А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Текила-любовь" (страница 15)

   17

   Танцевать. Только танцевать, не прерываясь в эти три часа ни на минуту. Танцевать, пока силы не покинут и пока удаётся попадать в ритм. Без разницы, под какую музыку: диско, латина, поп или хип-хоп с r’n’b… Всё равно, лишь бы не думать, не думать, не думать… После еженедельных занятий со студентами Настя оставалась в зале ещё на три-четыре часа и танцевала одна. Она старалась приходить сюда как можно чаще. Ей хотелось танцевать до седьмого пота, а потом валиться на свою постель поверх одеяла и спать без мыслей и без чувств.
   Или не выходить вообще из комнаты, тупо доедать третий килограмм сушек и приклеивать скотчем пододеяльники на окна. В эти первые дни весны Настя не видела причин для своего существования. Беременная двадцатилетняя студентка, без денег, с просроченной регистрацией, без мужа, на грани нервного срыва и отчисления, а стало быть – почти без жилья. Вопрос двух-трёх суток – высшую математику сдать «своими силами» так и не получилось.
   В эти дни ей даже не хотелось вылезать из кровати, чтобы сделать три шага до туалета. Хотелось, чтоб пришёл кто-нибудь, вынул из одёжек и одеял, отряхнул от сушек, помыл, причесал и увёз развлекаться куда-то с самбукой и медведями, по ходу решив разом все проблемы. Соблазнял бы бешеными деньгами, а Настя бы демонически хохотала, поливая деньги самбукой и поджигая…
   Утром забегала Анхен и, пихнув ей в руку зелёную карточку Сбербанка, сказала: «Ничего не знаю и знать не хочу. Я ею не пользуюсь. Здесь моя стипендия за год. Может быть, тебе это поможет как-нибудь… Вернёшь, когда получится…»
   Два равно неприятных выхода: или ехать домой, предварительно сделав аборт, или «нести в подоле». И в любом случае – отчисление, которое ни при каких обстоятельствах не сможет обрадовать родителей.
   Три компакт-диска, четыре часа непрерывной музыки, которая слилась для Насти в одну-единственную длинную песню, под которую она танцевала, забыв о реальности. Последняя песня третьего диска подошла к концу, и в тёмном зале воцарилась звенящая тишина. Настя выключила стереосистему и вспомнила о том, что завтра утром ей нужно идти в женскую консультацию. Пересчитала деньги в кошельке.
   – Должно хватить… – полушёпотом сказала она сама себе, и в этот момент в тишине раздались одиночные аплодисменты… Только сейчас Настя заметила, что не одна в этом пустом зале. У дверей в длинном чёрном плаще стоял высокий мужчина, лица которого она не могла различить в сумраке.
   – Вы испугали меня… – немного обиженно сказала Настя, садясь на ступеньку рядом со сценой. – Вы давно тут стоите?
   – Час.
   – А я не заметила…
   – Ничего страшного… – ответил он и медленно подошёл к Насте.
   Она молча следила за его шагами. Он остановился напротив, и только сейчас Настя узнала его. Георгий Васильевич. Что он здесь делает в это время?
   Он стоял и снисходительно смотрел на неё, еле заметно улыбаясь.
   – Странно как-то видеть вас здесь, – неуверенно произнесла Настя. – Я уже отчислена?
   – Откуда столько пессимизма, Настя? – Из всех знакомых ей мужчин только Новгородцев мог говорить так. И нежно, и издевательски одновременно.
   – Вы знаете, как меня зовут… – ехидно сказала Настя.
   Новгородцев не ответил. Он присел рядом с ней и хитро посмотрел в глаза. Настя боялась себе признаться, что этот грубоватый мужчина, заместитель декана, внешне похож на одного известного чёрного мага, которого она как-то видела по телевизору, оказывал на неё парализующее действие. Она то забывала слова, то начинала краснеть, то просто запиналась, как последняя влюблённая дура.
   – Ты далеко живёшь? Могу подвезти.
   – Я живу в соседнем блоке.
   – Тогда, может, сходим куда-нибудь сейчас? – предложил он, глядя на дорогие часы на руке. Было около девяти вечера. – В «Яръ», например…
   – Я не хочу в ресторан, – ответила Настя, вытирая лицо мягким белым полотенцем.
   – А куда ты хочешь?
   – Не знаю… – Настя пожала плечами и добавила, истерично смеясь: – Скорее не «куда», а «чего». Чемодан баксов был бы сейчас очень кстати, чтобы устранить жопу, в которой я нахожусь!
   – Поехали, – согласился Георгий Васильевич. – Сколько времени тебе нужно, чтобы собраться?
   – Десять минут, – ответила Настя, вставая со ступеньки. – Постойте, я же пошутила…
   – А я нет, – улыбнулся Георгий. – Жду тебя в машине напротив «Галилео».
   Это был первый шаг. Настя серьёзно подумала, что в последнее время жизнь над ней просто издевается, а это непонятное знакомство и ужин с Новгородцевым – очередная эксцентричная шутка. Правда, не очень смешная. Что ему нужно от неё? И что же будет дальше?
* * *
   А дальше – Георгий ещё раз пригласил Настю в ресторан.
   …Они говорили:
   – Ты роскошная девушка. Женщина. Ты создана для другого мира, для другой жизни.
   – Я тоже так думаю, – соглашалась Настя, вспоминая о бальных танцах. – Я с детства танцевала. И если бы я не навернулась с лестницы и не сломала руку, вряд ли сейчас сидела тут с вами. Моя жизнь сломалась вместе с моей рукой. Потом рука срослась не совсем правильно. Это незаметно для тех, кто не знает, но танцевать я вряд ли теперь смогу. Так же как никогда не стану прежней.
   – Я не видел твоих выступлений. Я представляю тебя светской львицей. Рядом со мной. Красивая, дорогая, гламурная и моя.
   – Что вы! – расхохоталась Настя, представив себя на месте Ксении Собчак. – Какая из меня светская львица?! Вы смеётесь!.. Да я не помню даже, когда последний раз была в парикмахерской!..
   – Ничего. Со временем всё получится, – улыбался Георгий.
   Почему-то он напомнил Насте змея-искусителя. Настя шутливо нарекла так Максима ещё два года назад – из-за его хитрых глаз, но с Георгием было уже что-то другое, а что именно – она пока не успела понять.
   Он продолжал:
   – Роскошной девушке – соответствующий телефон, – и положил на стол небольшую коробку в жёлтом пакете.
   Настя недоверчиво подняла на него глаза.
   – Это тебе, – повторил Георгий. – Не хочешь посмотреть?
   Настя открыла коробку. Новый мобильный телефон – малиновая раскладушка, вся в кристаллах «Сваровски».
   – Это подарок, – уточнил зачем-то Георгий. – Нравится?
   – А кому не понравится? – ответила вопросом Настя.
   – Поехали ко мне?
   Жизнь продолжала издеваться – она будто подмигивала и шептала исподтишка: «Давай, Настя, давай!..», в то время как новый мобильник в её воображении принял образ крупного зелёного яблока, а Георгий говорил так нежно и тихо, что казалось – он шипит.
   Настя улыбнулась своим мыслям, отлично понимая, что не стоило принимать такой дорогой подарок и ехать теперь домой к Георгию. Она приняла игру и уже догадывалась, что через час они будут заниматься сексом в его квартире. Понравится? Не понравится? Настя не задумывалась, не хотела задумываться, она просто села к нему в «Ниссан» и захлопнула дверь.
* * *
   Начиная со следующей недели, Настя появлялась в студенческом городке только по вторникам – вечером ее привозил туда Георгий, чтобы она провела свои занятия по танцам, а сам в это время ждал ее в машине на автостоянке. Хоть этого и не было сказано вслух прямым текстом, Настя и так понимала, чем ей придётся расплачиваться за надуманное душевное спокойствие и отсутствие серьёзных проблем. Её не только не отчислили, но и разрешили не посещать занятия вообще.
   В этот день Настя взяла машину Георгия и сама поехала на Ленинский. Жутко тянуло туда, а еще хотелось курить. Нестерпимо. Она припарковала «Ниссан» чуть левее входа в студенческий городок, опустила боковое стекло и вдохнула вечерний воздух, пахнущий пьяным прошлым, которое даже и не думало отпускать ее. Каждый вторник, уезжая отсюда, Настя прилипала к окну и пялилась на маленький удаляющийся городок на юго-западе Москвы. Она знала его до мелочей, до последней дверной ручки или ободранной двери в комнату. Маленький мир из пятнадцати корпусов общежития, небольших клубов и арабских забегаловок, где по утрам пахло шаурмой и подгорелым кофе.
   Настя закурила. Рядом на пустом сиденье лежал бумажный пакет из «Макдоналдса» с парочкой гамбургеров, картошкой, сырным соусом и стаканом капучино.
   Хотелось выйти из машины и пойти куда глаза глядят. Пройти по всем местам, по всем уютным кафешкам и забегаловкам, по всем крошечным магазинам и дешевым клубам. Посидеть в «Симбаде», где они раньше так часто с Димкой пили пиво допоздна, а время летело, как сверхзвуковой самолет. Только сели за стол в шесть вечера, а через миг пора выходить. На часах без десяти двенадцать, арабы уже собирают стулья, а она не успела ему рассказать еще столько всего. Рядом с ним хотелось вывернуть душу наизнанку – то, что Настя рассказывала Димке, она не рассказывала даже Максу.
   Вон там, на четвертом этаже, светится зеленым светом их с Андрюхой окно. Комната 410. Забыла – Андрей живет с Анькой рядом, а зеленое окно – комната Димы и Кати. Анька рассказывала о ней ещё два года назад. Подшутила над Васильевым. Хотела сплавить Димке Юлю, а подвернулась Катя, и подвернулась удачно.
   Настя пыталась вспомнить, как выглядит комната. Что там внутри? Но вспоминалась лишь дверь – с двумя кроликами из черной самоклеящейся ленты.
   В чём? Когда? Где именно я ошиблась? Чем виновата? Что сделала не так?
   С каждой минутой безответных вопросов становилось все больше и больше. Она сама могла ответить на них: просто он понял, что любит ту, с которой был рядом два года. Такие отношения быстро не забываются. А Настя – только хороший секс, и ничего больше.
   Но почему же так колет где-то в груди, когда она смотрит на его окно, когда приезжает сюда и боится столкнуться с ним случайно?
   Настя делала по две затяжки и, потушив сигарету, выкидывала ее наружу. На автобусной остановке смеялись черные, обнажая крупные, ядовито-белые зубы. Пахло сумерками и тающим снегом. Она взяла стакан с капучино и сделала два осторожных глотка. На перекрестке зажегся зеленый свет, и группа крикливых студентов быстро перешла дорогу. Среди них был деловой парень с косичкой и тубусом за спиной. Рядом с ним девчонка с рыжими кудрями до талии, она держала парня под руку и что-то ему торопливо рассказывала. Анька и Андрей.
   Настя знала: сейчас они пройдут через арку с надписью: «Студенческий городок», зайдут в девятый блок и, поднявшись на четвертый этаж, постучатся в комнату к Димке. Он откроет дверь с кроликами и скажет: «Здорово, Андрюха!» – чуть наклонит голову, засунет руки в карманы и будет внимательно смотреть своими карими глазами.
   Она снова посмотрела на окно. Темный силуэт отодвинул рукой зеленую штору и застыл, опустив голову. Настя пыталась рассмотреть его, но сумерки не позволили. В сумке зазвонил телефон.
   Она была уверена, что это Георгий, но… с экрана мобильника хитро улыбался Димка. Настя не подняла трубку. Через минуту силуэт в окне исчез. Она подняла стекло, завела машину и поехала к Георгию.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация