А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Текила-любовь" (страница 7)

   7

   Машка проснулась в семь. Сообщений от Димы не было. Поздно вечером вернулась из бара пьяная Настя и, всхлипывая, спросила: «Как у тебя с Димкой?» – «Каком, – просто ответила Машка. – Третий не лишний, третий запасной. Димыч тоже оказался сторонником этой теории, только вот не хочется мне как-то быть на месте того самого, запасного…» Позже и Настя рассказала ей, что у неё тоже всё – «полная жопа». Что ж, думала Машка, видимо, звёзды наших знаков стали в не самую удобную позу…
* * *
   Машка медленно собиралась в универ. Это была ежедневная утренняя программа. Кровать, туалет, нажать на чайник, ванная, одежда, макияж и кофе. Последнего иногда не было. Не потому что не было кофе. Просто, когда не хватало времени и вставал выбор между макияжем и кофе, Машка выбирала макияж, а кофе ждал её в буфете за пять минут до начала первой пары. У Насти всё было проще. Ни сигареты, ни алкоголь никак не отражались на её фигуре, коже и волосах. Она вообще не пользовалась косметикой.
   Однако в этот трудный понедельник Машкина программа дала сбой. Зависла на пункте «одежда». Глядя на сладко спавшую Настю, Маша не смогла устоять перед великим соблазном вернуться в кровать, проспать часов до двенадцати и, что само собой разумеется, не идти сегодня в универ вообще. Уж Настя-то точно никуда не пойдёт. После шести порций текилы это казалось нереальным. С мыслями о текиле и ломте кислого лимона Машка вновь залезла под одеяло и тут же провалилась в сон. Её сонное счастье длилось пять часов, а казалось, не прошло и минуты. Комнату заполнил запах малины. Пришла Анька. Маша открыла глаза. Настя сидела на кровати, завернувшись в одеяло с покемонами.
   – Держи свой мобильник. – Анька положила на стол покоцанный телефон. – Ну, что, ты хоть помнишь, что вчера-то было? – спросила она, нажимая на кнопку чайника.
   – Не-а… – зевнула Настя и подняла глаза. – Помню, было пять текил, а больше ничего… А что ещё было?
   – Ты выпила шесть текил, зажигала с каким-то толстым мужиком, с ним ты, кстати, и выпила две последние текилы. Ещё ты договорилась с Максом о встрече на этой неделе. У него теперь новая заводная кукла, – рассказывала она. – Он всё время её тискал и облизывал, а ты бесилась и кидалась мобильником. Но он ничего, вроде ещё работает.
   – Кто, Макс?
   – Мобильник. Потом ещё этот толстый мужик, с которым ты зажигала, хотел надавать Максу пиздюлей, но мы с Иркой его серьёзно отговорили. В конце концов ты, громко матерясь, уехала оттуда. В общем, во всём остальном было как обычно. Нажрались как свиньи, а Вася заблевал весь тротуар перед «Матрицей».
   Настя прослушала и спросила:
   – А на какой день мы с ним договорились?
   – Бедолага, – протянула Машка.
   – Приехали, – вздохнула Анька. – По-моему, ты говорила мне, в среду.
   – Наверное, Оксана знает? – предположила Машка. – А сейчас, может, спустимся вниз, поедим в «Галилео»?
   – Хорошо, – улыбнулась Анька. – Тем более я должна рассказать вам что-то очень важное.
* * *
   Димка лежал на парте и вспоминал, как две недели назад на большом перерыве к нему подошла Кристина и, затащив в пустую лекционную аудиторию, мягко говоря, изнасиловала прямо на учительском столе. Как выражался Андрюха о таких редких случаях – конкретно «порвала».
   Жизнь не просто преподносила экзотические сюрпризы, а как-то глумилась – в хорошем смысле.
   – Я живу в одиннадцатом блоке, – сказала она после, глядя ему в глаза. – Комната шестьсот три. Приходи в десять. Продолжим, – и хитро ему подмигнула. – Придёшь?
   – Я не против.
   – Значит, договорились. Жду в десять.
   Вместе они проводили подобные эксперименты не реже двух раз в неделю. Трахаться с Кристиной в лекционном зале ему дико нравилось. Было в этом что-то запретное и опасное. А вдруг декан зайдёт? Или ещё кто?
   Он знал номер комнаты в общежитии, номер группы и номер мобильника. Фамилии не знал, не говоря уже обо всём остальном, что обычно окружает любого человека.
   Она не вызывала никаких эмоций, кроме тех, что крутятся сугубо около ширинки. Очень недурна – но только для секса. Вот если бы к этому сексу прибавить простое человеческое общение, Дима был бы вполне доволен.
   А ещё была Машка… Коза гламурная!.. А казалась вполне перспективной в плане нормальных отношений, если бы не этот вчерашний вечерний ультиматум: «Или я, или Кристина!» Понятное дело, что после такого ни о каких нормальных отношениях и думать не стоит.
   Я опустошён до дна. Мне больше нечего дать кому-либо.
   Он оглядел полупустой зал. Хотелось поболтать с кем-нибудь адекватным. Неважно о чём. Димка положил голову на руки и заснул под лекцию о дифференциальных уравнениях.

   8

   Редко кто приходил на кухню в семь утра, чтоб приготовить себе завтрак. По крайней мере, так было на шестом этаже. Можно было подумать, что студентки употребляли на завтрак исключительно питьевые йогурты и кефир. Когда Насте не спалось, она шла на общую кухню и жарила Машке яичницу. Иногда она сталкивалась там с Анькой, сонной и сладко пахнущей малиновой туалетной водой. В это утро, ещё не дойдя до кухни, Настя услышала громкий женский смех и лёгкую матерную брань. «Да ёп твою мать!..» – и сразу понимаешь, с кем придётся здороваться через минуту. Рядом с Анькой стояла румяная Кристина в Димкиной майке с «Тараканами» и нежно розовых пижамных штанах. Димка зевал у плиты и тёр рукой сонные глаза, пытаясь застегнуть повыше свою клетчатую рубашку с короткими рукавами. Сонный и помятый, будто только что вылупился из яйца.
   Кристина рассказывала о чём-то Аньке и снова смеялась. Димка молчал. Готовить завтрак на кухне в женском общежитии явно не входило в его утренние планы.
   – Buenas dias… – ухмыльнувшись, произнесла Наська, ставя сковородку на плиту. – Видно, за ночь все проголодались…
   – Привет… – сонно ответил Димка.
   Среди трёх девушек Настя оказалась единственной, кто удосужился одеться, прежде чем идти на общую кухню. Неужели Кристине трудно одеться? Почему надо обязательно надеть его футболку с «Тараканами», как бы заявляя всем окружающим: «Да, я сплю с ним!» Она стояла рядом, смеялась и травила анекдоты.
   – Ах, как хочется спать… – зевая, говорила Кристина, нежно поправляя пальцами Димкины взлохмаченные волосы. – Да, муж? – а потом сладко вздохнула и добавила: – Была такая долгая ночь, и мы так устали… – и закрыла глаза, прижавшись к его спине.
   Настя хихикнула и переглянулась с Анькой. Было интересно, дойдёт ли Кристина до того, чтоб рассказать им в подробностях. Димка высвободился из её рук, подошёл к окну и закрыл его, меланхолично произнеся при этом:
   – Из окна дуло. Штирлиц закрыл окно, и дуло исчезло…
   Кристина отвязно рассмеялась, глядя на Димку своим обычным хитро-блядским взглядом. Даже с утра, в дурацкой клетчатой рубашке и висящих джинсах, с лохматой чёлкой – он казался ей самим совершенством, которое вызывало сейчас в ней только одно желание: вернуться в постель и продолжить с того места, на котором они остановились.
   – А я знаю анекдот про поручика Ржевского… – заговорщически сказала Настя на ухо Аньке и хитро улыбнулась. – Потом расскажу…
   – Ах, девчонки, – сказала Кристина, сладко потянувшись. – Секс это самое лучшее, что есть в жизни. Позавчера мы с мужем жутко посрались, а сегодня ночью так реально помирились… Правда, муж, тебе понравилось?
   Димка вздохнул и закатил глаза. Настя смотрела на него и искренне жалела. «Бедолага», – сказала бы Машка, будь она сейчас здесь. Кристина перешла все возможные и невозможные границы и продолжила свою пытку:
   – И мне понравилось. В постели, муж, тебе нет равных.
   После этих слов Димка молча снял кастрюлю с плиты и вышел из кухни. Кристина с недоумением посмотрела на девчонок.
   – Что это с ним?
   – Ты бы ещё рассказала, в каких позах вы это делали и сколько раз, – ехидно засмеялась Настя, качая головой. Она посыпала яичницу ароматными специями.
   Кристина, было, открыла рот, чтоб рассказать обо всех интимных подробностях, но Анька перебила её.
   – Нам необязательно было знать столько подробностей. Тебе лучше пойти за ним.
   – Ладно, пока, – нервно произнесла Кристина и, тихо матерясь, побежала за Димкой.
   – Какой ужас… – сказала Анька. – Бедный Васич. Как он может терпеть такое?
   – Он не может терпеть, – ответила Настя. – Просто он не хочет ссориться на людях. Он вообще не хотел афишировать отношения с ней, но сама видишь. С Кристиной это просто нереально… Наверное, он и правда хорошо трахается, раз девушку так распирает от эмоций… Она б ещё презерватив показала…
   – А я всё не могу понять, почему прикольные мальчики выбирают себе в пару прикольных девочек? Я не имею в виду Кристину, хотя, здесь тоже есть доля правды…
   – Что значит «прикольных» девочек?
   – Такая же, как и сам парень, с примерно таким же характером, которая умеет шутить так, что все хватаются за животы, и может так рассказать простую историю, что ты будешь слушать её, развесив уши… Которая всегда улыбается, смеётся… Прикольная, в общем. Только одно отличие: у неё есть попа и сиськи. Ты не замечала, что все знакомые «прикольные мальчики» встречаются с такими девочками?
   – Да, замечала… – вздохнула Настя. – А ты не считаешь себя прикольной девочкой?
   – Я скорее милая, чем прикольная. У меня слишком своеобразное чувство юмора, его только Васич понимает, да и то с трудом. Я к тому, что обычные девочки тоже люди. Почему им трудно обратить внимание на такую? Ведь с ней может быть не менее интересно, чем с «прикольной»…
   – Поверхностные люди тянутся к себе подобным. Зачем париться с «обычной» девочкой, пытаться познать её сложный внутренний мир, когда рядом есть яркая и «прикольная» девочка, у которой всё на поверхности? Не факт, правда, что внутри так же «прикольно». Да, кстати, анекдот про Ржевского.
   – Давай.
   – С утра, после бала, поручик Ржевский выходит на крыльцо и говорит гусарам:
   – Господа, какое сегодня туманное утро!
   Гусары:
   – Поручик, снимите презерватив с головы!
   – В тему, – улыбнулась Анька.
   – Конечно, – ответила Настя. – Слушай, а тебе что, какой-то приколист понра-вился? Случайно не Васич?
   – Нет! – рассмеялась Аня. – Ни за что на свете! Я слишком много знаю о нём, чтобы влюбиться. А того парня ты знаешь. Наши имена начинаются на одни и те же буквы, а ещё он был влюблён в тебя на втором курсе.
* * *
   С середины сентября Макс и Настя начали встречаться раз в две недели. Когда было тепло, они ходили по улицам города и разговаривали, а когда холодно – сидели в «Му-му» на Арбате.
   Всё заново, всё с нового листа, по-другому. Сначала он был молчаливым и холодным, даже не улыбался. Говорила на первых встречах в основном она, Макс только отвечал на вопросы и недовольно смотрел под ноги, изредка усмехаясь чему-то и отвечая на телефонные звонки и сообщения, половина из которых, догадывалась Настя, были от Яны. Со временем его отношение к Насте потеплело, и через месяц Максим начал улыбаться ей при встрече, говорить и шутить, как раньше, а ещё через две недели – позволил взять себя под руку.
   «Система работает! – радостно говорила Машка дома. – Ещё два месяца, и Новый год вы будете встречать вместе!»
   Настя и сама замечала изменения, но пыталась не рассчитывать на многое. Приходилось идти на жертвы. Ей не нравилось ходить на шпильках, тонкие колготки постоянно рвались, а ноги мёрзли в холодную погоду…
   – Любовь требует жертв! – грозила пальцем Машка, придумывая Насте очередной наряд. – Терпи, коза, а то мамой будешь…
   Настя грустно вздыхала и одевалась, как говорила Машка. Сексуально, изысканно и женственно одновременно. Вела себя, как леди. Не шутила, не издевалась, не язвила, не пила при нём спиртного и не употребляла крепких выражений.
   – Хватит тебе быть плохой девочкой, пора становиться прекрасной утончённой леди… – сказала ей Машка с серьёзным видом.
   – Я не леди… – ответила Настя, но спорить с Машкой не стала.
   Когда они гуляли вечером по Арбату, она сломала ноготь под корень. Пошла кровь. Тогда Макс взял её ладонь и нежно поцеловал палец. Настя не могла вспомнить, когда в последний раз испытывала подобное счастье.
   Она взбежала по лестнице, легко открыла дверь и пошла к лифту. У входа в интернет-кафе сидел серый полосатый котёнок. Настя присела на корточки рядом с ним. Он поднял на неё большие испуганные жёлтые глаза и потёрся головой о коленку.
   – Ну что, зверь, пойдёшь со мной? – тихо спросила его Настя, беря кота на руки. Тот замурлыкал и довольно прикрыл глаза. Зверь чем-то напомнил ей кота в сапогах из «Шрека». Настя спрятала его под пальто у груди.
   Придерживая найдёныша, Настя открыла дверь в комнату. С её фотоальбомом на коленях сидел Димка, а напротив полулежала Машка и что-то ему рассказывала. Что Димка делает здесь?
   – Радуйся, Машка, теперь у нас будет домашнее животное, – заявила Настя. – Мы ведь давно хотели кошку завести… – и опустила котёнка на пол. Тот понюхал пол, огляделся по сторонам и тут же определил своё место в комнате, запрыгнув на Настину кровать.
   – Прикольно… – без эмоций произнесла Машка.
   – Как назовёшь? – спросил Димка.
   – Ещё не знаю… – пожала плечами Настя, снимая пальто. – Может быть, Чико…[4] парень, мальчик… Думаю, нормально.
   Мальчик в это время стянул со стола полотенце и принялся его кусать и драть когтями.
   – Да, ему подходит… – улыбнулся Димка.
   Через час Димка ушёл, а Настя так и не поняла, зачем он приходил. Она вообще плохо понимала его. Были моменты, когда он начинал её просто-напросто раздражать: да какого черта он таскается к Машке, когда спит с Кристиной?! Хотя Машка вроде бы уже и не против таких отношений. А раз всех все устраивает, то и вмешиваться не стоит. Своих проблем хватает. Максим, например.
   – Макс поцеловал мой палец… – рассказывала она Машке вечером.
   – А я показала Димке твой фотоальбом, где ты мелкая в салатовых лосинах и с косой чёлкой на бок, блестящей от лака! Он был в восторге!..
* * *
   Поздно вечером Насте позвонила Ира, и начался их привычный разговор перед вечеринкой в «Матрице». В случае с Ирой первое впечатление оказалось обманчивым.
   – Знаешь, мне кажется, твой Макс такой ловелас… – говорила Ира. – Вчера моя лучшая подруга столкнулась с ним в подъезде. Он часто приходит туда, обхаживает какую-то девушку с десятого этажа…
   – И что? – равнодушно спросила Настя.
   – Ну, вроде как обходил… А вообще я очень хочу познакомиться с Яной. Милая девчонка, мне кажется. Я думаю, тебе нужно оставить Макса в покое.
   – Почему? – Голос Насти звучал неестественно и нервно. Эти слова резали уши и были, мягко говоря, неприятны. Да какая ей разница, в самом деле?!
   – Ну, понимаешь, он счастлив с Яной. Если ты любишь, то должна быть счастлива тем, что счастлив он. А вдруг они скоро поженятся?
   Настя со злостью бросила трубу. Да как эта грудастая школьница может указывать ей, как поступать с Максом? Да что она может понимать в свои пятнадцать лет?
   Она схватила пачку сигарет и, хлопнув дверью, вышла на общий балкон.
   – Что она тебе сказала? И кто это вообще был? – спросила Машка, прибежав к ней через минуту.
   – Ира. Прикинь, эта коза сказала мне, чтоб я оставила Макса в покое. Мол, я должна быть счастлива оттого, что он счастлив с Яной… – ответила Настя дрожащим голосом. – Самое страшное, что мне кажется, кое в чём она всё-таки права.
   – В чём же? – спросила Машка.
   – В том, что он счастлив с ней. Ему с ней лучше, чем со мной. И проще, и удобнее. Просто лучше.
   – Да откуда тебе знать-то, Настя? Не говори глупости!
   – Просто я их видела и всё поняла, – вздохнула она, кидая затушенную сигарету на пол.
   – Ты мне совсем не нравишься такой, – серьёзно сказала Машка. – Последнее время ты всё чаще думаешь о плохом. А мысль – она материальна. Задумайся. И не обращай внимания на то, что говорят грудастые шестнадцатилетние школьницы! Нашла кого слушать! Да она шиза стопроцентная! И как только угораздило с ней познакомиться!
   – Курить хотелось больше, чем трахаться.
   – Эх, стоит вас с Анхен оставить без присмотра, так сразу… Ну ничего. В следующий раз будете знать, у кого стрелять. Ладно, пойдём домой, а то холодно.
   Они вернулись в комнату. Настя взяла ноутбук и забралась с ногами на кровать.
   После той вечеринки она попросила Оксану прислать ей номер Яны, убеждая в том, что ничего плохого делать не будет, а всего лишь хочет с ней пообщаться и узнать, что она за человек. Во вторник вечером ей повезло, и Яна под очень оригинальным ником Заинька вышла в Сеть одновременно с Мазаем Максом.
   Насте на самом деле было интересно, чем эта девушка, похожая на сотню таких же загорелых блондинок, смогла так зацепить Макса, чем она, в самом деле, лучше неё, Насти? У Машки на этот счёт было своё грубое мнение: девушку просто так имели во все щели три недели на юге, а ты думаешь, у них любовь. Забей!
   – Тогда какого хрена она теперь таскается к нему в Москву из Латвии, а?» – с вызовом спрашивала Настя, поднимая на Машку глаза и издевательски моргая.
   – Ну и пусть таскается! Это ведь она таскается, а не он! Любил – сам бы к ней туда таскался! Так вот! А девушка сама себе хуже делает… Любимый должен быть рядом, а не за бугром.
   – Попробуй, скажи ему это…
   Яна поддержала общение. Друзей держи близко, а врагов ещё ближе, бормотала над ухом Машка, с аппетитом треская крабовый салат. Яна казалась Насте одинаковой и предсказуемой. Всегда одни и те же приветствия, изображения радости, вопросы, те же слова, выражения и шутки, более половины которых она переняла у Максима. Настя пыталась отнестись к ней объективно и понять, чем же она взяла?
   Настя читала её сообщения. Эта девушка любила розовый цвет, песни «Наутилуса» и «Brainstorm» и зачем-то посылала фотографии котят с глуповатыми, приторно нежными комментариями. Настю это раздражало, а Машка хохотала, как сумасшедшая, и тянулась за сигаретой и «Магдаленой», пахнущей клубникой с водкой.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация