А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Спелая ягода" (страница 1)

   Ольга Лазорева
   Спелая ягода

   Часть первая

   – Оля, можно я к тебе приеду? – услышала я в восемь утра взволнованный голос своей подруги Иры, или, как все почему-то называют ее, Ириски.
   Я отодвинула телефонную трубку от уха и зажмурилась. Потом закрылась одеялом с головой, но тонкий голосок продолжал звучать, казалось, прямо у меня в мозгу.
   – Хорошо, приезжай, – сдалась я на ее настойчивые просьбы.
   Ириска была моей институтской подружкой. Мы окончили исторический факультет университета, но так получилось, что обе не работали по специальности. Ириска сразу после выпускного выскочила замуж, родила дочку и прочно засела дома. Она всегда была пухленькой, беленькой, какой-то уютной и олицетворяла собой образ идеальной жены и матери. Ее голубые круглые глаза смотрели на мир наивно, розовые губы улыбались с готовностью на любую, даже не совсем удачную шутку, душа была мягкой и отзывчивой. В квартире у Ириски вечно жили какие-то подобранные ею на улице собаки, кошки, один раз даже обитал уж, которого она нашла в скверике прямо в центре Москвы, но это не мешало ей поддерживать в доме идеальный порядок. К тому же Ириска справедливо полагала, что общение с животными благотворно влияет на воспитание ее дочери. Всех найденных животных она ухитрялась пристраивать по знакомым и друзьям. Но на их месте тут же появлялись другие. Ириска звонила мне и со слезами в голосе сообщала, что она шла из магазина (музея, парикмахерской, гостей и т. д.) и увидела «такого маленького грязного котенка… он так жалобно пищал и смотрел такими грустными глазками». Естественно, она его подбирала и несла домой. Муж Ириски, его звали Лев, обожал ее и всячески баловал, как, впрочем, и дочку, точную копию мамочки. Он был старше Ириски на восемь лет, работал в крупном банке, занимал, насколько я знала, ответственный пост и был вполне обеспеченным мужчиной.
   Обе мы пребывали, как говорят французы, в «возрасте элегантности». Они определяют этот возраст от 30 и до не установленных границ, потому что элегантность почему-то у каждой женщины исчезает в разное время. У кого-то уже в 35—40, у кого-то в 70, а кто-то и на смертном одре выглядит элегантно. Хотя надо заметить, что некоторые женщины вообще не знают, что это такое. В общем, Ириске было 37 лет, а мне уже 40. Я среди подруг всегда считалась «дамой передовых взглядов». Когда я развелась с мужем, подруги меня не поняли, считая, что мой брак был на редкость удачным. Когда я ушла с работы и стала жить, как сейчас модно говорить, на ренту, они долго обсуждали это решение, но к единому мнению так и не пришли. А когда случилось так, что ко мне совершенно случайно попали записи девушки, ставшей порнозвездой, и с легкой руки моего приятеля Саши, редактора одного из издательств, я опубликовала их под своей фамилией, мои подруги пришли в шоковое состояние. Хуже всего было то, что ни одна из них не верила, что появление этой книги, получившей название «Я – порнозвезда», действительно случайность и что я к этому тексту не имею никакого отношения.
   – Ты с ума сошла, если написала такое, да еще и опубликовала на старости лет! – говорила с возмущением Лена. – Это же стопроцентно порнушный текст! К тому же свою фамилию поставила. Хотя, – после паузы все-таки добавила она, – лично я прочитала с большим интересом. И много чего полезного для себя почерпнула, именно как женщина.
   Лена – самая младшая из нас. Ей недавно, в апреле, исполнилось 33 года. Но она самая серьезная. Я иногда удивляюсь ее целеустремленности. Этакий маленький изящный локомотивчик, упорно двигающийся к своей цели и тянущий за собой целую компанию. Лена в прошлом году заняла должность директора рекламного агентства. Она пока не замужем и, насколько я знаю, не собирается.
   – Вместо того чтобы такую порнушищу писать, лучше бы выпустила хорошую книжку для женщин, какое-нибудь пособие, как жить и не стареть, или, если ты уж такой спец оказалась, то что-нибудь занимательное и полезное о сексе, – добавила она.
   – Это не мои записи, – попыталась я объяснить в который раз. – Все получилось случайно.
   Но Лена недоверчиво покачала головой и погрозила мне пальцем.
   Четвертая наша подружка, поэтесса Злата, также не одобрила выход этой книги. Она тяжело вздохнула, посмотрела на меня укоризненно и тихо пробормотала:
   – Как ты могла, Олюшка! Ведь ты вполне приличная женщина!
   – Но если даже ты мне не веришь, то оправдываться бесполезно, – удрученно заметила я и перестала что-то кому-то доказывать.
   Злате 49 лет, но надо заметить, что в душе она самая юная из нас. Она, как и я, в разводе. У нее взрослый и вполне самостоятельный сын. Стихи она пишет с детских лет, но серьезно нигде не издается.
   – Поэзия никогда не была коммерческой литературой. Особенно при жизни автора, – со вздохом отвечает она нам. – И никто это издавать не станет.
   Злата печаталась в нескольких газетах, в каком-то альманахе и выпустила лет десять назад тоненький сборник за свой счет. Она постоянно работает в охране, получает какие-то копейки, но уверяет, что ее все устраивает, так как посменный график работы позволяет ей уделять максимум времени творчеству. Ее пост находится на входе в павильоны, где снимаются фильмы. Точно не знаю, как эта компания называется. Но располагаются они на Шаболовке, на территории бывшего завода.
   «Бог мой, – со вздохом подумала я и выбралась из-под одеяла. – И что Ириске понадобилось в такую рань? Наверняка произошло что-то экстраординарное».
   Она примчалась намного раньше, чем я ожидала. Скинув светло-серый плащ прямо на пол и сбросив туфли с такой силой, что они отлетели в угол коридора, Ириска стремительно прошла на кухню и плюхнулась на стул. Я в недоумении двинулась за ней.
   – Водки нет? – задыхаясь, поинтересовалась она.
   – Чего? – расхохоталась я. – Ты же не употребляешь крепкие спиртные напитки! Давай лучше зеленый чай. Я только что заварила. И, кстати, с мятой. Тебе необходимо успокоиться.
   Ириска глянула на меня мгновенно повлажневшими голубыми глазами, ее губы затряслись, пальцы крепко вцепились в ручку сумочки, которая лежала у нее на коленях.
   – Вот здесь все! – прерывающимся голосом сказала она. – И ты должна мне помочь! Только ты можешь объяснить, что все это значит.
   Ириска раскрыла сумочку и достала диск.
   – Что это? – заинтересовалась я.
   – Компромат на моего скотину мужа, – не моргнув глазом, сообщила она.
   – На Левушку? – рассмеялась я и недоверчиво на нее посмотрела. – Да ты, мать, совсем с ума сошла! Вы же образцово-показательная пара! И он тебя, несомненно, любит!
   – Да?! – всхлипнула Ириска. – Тогда это что такое? Я совершенно случайно обнаружила в его компе этот файл, когда искала в сети материал для школьного реферата. Дочка попросила помочь. Он даже не запаролил! Ужас!
   Она уткнулась лицом в ладони и разрыдалась. Я поставила на стол чайник, чашку и пододвинула вазочку с конфетами. Затем взяла диск и пошла в комнату. Включив комп, вставила диск и вперила внимательный взгляд в монитор. Когда файл открылся, я не смогла сдержать смеха. У Левы оказалась целая коллекция порнофотографий. Там были и обнаженные девушки, беззастенчиво демонстрирующие все свои прелести вплоть до предельно открытых вагин, и парочки во всех мыслимых позах и подробностях, и групповые развлечения. И даже фотографии на тему садо-мазо.
   – Видишь? – услышала я за спиной и молча кивнула. – Это же гадость полная, – продолжила Ириска. – Что я должна теперь думать?! Ну, я ему сегодня устрою! Пусть только домой после работы явится!
   – Не торопись, – предостерегла я ее и закрыла файл. – Здесь нужно хорошенько подумать и, возможно, посоветоваться со специалистом.
   – А ты не специалист, что ли? – усмехнулась она и села на диван. – Ты же у нас признанный «клубничный» автор! Поэтому, Оля, я первым делом к тебе. Порно – по твоей части. Ты вон даже про гейшу ухитрилась написать. Мало тебе порнозвезды было!
   Хочу пояснить, что после выхода книги «Я – порнозвезда» ко мне начали обращаться самые различные люди с предложениями опубликовать дневники, записки, мемуары. Таким образом в мои руки попали крайне интересные мемуары Тани Кадзи, самой настоящей русской гейши. И, естественно, издательство их выпустило. Но читатели опять решили, что все это ловкий пиар-ход, что никакой гейши нет в действительности, а все написано Ольгой Лазоревой, то есть мной. «Мемуары русской гейши» имели не меньший успех, чем записки порнозвезды. А затем появился «Дневник «говорящей» девушки», книга о сексе по телефону. И мои подруги отчего-то окончательно уверились, что все это сочинила я, и как следствие наши разговоры о сексе и мужчинах стали носить более непринужденный и откровенный характер. И вот сейчас Ириска решила посоветоваться со мной по такому интимному, деликатному делу.
   – И как мне реагировать? – всхлипнула она и достала из кармана юбки кружевной кипенно-белый платочек. – Прожить столько лет и вдруг узнать, что муж – извращенец!
   – Не делай поспешных выводов, – сказала я.
   – Ну посоветуй же хоть что-нибудь! А то я с ума сойду! Ты обрати внимание на дату! Этому файлу больше года! Мой Левушка столько времени имеет от меня какие-то тайны, какие-то скрытые желания!
   – Знаешь, Ириска, ты меня удивляешь! Словно вчера из яйца вылупилась. Все мужчины имеют тайные желания!
   – Сегодня же устрою ему разбор полетов, – с явной угрозой в голосе заявила она.
   – Стоп! – резко сказала я. – Все-таки прежде чем что-нибудь предпринимать, обратимся к профессионалу. Помнишь, наша Ленка упоминала о личном психологе, к которому она периодически наведывается, потому что с ее нервной работой иначе нельзя?
   – Еще бы! – рассмеялась Ириска. – Она мне однажды рассказала, что зашла в креативный отдел и увидела, как женские прокладки летают от стола к столу. И несколько даже прилипло к мониторам. Ребята торопливо начали объяснять ей, что таким образом ищут концепцию рекламы. Но Ленка, конечно, не поверила. Мне потом сказала, что там в основном одни парни работают, и им, несомненно, надоело изучать женские прокладки, вот они и стали ими бросаться друг в друга. А ты заметила, – не меняя интонации, продолжила она, – почти все мужчины относятся крайне негативно, что по телеку так много рекламы женских средств гигиены? Мне кажется, все это вызывает у них чувство брезгливости.
   – Возможно, – задумчиво ответила я и взяла телефонную трубку.
   – Куда звонить собралась? – испугалась Ириска.
   – Ленке. Пусть даст координаты своего такого замечательного психолога. И ты сегодня же запишешься на прием.
   – Но… – еще больше испугалась она.
   – Лен, приветик! – сказала я в этот момент, и Ириска сразу затихла. – Мне срочно нужен телефон твоего психолога.
   – Надеюсь, ты знаешь что делаешь, – пробормотала Ириска и шумно вдохнула.
   – Ничего не случилось, – продолжила я разговор с Леной. – Нет, что ты, дело вовсе не в моих литературных экспериментах. Нужна квалифицированная помощь…
   – Дай я сама объясню, – быстро проговорила Ириска и вырвала у меня трубку. – Лен, привет! Да, я у Ольги. У меня проблема: нашла файл с порнушкой у своего мужа… Да, да… Ты тоже так считаешь? Хорошо.
   Она схватила со стола листок и начала записывать. Потом попрощалась и внимательно на меня посмотрела.
   – И что Лена посоветовала? – улыбнулась я.
   – То же, что и ты. Оль, я одна не поеду! – решительно заявила Ириска. – Я и не пойму ничего. А если что и пойму, то от волнения потом забуду.
   – Кто хоть, мужчина, женщина? – спросила я и неприметно вздохнула.
   Ириска уткнулась в листок и прочитала:
   – Татьяна Аристарховна.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация