А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Повелитель ветра" (страница 1)

   Юлия Аксенова
   Повелитель ветра

   Пролог

   Люба уложила его на широченную софу и сама уселась в изголовье, расставив ноги в легких брючках и установив узкие маленькие ступни рядом с его плечами. «Очень эротично», – хмыкнул про себя Ярослав.
   – Надеюсь, переживешь фамильярность? Так работать удобнее, – объяснила Люба.
   «Мысли читаешь?» – с сомнением подумал Ярослав.
   – Молодец! Умничка. Сам открываешься, – похвалила Люба. – Если бы не захотел, я бы не прошла: силен.
   Ярослав снова довольно хмыкнул – теперь в открытую. Люба ему очень нравилась. Жаль, что судьба не создала их друг для друга: у Любы внуки взрослеют – вон фотография на книжной полке. А на вид и не скажешь!.. И спутник жизни у нее есть: еще одна фотография – в легкомысленном парео с симпатичным мужчиной на фоне экзотического пейзажа.
   Добрая знакомая дала Ярославу телефон. После очередного приступа он, в целом здоровый, как бык, способный самостоятельно справиться с любыми трудностями, стал искать, кто мог бы ему реально помочь. Почитал объявления в газетах – не понравилось ни одно. Стал спрашивать друзей и знакомых. И довольно быстро получил ответ. Подруга сказала: Люба на самом деле творит чудеса! Попасть к ней на прием можно только по предварительной записи – чуть не на два месяца вперед! Пока дозвонишься – семь потов сойдет! А если не по адресу, не надо тебе к Любе – то и не дозвонишься вовсе. Ярослав попросил поспособствовать – подруга отказалась: хотя и знакома с целительницей уже лет десять, но общаются они редко, и, что характерно, попадает к давней приятельнице только тогда, когда очень сильно припрет. Давай-ка, дорогой, постарайся сам – уж как повезет!
   Ярослав дозвонился с первого раза и три недели спустя к назначенному часу отправился по указанному адресу.
   Руки Любы над его головой вздрогнули, неестественно громко щелкнули суставы пальцев. Она на минуту замерла.
   – Радиация… Чернобыль? – спросила потом быстро.
   – Да, – сказал Ярослав сразу севшим голосом. Он понял, о чем пойдет речь дальше.
   – Ничего, – медленно сказала Люба, – ничего, можно. Можно тебе делать детей.
   – Правда? – переспросил Ярослав. – Но я генетическую экспертизу…
   Экспертиза вынесла Ярославу приговор: велика вероятность врожденных отклонений у ближайших потомков. Ярослав не особенно переживал: перспектива иметь собственных детей казалась ему туманной. Просто запомнил: «Нельзя!» – и жил с учетом этого запрета. Правда, было несколько неприятно оттого, что он вроде оказался не совсем полноценным мужчиной, хотя мог то же, что и другие, если не поболее.
   – Наплюй. Можно.
   Ярослав промолчал. В таких серьезных вещах он все-таки предпочитал доверять современной науке и технике.
   – Ничего в тебе почти не осталось оттуда, – продолжала Люба, – ты хорошо почистился.
   Ярослав молчал: воспоминание о катастрофе, как всегда, отозвалось болью, и он просто ждал, когда Люба сменит тему и можно будет отвлечь внимание от незаживающей раны.
   Люба тоже надолго замолчала. Только ее горячие маленькие ладони медленно двигались вдоль его тела, время от времени отрываясь и производя резкое сбрасывающее движение, от которого трещали суставы пальцев и запястий. Женщине приходилось наклоняться все ниже, и Ярослав чувствовал на своем лице ее теплое дыхание с мятным ароматом освежителя.
   Наконец Люба поднялась с софы и переместилась ему в ноги, снова усевшись, как турист у костра, и движение ее рук вдоль его тела продолжилось: теперь она исследовала его ноги, стопы…
   – Ты здоров, – объявила целительница.
   Ее реплика прозвучала неожиданно для Ярослава, расслабленного теплом ее рук и успевшего привыкнуть к молчанию.
   – Я знаю, – пожал он плечами. Он прошел все мыслимые обследования в лучших клиниках мира. – А голова-то почему болит?
   – Ты позволяешь себе ошибаться.
   – Что это значит?
   – Ты не прав и догадываешься об этом.
   – В чем именно я не прав?
   – Ты сам знаешь.
   – Люба, посмотри на меня внимательно. Я похож на того, кто играет с самим собой в дурацкие игры? Я могу позволить себе обманываться?
   – Ты – честный мальчик, – улыбнулась Люба.
   – Вот видишь, – по-новорусски осклабился в ответ Ярослав. – Если б я знал, в чем моя ошибка, не пришел бы. Я сам много чего могу. А вот тут мне твоя помощь нужна!
   – Уходи, – внезапно сказала Люба. Вроде бы и беззлобно сказала, но твердо. – Я тебе ничем не помогу. Ты все сам знаешь.
   – На колу мочало… Послушай, может, я и знаю где-то в глубине души, но не осознаю. Понимаешь?
   – Ну, ты из меня дурочку-то не делай, – доброжелательно проворчала Люба. – Мое высшее образование повыше твоего! Копайся сам в своем подсознании. Я в твои дела не полезу. У меня уже однажды телевизор на куски разлетался, ученая.
   Про телевизор Ярослав не очень понял, лишь смутно догадался, но не стал выяснять. Он сел на софе напротив Любы и посмотрел на часы.
   – Куда ж ты меня гонишь? – спросил мирно. – Я всего пятнадцать минут у тебя пробыл, а платил за час. Хоть чаем напои.
   Люба решительно поднялась и доброжелательно подтолкнула его в спину:
   – Давай-давай, катись! Будто ты не знаешь, как такие дела делаются. С тобой пятнадцать минут, а с другим два часа.
   – Так ведь под дверью пока никто не скребется, – заметил Ярослав, покладисто выходя в переднюю и наклоняясь, чтобы надеть ботинки.
   – Не беспокойся, – рассмеялась Люба, – я найду, чем заняться в оставшиеся сорок минут. – И повторила слегка нетерпеливо: – Иди!
   Ярослав послушно покинул уютную квартирку.
   – Да, чуть не забыл! – сказал он Любе, провожавшей его до двери отсека. – Моя визитка. Обращайся, если опять… с телевизором что.
   – Я больше в такие дела не мешаюсь.
   – Мало ли, случайно…
   – Типун тебе на язык! Ладно, сохраню. Только ты денег берешь не в моих масштабах.
   Ярослав подобрался, вцепился в целительницу взглядом:
   – В этом моя ошибка? Дорого беру?
   Люба весело вздернула брови.
   – Нормально берешь. Твоя работа – врагу не пожелать… – И вдруг добавила задумчиво: – Делиться надо…
   – Благотворительностью, что ли, заниматься?
   – Не деньгами надо делиться, – пояснила Люба. – Хорошо, я могу тебе немного подсказать. Помнишь, о чем сестра тебе говорила?
   Ярослав мысленно аплодировал. Он был совершенно уверен, что не упоминал о сестре в течение всей беседы.
   – Люба, я с тобой дружу! Ты ко мне бесплатно приходи, если понадоблюсь.
   – Что ж ты мне все беду пророчишь?!
   – Да я так, не беспокойся. Ну а о сестре-то… Мало ли что она мне говорила о самом разном.
   – Просила о чем-то, – мягко добавила Люба. – Недавно просила.
   – Хорошо, – сказал Ярослав, – я подумаю. Спасибо…
   Ярослав довольно далеко оставил машину: не хотел петлять в узких дворах. Он уже выбрался на улицу и неторопливо шагал по тротуару, наслаждался весенним скрипом снега, обреченного скоро растаять, и бьющим в глаза ярким солнцем самого последнего дня зимы, держа курс на неброский синий капот своего авто. Высокий, атлетически сложенный мужчина средних лет быстро шел навстречу. Он привлек внимание Ярослава целеустремленностью и решительностью походки. Мужчина успел поравняться с Ярославом, почти скрыться из поля зрения. И тут над самым ухом прозвучал густой, басовитый голос: прохожий интересовался, как найти дом номер 121/19б, строение 3. Знакомое сочетание цифр!
   – Улица какая? – уточнил Ярослав.
   – Да вот эта, по-моему. Сейчас!
   Мужчина достал из кармана куртки увесистый ежедневник, открыл по закладке.
   – Сокольничья… нет… Сокольского. – Он доверчиво распахнул перед незнакомцем свои записи. – Это же она?
   Синим по кремовому в ежедневнике было записано: «Тетя Люба», а дальше – знакомый адрес. Ярослав, усмехаясь про себя, объяснил, как пройти. Случайный собеседник бодро пошагал дальше, а советчик продолжил путь. Подумал: «Какой парень удачливый! Вычислил, кто подскажет, а то ходил бы по дворам сто лет. Теперь заявится минут на пятнадцать раньше назначенного. Люба его не выставит, как меня… Пятнадцать минут!..»
   Неожиданно Ярослав решил, что, поскольку этот отрезок времени в его плотном графике был отдан походу к целительнице, вполне можно подарить четверть часа самому себе. Он прошел, не поворачивая головы, мимо родного авто и отправился дальше – прогуливаться под ослепительным февральским солнцем.

   Часть первая
   Дар дождя

   А может, я с тобой останусь:
   Останусь пеплом на губах,
   Останусь пламенем в глазах,
   В твоих руках – дыханьем ветра…
Город 312
* * *
   Ярослав сидел на полу перед камином. Ворсистый ковролин жемчужного цвета уютно охватывал босые ступни и разбегался по всей просторной и почти пустой комнате. Из приоткрытой форточки несло весенней сырой свежестью, стены источали легкий аромат сосновых досок. Ветви молодой рябины громко стучали по перилам широкого балкона: сильный поднялся ветер! Ярослав неотрывно смотрел в огонь. Лучший отдых! Лучшее времяпровождение…
   Тихо отворилась дверь; легкой походкой пересекла комнату наискосок хорошенькая молодая женщина. Очень молодая женщина. Девчонка. Хоть на безымянном пальце сверкает обручальное кольцо… Его сестрица. Настька.
   Ни кольца, ни плотненькой невысокой фигурки в дорожной одежде Ярослав не видел: он не поворачивал головы от камина, только слышал – угадывал – почти бесшумные шаги.
   Твердая, горячая ладонь легла на его плечо.
   – Не печалься, Ясик!
   Ярослав насмешливо вздернул бровь, глянув снизу вверх на сестру. Грубовато бросил:
   – Вот уж мне не до печали!
   – Ну-ну, – притворно обиделась Настасья. – Ты еще скажи, что мой отъезд тебя радует. А то мешается под ногами мелкота всякая!
   Ярослав потянул ее за руку вниз:
   – Садись… мелкота! Посиди на дорожку. Врать не стану, не особенно радует. Как-то я привык к твоему присутствию в доме за двадцать с хвостиком лет. Но ты учти, что скучать мне некогда!
   – Ты правду говоришь? – с надеждой и сомнением в голосе вполне серьезно уточнила Анастасия. – Я так переживаю, что бросила тебя совсем одного. Уехала черт-те куда, устроила свое счастье, а тебе в этом огромном доме и словом не с кем перекинуться, кроме кошака…
   – Словом не с кем перекинуться?! – Ярослав искренно развеселился. – Ха! Знаешь, что будет, если я сейчас включу телефон в розетку?!
   – Знаю: ты мне все уши прожужжал, что тебя замучили звонками. Только…
   – Сомневаешься? Иди, втыкай!
   – А что это ты мной распоряжаешься?! «Иди туда, делай то!»
   – Давай-давай! Ты молодая. Поухаживай за престарелым братом.
   Анастасия вскочила, подбежала к стене и с громким клацаньем впихнула вилку телефона в розетку.
   Постояла рядом. Телефон молчал. Сестрица демонстративно прислушивалась, затем вразвалочку вернулась к камину, подбросила полешко в огонь и плюхнулась на ковер.
   – И тишина!.. Факир был пьян… – констатировала Настасья.
   В это время раздался звонок.
   Ярослав коротко и почти не демонстративно вздохнул, поднялся одним движением – так, как будто бы сидел на кончике стула, а не на полу.
   – Да!.. – Он перешел на английский: – Да, я буду в оговоренный срок… Это лишнее. Вам совершенно не нужно знать, каким рейсом я прилечу…
   Грубоватый, примитивный, хотя и беглый, английский, которым пользовался брат, резал сестре, выпускнице иняза, слух.
   – Элементарно. Я позвоню из аэропорта. Вы пришлете машину… Подожду… Вы – тем более… Да. До встречи.
   Неподготовленный слушатель, судя по интонациям Ярослава, предположил бы, что тот сейчас в сердцах швырнет трубку на рычаг. Но Анастасия знала: это его обычная манера разговаривать с людьми, особенно когда речь идет о деле. Брат обошелся с техникой аккуратно. Телефон тут же вновь зазвонил. Ярослав внимательно прослушал два звонка и ответил, не дожидаясь третьего:
   – Борька, салют!.. Узнал, как обычно, по звонку… Ладно, давай быстро выкладывай: мне некогда, Настьку провожаю. Что там, опять соседи?.. Подпалить?! Но не подпалили же!.. Да все работает как надо, успокойся… Ну, приглашай на шашлыки, обновим… Да хоть на следующий год! Все у тебя там в порядке… Ничего не испортилось… Натку свою меньше слушай. Ты сам, сам приглядись – и все, что надо, поймешь… Ну, счастливо… Приеду на шашлыки… Когда поджаришь, тогда и приеду. Пока.
   – Ясик, – просительно протянула Анастасия, не успел он положить трубку, – ну, научи меня! Я тоже так хочу: «Но не подпалили же!» Научи, я же талантливая девочка!
   – Нет, – бросил Ярослав. – Я тебе уже объяснял… – начал он резче, чем прежде беседовал по телефону.
   Анастасия не испугалась, но спорить с братом не стала.
   – Ясик, я согласна. Не надо этому. Научи чему-нибудь такому… простенькому, что всем можно.
   – Не хочу, – тихо сказал брат, опускаясь на пол прямо рядом с телефоном. – Ты, конечно, девочка талантливая. Ты на простом не остановишься, попрешься куда заблагорассудится. А тебе детей рожать.
   Анастасия, отвернувшись, уставилась в огонь. Ее губы тронула веселая и загадочная усмешка.
   – Не старайся сделать это в обход меня, – тут же отреагировал на невысказанное Ярослав. – Пока не родишь, я тебя туда не пущу. Ты еще не понимаешь, а когда ввяжешься, будет поздно отступать. Роди сначала. Двоих… Лучше троих. Не раньше.
   – Тогда мне уж точно нельзя будет рисковать, – спокойно заметила Анастасия, потерявшая надежду выиграть спор.
   – Я-то рисковал с тобой на руках, – возразил Ярослав.
   – Сравнил! Я не была младенцем! И у тебя не было другого выхода.
   – Я не сказал, что ты начнешь работать до того, как твои дети выйдут из младенчества. А другой выход – он всегда есть.
   Забытый обоими спорщиками, так и оставленный включенным в сеть, телефон издал пронзительную трель. Анастасия вздрогнула от неожиданности, а Ярослав вновь не сразу поднял трубку: размышлял аж до четвертого звонка.
   – Кто вас ко мне направил?.. Я понял… Не важно… Так… Секунду, дайте подумать… Помолчите!.. Да, я возьмусь… Завтра я занят целый день. Послезавтра уезжаю на неделю. За пределы страны… Нет, это работа, а даже если бы и отдых… Что?! Больше? Но вы же не знаете, сколько мне там… Бесполезный разговор: я не нарушаю взятых обязательств… Что у вас все очень плохо, я услышал… И очень срочно, да. Сегодня… Я готов приехать сегодня. К восьми… Можно управиться за час, а может и пять уйти… Нет, раньше не приеду… Как хотите… Хорошо, договорились. Я слушаю адрес. Не нужно машину: я на своей. В семь буду. До встречи.
   Ярослав дернул шнур, вновь погружая телефонный аппарат в летаргию.
   – Почему ты не заведешь себе автоответчик?
   – Сгорит.
   – Ты летишь за границу. Далеко?
   Ярослав нахмурился и ответил не сразу.
   – Лечу. Далеко.
   – Опять Ближний Восток? – не унималась Анастасия.
   Он поморщился, кивнул.
   – Не хочется ехать?
   – Там, наверное, скоро будет война, – сказал он тихо.
   – Там будет опасно? Скажи честно!
   – Для меня? Нет. Не думаю. Прямой угрозы нет. Главное – чисто отработать.
   – Но тебя что-то тревожит?
   Ярослав прислонился спиной к дощатой, вкусно пахнущей сосновой смолой стене. Ответил мирно, без привычной громогласной жесткости:
   – Это крупная нефтяная компания. Я не могу понять: если бы я не согласился, если бы нефтяные промыслы остались без защиты, война все равно началась бы или нет? Возможно, она стала бы невыгодной…
   Он закрывает ядерные и нефтяные объекты защитными покровами. Он привык считать, что важнее, сложнее и интереснее этого нет ничего на свете. Ярослав знает, что есть и другие, такие, как он. Никогда не пытался выяснить их имен, выйти на мысленный контакт. Действуют такие специалисты, как правило, в интересах своих хозяев. Сам Ярослав никогда не помогал проворачивать сомнительные операции, не отмазывал виновных от суда и тюрьмы. Тем не менее желающих воспользоваться именно его услугами хватало. Оказалось, что многие крупные бизнесмены и в России, и за рубежом очень ценят подрядчиков, имеющих твердые принципы и славящихся своей независимостью: такой человек не за всякую работу возьмется, зато и не обманет, и не продаст со всеми потрохами. Иногда приходилось вступать в открытое противостояние. До сих пор Ярослав выигрывал. Не потому, что он сильнейший «маг» на свете, а потому, что всегда обращался за помощью к самой матушке-земле. И та всегда давала силу, чувствуя, что ее маленький защитник не имеет корысти.
   Анастасия решительно покачала головой:
   – Братик, у тебя мания величия!
   – Я только надеюсь, – продолжал он, игнорируя ее замечание, – что сумею разобраться там, на месте.
   – Выбрось эту ерунду из головы. Радуйся, что ты хоть кому-то сумеешь помочь. Ну, я не о толстосумах-владельцах, а о людях, которые там работают…
   Ярослав в волнении нахмурил брови.
   – Или откажись от этой работы и не мучайся! – воскликнула Анастасия.
   – Это было бы самое правильное. Но ты же знаешь, что я не могу, и огромные деньги тут ни при чем. Я обещал. Однажды и навсегда. Я тебе говорил. Не хочу повторяться.
   – Я помню, – ласково подтвердила Анастасия. – Но что-то здесь не так! Иначе ты бы не мучился. Ты бы точно знал, что следует делать, а чего не следует…
   – Не в человеческом разумении – точно знать, что следует делать, а чего не следует!
   Анастасия задумалась, хотела ответить, но внезапно спохватилась:
   – Прости, мне пора. Как обычно, на самом интересном месте!
   – Одевайся. – Ярослав поспешно поднялся. – Я сейчас возьму ключи и права.
   – Не надо! Я на автобусе. Не барыня!
   – Зачем? Я отвезу тебя. У меня есть время.
   – Нет! Я налегке, с одной маленькой сумкой. Сама отлично доберусь. Автобус идет прямо до вокзала, ты же знаешь. Если еще не забыл, как ходят автобусы, – голос сестры стал резким.
   – Я не забыл, – осторожно произнес Ярослав.
   – Прости, я не люблю рубить хвост по частям. Сейчас распрощаемся – и все, и я уже в дороге. А то еще в машине грустить, на вокзале рукой махать… – Голосок задрожал, Анастасия улыбнулась. – Тоска! Ты понимаешь?
   – Да, – механически подтвердил Ярослав, которому сейчас, честно говоря, было совсем не до тонких движений сестриной души, и дружелюбно подтолкнул девчонку в спину. – Давай катись, раз такая независимая: опоздаешь!
   Через несколько минут он спустился на первый этаж, в прихожую, где Анастасия уже повязывала шарфик. Подал ей щегольское кожаное полупальто, которое – среди множества других полезных и красивых вещей – осенью подарил на свадьбу. Ему было приятно, что сестре нравится одежда, которую он ей покупает, что она с удовольствием носит большинство подаренных им вещей. С ее самых малых лет брат одевал и обувал Настю сам. Умение выбирать лучшее из того, что можешь себе позволить, строгий мужской взгляд на одежду и способность потрафить девичьему, а потом и женскому вкусу ему привил дядя Гриша, который никогда не ленился помогать мальчишке-соседу делом и советом.
   – Да! Тебе от дяди Гриши привет! – Анастасия плюхнулась на пуфик, собираясь шнуровать ботинки.
   – Спасибо! Виделась с ним?
   – Вчера. Ты работал допоздна – забыла рассказать! У него такой безразмерный обеденный перерыв – очень удобно! Он меня суши кормил. Вкуснотища! Жалко ты рыбу не любишь!
   – Я понял намек. В следующий раз приедешь – будут тебе суши! Как Гриша? Сто лет с ним не общался!
   – Я хотела с тобой поговорить о нем. – Анастасия выпрямилась, ботинок остался недошнурованным. Взглянула на часики. – Есть время!.. Мне не понравилось, как он выглядит. Как всегда, аккуратен, элегантен. Но бледненький какой-то, серенький. Поседел сильно. Ну, я не знаю, может, не сильно, но заметно стало. Раньше у него только виски были пегие. Еще одет был в серый свитер, серые брюки…
   – Постарел на вид?
   – Я бы не сказала. Он скорее усталый. Мне показалось, что мы немножко натянуто общались: он как будто через силу со мной разговаривал, шутил. Словно я совсем чужая и ему не до меня, но надо изобразить радушную встречу.
   – Ты выросла, – соскочило у Ярослава с языка. Он задумался; сестра непонимающе молчала. Ярослав предпочел бы не продолжать, но было поздно: Настька всю душу вытрясет, выясняя, что он имел в виду.
   – Дядя Гриша любит детей. Девчонок и мальчишек. Юная барышня на выданье – тоже, считай, еще ребенок. А вот ко взрослым молодым женщинам он относится куда менее тепло.
   – Правда?
   Ярослав пожал плечами: он сам только что понял это.
   У Настасьи на глаза навернулись слезы.
   – Ты хочешь сказать, для нашего дяди Гриши я теперь – чужая взрослая женщина?! А я по-прежнему чувствую себя рядом с ним ребенком… С ним так уютно быть маленькой!
   – Зато представляешь, как он будет нянчиться с твоим ребенком, когда ты привезешь малыша к нему на дачу? – попытался утешить Ярослав.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация