А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сюрприз заказывали?" (страница 12)

   – Сегодня тоже четверг, – сказал Вадик, – и что?
   – В шесть. Где-то около шести я их видела, – продолжала Аня. – Значит, она или закончила заниматься…
   – Или собиралась начинать, – подхватил Вадик. – Куда она пошла, когда они разошлись?
   – Не помню, – нахмурилась Аня. – Темно было. Зима же. – Она вскочила: – Надо ехать.
   – Куда? – Вадик ошалело посмотрел на нее.
   – Туда. К «Южному полюсу». Вдруг она там и сегодня будет?
   – Вересова, очнись! – закричал Вадик, тоже вскакивая. – Лето на дворе. Дамочка твоя, скорее всего, на даче или на Мальдивах парится!
   – На Мальдивах сейчас сезон дождей, – буркнула Аня. – Давай! – Она махнула рукой в сторону коридора. – Поехали!
   – Нет, – Вадик сделал шаг назад, – не поеду.
   – Ты чего? – удивилась Аня. – Ты мне друг?
   – Друг, конечно, – буркнул Вадик. – Только я не поеду.
   – Почему?
   – Ну, – он сунул руки в карманы и поднял плечи, – не знаю даже…
   – Трусишь? – Аня прищурилась и окинула Вадика насмешливым взглядом.
   – Может, и трушу, – сказал он.
   За это Аня и уважала Вадика. Кроме, ясное дело, его мозгов. Вадик был патологически правдив. Если ему задать прямой вопрос, он всегда ответит сущую правду или как минимум то, что на данный момент считает сущей правдой.
   – Ладно, – сказала Аня. – Поеду одна.
   – А что делать-то будешь, если и впрямь на нее наткнешься? – поинтересовался Вадик.
   – Не знаю еще, – призналась Аня. – Но просто так вот сидеть уже не могу. Хочу что-нибудь делать. Хоть что. – И она повернулась, чтобы выйти из кухни.
   – Чашки, – сказал Вадик.
   – Потом, – махнула рукой Аня. – Пошли.
   – Пошли, – вздохнул Вадик.
   Они вышли из квартиры, спустились по лестнице.
   – Ни пуха тебе… – проговорил Вадик, когда они вышли во двор. – Звони, если что.
   – Ага, – кивнула Аня. – Пока.
   – Пока.
   «А что делать-то будешь?..» – звучал у Ани в ушах голос Вадика, пока она бежала по эскалатору в метро. Откуда ей знать? У нее в первый раз такие приколы в жизни. Вот если бы она была взрослой… Или если бы с ней был кто-нибудь из взрослых, на кого можно было положиться… Нет, решила она, ступая на платформу, одной ехать туда бессмысленно. Она тоже трусила, как и Вадик. Как подойти к той дамочке? Что сказать? На пару секунд Аня застыла посреди платформы в задумчивости. Потом решительно тряхнула головой и вытащила мобильник.

   Глава 13

   «Это же надо! – думала Олеся. – Потряс!» Она суетливо ворошила бумаги, изображая бурную трудовую деятельность, сама же была занята совершенно иным – Олеся переваривала сплетню, услышанную только что. Ну, то, что у жабы есть любовник, в этом она была на сто процентов уверена. Такие бабы всегда заводят себе любовников. Но вот то, что этим сердечным другом является их шеф региональных продаж, стало для Олеси полной неожиданностью.
   Однако сомнений никаких быть не могло. Говорят, его жена учинила жабе скандал… ну ладно, не скандал, а так, небольшое выяснение отношений, но все равно! Олеся возбужденно заерзала на стуле. Блин, ну надо ж было такое пропустить! А вот Дашке из клиентского отдела повезло. Ее послали найти эту Изотову, она и нашла ее. «Тетки не ругались, – сказала Дашка, – но еще бы минут пять…» И тогда был бы скандал. Ох, дорого бы Олеся дала, чтобы постоять рядом, когда это случится. Потому что тогда жабе конец. Причем навсегда. Несмотря на все ее заслуги перед компанией.
   В компании скандалов не любили. Ни мелких разборок, рождаемых плохим настроением, ни тем более крупных свар, чем бы они ни были вызваны. «Наш стиль, – любил повторять генеральный, – корректность и выдержанность». Жаба это отлично знала. Потому и шифровалась так со своим милым. «Интересно, – Олеся на миг замерла с какой-то бумажкой в руках, – давно это у них?» Скорее всего, давно. Еще до Олесиного появления в жабиной приемной. Значит, вот с кем она встречалась в обеденные перерывы. Значит, вот с кем она изменяла своему симпатичному мужу.
   А что? Очень даже… Олеся одобрительно покивала в такт своим мыслям. Региональщик ей нравился. Классный мужик. Красивый, высокий, накачанный. С юморком.
   Как быстро эта новость разнесется по офису? И когда она достигнет ушей руководства? Хорошо бы – поскорее. Вот тогда жабе придется туго. Сразу на ковер, сразу в мясорубку. Начнут воспитывать, а то и вовсе на дверь укажут. Олеся мечтательно уставилась в окно. Кого тогда на ее место? Может, Крысю, главбуха? Ой! Олеся поежилась. Крысю, в действительности звавшуюся Кристиной, она недолюбливала. Мясистая громкоголосая баба – Яна куда приятнее. Так, так, так. Это что получается? Если Яну под зад, то что будет с ней, с Олесей? Могут ведь запросто и обратно вернуть. Или тоже – на выход. У них все может случиться. Здесь с народом не церемонятся. Нет уж, такого исхода Олеся для себя не хотела. Лучше уж с жабой. «Буду держать за нее кулаки, – решила она. – Чтобы все обошлось». Хотя вызова на ковер жабе не избежать, это уж точно, и к бабушке не ходи…
* * *
   Яна не знала, что и думать. Они расходятся, Артем и эта его блондинка. Прожили почти восемь лет вместе, а теперь решили разбежаться в разные стороны. Кто, кстати, из них решил? Зря она не спросила. Неужели действительно из-за нее? Конечно, причин для их желания разойтись накопилось много – как в любом браке, причины даже выискивать не нужно, они сами вас найдут. Но большинство людей либо отмахиваются от них, либо смиряются с ними, либо философски перерабатывают их во что-нибудь удобоваримое, и только немногие используют эти причины для того, чтобы сказать: «Прощай».
   Изотовы прекрасно смирялись с существующей действительностью все эти годы. Главное, даже непонятно, ради чего. Детей у них не было, особой материальной заинтересованности друг в друге – тоже, чего тогда цеплялись за семейные узы? Боялись пропасть в одиночку? На Артема не похоже. Может, она боялась, а он чувствовал свою ответственность за нее? Господи, какой бред! И вот таким бредом напичканы людские головы. С ума сойти!
   Она, Яна, скорее всего, не причина. Но повод. Каким-то образом жена Артема пронюхала про нее, а он, прижатый к стенке, признался во всех грехах. Ну, не идиот ли! И то, что он утверждает, будто ничего не говорил – кто бы ему поверил!
   Яна поморщилась. Что это с ней? Почему сразу перевела Артема в категорию идиотов? За идиота она его никогда не держала, ни минуты. С идиотом она не смогла бы быть так долго. Это нервишки пошаливают. Дернуть, что ли, валерьяночки? Нет, нельзя. Запашок. Кто зайдет, моментально сообразит, и разнесется по конторе слух: финдир успокоительное стаканами глушит, оно и понятно – на чистую воду вывели… и так далее и тому подобное. Ни к чему. Тем более теперь.
   А вообще, это большая-пребольшая ерунда. Ну, дозналась Наталья Изотова, что ее муж изменяет ей с Яной, что с того? Зачем сразу разводиться? Он же не в первый раз налево сходил. Он не новичок в этом деле. Если жена его думала, что до Яны он хранил ей верность, она должна быть непроходимой дурой. На которую она совсем не похожа.
   А может быть, это была последняя капля. Упала – и полилось изо всех щелей. Через какое-то время пожалеет о сделанном, а уже не воротишь. Конечно, бывает, что люди сходятся вновь, но разве когда-то из этого выходило что-нибудь толковое? Если они говорят, что да, выходило, Яна не верит. Врут. Что им еще сказать?
   «Мне это должно льстить, – вдруг подумала Яна. – То, что из-за меня происходят такие глобальные события в мире». Усмехнулась. Было бы чем гордиться. Невелика доблесть – увести чужого мужа, который сам тебя осаждал. Тем более, что муж этот ей совершенно не нужен. Он хорош, конечно, в постели и в непринужденной беседе, но думать о нем всерьез было бы излишеством. Да и потом, у нее уже один такой есть в хозяйстве. Между прочим, спохватилась Яна, может, он уже и впрямь вернулся на хозяйство? Она торопливо набрала мобильный номер мужа. «Временно недоступен…» – ответствовал механический голос. «Зараза!» – шепотом ругнулась Яна.
   Дверь в кабинет тихонько отворилась. Секретарша. Что за моду взяла – заходить? Телефон на что? Яна вопросительно уставилась на бестолковую девицу.
   – Алина Петровна, – прошептала секретарша, указав глазами на телефон.
   – Ну, привет еще раз, – сказала Алина в ответ на Янино «слушаю».
   – Привет-привет, – ответила Яна. – Так звонишь или по делу?
   – По делу. – Алинин голос дрогнул от едва сдерживаемого смеха. – По о-очень важному делу…
   Неужели из-за Артема? Наверняка Алине уже донесли последние новости. Яна матерно ругнулась про себя. Вот уж спасибо госпоже Изотовой – удружила. Ну, захотела в глаза любовнице мужа посмотреть да беседы за жизнь побеседовать, вызвала бы куда-нибудь в тихое место, развлекалась бы себе на здоровье. Так нет – устроила показуху. И то, что свидетелей всего ничего, сути не меняет – все, что происходит на территории офиса, становится достоянием общественности. Алина в этой общественности занимала почетнейшее место. Яна глубоко вздохнула, приготовившись… собственно, она не знала, к чему готовиться. Угадать Алинину реакцию было невозможно. Алина сама погуливала на стороне, но это совсем не означало, что к чужим адюльтерам она будет относиться с такой же терпимостью.
   – Значит, так, Вересова, – Алина неожиданно перешла на деловитый тон, – завтра тебе велено построиться в десять часов в кабинете начальника.
   – Зачем? – опешила Яна.
   – Как зачем? – в свою очередь удивилась Алина. – Комиссия. Забыла?
   Черт! Яна, конечно, ничего не забыла. Только об этом и думала, но события последних часов совсем заморочили ей голову.
   – Комиссия, – повторила она. – То есть…
   – То и есть, – подтвердила Алина. – Желают с тобой пообщаться. Так что с вечера много не пей, – она хохотнула, – чтобы с утра быть в приличной форме.
   – Шуточки у тебя, – вяло сказала Яна. – Спасибо. Буду, – и положила трубку.
   В ушах зашумело. Она откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. Прекрасно. Все идет по плану. Пусть и с некоторыми погрешностями. Она опять глубоко вздохнула, на этот раз с облегчением. Резко встала и энергично зашагала по комнате из угла в угол. Главное, думала Яна, удержаться на золотой середине. Вроде бы она была не в курсе, но в то же время о чем-то эдаком догадывалась. Благодарна за высокую оценку ее способностей, но не зарывается и место свое знает. Это несложно. Ведь это – не навсегда.
   Дело обстояло следующим образом. Яну собирались повысить. Дать ей в руки управление филиалом. Была ли она уверена в этом на сто процентов? Нет, ведь ни слова об этом не было сказано. Она все предугадала. Могла ошибиться? Теоретически да. Поэтому полпроцента она все-таки оставляла на то, что завтрашний разговор будет совсем не об этом. Но что такое полпроцента против девяноста девяти с половиной? Даже не мелочь – так, пылинка.
   На это повышение Яна работала последние несколько лет. После того как прозвучат долгожданные слова, можно будет немного расслабиться. Но Яна и в мыслях этого не держала. Она не собиралась останавливаться. Ей было куда двигаться дальше. В президенты компании? Нет уж, увольте. У Яны были свои, весьма оригинальные планы, зачатки которых родились давным-давно, в то время, когда она увольнялась со своего первого места работы.
   Тогда Яна была молода, зелена и наивна. Когда ее чуточку продвинули по службе, она готова была блузочку на себе рвать, чтобы доказать, что это было правильным решением, что она способна на большее, что она оправдает, отработает, докажет… ну, и так далее. Яна засиживалась на работе допоздна, никогда не оставляла начатое недоделанным, хваталась за любую работу, даже ту, которая не входила в круг ее обязанностей. Пропускала все через себя. Болела и страдала за дело. Ей казалось, что это – единственный верный путь сделать великую карьеру.
   Все закончилось в одночасье. В ее последний день работы на том предприятии. Увольнялась она, кстати, потому, что ей предложили место поинтереснее, подороже и поближе к дому. Увольнялась с тяжелым сердцем. «Как же они тут без меня? – думала она. – Утонут». Голова понимала, что нужно двигаться дальше, а сердце рвалось на части. Она купила три огромных торта, фрукты, шампанское…
   Народ пришлось собирать долго. Она бегала по отделам, созывая всех на чай, а когда наконец-то собрала всех в кучу, выяснилось, что никаких проводов никто не готовил. Даже цветов не подарили. Вручили коробку конфет, наскоро приобретенную в ближайшем супермаркете. Постояли рядом с празднично накрытым столом, выпили по бокалу шипучки, съели по кусочку торта. Кто-то сказал «спасибо», а кто-то так и ушел, бочком, не проронив ни слова. Люди, с которыми она трудилась бок о бок почти четыре года, с которыми пуд соли съела, вели себя как чужие. А шеф, тот просто нахамил напоследок. Сказал такую прощальную речь, что лучше бы и не брался за это дело. Впрочем, за что-то Яна ему признательна. Снял шоры с глаз. Чтоб больше никогда на этот счет не заблуждалась.
   «Я была здесь никем, – глотая слезы, повторяла она по дороге домой. – Никем. Ничем. Пустым местом». Вернее, нет. Она была деталью большого механизма по извлечению денег для шефа. И все. Деталь вышла из строя – ну и бог с ней! Найдем другую. А памяти у механизма нет. И каких-либо чувств тоже. И что самое противное, вдруг отчетливо поняла Яна, так будет везде, где бы она ни работала. И не важно, какого уровня должность она будет занимать, и не важно, какие люди будут ее окружать – все равно это механизмы, в которых ты – лишь составная часть.
   «Я не хочу! – подумала она. – Я хочу сама». Что «сама»? Она вряд ли смогла бы тогда ответить на этот вопрос – слишком расстроена была, почти рыдала. Это уже потом, успокоившись и хорошенько все осмыслив, Яна поняла: «сама» – это значит работать сама на себя, без сонма шефов и хозяев. «Сама» – это значит свой бизнес.
   Ей хватило одного раза, чтобы понять, что к чему. И определиться со своей карьерной стратегией на многие годы вперед. Чего у Яны было не отнять, так это умения быстро обучаться. Не наукам каким-нибудь, к этому у нее мозги как раз были не очень предрасположены – нет, Яна обладала удивительной способностью усваивать жизненные уроки. Дважды на одни и те же грабли она не наступала.
   Как она будет строить свой бизнес, Яна тогда не представляла. Да и какой это должен быть бизнес, тоже не знала. Это было не важно. Важна была сама идея. Кости. А мясо нанизать – это уже дело техники.
   Технику она и принялась продумывать. План ее состоял в том, чтобы войти в новую жизнь постепенно, без рывков. Наверное, для кого-то это выглядело бы странновато. Без страсти, как известно, великие дела не делаются, а здесь страстью и не пахло. Но это на посторонний взгляд. Яна могла об этой страсти много порассказать. Как, не сомкнув глаз, просчитывала все свои шаги, а потом, при свете дня, один за другим их воплощала в реальность. Как колотилось сердце, когда удача летела прямо в руки, и как пропадали слух и голос, когда все шло не так, как задумывалось. Это был путь длиной в десять лет, Яна все еще была в дороге, только приближалась к конечной станции под названием «Свобода».
   Свобода. Ни больше ни меньше. За это стоило побороться. И потерпеть. Пусть даже так долго.
   Никто не знал о Яниных мечтах. Кроме Артема. С ним все вышло совершенно случайно. Яна просто проболталась по-глупому. Разговаривали о всякой ерунде: политике, богеме, бизнесе. Несерьезно разговаривали, дурачились. И тут Артем вдруг сказал: «А я мечтаю купить яхту и отправиться в кругосветное путешествие». – «А я, – рассмеялась Яна, – мечтаю открыть свое дело…» И осеклась.
   Бросила настороженный взгляд на любовника. Тот прищурился: «Что, серьезно?» – «Ну… – замялась она, – в общем, да…» Он вытянул из нее все. А она, рассказав, удивилась тому, какое облегчение при этом испытала. Как будто поставила наконец-то на пол неподъемные сумки, которые таскала в руках все эти годы.
   Облегчение. А потом дикий страх. А ну как сейчас поднимет ее на смех? Что тогда? То, что она после этого с ним словом не перекинется, – это само собой, но вот как после такого самой жить? Немыслимо!
   Он не смеялся. Напротив, смотрел на нее чуть ли не уважительно. Надавал уйму советов. В первый момент Яна инстинктивно заартачилась. Вот еще! Советы! На черта ей чужие советы? Но, поостыв, перебрала в голове все, что Артем ей тогда сказал, и поняла, что зря встала на дыбы. Кое-что вполне можно было использовать. В конце концов, две головы всегда больше, чем одна.
   С тех пор они часто возвращались к этой теме. Почти при каждой встрече. И знал Артем, конечно, о ее видах на должность директора филиала. Яна надеялась, что он болел за нее. Должность эта должна была дать ей административный опыт. Какой из нее бизнесмен, если она не умеет руководить? Руководство отделом не в счет. Не тот масштаб. Не те задачи. Директор – это совсем другое дело. Три года – Яна считала, ей вполне хватит трех лет, чтобы понять, что к чему, а там уж… Да, ей как раз стукнет сорок. Хороший возраст, чтобы круто изменить свою жизнь. «Если, – внезапно подумала Яна, – эта жизнь уже круто не изменилась». Причем безо всякого ее участия.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация