кабинет, схватила сумочку и удалилась.
* * *
   – Блин! – сказала Олеся в трубку телефона, которую прижимала к уху.
   – Что случилось? – спросила подружка.
   – Жаба куда-то убежала, – ответила Олеся.
   – Жаба? – удивилась подружка. – Это кто?
   – Кто, кто, – проворчала Олеся, – начальница моя.
   И как это у нее вырвалось насчет жабы? Все время ведь старалась вслух Яну так не называть. Мало ли что. А тут лоханулась.
   – И что? – продолжала удивляться подружка. – Убежала и убежала. Тебе-то что? Даже лучше, когда ее нет на месте. Ты ж говорила, она тебя терроризирует.
   – Понятное дело, лучше, если ее нет, – буркнула Олеся, – но, блин, меня просто бесит, когда она вот так вот легко и весело смывается в середине рабочего дня куда-нибудь, а ты тут должна сидеть как приклеенная и пахать как проклятая.
   – Слушай, – сказала подружка, – это на нее наехала жена ее любовника? Да? Ведь ты про нее рассказывала?
   – Ну да, – с удовольствием подтвердила Олеся. – Вчера.
   – Так, может, у них там в полном разгаре разборки, – предположила подружка.
   – С кем разборки? – спросила Олеся. – С женой региональщика?
   – Чьей женой? – озадачилась подружка.
   – Любовник ее, – пояснила Олеся, – региональными продажами занимается.
   – А, понятно, – хихикнула подружка. – Но вообще-то я имела в виду разборки с ним. Теперь, когда все вылезло, они не смогут уже так свободно общаться. У вас же там за это дело жучат, или я что-то не так поняла?
   – Жучат, – сказала Олеся. – Притом по полной.
   – Ну, вот, может, ее там нажучили у начальства, она и носится как ошпаренная.
   Олеся задумалась. Да нет, не похожа была жаба на нажученную. У нее был скорее деловитый вид, нежели растерянный. Да и потом, по разведданным, жаба сегодня посещала начальство, чтобы получить повышение. Алина проболталась. Сказала, мол, если будете хорошо вести себя, девушка, сможете продвинуться. Как это, спросила Олеся. Алина и объяснила. Жаба пойдет на повышение, вполне может взять с собой Олесю, если та ей показалась. Вот только Олеся сильно сомневалась насчет жабиных симпатий. С другой стороны, жаба не испытывала ласковых чувств ни к кому, а Олесю хотя бы уже проверила в работе за последние месяцы, так что шансы продвинуться вместе с жабой у Олеси были. Вопрос только в том, хотела ли Олеся продолжать двигаться дальше по жизни вместе с жабой?
* * *
   «Надо же, – думала Яна, – как меня прижало». А все эти сюрпризы. Яна сюрпризы ненавидела. Как и экспромты. Они ее пугали, потому что на них нужно реагировать быстро, а она этого не умела. Вот ее и повело. Аж до полуобморока. Мыслимое ли дело! А все Димка. С него все началось…
   И как теперь его искать? Яна медленно шла по скверу, находящемуся на соседней с конторой улице, и пыталась собраться с мыслями. Не получалось. Ни одной мало-мальски подходящей идеи не приходило в голову. И не спросишь ни у кого… Стоп. Почему ни у кого? Артем. Он же предлагал. Нет, тут же отказалась от этой затеи Яна, Артем не годится. Раз она решила завязать с ним, не стоит вовлекать его в свои дела. Надо минимизировать их контакты, глядишь, мужик интерес потеряет, и проблема решится сама собой – связь их сойдет на нет, отношения из сексуально окрашенных превратятся в дружеские, все станет скучным и пресным… Так, все, не об этом сейчас думать надо.
   Есть же, в конце концов, профессионалы. Наверняка предпринимательский прогресс наплодил не один десяток сыскных агентств… О-о, как звучит! «Сыскное агентство». Сигары, гетры и макинтоши – других ассоциаций у Яны не возникало. Но выбора-то не было.
   «Вот и прекрасно, – подумала она, присаживаясь на скамейку и вынимая из сумочки телефон, – теперь я знаю, что делать дальше». Она почувствовала себя увереннее. Полистала записную книжку. Катя. Она наверняка что-нибудь подскажет. Катя ее стригла. И Катя знала всех в этом городе. Если не лично, то опосредованно. Катя – это живые «Желтые страницы». И «Белые» в придачу. Да еще с комментариями.
   – Они просто монстры, – спустя пару секунд скороговоркой излагала информацию Катя. – Ищут все. Бобиков, кошек, вещички, детей, любовников и так далее. Не знаю, сколько берут. Сама не обращалась. Но одна моя клиентка просто в восторге от них и теперь их всем рекламирует. Сидят они где-то на Лиговке. Адрес я, конечно, не знаю, но вот телефончик могу сказать. Сейчас, подождите, найду… – порылась где-то и воскликнула: – Вот! Нашла. Пишите… – и продиктовала телефон.
   – Спасибо, – сдержанно поблагодарила Яна.
   – Да не за что, Яночка, – рассмеялась Катя. – Звоните, если что. А вам вообще зачем эти сыщики? Потеряли что?
   – Ну… – Яна замялась, – не то чтобы потеряла…
   – Разыскиваете кого-то, – догадалась Катя. – Давно не видели?
   – Да, – сказала Яна. – Давно.
   – Да я вот тоже, – не унималась Катя, – хочу поискать свою тетку. Надо, наверное, мне к этим обратиться. Скажете, да? В смысле, как они вам понравились?
   – Ладно, скажу, – пообещала Яна. – Спасибо еще раз. До свидания.
   – Счастливо! – прощебетала Катя.
   «Ничего не буду объяснять по телефону, – повторяла про себя Яна, набирая данный Катей номер, – договорюсь о встрече и тогда уже…»
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация