А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Закон случайностей" (страница 9)

   Глава 12
   Кораблекрушение

   Пятница, блин. Второй час стою в пробке на Дмитровском шоссе. Надо было на электричке ехать, а не маршрутку ждать. И ведь так каждую неделю.
   Опаздываю на встречу с Аней уже на полтора часа.
   – Я сейчас работаю, то есть подрабатываю немного в кадровом агентстве, – рассказываю ей по телефону. – Меня брат старший по знакомству устроил.
   Мы уже второй час говорим по мобильнику. Ей-то бесплатно, а меня, боюсь, скоро заблокируют. Аня внимательно слушает, не перебивает. Это так приятно. Хотя по телефону она мне уже не кажется такой дерзкой и интересной, какой я видел ее утром в кафе.
   Она сейчас такая… стеснительная, что ли, немного зажатая. Я думал, она другая. Не знаю, что ей еще рассказать. Почти час говорил без передышки, устал, а она молчала почти все время. Разговора не получалось.
   – Мой дед был капитаном на теплоходе, – начал я новую тему. – Когда мне было пять лет, он привел меня в капитанскую рубку. Я еле доставал руками до штурвала. Дед взял меня на руки, и я осторожно рулил под его руководством. Вот. Я мечтал стать капитаном на корабле.
   – Как Джек Воробей?
   – Ну да, – согласился я. – Капитан Джек Воробей.
   – Клааасс! – обрадовалась Аня. – Джонни Депп – душка.
   Сделаю вид, что я этого не слышал. По утрам в кафе Аня производила впечатление не только интересной, но еще и умной девушки. Ладно. Ничего. Со всеми бывает. Мне тоже иногда Анджелина Джоли снится. Правда, я никому об этом не рассказываю.
   – А еще дед играл на губной гармошке. Привез ее из Германии, когда меня еще не было. Теперь я на ней играю. Вернее, так, учусь, балуюсь. Когда встретимся, сыграю тебе что-нибудь.
   – А у тебя что, тачка есть?
   – Нет, пока нет.
   – Понятно, – вздохнула она.
   – Слушай, Ань, наверное, сегодня уже не получится встретиться. Я на два часа опаздываю. Стоим на переезде минут двадцать, наверное, и все ни с места. Давай, может, завтра встретимся?
   – Давай, – согласилась она, странно смеясь при этом. – Без проблем.
   – А почему ты смеешься? – спросил я. – Я говорю что-то смешное?
   – Нет, – ответила она тихо. – Просто ты… такой милый.
   – Наверное, – сказал я. – Ладно. До завтра, Ань.
   – Пока.

   Я отключился и проверил баланс. На счету остался ровно один рубль. Какой я точный. В маршрутке стало душно, пришлось открыть еще пару окон. Единственное, что я мог делать, стоя в пробке, это болтать по телефону. Теперь и это мне недоступно. Ни поговорить, ни SMS отправить. Можно послушать mp-3, но наушники я, как назло, оставил дома.
   Остается только одно – спать и видеть сны. Я аккуратно прислонился к стеклу и закрыл глаза. Через минуту меня начали преследовать тени дневных событий.
   Снились Юля с Мариной и начальницей. Они обсуждали своих малолетних детей, советовались, в какой детский сад лучше ходить, чем кормить на завтрак, в какую секцию записать и где это будет дешевле.
   Мысли об Ане не оставляли меня даже во сне. Как-то все неправильно. Не так. Знакомился с одной Аней, а в итоге получил другую. Понравилась особенная, а взглянул повнимательнее, послушал слова и вопросы – оказалась обычная. Даже очень обычная. И глупая. Такое чувство, будто тебя незаметно обманули. Зачем я опять назначил ей встречу, когда по телефонному разговору в пробке и так все стало понятно?
   Ладно, посмотрим, что будет завтра.
* * *
   Погода угадывала мое настроение. С утра было еще ничего, но сейчас – я сидел в середине амфитеатра – облака собирались над водой, сгущались, обнимались, превращаясь в одно большое темное облако, тенью закрывшее солнце. Тут же подул ветер. Мне казалось, он появился откуда-то снизу слева, поднялся вверх по диагонали и взлохматил волосы. Сразу стало холодно.
   Внизу у воды резвились дети лет по шесть-семь. Бегали зачем-то с палками, кричали. Говорили, здесь у берега глубоко. Иногда я сидел здесь один и представлял, как спасаю кого-нибудь.
   Позвонила Аня. Полминуты смотрел на ее имя, отразившееся в экране мобилы. Хоть бы сказала, что не придет, что не может, что плохая погода, что лучше завтра – а там я уже точно сам отмажусь как-нибудь.
   – Привет, – сказала она. – Я пришла. А ты где?
   – Я в серой куртке, – ответил я. – Сижу. А ты?
   Обернулся посмотреть. Ани не было. Или я не заметил. Отвернулся.
   – Я тебя вижу, – сказала она.
   – А я тебя нет, – вздохнул я.
   – Сейчас-сейчас, я уже близко… – бодренько сказала Аня и отключилась.
   Я застегнул куртку и опустил глаза. Спустя минуту перед моим носом появились две худые ноги в красных шлепанцах, красные шорты, футболка, худые руки, очень красивые кисти и пальцы и, наконец, оранжевое, как спелый персик, лицо.
   – Ну, привет, – сказала девушка. – Чего звал?
   Схожу с ума. Кто-то где-то что-то перепутал. Ситуация явно вышла из-под контроля. Что происходит-то? Такое чувство, будто я заснул вчера в маршрутке, но так до сих пор не проснулся.
   – Вы кто? – тупо спросил я, подняв глаза на девушку. Блондинка. Смотрит на меня так, будто я силой вытащил ее из теплого солярия и притащил сюда, на холод и ветер. – А где Аня?
   – Я Аня, – невозмутимо ответила она, садясь рядом.
   – Не понимаю, – сказал я. – Аня темненькая, с короткой стрижкой.
   – Слушай, парень, чего-то мне холодно здесь, может, в кафе лучше посидим. Так что там, темненькая, говоришь?
   Мы поднялись вверх и зашли в первое летнее кафе, попавшееся на пути. Стало чуть теплее.
   – Да. У меня номер ее есть, – сказал я. – Вчера мы часа полтора говорили по телефону, пока я в пробке стоял. У нас встреча должна была быть, но не получилось. Договорились на сегодня, а пришла ты… Ничего не понимаю.
   Получалось, что Аня из «Фьюжн» просто дала мне чужой номер телефона. Просто отмазалась. Продинамила! И вот так вот, по приколу, я попал на девушку с тем же именем, и даже сначала не понял этого.
   С другой стороны, теперь понятно, почему я чувствовал, будто меня обманули. Вчера вечером я говорил с другой, со второй Аней. А она слушала и молчала, будто так и надо.
   – Тебя как зовут-то? – спросила новая Аня.
   – Никита, – ответил я. – А с чего ты вдруг согласилась со мной встретиться? Ты же меня не знаешь.
   – Да тут такое дело… – начала она. – Ты вчера с первой минуты так меня заговорил, что я уши развесила. И голос у тебя приятный, да еще на свидание зовешь. Ну я и согласилась. Все равно летом дома делать не фиг!
   – Понятно, – сказал я. – Смелая ты. Чем вообще занимаешься?
   – Ну, в школе учусь, в десятый перешла. Гуляю еще, хожу в клубы, тусуюсь.
   – Давно здесь живешь?
   – Два года назад в эту дыру переехали. Бе-е-есит. Ничего хорошего.
   – А мне нравится, тут и так все есть, до Москвы двадцать минут ехать.
   – Ну, не зна-а-аю…
   – Чем увлекаешься? В свободное время что делаешь?
   – Ну, не зна-а-аю, я уже сказала, тусуюсь.
   – А где тусуешься?
   – Ну, в «Зодиаке».
   – Я там тоже бываю. И как тебе?
   – Да ника-а-ак, отстойненько.
   – А тебе что-нибудь вообще нравится?
   – Не зна-а-ю…
   Это дурацкое «не знаю» так легко давалось новой Ане, что казалось, будто это ответ на все возможные вопросы. Она произносила его легко, спокойно и как-то абсолютно пофигистично.
   – Тачки нравятся иностранные, сумки большие, туфли… А больше не знаю.
   – Поня-а-атно, – передразнил ее.
   Ели молча. Говорить было просто не о чем. Интересно бывает все-таки. Еще и познакомиться толком не успели, а поговорить уже не о чем. Я не понимал, что делаю здесь рядом с этой странной девчонкой, к которой, встреть я ее в обычных условиях, даже не подошел бы.
   – А мы недавно чайную вечеринку устроили… – решил рассказать ей о прошлых выходных, чтобы поддержать разговор.
   – Чего? – не поняла Аня. – Это что, теперь так называется?
   – Что называется? – Я тоже уже ничего не понимал.
   – Ну… это, траву, что ли, курили? – понизила голос.
   Мне снова захотелось уйти. Сбежать незаметно. Уйти в туалет, выбраться через окно – и домой.
   – Нет, чай пили. У нас было очень много сортов, мы его заваривали и пили по всем правилам чайной церемонии. Весело, кстати, было. Наверное, от людей зависит. Мы с друзьями и без алкоголя веселиться умеем.
   – Ой, ну ваще-е-е… Первый раз такой бред слышу! – засмеялась она. – Ты шутишь, наверное! Шутник, блин. А вот мы любим в «твистер» играть. Голыми! Приходи к нам и друзей приводи. Мы вас пить научим и курить тоже.
   – Мы обязательно подумаем об этом, – ответил я.
   Она достала журнал, открыла его на последней странице и принялась разгадывать кроссворд.
   – Чайная вечеринка… – бормотала себе под нос. – Ну ты даешь… бре-е-ед!
   – Интересно? – спросил я, заглядывая в кроссворд.
   – Угу, – ответила Аня.
   – Ладно, – вздохнул я. – Приятно было познакомиться, но пойду домой.
   – Да ты не грузись, Никит, – сказала девушка. – А я тебе еще кое-что могу рассказать.
   – Рассказывай.
   – Только с одним маленьким условием.
   – А просто так – никак?
   – Нет, – улыбнулась она.
   – Ну, говори.
   – Я живу в «военном городке» с той стороны железной дороги. Проводи меня немного. Темно уже, страшно мне одной идти, а я тебе по дороге все и расскажу.
   – Пойдем, раз так, – согласился я.
   Новая Аня натянула бархатную красную куртку, надела капюшон и осторожно взяла меня под руку. И все равно мне казалось, что ей холодно. Лениво шел дождь. Когда мы проходили мимо амфитеатра, подсвеченного несколькими фонарями, порыв ветра швырнул к моим ногам бумажный комок. Я откинул его в сторону, не вглядываясь.
   – Это бумажный кораблик, – тихо сказала она, показывая на него тонким пальцем.
   Желтый лак для ногтей. Странно. Я заметил, что был накрашен только один ноготь на указательном пальце, и улыбнулся.

   Глава 13
   О том, чего не было

   У меня столько принципов, что я уже сбилась со счету, перечисляя их. Есть и еще один – я просто жуткая фаталистка. Иногда на меня так находит, что я в каждой мелочи начинаю видеть знаки судьбы и скрытые предсказания будущего.
   А бывает и так, что я расслабляюсь и ничего не делаю, плыву по течению и наблюдаю за тем, куда меня занесет.
   Если я пишу кому-то SMS или сообщение, а оно не отправляется, то это может значить только одно – не нужно этого делать сейчас, потому что потом будет хуже.
   Я всегда так делаю. Вернее, не делаю.
   Вот и теперь. Потеряла мобильник перед свиданием с самым лучшим на свете парнем! А он не смог сообщить, что не придет. Может, это был знак и нам не следует общаться? Может, так будет лучше для нас обоих?
   Нужно расслабиться и отпустить ситуацию. Не ходить утром в кафе, не искать встреч с Никитой. Если я ему нужна, если я ему действительно нравлюсь, если мы созданы друг для друга – он сам найдет меня.
   Да и что там искать? Мы же учились в одной школе.
   Легко сказать – расслабься, но как же сложно это сделать, когда ты только о нем и думаешь!

   Стараюсь отвлечься от мыслей о Никите, запускаю Sims. Похоже, у Мануэлы с Марио намечается что-то серьезное. У них уже третье свидание – Марио пригласил ее к себе. У него огромный пафосный дом с прозрачными стенами, бассейн на лужайке и садовые гномы.
   Вот он ведет ее на крышу, где уже накрыт стол для романтического ужина. Горят десятки розовых свечей. Марио наливает шампанское, берет гитару и что-то там начинает петь. Он даже оделся приличнее: голубая рубашка без галстука – она все же лучше, чем гавайские пальмы на оранжевом фоне. Пожалуй, Марио не такой уж и страшный. Если их отношения будут продолжаться и дальше, Мануэла намекнет ему, чтобы он сбрил эти ужасные черные усы. Потому что ей не нравится Борат.
   Как ни крути, а Мануэле везет больше, чем мне. Полосочка симпатии к Марио медленно, но верно движется к отметке 100. Кажется, еще совсем немного – два-три часа по нашему времени, – и рядом с ней появятся розовые сердечки.
   Хотя я ошиблась. Они уже там появились. Мануэла и Марио, как это ни странно, все же влюбились друг в друга.
   Теперь они держатся за ручки, смотрят на звезды, целуются и всячески маськаются, обзывая друг друга заями, лапами, кисами и прочими представителями мохнатого животного мира.
   Боюсь признаться себе, что завидую Мануэле. У нее есть Марио, а у меня нет Никиты.
   Так грустно, что даже игра не отвлекает. Постараюсь заснуть. Завтра будет новый день, а я снова буду ждать, что он найдет меня, и тогда мы с Мануэлой сравняем счет. Или не сравняем, но хотя бы разрыв между нами будет не таким большим.
   А пока… я радуюсь только тому, что Мануэла никогда не узнает, как это здорово – слушать, как твой парень, то есть будущий парень, играет на губной гармошке.
   Ведь Марио не умеет играть на ней, а Никита умеет.

   Так прошла неделя.
   Я нашла старый мобильник и поставила старую сим-карту. Меня никто не искал. Точнее, меня не искал Никита. Он не искал, а я будто бы даже пряталась от него. Почти не выходила из дому, не появлялась в нашем кафе.
   Учебники португальского, записи в тетрадях, повторение пройденного, чтобы не забыть, не помогало. Даже Sims – и те порядком надоели. У Мануэлы и Марио все отлично – вон, розовые сердечки стали красными. Любовь, блин. Совсем скоро они будут жить вместе в его крутом домике с бассейном. Будут ужинать при свечах, устраивать вечеринки для друзей на крыше, жарить зефир и наверняка заведут домашнее животное. Щенка овчарки, смешного, неуклюжего, с большими лапами…
   Ладно, не буду заглядывать слишком далеко вперед. Важно то, что сейчас. А что сейчас? Я сижу перед монитором, наблюдаю за парочкой виртуальных влюбленных, которые идеально счастливы, и задаю себе вопрос:
   – Блин. Ну почему не у меня?

   Вечером пришла Машка.
   – У меня новая сумочка, – сказала она, проходя ко мне в комнату. – Правда, прикольная?
   – Супер, – ответила я.
   Красная лаковая сумка в форме сердца на длинном ремешке. В нее поместятся только ключи от дома, кошелек и помада. Маленькие сумочки – главная Машкина страсть. В классе над ней даже посмеивались за это. Все девчонки ходили с сумками, в которые легко можно было уложить три пары сменной обуви и все необходимые учебники с тетрадками.
   Машка отличалась. Ее сумки напоминали кошельки, причем не самые большие. А учебники и тетради она таскала в бумажных пакетах.
   – Хватит киснуть, – улыбнулась она. – Пойдем гулять.
   – У меня были парни, которые мне нравились, – говорила я, собираясь на улицу. – Мы встречались. Иногда больше, чем три месяца. Для меня это приличный срок. Все равно ведь успеваешь привязаться к человеку… Два раза меня бросали, но даже тогда мне не было так грустно и одиноко, как сейчас…
   Машка, не перебивая, слушала мою любовно-лихорадочную исповедь. Мы уже вышли на улицу, а я все говорила, говорила, говорила.
   – У нас с Никитой ничего не было, – продолжала я. – Совсем ничего! Мы даже ни разу не разговаривали. Мы только перекидывались записками в кафе, назначили свидание, которого не было, и все…
   – К чему ты ведешь?
   – Сама не знаю, – грустила я. – Если ничего не было, то почему тогда мне сейчас так плохо и хочется плакать?
   – Наверное, поэтому и хочется.
   – Но это же… – задумалась я. – Как-то совсем неправильно.
   – Почему неправильно?
   – Глупо, что ли… – пожала плечами.
   – Ну не знаю. Может, и глупо, но это ничего не меняет. Ты ведь не будешь меньше грустить, зная, что это глупо?
   – Не буду, – согласилась я. – Но понимаешь, переживать о том, что закончилось, это естественно. А о том, чего не было, это странно.
   – Получается, что твои мечты были тебе намного дороже того, что ты имела раньше. С мечтами очень трудно расставаться, особенно если они так и остались мечтами.
   – Что тогда делать?
   Маша отстала от меня на пару шагов. Она сидела на корточках в своем узком платье в черно-белую полоску и, казалось, искала что-то в траве.
   – Меня беспокоит этот кусок хлеба, – подняла глаза Маша, когда я подошла к ней ближе. – Голубь не сможет его съесть.
   В траве действительно валялся кусок золотистой хлебной корки, размером с большую фасоль. Маша раскрошила его на несколько частей.
   – Вот, теперь нормально.
   Она поднялась на ноги и переспросила:
   – Что делать?
   – Да, – кивнула я. – Что бы ты сделала на моем месте?
   – Если через неделю ты все еще будешь думать о нем, значит, нужно за него бороться. На твоем месте я бы уже давно зарегилась ВКонтакте и добавила его в друзья. Все стало бы сразу намного проще и понятнее. Да – да, нет – нет.
   – Надо подумать.
   – Только не увлекайся, – сказала Маша, глядя на часы. – Ты сейчас слишком много думаешь. Слушай, я, наверное, тебя оставлю. У меня свидание.
   – И ты молчала?
   – Я тебя слушала, – улыбнулась Маша. – Ты что, думаешь, я ради тебя это платье напялила? – засмеялась смущенно. – Просто мы вчера только познакомились, и ты прикинь, я забыла спросить, как его зовут, а он и не сказал. Ладно, я побежала. Вечером позвоню тебе!
   Маша порывисто чмокнула меня в щеку и быстро ушла, будто боясь моих вопросов. Домой идти не хотелось. Гулять одной мне нравилось, хоть это и было для меня непривычным.
   Я медленно дошла до дома, где еще недавно снимал квартиру Женя, и села на зеленую скамейку у подъезда. Под окнами росли желтые цветы на длинных стеблях. Кажется, их называют «золотой шар».
   В кармане я нащупала ключи от квартиры и решила подняться на второй этаж. Внутри было оглушающе тихо и пусто. Будто здесь никогда и не жил мой седьмой, самый внимательный и заботливый, парень Женя. Второй парень, который меня бросил. Я не скучала по нему. Я скучала по вниманию и заботе, которую всегда теперь буду искать в других.
   Я пила чай без сахара и ходила по комнатам. Вытащила «Мэри Поппинс» из книжного шкафа и прямо там, сидя на полу, перечитала ее. Когда закончила, за окном было темно, а на мобильнике три пропущенных вызова. От родителей.
   Собираясь домой, я сняла со стены на кухне часы с кукушкой. Завтра отнесу их мастеру, чтобы починил.
   Тяжелые, блин, но ничего – идти недалеко, донесу. Почему-то я наивно верила, что если часы починят, если они заработают, то все у меня сразу станет хорошо. Раз – и все. Я чувствовала, что нужно это сделать, а почему и зачем – не объяснить.

   В десять вечера я вышла из подъезда в обнимку с часами. Навстречу мне шла пара. Парень в серой куртке с яркими полосками и девушка в красных шортах. Девушка держала его под руку и часто поднимала глаза, чтобы посмотреть на парня. Она улыбалась и, кажется, была влюблена.
   Но чем ближе мы становились, тем сильнее мне хотелось зажмуриться, бросить часы в кусты, развернуться и бежать в другую сторону. Останавливало только одно – нежелание выглядеть дурой. Да, мне, черт возьми, всегда было важно выглядеть достойно, даже в самых идиотских ситуациях.
   Я крепче обняла часы, выпрямила спину и уверенной походкой прошла мимо счастливой пары.
   И опять мой любимый вопрос. Почему? Почему не со мной?!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация