А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Закон случайностей" (страница 1)

   Дарья Лаврова
   Закон случайностей

   Глава 1
   Мыльные пузыри

   Прошло всего двадцать минут, и принтер снова заработал. Он и не был сломан. Просто пара листов бумаги застряло. Да и неважно, на самом деле. Важно, что принтер был нужен моей бывшей девушке Лере, с которой мы расстались два месяца назад перед майскими праздниками.
   Она позвонила, а я не мог не помочь ей.
   – Ну что там, Никит? – спросила она, смотря на экран через плечо. – Получается?
   Кажется, спросила уже десятый раз за полчаса. Лера почти все время стояла у меня над душой и задавала глупые вопросы. Глупенькие вопросы. Любая другая девчонка на ее месте бесила бы меня, но только не Лера. Мне нравилось, что она крутилась рядом и говорила со мной. Даже чай принесла. Слишком сладкий.
   – Конечно, получается! – ответил я. – Просто бумага застряла. А еще у тебя чернила заканчиваются. Я заново заправил картридж. И программу для печати переустановил, на всякий случай. Теперь все отлично!
   – Ты просто гений, Никитка! – улыбалась Лера. – Что бы я без тебя делала?!
   – Ладно, мне пора, – сказал я, выходя из комнаты.
   До того как мы расстались с Лерой, я думал, что у меня нет проблем с общением. Теперь я старался быстрее уйти домой и шнуровал кроссовки в коридоре ее квартиры только потому, что не знал, как и о чем с ней разговаривать.
   Есть что сказать, но нет смысла говорить. Вот мы и молчим.
   Лера прошла мимо, держа в руках вазу. Сухие цветы, похожи на розы. Через минуту она вернулась с той же вазой, но уже без цветов. Наверное, их подарил ее новый парень. Интересно посмотреть на него.
   – Лер, закроешь за мной?
   – Спасибо, – смущенно поблагодарила она, пряча глаза. Потом подошла ближе и поцеловала в щеку. Поцелуй получился неуклюжим и неуместным. Зачем она это сделала?
   Лера все еще стояла рядом, будто ждала чего-то или хотела сказать важное. Я знал, если решит ко мне вернуться, то без вопросов приму ее обратно. Или как там говорят? Все прощу. Я все еще ждал ее и надеялся: вдруг она передумает и снова будет со мной?
   Я нерешительно обнял ее за талию и привлек к себе. Лера засмеялась и лениво оттолкнула меня.
   – Никит, слушай, у меня еще, кажется, наушники от плеера сломались. Один вроде работает, а во втором ничего не слышно. Может, посмотришь? – сказала Лера, дополнив ответ извиняющимся взглядом.
   – Без проблем, – равнодушно ответил я.
   – Тогда я тебе вместе с плеером их отдам, ладно?
   – Давай, – согласился я.
   Лера улыбнулась и радостно убежала в комнату. Вернулась почти сразу и вручила мне плеер. Блестящий прямоугольник черного цвета легко уместился на ладони. Наушники, конечно же, запутаны. Они постоянно путаются, особенно когда носишь в кармане.
   – Ладно, пока, – быстро попрощался я. – Как сделаю, позвоню.
   Я спустился вниз и поплелся домой, чувствуя себя самым настоящим неудачником. За последний месяц это чувство успело стать мне родным.

   С Лерой мы встречались чуть больше года. Она сама со мной познакомилась в клубе, когда я ждал Славу и Олю.
   Появилась тихо и как-то незаметно, будто всегда тут стояла и только что сняла шапку-невидимку.
   Черные волосы до пояса, прямая длинная челка, смуглая кожа, а на глазах темные очки. Зачем они здесь? Непонятно, но ей идет. Стильные, как у полицейских в американских фильмах. Я бы тоже такие носил.
   Девушка села напротив – так, что наши колени столкнулись.
   – Что-то у тебя нездоровый румянец на щеках, – прошептала она, наклонившись ко мне. – Все в порядке?
   – Будет в порядке, – ответил я ей на ухо. – Давай румяниться вместе?
   Девушка улыбнулась, а через секунду приблизилась к моему лицу. Ее глаза, нос, губы становились все больше и больше, пока не потеряли четкие очертания. От нее пахло мятой, клубникой и алкоголем.
   Мы целовались, держась за руки, минут пять – целых две песни. Едва закончилась «Rehab» Эми Уайнхаус, как она встала со стула и растворилась в толпе танцующих. Наверное, это к лучшему – подумал я и заметил клочок бумаги, сжатый в ладони.

   На следующий день я понял, что потерял ту бумажку. От девушки, даже имени которой не знал.
   Я проверил карманы куртки десять раз. Вытащил пять пар джинсов, которые носил постоянно. Обсмотрел все двадцать пять карманов! Нет, больше. Тридцать карманов! Смотрел под диваном, под столом, в ванной и на кухне. Даже в холодильник на всякий случай заглянул. Тапки тоже проверил.
   Клочка бумаги нигде не было.
   Вообще эта записка была странной.
   Я ожидал увидеть имя, номер телефона и смайлик в конце. Однако ни первого, ни второго, ни третьего там не оказалось. Всего одна строчка – адрес ее странички ВКонтакте. И ничего больше.
   Неудивительно, что десяток цифр я не запомнил, а бумажку потерял. Жаль, интересная попалась девушка, наверное.
   Я подумал, что это глупо – пытаться найти кого-то, не зная даже имени, но моя реальность думала иначе.
   Тем вечером я катался один на местном катке недалеко от железной дороги. Часов пять подряд гонял, устал жутко. Потом шел домой по темной улице, освещенной редкими фонарями. В окнах горели разноцветные, как акварельные краски, елочные огни, на подоконниках росли цветы, а на одном из балконов второго этажа стояла девушка, укутанная в теплый шарф, и пускала мыльные пузыри.
   Я представлял, как они замерзают на морозе и медленно падают, а я стою внизу и ловлю их, не давая разбиться. Интересно, может ли так быть на самом деле?
   Этого я не знал, но знал, что девушка в шарфе – та, с которой я целовался в клубе неделю назад.
   Я подошел ближе к балкону, чтобы она заметила меня. Что бы такое сказать?
   Девушка, можно с вами познакомиться?
   Нет, нет, нет. Прояви фантазию, Михайлов, ты ведь можешь, когда хочешь. Думай быстрее, пока она не ушла.
   – Девушка, мне нужна ваша помощь! – прокричал я.
   Девушка не испугалась, а всего лишь вопросительно посмотрела на меня.
   – А что мне за это будет? – не растерялась она, выпуская на волю десяток мелких переливающихся в свете фонаря пузырей.
   – Договоримся! – ответил я.
   – Ну?
   – Я потерял бумажку с вашим адресом ВКонтакте. Можете написать мне его еще раз?

   На следующий день мы начали встречаться. Лера была идеальной девушкой. Я смотрел на нее и не мог налюбоваться. Боялся поверить своему счастью!
   Огорчало только одно: Лере не нравились мои друзья. То есть большинство. Я не мог, не хотел отказываться от них, делать выбор. Даже мысли об этом мне не нравились!
   Иногда я думал, что было бы здорово, если бы Лера была в нашей компании, чтобы хоть немного подружилась с ребятами, чтобы мы могли больше времени проводить вместе. Это ведь круто! Дружеские тусовки, концерты в школе, компании, дискотеки, коньки, праздники…
   Я пытался познакомить ее со Славкой и Олей, но Лера не хотела с ними общаться. Сидела, молчала, раскладывала пасьянсы в мобильнике. А однажды, под майские праздники, написала мне SMS.
   Она больше не хотела со мной встречаться, но хотела «остаться друзьями». Это самое ужасное, что можно услышать от человека, которого любишь.
   Мне снилось – я стою под балконом Леры и ловлю руками замерзшие мыльные пузыри. Их было так много, что я не успевал. Они падали и разбивались на миллионы тонких радужных осколков. Потом они таяли, бесследно исчезая – почти как мое счастье. Оно упорхнуло, а я так и не успел в него поверить.
   Я очень любил Леру. Подумав немного, решил, что лучше я буду для нее хотя бы другом, чем вообще никем.

   – Где ты опять шлялся? – спросила мама, стоило мне переступить порог квартиры.
   – Гулял, – неохотно ответил я.
   – Гулял он! – передразнила она меня. – Лучше бы узнал, куда еще можно документы свои подать. Чем ты вообще думал весь этот год?
   Я молча прошел в свою комнату. Эти речи я слышал уже раз двести и успел выучить наизусть.
   – Куда ты пошел? Я с тобой разговариваю! Одни гулянки да концерты на уме, а о важном подумать, что – времени не было?!
   – Не было, – согласился я, вздохнув.
   – Сколько раз тебе говорили – готовься, Никита, готовься, а Никите как об стенку горох! Думаешь, школу окончил, и самый умный теперь? Ладно, руки иди мой, что ли. Тебе там курьер опять подарок принес, посмотри.

   Происходило что-то странное. На столе у зеркала в коридоре валялся небольшой сверток. Уже второй за месяц. В первом прислали пластмассового дельфина, он умещался у меня в кулаке. Теперь же внутри оказался маленький кораблик.
   Сначала я пытался выяснить, кто это придумал, расспрашивал друзей и знакомых в глупой надежде, что кто-то из них проговорится. Но все молчали. Мало того, они чуть ли не крутили пальцем у виска в ответ на мой вопрос о пластмассовом дельфине. Наверное, думали, что у меня совсем крыша поехала. Это было бы неудивительно – девушка бросила, в институт не поступил.
   Вот если бы поймать курьера и все у него выспросить… Интересно, кому это надо и зачем?

   Я закрылся в ванной и наполнил раковину водой почти до краев. Потом завел кораблик. Зажужжал миниатюрный винт из пластмассы. Я осторожно опустил корабль в воду, и он поплыл. От одного края раковины до другого, а я сидел на бортике ванны и улыбался впервые за день.
   Из кармана торчали Лерины наушники. Я надел их и включил плеер. Воспроизведение началось с песни «Valerie» Уайнхаус, потом была «Rehab» – под которую мы познакомились.
   В левом ухе пела Эми, а в правом что-то громко шипело. Я слушал и наблюдал за своим детским корабликом. Слушал песни, которые любит девушка, которую люблю я… Мне казалось, я сегодня всю ночь буду их слушать. Интересно, сколько там у нее гигабайт?
   Кажется, я схожу с ума. Чертов псих, нытик и мазохист в одном лице.
   В дверь ванной постучали:
   – Никита, иди ужинать!

   Глава 2
   Часы

   Часы не работали уже лет десять. Каждый раз, открывая круглую дверцу домика, я надеялась на чудо. Дух захватывало. За дверью пряталась серая железная кукушка с неподвижными глазами. Две большие белые точки, а внутри – две черные поменьше; длинный и тонкий черный клюв. Снизу висели три большие шишки на цепочках. Наверное, сосновые, но похожи почему-то на огурцы.
   Много лет назад, когда я была маленькой, а часы еще работали, папа брал меня на руки и подносил ближе, чтобы было лучше видно. Он открывал дверь в кукушкин дом, а я всегда ждала, что там будет настоящая, живая птица.
   С тех пор прошло больше десяти лет. Стоя на табуретке, я открыла дверцу, чтобы взглянуть на кукушку. Серая птица с неподвижными глазами не изменилась. Мне почему-то было жалко ее. Маленькая, бледная, сидела внутри своего дома долгие месяцы. Вдруг ей было скучно? Да еще часы не работали. И никому, кроме меня, в голову не приходит, что нужно их починить.
   – Жень, а давай снимем их и отнесем мастеру? – спросила я.
   В ответ молчание. Через пару секунд из маленькой комнаты вышел высокий парень с мобильником в руке.
   Женя студент, он снимает у нас квартиру.
   – Слушай, а сколько ты платишь за одну минуту? – спросил он, пропустив мимо ушей мой вопрос.
   – Не знаю, – пожала плечами, все так же стоя на табуретке рядом с часами. – Я не считала.
   – Какой у тебя тариф?
   – Да не знаю я. Чего ты пристал? Входящие бесплатно. Что еще нужно?
   – Давай лучше купим тебе другой? Такой же, как у меня. Подключим и будешь платить в три раза меньше.
   Женя считает себя моим парнем. Я не против. Пускай считает. Мне он нравится, хоть и зануда.
   – Откуда ты знаешь, сколько я плачу?
   – Твоя мама сказала.
   – Понятно.
   – В субботу можем вместе сходить и купить, – предложил Женя, подходя ближе. Только бы щекотать не начал.
   – Да, можно, – равнодушно согласилась я.
   – Отлично, – улыбнулся Женя. Потом, обняв, снял меня с табуретки и закружил по коридору.
   Мне нравилось, что ему не нужно объяснять что-либо по десять раз, как другим парням. Один раз сказала, что боюсь щекотки, так он больше и не пытается щекотать меня за левый бок. И вообще, откуда у парней такая привычка – щекотать левый бок, когда обнимают? Кто их этому учит? Может, они думают, что это очень приятно?
   Еще мне нравится, что Женя заботится обо мне.
   Раньше я немного завидовала тем девушкам, чьи молодые люди помогали им оформлять загранпаспорта и карточки на метро, водили за руку к стоматологу, чтобы не так страшно было, ходили в аптеку за аспирином и делали чай с медом во время простуды.
   Это так приятно, когда о тебе заботится еще кто-то, помимо родителей и бабушек-дедушек.
   Женя как раз такой. Наверное, это потому, что он немного старше. Ждать такой заботы от ровесников глупо. У них голова другим забита. А Жене девятнадцать, и некоторые из его друзей уже женились. Я уверена, что из Жени получится хороший муж, хотя думать об этом еще рано.
   – Что завтра вечером делаешь? – поинтересовался Женя.
   – Весь день на курсах, домой приеду часам к девяти.
   Второй год учу португальский язык.
   – Приезжай ко мне. Фильм какой-нибудь скачаю. Посмотрим.
   – Я буду хотеть есть…
   – Я приготовлю.
   – Тогда приду! – улыбнулась я. Не капризничаю и не пытаюсь отмазаться. Просто со мной сложно иметь дело, пока я не поем. Женя это знает.
   – Напиши, как будешь дома.
   – Хорошо, – кивнула я.
   Иногда он кажется слишком заботливым.
* * *
   Десять лет назад в этой квартире жила бабушкина сестра – тетя Таня с семьей. В маленькой комнате жила ее дочь Лена – мамина двоюродная сестра. До шести лет я думала, что она и моя сестра – тете Лене тогда было столько же, сколько мне сейчас. Шестнадцать.
   Ее комната мне нравилась больше всего, особенно мягкая кровать, накрытая теплым синим покрывалом в красную полоску. Сверху сидела огромная плюшевая собака. Я любила лежать здесь и рассматривать картинки в модных журналах.
   Один из них помню до сих пор. Он где-то лежит у нас дома – номер десятилетней давности. Зеленая глянцевая обложка с Синди Кроуфорд в коротком красном платье. Внутри – сотни фотографий и много рекламы. Например, туалетная вода – полоска бумаги на странице с рекламой была надушена ею. «Hugo Boss» для мужчин. Наверное, журнал до сих пахнет. Если я вдруг найду его, то ни за что не выброшу.
   Месяц назад я нашла эту туалетную воду в магазине и подарила Жене. Он стал мне нравиться еще больше.
   Под кроватью, на которой я в шесть лет познавала моду и глянец, стояли десятки трехлитровых банок. Малиновое варенье, черная смородина, протертая с сахаром, мед и просто сахар.
   Когда мне исполнилось десять, тетя Таня с семьей уехали жить в США. Квартира пустовала пять лет. Раз в месяц мама приходила и проверяла, все ли в порядке. В этом году тетя Таня предложила сдать ее кому-нибудь. Так здесь и появился Женя полгода назад.
   Он учился на втором курсе и подрабатывал программистом. Переехал вместе со своим навороченным компом с двумя мониторами. Женя говорил, что ему так удобнее, с двумя. И работать удобно, и фильмы смотреть.
   Мы быстро нашли общий язык. Я часто заходила к нему – просто поболтать и посмотреть какой-нибудь новый фильм. С Женей рядом было спокойно и хорошо. Он удачно вписался в эту квартиру. Не нагло, а как-то уверенно и быстро, будто всегда тут жил. Это делало его ближе и даже роднее, что не могло не нравиться.
   Женя стал встречать меня с курсов, когда я поздно возвращалась. Выходила из электрички и искала его глазами на платформе. Потом провожал до дома. Так вот естественно и незаметно он и стал моим парнем. Подруги говорили, что это здорово, что так и должно быть. Постепенно и спокойно. Без слов и объяснений. Просто вместе, и это не обязательно говорить вслух.

   – Привет, ты где? – Если Женя сказал, что позвонит, значит, позвонит. Мне нравится, что он держит слово и не забывает о том, что обещал. А еще нравится, что он не сюсюкает со мной, как делают почти все влюбленные парни.
   – Я сажусь в электричку, – ответила я. – Через полчаса буду.
   – А я уже почти приготовил ужин, – похвастался он. – Встречу тебя.
   – А что приготовил?
   – Салат из моркови, – ответил Женя.
   – Прикольно, – улыбнулась я, проходя между рядами в поисках свободного места – Я люблю салат из моркови.
   Я села у окна, аккуратно прислонилась к стенке и задремала. Проснулась за минуту до выхода. Точная, почти как часы. Глаза слипались, голова болела. Это все оттого, что я заснула.
   Я вышла на платформу. Женя уже ждал меня, стоя рядом с газетным киоском. Поцеловал в щеку, взял за руку и повел за собой, но не к дому, а к салону сотовой связи.
   – Я тут подумал, чего тянуть до завтра? – смеялся он. – Давай сейчас купим тебе новую симку?
   – Жееень, я есть хочу, – нахмурилась я. – Мне даже в электричке салат из моркови снился, представляешь!?
   – Это всего десять минут.
   – Ну ладно, – согласилась я. Сопротивляться и спорить желания не было.
   – Здравствуйте. Вам помочь? – спросила девушка, обращаясь ко мне. Я не знала, что ответить, и вопросительно посмотрела на Женю, подняв голову.
   Женя быстро объяснил про оператора связи. Я никогда в этом не разбиралась, поэтому почти ничего не поняла. Ясно только, что выйдет дешевле.
   – Два комплекта будете подключать? – уточнила девушка.
   – Нет, один, для девушки, – улыбнулся Женя. – У меня уже есть.
   – Хорошо, – улыбнулась консультант. – Можно ваш паспорт?
   – Конечно, – ответила я и полезла в сумку. Однако паспорт не нашла. Я его не потеряла, просто не носила его с собой каждый день.
   – У меня нет его с собой, – загрустила я, застегивая сумку.
   – Возьмите мой, – сказал Женя, протягивая консультанту свой паспорт. – Какая разница, на кого будет зарегистрирован номер?
   Девушка улыбнулась, глядя на нас. Она вскрыла коробку с контрактом, заполнила договор, дала расписаться, и через пять минут у меня уже был новый номер.
   Спустя пятнадцать минут я сидела за столом на кухне, забравшись на стул с ногами, и смотрела на огромный тазик морковного салата. Я размышляла о том, что могло заставить меня думать, будто кроме этого острого салата из моркови, сыра, чеснока и майонеза будет что-то еще? Картошка, например, мясо или еще что-нибудь.
   Был только салат, причем так много, что и за неделю не съешь. И еще чай без сахара. Женя сидел рядом, ковырялся вилкой в своей готовке и, казалось, был слегка расстроен.
   – Это точно все? – не могла поверить я. – Ты не шутишь?
   – Точно, – вздыхал Женя. – Ты сказала, что тебе нравится. Вот я и сделал.
   – Нравится, но… Может, у тебя есть хотя бы сосиски или колбаса какая-нибудь? Или картошка, может?
   – Нету, – развел руками Женя.
   – Что же ты ешь тогда?
   – Я не завтракаю, только кофе пью с молоком, обедаю в институте, потом еще на работе ем, иногда в «Макдоналдс» захожу.
   – Понятно… – Я снова грустно уставилась на салат. Если я не буду его есть, то Женя, наверное, обидится. Если я его съем, то обидится мой желудок. Что же делать?
   – Я могу сейчас сходить и купить! – сказал вдруг Женя, поднимаясь из-за стола и направляясь в прихожую.
   – Да перестань, все нормально…
   – Нет-нет, я сбегаю!
   – Да ладно тебе!
   – Здесь круглосуточный магазин в двух шагах, я быстро! Давай включу тебе музыку… – рванулся в маленькую комнату, возится у компа. – Все! Я побежал! Закрою тебя.
   – Хорошо. Давай.
   Из комнаты грохотало 5 °Cent «Candy Shop». Казалось, от басов затряслись не только стены, но и стекла в окнах. Я убавила звук, стало потише. Села на пол перед книжным шкафом со старыми книгами и отодвинула ящик. Компакт-диски и аудиокассеты, которые сейчас уже не продаются. Лена, собираясь в Америку, не стала брать их с собой.
   Не люблю хип-хоп. Люблю попсу.
   Я достала альбом Мадонны «Music» за 2000 год. Пластмассовая коробочка без единой царапины. На обложке королева поп-музыки в голубой ковбойской шляпе. Сам диск светло-коричневый. Нарисована розовая подкова и буква «М» – сияет всеми цветами радуги.
   Я обожаю диски. Конечно, сейчас можно залезть в Интернет и за несколько секунд скачать любую, даже самую редкую песню. Можно найти все, что захочешь. А я все равно люблю диски. Люблю их смотреть, разглядывать свое отражение в радужной поверхности, аккуратно брать за края и сдувать пылинки. CD кажутся мне намного более реальными, чем гигабайты бесформенных mp3-файлов на жестком диске.
   Я поставила диск Мадонны и ушла на кухню. Пока Женя в магазине, была возможность узнать о нем побольше. Открыла холодильник. Два яйца, бутылка кетчупа, кусок сыра и пакет молока. Понюхала – кислое. Для полной картины не хватало повесившейся мыши.
   В замке повернулся ключ, и появился Женя с пакетом продуктов. Его не было ровно две песни, то есть почти семь минут.
   Я чистила и жарила картошку. Женя жарил черный хлеб, порезанный треугольниками.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация