А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Странник" (страница 8)

   Глава 7

   Не успела захлопнуться дверца такси, как я опрометью бросился в проулок между домами, провожаемый удивленно-любопытными взглядами нескольких прохожих, оказавшихся свидетелями столь необычного поведения пассажира. В их понятии люди, имеющие деньги на такси, не шныряли, как мелкая шпана, по грязным подворотням.
   Из этого переулка начинался кратчайший путь к намеченной мною цели, имевший ряд специфических особенностей, которые должны были сбить с толку возможных шпионов, решивших последовать за мной. Проскочив мимо глухой стены автоматической прачечной, я перелез через двухметровую стенку. Пробежал узкий дворик с парой обшарпанных скамеек и десятком чахлых кустов, проскользнул между домами и вышел на параллельную улицу. Придав себе вид гуляющего зеваки, я неторопливым шагом вошел в широко распахнутую дверь тотализатора. Здесь двадцать четыре часа в сутки толкались люди, делали ставки, а затем отходили от касс к экранам, чтобы потом снова бежать к кассам. С трудом пробившись сквозь возбужденную толпу, я достиг дежурного выхода. Снова перейдя на торопливый шаг, пересек открытое пространство пустыря, раскинувшегося сразу же за черным входом, после чего затаился в густых кустах, росших на противоположной стороне, и стал наблюдать. Прошла минута. Пять минут. Никто не бежал за мной вслед. Где же слежка? И была ли она? Впрочем, меня просто могли «пометить», после чего спокойно наблюдать за моими перемещениями. И тут снова на меня обрушились сомнения. Может, я все это себе вообразил? Но неожиданно в памяти всплыли слова Джона, сказанные тогда в баре: «…в полном объеме». Так спецслужбы проверяют, когда на человека у них есть что-то определенное.
   «Значит, надо бежать дальше».
   Быстрым шагом пройдя сквозь маленький парк, состоявший из трех десятков деревьев, я вышел к очередному ряду угрюмых и безликих многоэтажных домов. Ближайший из них и был моей целью. Дойдя до нужного мне подъезда, электронной универсальной отмычкой, изготовленной еще в те времена, когда я работал в подпольной лаборатории, открыл дверь подъезда. Перед тем как войти, резко оглянулся. Никого. Поднявшись по лестнице на третий этаж, остановился перед обычной дверью стандартного квартирного блока. Обитал за этой дверью торговец фальшивыми документами по кличке Черный Пупе. Торговал он ими оптом и в розницу, с официального разрешения некоронованного короля здешних мест Папаши Дугласа. Все, кто хотел получить новое имя и биографию, шли к нему. Пупе был глубоким стариком, с презрением относившимся ко всем новомодным веяниям, поэтому дверь открывал сам, на условный стук. Мне приходилось пару раз передавать ему статус-карты и некоторые другие документы, прошедшие переделку в нашей лаборатории. По местным уголовным меркам, он был заметной фигурой и имел статус полной неприкосновенности. Сейчас, стоя под дверью, я молил бога, чтобы этот чертов старик не помер за то время, пока меня здесь не было, или не сменил звуковой код. Но, на мое счастье, дверь после короткого, но томительного ожидания открылась. На пороге возник сам Пупе, совершенно ни изменившийся за эти полтора года. Та же густая грива всклокоченных седых волос, длинный горбатый нос, недельная щетина на щеках. Увидев меня, он сначала отпрянул от неожиданности, потом попытался закрыть дверь, но я не предоставил ему такой возможности. Сильный толчок ногой распахнул дверь настежь, отбросив старика к стене. Войдя в прихожую, я аккуратно захлопнул за собой дверь.
   – Зачем? Какого черта ты сюда явился?! – В возмущение старика вплетались визгливые нотки страха. – Ты что…
   Я не дал ему договорить:
   – Пупе, мне срочно нужна новая статус-карта. Сделаешь в течение двух часов – восемьсот кредитов твои. За час – еще двести кредитов сверху.
   Старик медленно вытер мутную слезу, норовившую выкатиться из левого глаза, медленно покачал всклокоченной головой:
   – Ты дурак, Сакс. Уходи. Никаких дел. Если ты уйдешь прямо сейчас, могу пообещать, что никому не скажу о тебе, если, конечно, это не будут парни Папаши Дугласа.
   Мой план, включавший в себя «левые» документы и бегство из города, был готов провалиться. Не рассчитывая на подобный исход, я растерялся. Если за мной следили, то я своими действиями только укрепил подозрения в отношении себя у следователей СБ, теперь они могли перейти к активным действиям. Все шло к тому, что времени у меня осталось в обрез. Сейчас или никогда! Я надвинулся на Пупе. Тот, не сводя с меня глаз, стал отступать в глубь квартиры, пока не оказался прижатым к старому шкафу, место которому давно было на свалке.
   – Ты полный кретин, Сакс. И не делай зверское лицо. Из тебя убийца, как из меня любовник. – Тут он противно хихикнул, но буквально через секунду его лицо снова стало серьезным. – Люди Дугласа знают, что ты здесь.
   Эти слова подействовали на меня не хуже, чем разряд полицейского нейрошокера. Прошлое до сих пор жило во мне. Страх липкими холодными лапами обхватил мое сердце.
   – Ты что такое городишь, старик? Никто…
   – Я тебе уже говорил, что ты дурак… – снова завел свою шарманку Пупе.
   Но мне было не до его болтовни. Если они знают обо мне, то от кого? Фил? Ему-то зачем? Сам вытащил… Нет, глупо. Я не знал, что и думать.
   «А если меня узнали, когда я выходил из такси или по пути сюда? Пусть так! Но откуда знает Пупе? Я нахожусь в Пустоши от силы полчаса. Мать моя! Какой же я дурак! Да он же меня на понт берет! Старый козел!»
   – Ах ты старый пень! Если ты думаешь, что я тебе поверил, то ты сильно ошибаешься. Документ – или я тебе переломаю все кости! Шутки кончились, старик!
   Одной рукой я схватил его за горло, придавив к стенке шкафа, вторую угрожающе поднял. Я был готов не только избить, но и убить его в приступе страха. Старик, звериным инстинктом ощутив мою решимость, тоже струсил. Глаза суетливо забегали, с лица сползла глумливая улыбка. Бросил взгляд на кулак, готовый опуститься на его голову, открыл рот… И тут раздался стук в дверь. Условный стук. Сильнее сдавив худое старческое горло, другой рукой я выхватил «Зверя» из кармана. Тепло рубчатой рукоятки вселило в меня некоторую уверенность.
   «Неужели старик прав?! Да нет же! Этого не может быть! Это просто очередной клиент!»
   Но сердце не желало успокаиваться, отчаянно колотясь об грудную клетку. Старик, не шевелясь и почти не дыша, смотрел на меня мутным взором, зная, что сейчас решается его судьба. Я видел страх в его глазах, знал, что здесь, «на дне», человеческая жизнь, особенно чужая, представляет собой разменную монету, которой легко откупятся, лишь бы остаться в живых. Мы оба это понимали, но я прожил на «дне» всего восемь месяцев, а не всю жизнь, как Черный Пупе, поэтому, отпустив его горло, сделал шаг в сторону. После чего кивнул в сторону двери:
   – Иди открывай.
   Пупе некоторое время смотрел на меня, потрогал рукой шею, словно хотел убедиться, что она на месте, затем привычным движением смахнул слезу и шаркающей походкой двинулся к двери. Щелкнул замок. Я замер и напрягся.
   «Что ж, я сделал все, что мог!»
   Сжав покрепче рукоять, приготовился сражаться. Боевики не ожидают, что у меня есть такое страшное оружие, а значит, есть шанс прорваться на улицу. А там… Шаги все ближе. Быстро шепнул:
   – Зверь – нож.
   Активировав его, застыл в состоянии сжатой пружины. В комнату вошла… девушка. И замерла, увидев меня. Некоторое время мы разглядывали друг друга. Совсем молоденькая. Девочка-девушка. Миловидное личико. В глазах любопытство и настороженность. Я перевел взгляд на Пупе, стоявшего за ее спиной. Его губы кривились в ехидной ухмылке, как бы говоря: «Ну, что теперь ты будешь делать, герой?» Я снова перевел взгляд на девушку. В памяти что-то шевельнулось. Пока я пытался уловить это «что-то», девушка прошла мимо меня и поставила на стол контейнер с набором саморазогревающейся посуды. Память тут же проснулась. Около двух лет назад я видел ее с такими же судками, когда приходил к старику. Просто теперь детская фигура оформилась в девичью, обозначились бедра и грудь. Но лицо изменилось больше всего. Теперь оно стало действительно девичьим, миловидным, а тогда с трудом можно было понять, кто перед тобой – мальчишка или девчонка. Пока я наблюдал за ней, она разложила посуду на столе, а затем стала раскладывать еду на тарелки.
   – Крыска, – неожиданно вырвалось у меня ее детское прозвище. Так ее тогда назвал старик и пояснил, что эту кличку она получила за острые зубы, когда в одной из драк сильно покусала своего обидчика.
   Услышав меня, она резко обернулась. Губы поджаты. Глаза злые.
   – Извини. Случайно вырвалось.
   Мои извинения удивили ее не меньше, чем присутствие в квартире чужака, который ее знал.
   – Мы разве виделись раньше?
   Вдаваться в подробности мне не хотелось, и я только кивнул. Старик стоял все это время с таким отрешенным видом, словно являлся посторонним человеком, а не хозяином квартиры. Я понимал, что теряю драгоценное время, но все равно медлил. План провалился, и что делать дальше, я не знал.
   – Я привык есть один. – Указав мне на дверь, старик направился к столу, где над тарелками поднимался пар.
   Понимая, что проиграл вчистую, я пошел к двери. У лифта меня догнала Крыска:
   – Меня зовут Тата. А ты кто?
   Такие вопросы не приветствуются на «дне», но отлично сшитая одежда и обороты речи незнакомца подсказали ей, что я не местный. А с чужака, да еще не знающего здешних законов и правил, вполне можно выбить толику денег, если правильно подойти к делу. Скорее всего она намеревалась прокрутить со мной подобный фокус, но ее сдерживало то, что я ее откуда-то знаю. Эта тайна разжигала ее любопытство.
   – Меня зовут Николс. Жил здесь когда-то. Потом немного повезло, уехал. И вот снова приехал. Решил… старый долг вернуть.
   – Хорош врать. Пупе и деньги в долг – это даже не смешно. У старого таракана зимой снега не выпросишь, а тут… Ха-ха-ха! Деньги! Ну, ты даешь! Шутки у тебя… Ха-ха-ха!
   – Ну, пока.
   Попытка распрощаться с ней при выходе из подъезда ни к чему не привела. Настырная девчонка прилипла ко мне как репей и никак не хотела отставать, забрасывая меня вопросами. Отвечая на очередной, я не сразу заметил, как из-за угла соседнего дома бесшумно вынырнула машина на воздушной подушке, а потом не сразу сообразил, что в этих задворках могут раскатывать только парни Дугласа. Когда понял, было уже поздно, машина остановилась в шаге от нас. Из салона один за другим выпрыгнули трое боевиков. Все они производили впечатление людей, решающих свои проблемы без особых затей – ударом дубинки или кулака. Несколько секунд – и меня взяли в полукольцо. У двоих амбалов в руках были нейрошокеры, третий, быкообразный тип, только рогов не хватало для полного сходства, многозначительно разминал кулак правой руки, хрустя суставами. Девчонка при виде «солдат» Дугласа, придушенно пискнув, в мгновение ока исчезла за ближайшим углом. Ситуация недвусмысленно говорила, что меня сейчас будут бить. С подобным я сталкивался не раз и представлял, что ощущает человек в подобных случаях. Но сейчас все было не так. Мне бы дрожать от страха и злости, а я, наоборот, испытывал нечто похожее на облегчение. Вот он наконец, живой противник, из плоти и крови. Пусть не тот, но тоже враг. Я почувствовал, как адреналин забурлил у меня в крови.
   «Устал я вас всех бояться! Хотите драки – получите!»
   Глупые ухмылки на лицах бандитов говорили о том, что они считали меня легкой добычей. В общем-то они были правы. Хотя кулаками работать мне не впервой, но против трех громил, поднаторевших в подобных разборках, мне не выстоять и трех минут.
   – Подъехать с нами не хочешь?! – прогудел самый рослый из них. Его голос словно шел из самого нутра. – С тобой поговорить хотят.
   – Я уж лучше пешком. И в другую сторону.
   – Ну, как знаешь. Сам напросился, – лениво протянул похожий на быка верзила, подходя ко мне вплотную.
   Не успел он закончить фразу, как с криком «Зверь – нож» я вытянул руку вперед. Боевик отреагировал на мой выпад, выставив блок рукой. Мономолекулярная нить, столкнувшись с живой плотью, легко разрезала ее. Кровь, ударившая тугой струей, и сотрясший воздух вой, полный дикой боли, заставили двух других бандитов выпучить глаза. Их замешательство еще больше усилилось при виде упавшего на колени главаря, истекающего кровью. Было бы грехом не воспользоваться их растерянностью, тем более что мой боевой задор уже успел испариться при виде отрубленной кисти руки, лежавшей в луже натекшей крови. Взяв резкий старт с места, я помчался к углу, за которым только что скрылась Крыска. К тому же я знал, что дальше по проулку дорога сужается из-за стоящих контейнеров-утилизаторов и машине там никак не проехать. Я уже заворачивал за угол, как вдруг послышался треск выстрелов. Один раз, второй… четвертый. Рядом с головой что-то просвистело, а потом еще что-то взвизгнуло, отлетая рикошетом от пенобетона.
   «В меня стреляют», – сообразил я, автоматически увеличивая скорость. Проскочив мимо утилизаторов, слегка притормозил, оглянулся. Погони не было, но это ни о чем не говорило. Объявить на меня облаву – дело двух минут.
   «Надо бежать из Пустоши! И чем быстрее, тем лучше».
   Я помнил, когда человека убили просто за неосмотрительный плевок в сторону боевика Папаши, а уж в моем случае… Даже думать не хотелось. Я начал прокручивать в голове карту района, пытаясь высчитать кратчайший путь бегства, каковое могло бы обеспечить муниципальный транспорт или такси. Я стал вспоминать расположение ближайшей стоянки. И тут в голове словно молния сверкнула: «Боевики Дугласа! Как они могли так быстро оказаться здесь? Они знают обо мне. Пупе правду говорил. Нет, здесь что-то не так. Неправильно все это, нелогично. А что там этот бык сказал? Со мной поговорить хотят. Но кто? Кому до меня есть дело?! Может, вернуться и снова потолковать с Пупе? Хороший ход, но слишком очевидный. Меня там наверняка ждут. Пойду пешком. Доберусь до другого района, а там… там видно будет. И еще нужно переодеться. Раствориться в толпе».
   Решив остановиться на этом варианте бегства, я выбрался из проулка и неторопливо пошел по небольшой узкой улочке, стараясь привлечь к себе внимание. Успех сопутствовал мне почти сразу. Не прошел и сотни метров, как дорогу перегородили два типа с короткими дубинками в руках. От них так и разило тупой, животной злобой.
   «Вот вы-то мне и нужны!»
   Не успел один из них, радостно осклабившись, повторить мои мысли вслух: «Ты-то нам и нужен, мужик», как я одним росчерком «Зверя» укоротил дубинки почти вдвое. Пока налетчики ошарашенно смотрели на обрубки в своих руках, последовал короткий и сильный удар в небритое лицо. Следующим движением уклоняюсь от растерянного замаха обрубка дубинки второго обескураженного грабителя. Выпрямляюсь. Бью ногой в пах. Искаженное болью лицо и падающий на землю обрубок дубинки. Грубо вытряхиваю стонущего налетчика из его серо-синей куртки, этой стандартной одежды безработного. Быстро снимаю свой стильный пиджак, бросаю его на землю, а вместо него надеваю грубую куртку. Оглядываюсь по сторонам – вроде никого. С силой бью ногой по ребрам пытающемуся встать на ноги первому бандиту. С утробным всхлипом он заваливается на бок. Все было проделано на одном дыхании, почти молниеносно, в автоматическом режиме. Выхожу на улицу, параллельную местному проспекту, резко замедляю шаг, стараясь при этом успокоить рвущееся из груди сердце, но не прошел и десяти метров, как из-за угла выскочила патрульная машина. Инстинктивно отвернулся, пряча лицо, но, видно, сделал это слишком резко и тем самым привлек несколько любопытных взглядов.
   «Что глаза таращите, жабы?! – с неожиданно нахлынувшей злостью подумал я и тут же вздрогнул от нового, нарастающего звука полицейской сирены. – Чтоб вам всем!..»
   Я чувствовал себя затравленным зверем. Разум отключился, предоставив полноту власти животным инстинктам. Бежать! Забиться в нору! Спрятаться! В последний момент я все же сумел сдержать себя, хотя мое поведение явно не оставалось без внимания. В очередной раз оглянувшись, я заметил человека, показывающего на меня пальцем. Новый укол по нервам. Почему именно на меня? Чем я его заинтересовал? Своим поведением? Или, может, он один из моих преследователей-невидимок? Я понимал, что неадекватно реагирую на окружающий меня мир, но ничего не мог с собой поделать. Страх сочился из каждой моей поры, бежал по сосудам вместе с кровью, управлял моим разумом. Снова раздался вой сирены. Он стремительно приближался. Страх вбил шпоры в мои бока, кнутом ударил по нервам, заставил меня бежать, не разбирая дороги. В спину неслись ругань и проклятия, кто-то попытался догнать меня, но страх, как опытный наездник, подгонял меня, заставляя бежать все быстрее и быстрее. Резко свернув с улицы в проулок, я проскочил короткую аллею с двумя рядами редких деревьев, затем некоторое время бежал вдоль глухой стены. Завернув за угол, неожиданно оказался на большой подъездной площадке, ведущей к двум длинным зданиям складского типа. Остановился. Вытер рукавом куртки пот со лба и висков. Паника, так неожиданно охватившая меня, казалось, почти сошла на нет, но тут в спину снова ударил вой полицейской сирены. Она прозвучал где-то вдалеке, но этого было достаточно, чтобы я побежал. Правда, меня хватило не надолго. Остановился, хрипя и хватая воздух широко открытым ртом. Несколько минут постоял, напряженно прислушиваясь, но только начал приходить в себя, как высоко в небе раздался гул, нараставший с каждой минутой.
   «Меня выследили. Это конец».
   В свое время мне объясняли тактику полицейских облав: когда полиция определяет место нахождения преступника, начинается его окружение. Блокируются подходы, после чего в дело вступают группы захвата. Если преступник перемещается, высылается вертолет для обнаружения и соответствующей корректировки. Естественно, логика в этом объяснении хромала на обе ноги хотя бы потому, что рассказчиком был обычный пьянчужка из бара, но сейчас все основные признаки облавы были налицо, поэтому я снова кинулся бежать. Но уже не из-за страха или паники, которые куда-то делись, оставив после себя состояние пустоты в душе. Теперь бежал я потому, что таковы были навязанные мне правила игры. Вот глаза зафиксировали подъезд жилого дома, я тут же повернул в его сторону, даже не осознавая, что делаю и зачем. Достал отмычку, провел по щели электронного замка. Раздался щелчок, дверь открылась. Зашел в подъезд, затем в лифт, бездумно нажал пару кнопок. Дверь открылась на двенадцатом этаже. Вышел. Огляделся. Прислушался. Вокруг стояла звонкая, пронзительная тишина. Давящий гул вертолета, до этого звучавший у меня в ушах, куда-то исчез. Огляделся я уже осмысленно. И понял, что влип по уши в дерьмо.
   Ощущения крысы, загнанной в угол, снова вернулись. Правда, где-то в глубине сознания теплилась мысль, что мне все же удалось оторваться от погони. Шли минуты. Неужели ушел? Но тут мягко зашумел лифт. Мышцы, наперекор сознанию, сразу же напряглись. Ухо ловило малейший подозрительный звук. Неожиданно в голове возникла логическая цепочка: лифт – этаж – жилец – квартира. В ней же можно спрятаться, отсидеться, переждать облаву. План был настолько прост, что я удивился, как не додумался до него раньше. Конечно, проще было придумать вескую причину, а затем постучать в двери. Но, во-первых, в трущобах не принято открывать двери незнакомым даже на крик «Пожар!», а во-вторых, если даже мне откроют дверь, то это может означать только одно – хозяева уверены в себе, в своей силе. Еще немного подумал и решил, что самое правильное решение в этой ситуации – перехватить владельца квартиры на подходе к ней. Снова вслушался в звук лифта, готовый бежать, если тот остановится на ближайших этажах. Но не судьба. Лифт увез пассажира чуть ли не под самую крышу.
   – Черт! Слишком далеко. – От разочарования я даже сплюнул.
   Лифт пошел вниз. Сердце, сбившись с ровного ритма, снова заколотилось. Каким-то звериным чутьем я понял, что лифт вызвали те, кто пришел за мной. Но и надежда не хотела гаснуть.
   «Может, не они? Еще один жилец? Ведь должно же мне повезти хоть раз!»
   Снова отошел к лифту. Стоял с минуту, ожидая, когда тот двинется наверх, но он почему-то задерживался, тем самым подтверждая мои худшие подозрения. Мне нужно было что-то решать. Как-то действовать. Но как? Бросил взгляд на лестницу, уходящую вверх.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация