А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Альфонс ошибается однажды" (страница 5)

   – Да ты и так больше чем на час уже опоздала.
   – А что, все уже в сборе? – не обращала внимания на хмурость подруги Милка. – Здорово! А Витька со своей девчонкой уже пришел?
   – А еще и Витька с девчонкой будет? – округлились глаза у Лянки.
   – Ну а как же! Он же тебе помогал переезжать! Неудобно… Он придет с девушкой своей мечты. Кстати, давно ее хотела увидеть, – пожала плечиком Милка и унеслась в комнату. И тотчас же оттуда послышался смех и ее звонкий голос.
   Витька, конечно же, пришел. Вместе с девушкой и со всеми своими друзьями. И вообще, гостей набралось довольно много, не было только самых главных – мамы и Данила. Правда, через три часа заявилась и маменька.
   – Ляночка! Детка! – защебетала она прямо с порога. – Эти пробки! Я еле-еле вырвалась, и тут же в меня врезался какой-то негодяй! Ну и представь мое настроение! Мне пришлось ждать милицию, трепать нервы… Нет, это совершенно невыносимо!
   – А где же твой Митя? Ты же хотела с ним… – поинтересовалась Ляна.
   – Так он и остался там с милицией разбираться! – вытаращила прекрасные глаза Наталья Максимовна. – Я же не могла всю ночь просидеть в обезьяннике вместо твоего новоселья. Митенька вошел в мое положение!
   Лянка пыталась веселиться, старательно хохотала, смеялась и выслушивала тосты, но ухо так и ловило каждый шорох – может быть, и с Даней все не так страшно, тоже в какой-нибудь пробке или в кого-то врезался? И вот сейчас… сейчас-сейчас…
   – Ляночка, а где твой молодой человек? – то и дело спрашивали гости. – Почему его нет?
   – Он сегодня немного занят… – мило улыбалась Лянка. – К тому же он успел поздравить меня еще вчера вечером.
   – А чего – он сегодня не придет, что ли? – добивалась Милка.
   – Обещал прийти, как только вырвется.
   Но Данька не приходил. Лянка звонила ему каждые полчаса – ее все больше охватывало волнение. А вдруг что-то серьезное? Ну да, в него кто-то врезался и… Нет, об этом лучше не думать!
   Зато через некоторое время заявился Пашка.
   – Лян… я тут… я, в общем, сегодня немножко того… на работе был, а вот теперь пришел, – смущаясь, бормотал он что-то в свое оправдание.
   – Да ничего-ничего, – махнула рукой Лянка. – Проходи, Милочка тебя уже ждет.
   Милочка вовсе не ждала. Она вовсю зажигала с Васяткиным, а возле них весело топтались остальные гости. Корнеев же, хитрюга, быстренько ухватил бразды правления в свои руки и теперь развлекал Наталью Максимовну.
   – А я бы порекомендовал вам вон тот замечательный салатик, – ворковал он над ухом ухоженной женщины. – Не отказывайтесь, а то сейчас Степан наскачется и доест, у него сегодня исключительно хороший аппетит!
   – Господа, а это Павел! – привела в комнату нового гостя Лянка. – Прошу знакомиться!
   И тут Корнеев выделился. Поскольку остальные были заняты танцами, он первым протянул руку Пашке и с достоинством представился:
   – Арсений Корнеев. Ближайший соратник и верное плечо госпожи Осташовой.
   Пашка пошел красными пятнами.
   – А кем вы приходитесь госпоже Зайцевой? – запыхтел он, не торопясь протягивать руку.
   – Я прихожусь ей идейным вдохновителем, – не медля ни секунды, пояснил Корнеев.
   – Идейным, говоришь?! – рыкнул Пашка и кинулся на парня с кулаками.
   Надо отдать Корнееву должное – он отреагировал мгновенно. Лихо заломив Пашке руки за спину, он с нежной улыбкой проворковал:
   – Что это вы, уважаемый, на людей кидаетесь? Некрасиво это. Тут приличное общество. Надо ж соответствовать!
   – Да я убью тебя, гад! – орал Пашка. – Отпусти руку, говорю! Паразит! Дай по роже проехаться!
   – Пашка! Да что ж это такое?! – завизжала Милка.
   И началось! К Пашке на помощь кинулся Витенька. В него с оглушительным визгом вцепилась его накрашенная девица, но парню она нисколько не мешала – он размахивал руками, а заодно и девушкой своей мечты. Тут же толклись и друзья Витеньки. Они не столько дрались, сколько изрыгали непристойные выражения. То есть действовали устрашающе. К Корнееву же бросился Васяткин и теперь раскидывал нападавших направо и налево. Уже раздавался звон битой посуды, уже кто-то охал от полученных синяков, и все это безобразие происходило под веселую, ритмичную музыку.
   – Корнеев! Сеня! – рявкнула вдруг Лянка. – Хватит уже!
   Она влезла в самую гущу и бесстрашно толкала и пинала драчунов.
   – Что за драку ты мне здесь учинил?! Ну никуда тебя пригласить невозможно!!! Обалдели совсем, да?! Прррекррратите же!
   Драка неожиданно прекратилась. Все стали понемногу приходить в себя, и только Корнеев подошел к Лянке вплотную и, тяжело дыша, бросил:
   – Меня зовут Арсений! Сеня – это только для совсем… близких!
   – А у меня здесь только близкие, ясно?! Если далекий – на фига приперся?! – уже не могла сдерживать себя Лянка. – Еще и драться вздумал!
   – Меня пригласили, я пришел, – криво усмехнулся Корнеев. – Обычная вежливость, ничего личного.
   И он демонстративно вышел, даже не хлопнув дверью.
   – Ляна! – возмутилась Наталья Максимовна. – Но ведь этот молодой человек ничего не начинал! Он же просто не позволил себя бить! Драку же начал… этот вот! – Она ткнула пальцем в Пашку. – Он вообще повел себя вызывающе! Разве так себя ведут?!
   – А чего он?! – смущенно бормотал Пашка. – Нашелся тут!
   – Да ты вообще молчи, ирод! – крикнула Милка и звонко щелкнула любимого по темечку. – А ты, Ляночка! Могла б уж не орать! Чего ты разоралась-то?! Надо было на Пашку орать!
   – А чего на меня-то сразу?! – возмутился Пашка.
   – Молчи лучше, убью! – грозно рявкнула на него Милка. – Корнеев же не виноват совсем! Если б не он, так тут…
   – Не знаю… как нам дальше работать… – пробормотал Васяткин и вышел вслед за другом.
   – Да идите вы все! – всхлипнула Лянка и выскочила за дверь.
   Конечно, она не права, и виноват совсем не Корнеев. Просто… просто она так готовилась к этому новоселью, а пошло сразу все не так. Явились те, кого она и знать не знает, а вот кто особенно нужен, тот… тот даже на звонки не отвечает.
   Она вышла из подъезда и спряталась в детском деревянном грузовичке. В его кабинку она влезла с трудом, зато здесь ее и искать никто не станет. А ее уже искали. Следом за ней выскочила Милка, потом мама… На улице было уже темно, да и машинка стояла в тени кустов, поэтому увидеть Ляну они не смогли. А Лянке того и надо было – она ни с кем не хотела говорить.
   Через какое-то время мама и Милка ушли обратно в дом… а чуть позже из подъезда потянулись гости.
   Лянка осторожно достала из карманчика телефон и хмыкнула – сегодня все гости выглядели так чудесно, нарядные все, а она даже фартук не сняла, специально, чтобы кармашек был. Чтобы при ней все время телефон находился – вдруг Даня позвонит, а она не услышит в таком-то шуме. А он не звонил. Она еще раз набрала номер, и снова сброс.
   Лянка сидела в кабине, а по щекам беззвучно катились слезы.
   – Ну и чего наделала? – вдруг спросил ее чей-то голос.
   Она испуганно обернулась. В кузове грузовичка сидел Корнеев и смотрел куда-то в сторону.
   – А ты чего здесь? – спросила его Лянка.
   – А ты?
   – Да ну их всех… я столько ждала этого новоселья, а они…
   – Они нормальные… только этот чего-то… больной он, что ли? – пожал плечами Корнеев. – Ты чего там скорчилась, иди сюда, здесь тоже не видно нас будет.
   Лянка перебралась в кузов.
   – У него есть повод, – фыркнула Лянка. – А ты чего не ушел?
   – Да как-то… Чего ты там одна-то делать будешь? Жду… если милиция или «Скорая» подъехали бы, я б тебя поддержал, все же начальство.
   – А чего это ты с начальством на «ты»? – равнодушно спросила Лянка.
   – А оно первое начало. И потом – ты ж сама сказала, что у тебя только близкие на новоселье-то… а близкие, они на «вы» не общаются.
   Лянка кивнула. Пусть на «ты», какая разница.
   – Слушай, а дай мне твой сотовый позвонить, а? – вдруг попросила она.
   Он молча протянул телефон.
   Лянка быстро набрала номер. В трубке раздались гудки, и любимый голос недовольно спросил:
   – Алло?
   – Ого! – горько усмехнулась Лянка. – А я думала, ты для всех недоступен, а оказывается, только для меня.
   – Ляна?! – удивился Данил. И тут же снизил голос. – Ляночка, детка, я тут сейчас в ресторане, у дочки двадцатилетие. Я обязательно приду! Только вот все эти поздравительные речи кончатся, и я смотаюсь. Не сердись, девочка.
   – Да мне и некогда сердиться, что ты! Я тут… веселюсь напропалую! Не беспокойся, любимый, меня тут молодые люди утешают.
   – Лян! Ну хватит звонить! Давай телефон, – громко произнес Корнеев, явно поддерживая легенду про молодых людей.
   – Ляна! Ты мне… ты мне смотри там! Что еще за молодые люди?! – закричал Данил, забыв про конспирацию. – Я сейчас же приеду! Слышишь?
   – Не торопись, любимый, все хорошо… у меня! – И она отключила трубку.
   Корнеев молчком взял телефон и кивнул на окно:
   – Разошлись, наверное. Пойду я…
   Лянка хотела его позвать к себе. Гости разошлись еще не все, она-то точно знала – еще Милка не выскочила, и маменька опять же… а остальные и впрямь ушли. Зато сейчас самое время посидеть спокойно, поболтать, послушать музыку и, может, даже потанцевать с Корнеевым. Но тут зазвонил ее телефон.
   Лянка взяла трубку и нажала на полное отключение. А пока она возилась с телефоном, Корнеев легко спрыгнул с кузова грузовичка и подался в сторону.
   – Корнеев! – крикнула Лянка.
   Но он не ответил. Она слышала, как он уже с кем-то говорил по мобильнику:
   – А почему я должен ее звать? Да не хочет она подходить! И вообще – некогда ей. Не звоните сюда больше.
   Может быть, он что-то еще говорил. Но она уже не слышала.
   Дома было уже чисто и прибрано. На кухне возилась с посудой Милка, а маменька сидела рядом, уплетала какой-то салат и учила девушку жизни:
   – Ты, главное, не позволяй садиться себе на шею! И что это за мода у мужчин пошла – усядутся вот такой клуше на шею, а она еще и радуется! Тоже мне, насест нашли! Порядочные мужчины сами женщину содержат, запомни, Ми-Ми!
   – Да где их взять, порядочных-то? Их уже давно разобрали! Женатые…
   – И что?! Жену не бросил и тебя не бросит, верная примета. А что холостые? Ни на ком не женился и на тебе не женится! Это ж ясно!…Ой, там кто-то пришел… Ля-я-я-яночка! Ты где была, детка?
   – Гостей провожала, – поежилась Лянка и вдруг попросила: – Мам, а можно я у тебя переночую, а?
   Наталья Максимовна захлопала глазами. Пока она думала, что ответить, за нее уже ответила Милочка:
   – Ой, ну конечно, можно! Что ж тебя Наталья Максимовна не пустит к себе на ночь? Чего ты спрашиваешь, правда же, Наталья Максимовна?
   Наталья Максимовна, видимо, хотела еще подумать, но такой напор время на раздумья не оставлял.
   – Конечно же, Ляночка! Чего уж – на одну ночку всегда пожалуйста! А почему ты у себя не хочешь?
   – Да у нее сегодня Данил не пришел, а припрется скорее всего ночью, вот она и хочет сбежать, – пояснила за подругу Милочка. – Ой, да я и сама бы… Наталья Максимовна, а вы меня к себе на ночь не возьмете?
   – А чего вам ко мне? – вдруг усмехнулась маменька. – Вы оставайтесь здесь, а если кто к вам будет ломиться – не открывайте да и все! Вдвоем-то вам легче будет с собой справиться! И главное, девочки, запомните – не поддавайтесь этим коварным мужчинам! Их надо держать в нашем маленьком женском железном кулаке. И пока они не купят вам… ну хотя бы колечко с бриллиантиком, не сдавайтесь!
   Девушки твердо решили не сдаваться, а маменька надавала еще кучу наставлений, как себя вести с непокорным мужским полом, и удалилась, наказав строго-настрого двери не открывать и к телефонам не подходить.
   – Лян, надо бы свет выключить, – посоветовала Милка, когда они остались одни.
   – Сейчас постель застелем и выключим, – возразила Ляна. – Еще не хватало из-за этих… из-за них себе в чем-то отказывать!
   Милка только кивнула и помогла расстелить новые простыни. Ляна спала на кровати, а Милочка на диване, но очень скоро подруга перебралась к Лянке на широченную постель – она так себя увереннее чувствовала.
   – А то твой ворвется, а я тут… на диванчике. Как вор какой-то! – бурчала она, перетаскивая свое одеяло. – Он и разбираться не станет, вышвырнет на фиг! И куда я такая красивая? В одном нижнем белье?
   – Это только твой Пашка не разбирается, – бормотала Лянка. – А мой Даня… он никого вышвыривать не станет! И потом – это что ж, у меня постоянно воры, что ли, на диванах спят? У меня и нет никаких воров!
   – Неважно, – отмахивалась Милка. – Зато теперь если позвонят, я… я точно трубку брать не буду. А если на диване – я себя знаю, быстро отвечу, да еще и наговорю всякого…
   Конечно же, телефоны звонили. Но Лянка поступила мудро – она просто отключила трубку. А вот Милочка не удержалась и наговорила своему Пашке всяких гадостей. В конце еще и припугнула, что, если тот не перестанет звонить, она вызовет милицию. А это было совсем уж лишним, и Милочка была наказана – Пашка к ней так и не заявился этой ночью.
   Однако в дверь очень скоро позвонили. А потом и вовсе стали ключом ковырять замок.
   – Лянка! Это твой, да? – испуганно шептала Милочка, прижимаясь к подруге всем телом. – А если он сейчас откроет?
   – Не откроет, я на щеколду закрылась, – фыркнула Лянка и удивленно уставилась на подругу. – А чего ты трясешься-то вся? Чего ты боишься?
   – Ну да! А вдруг он дверь ломать начнет?
   – Даня?! Он не так воспитан!
   – Ага… – сообразила Милочка. – К тому же он женат, и ему совсем не надо лишнего шума, правда же? Вдруг ты вызовешь милицию? Милиция начнет его крутить и потом сообщит супруге, и она его наругает, да?
   – Милка, ты всякую чушь сочиняешь! Когда это она его ругала? Спи давай!
   Но спать не получалось.
   – Милка, а чего это твой на Корнеева взъелся? – тихонько хихикнула Ляна. – Прямо-таки как Бобик какой-то кинулся!
   – И ничего не Бобик! Просто… просто он как-то к нам заходил в офис и видел, как Арсений на меня смотрит, – заиграла глазками Милка. – Ну и ясное дело, взревновал. Ты же знаешь, если мужик тебя любит, он обязательно ревновать должен. Пашка вот это здорово уяснил… только это и уяснил, зараза такая.
   Лянка внимательнее посмотрела на подругу:
   – А когда это на тебя Корнеев смотрел? Чего-то я не замечала.
   – Да ты, Ляночка, кроме себя, вообще мало кого замечаешь, – ехидно скривилась Милка. – Ты ж в офисе не каждый день. А я все время с Корнеевым да Васяткиным работаю. У них знаешь сколько времени меня глазами сожрать! О-го-го! Вот и жрут почем зря.
   – Вот как? А мне Варька совсем другое говорила.
   – Ой, да что там может тебе сказать эта Варька?! И чего ты ей веришь? Главное, я ей говорю, она не верит. А Варьке она, видите ли, поверила! Умереть не встать! Варька! – разошлась было подруга, но неожиданно сбавила обороты. – А чего она там говорила-то? Небось плела, что мне жутко нравится этот Корнеев, да? Или что я по Васяткину с ума схожу, да?
   – Ну что-то такое… – кивнула Лянка. – А тебе самой-то кто больше нравится – Корнеев или Васяткин?
   – Мне… – призадумалась Милка. – Мне Корнеев больше, но он ведь тоже – замуж-то фиг возьмет. А Васяткин вот возьмет. Он и добрый такой, и внимательный. И еще, мне вот так кажется, что из него очень удобно будет веревки вить.
   – А зачем тебе веревки из Васяткина? – пожала плечами Лянка. – Он же мягкий! Что из него за веревка получится? То ли дело крутить такими, как мой Даня! Неуправляемый! Непокорный! Свободный! А я из него – прямо канаты кручу! Прямо канаты!
   – Ага… – усмехнулась Милочка. – Видели мы сегодня твои канаты. Наплевал на все твои старания и все!
   – И не наплевал! А просто у него у дочери сегодня двадцать лет, и они отмечали в ресторане, ясно тебе? – взвилась Лянка. – И все равно… ага! Вот видишь – опять долбится! Мой-то пришел, а вот твой где шарахается?
   – А мой просто меня с первого раза слушается! Я ему сказала: нечего звонить, меня беспокоить – и все! Сидит дома и стережет мой сон!
   – Ха! А мой просто не может себе места найти, пока меня на ночь не поцелует!
   – Лянка… – вдруг боднула подругу Милка. – Мы чего с тобой сегодня, из-за этих мужиков ссориться будем, что ли? Давай наплюем на твоего этого… дятла, пусть долбит, а мы спать будем, а?
   – Давай попробуем.
   Они старательно пробовали почти до утра, но у них ничего не получалось. Сначала потому, что грохот и вой соседей не давали уснуть, а потом… потом потому, что все стихло, и Лянка просто не могла себе найти места.
   – Милка… Мил! Спишь ты, что ли?! Нашла время спать! – волновалась она. – Мил, ты не знаешь – а чего он не стучит, а? Может быть, его уже в милицию забрали?
   – Ну с чего его заберут-то? Ты тоже скажешь! – недовольно бурчала Милка. – Ну и забрали! Ночку посидит, одумается, и выпустят. Спи.
   – Что значит – одумается? – еще сильнее психовала Лянка. – Он уже одумался! Когда ко мне приперся, тогда и одумался сразу же! Куда ему еще думать?! Ты хочешь, чтобы он меня совсем забыл, что ли?!
   – Тогда возьми и позвони ему! – кончилось терпение у Милки, она накрылась одеялом с головой и приготовилась уснуть, но не тут-то было.
   – Мил, – снова трясла подругу Лянка. – Давай ему ты позвонишь, а? Ну позвонишь и скажешь, что номером ошиблась. А я послушаю – какой у него голос. Если уж совсем, то… Ну сколько ж спать можно?!
   Милка вылезла из-под одеяла и поплелась за телефоном. И уже через минуту она вежливо блеяла:
   – А будьте добры, позовите мне к телефону… м-м-м… Алешу!
   – Вы на время смотрели?! – рявкнул на нее из трубки злой голос. – Здесь люди спят, а ей Алешу подавай! Сейчас я Добрыню Никитича вызову!
   – Спасибо, не надо, – крякнула в трубку Милка и отключилась. – Ну вот! И ничего он не в милиции! Спит он, ясно тебе? «Не может уснуть, пока не поцелу-у-ует»! Дрыхнет уже, без твоего поцелуя!
   – И ничего не дрыхнет, – поджала губы Лянка. – Сама же слышала, что он с тобой разговаривал. И вообще! Ты мне дашь когда-нибудь уснуть?!
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация