А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Оракулы перекрестков" (страница 4)

   – Как будет по-китайски: «Я хочу тебя»? – голос девушки прозвучал хрипло и негромко.
   Ноги Бенджамили сделались ватными, а Кристмас ловко скинула с ног бордовые туфли и шагнула на середину площадки. Она стояла босиком на грязном бетоне, неизъяснимо прекрасная и развратная.
   Девушка взялась двумя руками за тонкое ожерелье на шее, и с ее блестящим, как полированный металл, костюмом начали происходить невероятные вещи. В одно мгновение он потерял блеск, распался на тысячу лоскутков, которые осыпались на бетонный пол, подобно лепесткам увядшей розы. Кристи скользнула к Бенджамилю, обхватила его голову руками и нежно поцеловала в губы. Сначала Бен отшатнулся от этого влажного, умелого прикосновения, затем сжал голую девушку в объятьях, исступленно и страстно целуя ее лицо, чувствуя, как ловкие нетерпеливые пальцы расстегивают его рубашку и брюки. Они стояли покачиваясь, точно пьяные, пока Бен осторожно не опустил девушку прямо в рассыпанные по полу темно-красные лепестки. А когда Кристмас тихо застонала, он явственно почувствовал запах розы.

   Девушка осторожно перешагнула через лежащего на боку мужчину, подобрала бордовые туфли на высоком перфорированном каблуке и прижала пальцем клипсу наушного телефона. Еще раз переступив через лежащего мужчину, она негромко проговорила, обращаясь к невидимому собеседнику:
   – Азиз… Да… Все в лучшем виде… Да… Дом пять, дробь тринадцать. Даю сигнал.
   Девушка еще постояла, разглядывая человека на бетонном полу, потом потянула за ожерелье, и новый, темно-желтый блестящий костюм разлился по груди, по животу и ногам, послушно повторяя все изгибы соблазнительного упругого тела.

   Глава 4

   Въедливый мужской баритон бубнил где-то на грани сознания:
   – …обращаться исключительно к ее личному адвокату, мистеру Аязу Йоргу.
   «Какой нелепый, дикий сон!» – подумал Бен, постепенно возвращаясь к реальности.
   – Бенджамиль Френсис Мэй! Бенджамиль Френсис Мэй! – с упорством школьного наставника повторял незнакомый бесстрастный голос. – Пожалуйста, прослушайте официальное сообщение…
   Бенджамиль с трудом раскрыл глаза. Он сидел в чудовищно неудобной позе, привалившись спиной к полуразрушенной стене парковой беседки. Из разбитых балясин каменного ограждения во все стороны торчали ржавые усы арматуры. Застонав от боли в затекшей шее, Бен осторожно повернул голову. Мусор, жухлая трава, измученные подагрой тополя с поломанными ветками, аллейки, выложенные растрескавшейся плиткой, щербатые каменные скамейки. Никогда в жизни Бен не видел этого места и не имел ни малейшего понятия, как умудрился здесь оказаться.
   – Бенджамиль Френсис Мэй! Пожалуйста, прослушайте официальное сообщение, – голос доносился откуда-то снизу.
   Бен поглядел вниз и ровным счетом ничего не увидел.
   – Бенджамиль Френсис Мэй…
   Осененный ужасной догадкой, Мэй принялся судорожно расстегивать штаны. Так и есть! Голос звучал из микродинамика, вшитого в ярлычок трусов:
   – …прослушайте официальное сообщение. Вашей бывшей супругой Ириной фон Гирш выдвинут иск о расторжении брачного контракта на основании неоспоримого факта супружеской измены со стороны ответчика. Иск удовлетворен, и расторжение гостевого брака зафиксировано двенадцатым отделением судебной комиссии. Декларация о намерениях по заключению стационарного брака аннулирована. Мисс фон Гирш настоятельно просит вас по всем спорным вопросам обращаться к ее личному адвокату, мистеру Аязу Йоргу.
   Черт! Черт! Черт возьми! Бен с трудом поднялся на ноги. Все происшествия прошлой ночи медленно и неумолимо всплывали в его памяти.
   – Мистер Мэй, – не унимался микродинамик, – нанодетектор супружеской измены во избежание нелицензионного использования отключен и отслоился от стенки уретры. Для успешной деимплатации необходимо произвести мочеиспускание.
   Придерживая штаны, Бен забежал за угол беседки.
   – Благодарим за содействие, – через полминуты сообщил голос. – Деимплантация успешно завершена. Приятных выходных, мистер Мэй.
   Не помня себя от бешенства, Бенджамиль оборвал с трусов ярлычок и швырнул его в сухую траву. Нужды в этом, похоже, уже не было, динамик молчал.
   Пошатываясь, Бенджамиль обогнул беседку. На том месте, где он только что сидел, расположился невесть откуда взявшийся оборванец с нечесаной бородой, на арси таких зовут батонами. Мэй подумал, что, наверное, он должен удивиться, но лимит его эмоций исчерпался. Бенджамиль был сбит, раздавлен и размазан по асфальту, кроме того, невыносимо болела голова.
   Он остановился, равнодушно глядя на нищего сверху вниз. Батон хрипло хихикнул и подвинулся, уступая место. Бенджамиль опустился прямо на землю и обхватил руками колени. Батон хихикнул еще раз, его прямо-таки распирало от веселья.
   – Чему вы радуетесь? – устало спросил Мэй.
   – Первый раз вижу парня, разговаривающего с собственным членом, – радостно объяснил оборванец, ему уже давно хотелось поговорить, но начать первым он не решался.
   – Не с членом, с труса́ми, – равнодушно поправил Бен. – До разговоров с членом я еще не докатился.
   – Первый раз вижу большего сумасшедшего, чем я сам! – Батон аж затрясся в приступе восторга. – Это надо спрыснуть! – Он извлек из-за пазухи плоскую бутылку и протянул Мэю: – Хлебните, сударь, вам сразу полегчает.
   Бенджамиль с сомнением глянул на поцарапанную руку с не очень чистыми ногтями.
   – Не беспокойтесь, – заверил бродяга. – Я чистый, я моюсь раз в неделю, по крайней мере пока тепло. А если от меня попахивает, то не берите в голову – это просто специфический способ профилактики паразитов. Мое ноу-хау.
   В бутылке плескалось на два пальца мутноватой жидкости. Бенджамиль решительно отвернул пробку и сделал изрядный глоток. Сначала ему показалось, что его стошнит. Он с трудом подавил спазм и проглотил алкоголь. В желудке потеплело, а головная боль отступила куда-то в область шейных позвонков.
   Батон одобрительно крякнул и, приняв бутылку из рук Бенджамиля, одним духом прикончил ее содержимое.
   – Меня зовут Мучи, – доверительно сообщил он, с сожалением разглядывая пустую бутылку на свет.
   – Очень приятно, – пробормотал Бен.
   – Это уменьшительное от Мусима. – Батон хихикнул и добавил мечтательно: – Вот если б у вас нашлась пара монет, я бы сгонял за выпивкой.
   Бенджамиль машинально сунул руку в карман и обнаружил там пустоту. Проверил другой карман. Пусто! Бен принялся тщательно ощупывать и обыскивать свою одежду. Результаты осмотра оказались плачевны. Исчезла транспортная карточка, исчезла карта медицинского кредита, интельблок, вся оставшаяся у Бена наличность, исчезли наручные часы с активным стереоэкраном. Оракул, к немалому облегчению, остался на месте, видимо, его сочли бесполезной игрушкой, да из бокового кармана френча Бен выудил одинокую монетку. Пару секунд он смотрел на блестящий кругляшок, а потом захохотал как сумасшедший, безжалостно колотя кулаком по своему колену.
   Перепуганный батон быстро отодвинулся подальше и наблюдал приступ беспричинного веселья с почтительного расстояния. Вволю насмеявшись, Бен провел пальцами по уху и убедился, что клипса телефона откочевала вместе с часами. Бенджамиль взялся за другое ухо и вскрикнул от боли. Под пальцами оказалось нечто толстое, заскорузлое и чрезвычайно болючее.
   – Эй! Как вас там? Мучи, поглядите-ка, что у меня на ухе.
   Батон поднялся на ноги, опасливо приблизился и, вытягивая заросшую диким волосом шею, оглядел ухо, которое Бен осторожно оттопыривал пальцами.
   – Там пластырь, – сказал он наконец. – Весь в засохшей крови. Будто фурункул выреза́ли.
   – Так! – сквозь зубы сказал Бенджамиль. – Служебный-то им на кой понадобился?
   Он, страдальчески морщась, как мог, ощупал правое ухо и убедился, что вместо служебного телефона он имеет болезненный порез на наружной поверхности ушной раковины.
   – Где можно найти патрульных? – спросил Бен, решительно поднимаясь на ноги.
   – Там. – Мучи махнул рукой вдоль вымощенной битыми плитками дорожки. – Они проезжают время от времени мимо ограды.
   – Покажете?
   – Нет. – Бродяга замотал головой. – Я со стопами не дружу. Они, знаете ли, совсем не верят в бога. О чем мне с ними разговаривать?
   – Нет так нет. – Бен невесело усмехнулся, протянул Мучи единственную блестящую монетку и пошел в указанном направлении.

   Полосатый фургон был припаркован недалеко от угла парковой ограды. Два стоппера стояли возле бронированной дверцы. Они курили, время от времени передавая друг другу помятый чинарик. Да! Видимо, нравы в черном буфере царили самые вольные. Корпорация не одобряет курения, а страж порядка должен быть в три раза большим корпи, чем любой из прочих служащих. Похоже, что и сами стопы прекрасно это понимали. При виде подходящего Бена один из них бросил окурок на землю и старательно раздавил его каблуком, другой положил руку на ствольную коробку висящего сбоку автомата.
   Бенджамиль остановился, открыл рот и понял, что не знает, с чего начать разговор. Ему не разу в жизни не приходилось прибегать к помощи офицера. О! Офицера! Не мистера, не мастера, не сударя. Надо сказать: «Офицер». Офицер… А дальше как? Стопперы смотрели на Бена выжидательно и помогать ему явно не собирались. Тот, что выбросил окурок, тоже положил руку на автомат. На груди его дефендера Бен вдруг разглядел нашивку с надписью «М. Мюллер». Если нашивка на дефендере, дефендер на офицере, то и обращаться к оному следует: офицер Мюллер, справедливо рассудил Бен, но обратиться не успел.
   – Чего надо? – неприветливо спросил стоп, который стоял справа.
   Бен обернулся к нему и с удивлением обнаружил на груди его дефендера точно такую же нашивку, что и у первого патрульного. На аккуратном сереньком прямоугольнике значилось: «М. Мюллер». Бенджамиль растерялся. На братьев эти двое совсем не походили, разве что ростом. Один смуглый и черноглазый, другой блондин с крашенными хной бровями.
   – Или говори, чего надо, или проваливай! – агрессивно сказал смуглый.
   – А можно без грубостей, офицер Мюллер! – неожиданно для себя разозлился Бен. – Мало того, что меня бросили в буфере, мало того, что ограбили и накачали какой-то гадостью, так теперь мне еще грубит представитель закона!
   – Поспокойнее, мистер, давайте по порядку, – примирительно сказал краснобровый. – Как ваше имя? Когда вас ограбили? Что забрали?
   – Моя фамилия Мэй, – начал Бенджамиль по порядку. – Ограбили сегодня ночью, забрали транспортную карточку, блок карманный забрали, деньги. Мне домой нужно добраться, а я даже не знаю, где станция.
   – Вам угрожали оружием?
   – Нет. – Бен замотал головой. – Накачали какой-то дрянью, и я потерял сознание.
   – Накачали, в смысле затолкали в рот? – нахмурился блондин.
   – Нет… – начал было Мэй, но осекся на полуслове: не очень-то хотелось посвящать этих громил в подробности личного плана, – сделали укол.
   – Укололи куда?
   – Э… куда-то в спину. Я не помню. – Бен сильно потер лоб.
   – Спиртное принимали? – быстро спросил смуглый.
   – Что вы имеете в виду!? – возмутился Бен.
   – Ничего, просто запах от вас, – пожал плечами патрульный.
   – Ладно! Лезьте в машину! – распорядился блондин. – Разберемся. – Он снял с пояса нечто вроде фонарика и дважды осветил им Бена с головы до пяток.
   – Чисто, – сказал смуглый.
   И Бенджамиль, пригнув голову, забрался в фургон, вся внутренность которого была обита упругим пластиком. Бена усадили в кресло и пристегнули ремнем.
   – Не волнуйтесь, – успокоил блондин. – Маленькая формальность. Али! – крикнул он в сторону водительской кабины. – Дай индентификатор!
   Броневая шторка отодвинулась, и в салон заглянул третий стоп. Он протянул смуглому треугольную коробку. На груди нового патрульного тоже была нашивка. На нашивке значилось: «М. Смит».
   Смуглый повозился с коробкой и протянул Мэю:
   – Внятно и полностью назовите свое имя и приложите вот сюда правую ладонь.
   Несмотря на нарастающее чувство протеста, Бен решил не спорить.
   – Бенджамиль Френсис Мэй! – сказал он внятно и прижал ладонь к мерзкой желеобразной субстанции.
   – Так, – зачитал блондин с монитора. – Бенджамиль Френсис Мэй, тридцать пять лет, неуплата налогов, несанкционированное проникновение, торговля нелицензированными наркотиками, подозрение в двойном убийстве. Отбегался, голубчик.
   – Это не я!!! – в ужасе закричал Мэй и изо всех сил рванулся прочь из кресла.
   Блондин быстро выбросил вперед руку. Ставший гибким, словно плетка, стек электрошокера полоснул Бена по шее. Все тело свело судорогой боли, и Бенджамиль второй раз за сегодняшний день потерял сознание.
   – Учти, ублюдок, мы сначала трахаем, а потом ухаживаем! – заорал смуглый, нагибаясь к самому лицу задержанного, потом пощупал пульс пониже уха и спросил задумчиво: – Френсис Мэй. Как это пишется?
   – Погляди на мониторе, – бросил через плечо светловолосый и крикнул в сторону кабины: – Али! Вызывай транспорт из участка!

   В просторном помещении пятьдесят второго правоохранительного участка, несмотря на высокие потолки, царила тропическая духота. Влажная рубашка липла к спине. Бенджамиль еще раз тряхнул решетку и бессильно прислонился лбом к прутьям из углепластика.
   – …Ну, и че ты думаешь? – рассказывали где-то сзади. – Поймали мы этого подонка, измолотили трубами, потом отрезали его поганый член и запихали прямо в поганую глотку!
   – Эта правильно! – одобрили рассказчика. – Нечего чужих баб лапать! Только член надо было выкинуть или сжечь, чтобы обратно не пришили. Щас члены пришивают быстрее пальцев. И главное, все функционирует еще лучше, чем раньше, у кого не стоял – встанет.
   – Да ну? – изумилось сразу несколько голосов, а самый скептичный усомнился: – Так это, небось, в «воротничке» или в аутсайде.
   – Сам ты «в аутсайде»! – горячо возразил знаток хирургии. – Я этого буфа даже знаю немного – Джозеф Шестерня! Слыхал про такого?
   – Надо всем легавым отрезать, а потом пришить! – предложил ехидный голос. – Может, и у них стоять начнут!
   И вся аудитория зашлась в довольном гоготе.
   «Боже мой, – отрешенно подумал Бенджамиль. – Они говорят „легавый“, понятия не имея, что означает это слово, за всю свою жизнь ни разу не увидев ни одной настоящей собаки». – «Ха-ха! Ты тоже никогда не видел легавой, – возразил незнакомый наглый голос в голове. – Из тварей божьих ты видел одних людей. Да и то неплохо было бы разобраться, божьи ли они твари?»
   – Ах ты, курва, б…дь толстожопая! – истошно заорали в противоположном конце кишки. – Куда ты щелишь свой мажап, падла?!
   Бенджамиль, страдальчески морщась, оглянулся. В длинный зигзагообразный коридор, огороженный со всех сторон решеткой, было напихано человек сто. Люди сидели на невысокой скамье без спинки, на полу, опершись спиной о решетку, просто стояли, ухватившись руками за углепластиковые стержни. Кто-то курил, прикрывая огонек сигареты ладонью, кто-то разговаривал, кто-то бранился, кто-то дремал. Время от времени стопы кого-нибудь забирали и уводили. Время от времени кого-нибудь заталкивали внутрь через одну из шести узких дверей, и потревоженное сообщество арестантов приходило в движение, точно вода в глубокой луже. Иногда вспыхивали яростные ссоры. Но до драки дело не доходило. Противники быстро остывали, и конфликт вырождался в вялое затяжное переругивание.
   Обнесенный решеткой коридор располагался в самом центре огромного зала пятьдесят второго правоохранительного участка, и все обитатели называли его кишкой или кишечником. Когда только что отошедший от электрошока Бенджамиль, слегка заикаясь, спросил у соседа, почему именно кишка, сосед, ухмыльнувшись, ответил:
   – Потому что отсюда попадают прямо в жопу.
   Ссора в дальнем конце кишки не унималась. От шумного лабиринта столов и невысоких перегородок отделился стоппер в фуражке, с длинным шестом разрядника в руке. Брезгливо-высокомерный, он прошествовал в направлении нарушителей тишины и несколько раз, не целясь, ткнул шокером сквозь прутья. Кто-то истошно завизжал. Народ, запинаясь и падая, полез в разные стороны. Сочтя дело сделанным, стоп двинулся вдоль кишки, лениво ударяя задним концом своей электрической пики по решетке.
   – Мистер офицер! Мистер офицер! – принялся звать Бен. – Меня зовут Бенджамиль Мэй, я служащий корпорации. Произошла ошибка! Я никогда не торговал наркотиками! Я сижу здесь уже четыре часа! Мистер офицер!
   Эта зараза не вела даже ухом.
   – Эй, буфы, мать вашу! Заткните кто-нибудь пасть этому ублюдку! Или я щас сам подлезу!!! – взревел хрипловатый бас.
   – Сам заткнись! – лениво отозвался худой парень с жутким спиралеобразным шрамом на бритой голове и с угольно-черными блестящими прямоугольниками вместо бровей. – Это наш циви, пусть орет сколько хочет.
   Бен уже знал, что парня зовут Тимом. Сквозь толпу протолкался здоровенный амбал с разноцветной пигментацией на щеках. Лоб в два пальца высотой, белок левого глаза заплыл кровью. Спина Бенджамиля в который раз за сегодняшний день покрылась холодным потом, но внимание здоровяка уже всецело приковал к себе Тим.
   – Да ты кто такой, чтобы указывать?! – Красноглазый угрожающе нагнул бычью шею.
   – Это ты кто такой? – нагло парировал Тим. – Меня-то в сине-салатовом любая крыса знает.
   – А мне насрать!!! – надсаждался амбал. – Я в своем районе!
   – Не гони, снипер! – Бритый Тим ловко вскочил на ноги. – А то мы с Мани тебя упакуем! Где я не допрыгну, там он достанет. Эй, Мани? Закопаем снипера?
   Мани в полосатом платке молча оскалил красные пластиковые зубы.
   – Эй, хватит тявкать, все, – неожиданно вмешался в разговор третий голос. – Потолкались и будет.
   Бен тихонько покосился через плечо. Говорил Будда, невысокий плотный мужчина с восточными чертами лица. Его гладкое, абсолютно круглое лицо излучало спокойствие, маленький рот улыбался. Говорил он всегда негромко, но Бен уже заметил, что окружающие к нему прислушиваются и практически всегда следуют его ненавязчивым распоряжениям.
   – Как скажешь, папаша. – Тим тут же уселся на место.
   – Я в своем районе! – угрюмо повторил здоровяк, хотя по всему было видно, что его боевой накал пошел на убыль. – А этих трэчеров все одно пропишут. От них же пульпой на десять шагов тянет. Вставят им по имплохе в артерию – и в периметр, на работы. Че они мне наступают?
   – Ты снипер, да? – наставительно сказал Будда. – Вот и держись своей бранжи. И пацаны к тебе вязаться не будут. Тебя за что забрали?
   – Жене руку сломал, – осклабился амбал.
   – Тем паче, – покивал лысой головой Будда, – оштрафуют и выпустят. Пойдешь обратно рычаги давить. А будешь шуметь, могут периметр прописать месяцев на шесть. Сечешь? А цивильный пусть покричит, после шока полезно, когда его сюда приволокли, он аж синий был.
   Амбал поворчал еще немного себе под нос, потом поплелся куда-то вбок и исчез из поля зрения. Тим, Мани и еще один типчик со свернутым носом принялись играть в какую-то игру на пальцах.
   – Иди посиди маленько, я подвинусь, – предложил Бенджамилю Будда.
   Бен только помотал головой. Ему давно хотелось в туалет. В самой середине кишки торчал исцарапанный пластиковый унитаз, но Бен представлял себе, что нужно будет проталкиваться сквозь одуревшую от безделья толпу, потом гнать кого-то, рассевшегося на очке, будто на стуле, потом расстегивать штаны перед десятками беспардонных зрителей и терпел, терпел, терпел…
   Недалеко от места, где стоял Бен, опять раздались крики и брань. На этот раз Фемида явилась в лице молодого парня с нашивкой «Д. Смит» на груди форменного комбинезона. Пока охранник дошел до решетки, ссора улеглась сама собой, и он в нерешительности остановился как раз напротив Бена.
   – Мистер Смит! Офицер! – возопил Бен, изо всех сил стараясь просунуть голову сквозь углепластик. – Выслушайте меня, ради всего святого! Произошла ошибка! Они, наверное, перепутали файл. Я служащий компании «Счастливый Шульц». Я здесь уже четыре часа.
   Офицер с сомнением погладил короткие пшеничные усики.
   – Я имею право на один звонок! Я это точно знаю!!!
   Наверное, полный отчаяния вопль Бенджамиля наконец произвел на стопа впечатление, глаза его стали осмысленными, более того, слегка заинтересованными. Он указал на Бена рукоятью шокера:
   – Как зовут?
   – Бенджамиль Фрэнсис Мэй! – окрыленный надеждой, затараторил Бен.
   – Задержанный Мэй, на выход!
   – Сейчас… сейчас, – исступленно бормотал Бенджамиль, пробираясь к узкой двери.
   Арестанты его пропускали.
   В небольшом тупиковом коридоре охранник указал Бену на торчащий прямо из стены провод с ракушкой на конце.
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация