А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Железная скорлупа" (страница 23)

   Глава шестая

   Инконню с тоской оглядел опостылевший осенний пейзаж, скривился от вида хмурого неба. Нахлынули воспоминания лета, когда бегал беззаботным босоногим мальчиком по изумрудным холмам, гонял коров, купался в реке. Мелькнули картинки незабываемой ночи в волшебной деревне, на губах появилась мечтательная улыбка.
   Конь Ниро досадливо фыркнул, и хозяин, ласково потрепав ему холку, перемигнулся с Инконню.
   – Благодарю, доблестнейший сэр Ниро, – пропела фрейлина сладко, – что согласились помочь моему королевству.
   Инконню поморщился – начинается.
   – Не стоит, леди, – ответил Ниро. – Для меня большая честь помочь сэру Инконню в благородном деле.
   Хелия усмехнулась:
   – Не знаю, стоит ли, гм, доблестный Инконню таких усилий?
   Ниро ответил с укоризной:
   – Разумеется, леди. Простите, но нечестно забывать добрые услуги, вам оказанные.
   Фрейлина надулась, замолчала.
   Инконню метнул на рыцаря благодарный взгляд, Ниро в ответ чуть виновато улыбнулся. Юноша спросил:
   – Вижу, доспех Жофрея обменяли выгодно?
   Хелия смерила посмевшего заговорить Инконню тяжелым взглядом.
   – Да, – засмеялся Ниро. – Получил обратно броню, коня и денег в придачу.
   – Жофрей лично с вами разговаривал? Или послал оруженосца?
   Ниро с хмыком пригладил усы, глаза странно блеснули.
   – О, нет, Жофрей был очень любезен, – сказал он, смеясь. – Правда, зубами скрипел, аж искры сыпались.
   «Да, хорошо, что Ниро вызвался помочь, – подумал Инконню. – При нем фрейлина боится выказывать стервозность, присущую вилланке».
   Тропа шмыгнула за плотный ряд темных от холода деревьев, стволы поредели, проглянуло бескрайнее свинцовое небо и унылая пустошь.
   – Не знаю как и сказать, – замялся юноша.
   – Что такое, сэр Инконню?
   – Сэр Ниро, вчера я выиграл первый в жизни турнир…
   Хелия хмыкнула, Инконню досадливо дернул плечом, кривясь от боли.
   – Верно, выиграли, с чем не устану поздравлять, – сказал Ниро.
   – Знаменательное событие, – согласился рыцарь с ложной скромностью. – Но вот участники турнира не дают покоя.
   Ниро приподнял брови.
   – Думаете, приспешники барона погонятся отомстить? – спросил напряженно.
   Инконню запнулся, тряхнул головой.
   – Нет, сэр Ниро, я не о том. Просто, я иначе представлял себе турниры. Воображал, что все рыцари благородны, исполнены достоинства, галантны… С такими соперниками сразиться – счастье. А кто собрался у Педивера?
   – Понимаю, вы столкнулись с суровой действительностью.
   – Да, – подхватил Инконню с жаром. – Рыцарь – сверхчеловек, живет для других, показывая достойный образ жизни. И я хочу так жить.
   Сзади послышалось насмешливое фырканье. Ниро обернулся, глянул на Хелию, покачал головой:
   – Это достойное желание, сэр.
   – Верно, – кивнул Инконню. – Но я думал, это цель и других рыцарей, а на арене увидел вооруженных мужланов, жадных до чужих доспехов, ведущих подлые сражения! Как так?
   Инконню надеялся получить исчерпывающий ответ, но попутчик ехал молча, с мрачным лицом.
   Роща кончилась, копыта мягко зашелестели по сырой серой траве. Вдали, на стыке неба и земли, темнела очередная роща, поле покрывала щетина кустарника, по правую руку виднелись игрушечные домики деревни. Небесную хмарь с тоскливыми кличами пересекал косяк птиц.
   Ниро сглотнул комок.
   – Сэр Инконню, понимаете, – начал неуверенно, – быть рыцарем, настоящим рыцарем, тяжело. Не все выдерживают тяжелую ношу обетов. Человек слаб по природе, ломается перед испытаниями, а величие рыцарского статуса туманит разум. Мужчины считают, что права должны быть превыше обязанностей.
   – Это не мужчины, – сказал Инконню.
   Сзади снова насмешливо фыркнули, рыцарь озлился, буркнул, не оборачиваясь:
   – Бриан, что с лошадьми, животные волнуются?
   – Все в порядке, сэр Инконню, – ответил оруженосец, – это… это не они, – закончил подавленно, встретившись с гиацинтовым взором.
   Инконню продолжил, горячась:
   – Мужланы в доспехах рыцарство губят!
   – Это точно, – согласилась фрейлина язвительно.
   Инконню поморщился, некстати заныли ребра, плечо.
   – Не понимаю такого уклада, сэр Ниро.
   – Вы многого не понимаете, сэр, – сказала девушка.
   Инконню захотелось смерить нахалку тяжелым взглядом, но он сдержался, сочтя безразличие лучшим ответом.
   – Рыцари ищут не славы и доблестного служения, а богатых наследниц, золота, земли, – продолжил недоуменно. – Некоторые идут в разбойники, наемничают! Как так можно?
   Ниро горестно покачал головой.
   – Человек стремится к благостному состоянию, – сказал он медленно. – Вот барон Педивер устроил себе жизнь, женившись на дочери богатого лорда и, ясное дело, поступившись любовью. Конечно, в идеале все мы должны стремиться к благости души, но многие ищут материального довольства. Однако стоит ли их винить?
   – Разумеется, – ответил Инконню твердо. – Воля должна главенствовать над желаниями и порывами. Если мы не будем сдерживаться, то превратимся в отвратительных существ, грубых и наглых!
   – Будьте сдержаннее, сэр, – сказала фрейлина.
   Инконню поморщился:
   – Меня печалит подобный распорядок вещей, сэр Ниро. Рыцари превращаются в тиранов, сидящих в замках, наживаясь на горестях вилланов. Обилие цветастых гербов, галантное обращение с дамами при дворе, жизнь, полная удовольствий, превратят рыцарство в фарс. Известно – беспечная жизнь тела убивает душу. А главное предназначение рыцаря – подвиги. Сейчас это звучит дико и странно, но не удивлюсь, если со временем ради клочка земли рыцари будут предавать и убивать безоружных.
   Ниро, вздрогнув, взъерошил волосы, побледнел:
   – Страсти какие говорите, сэр Инконню.
   Инконню сдержанно рассмеялся:
   – Слава Богу, одного рыцарского ордена не коснется упадок. Рыцари Круглого стола пребудут в веках, храня благородство и изысканные манеры, а главное – доблесть и бескорыстие. Истинное рыцарство!
   Ниро кивнул, окинул окрестности пустым взглядом.
   – Может, заедем в деревню? – предложил Бриан.
   Ниро ответил резко:
   – Нет, нечего там делать. Помалкивай лучше.
   Оруженосец надулся. Ниро поглядел на птиц в небе, сказал с сожалением:
   – Жаль, сэр Инконню, что избавились от сокола. Сейчас бы его испытали.
   Инконню отмахнулся:
   – Зачем лишние хлопоты? К тому же то, что он закогтит, надо готовить, а на деньги, которые мы за него получили, можно купить готовую пищу.
   – Суждение торгаша, – фыркнула Хелия. Сверлила глазами спину Инконню: «Ну, оглянись хоть раз!»
   Инконню задумчиво перевел взгляд с неба на землю.
   «Мир необъятен, опасен и дик. Не скоро люди смогут безбоязненно путешествовать по землям, полчища монстров подстерегают на каждом углу. К оным отношу не только Призраков Ночи, но и злых людей. Печально, что таких все больше среди рыцарей. Торгаши в доспехах оседают в замках, обирают вилланов, тратят средства на удовольствия. Не то чтобы вилланов жаль, но если честно, то средства к существованию дает их тяжелый труд. Разумеется, они слишком грубы, чтобы встать вровень с благородными, но, как ни стыдно это признавать, благородные не выковали ни одного меча, не подковали ни одной лошади, не сшили ни одного платья, не сделали ни единого дюйма полотна да много чего не сделали. Благородное сословие похоже на грабителей, обирающих тружеников. Тьфу, что за чушь?! Еще посочувствуй вилланам.
   Нет уж, пусть все остается как есть. Но и паразитом, подобным Педиверу, Гахерису и тем, кто прибыл на турнир с целью заработать, не уподоблюсь. Рыцарь должен быть честным, галантным, справедливым, презирающим мирские блага. Нельзя провозглашать рыцарские принципы, а на деле ими пренебрегать. Чванство и спесь погубят рыцарство, двуличие убьет то светлое, чистое, ублажающее душу, что вложено в рыцарские добродетели.
   Мне придется сильно постараться, чтобы стать настоящим рыцарем. Уж если отказался от веселой и благостной жизни Тилуиф Теджа, да простит меня один из неведомых родителей, придется взять на себя определенные обязательства, исполнять массу запретов. Трудная задача, но я выдержу. Теперь-то я понимаю, что рыцарем становишься не после посвящения, а благодаря достойной жизни».
   – Сэр Инконню! – услышал он сварливый голос фрейлины.
   – А? Что? – вздрогнул рыцарь.
   Лицо Хелии подурнело от злости, глаза метали молнии.
   – Сколько можно кричать?
   – Что вам угодно, леди?
   Фрейлина дернула плечиком, его равнодушный голос почему-то ее задел.
   «До чего бесчувственная скотина, – подумала с обидой. – Даже не извинился за вчерашнее, пировал со спокойной душой, пока я плакала».
   – Сэр Ниро предлагает проехать через рощу, – сказала сердито.
   Инконню посмотрел на рыцаря вопросительно, Ниро помахал руками, объяснил:
   – Так будет лучше. Быстрее.
   Они остановились на развилке заросшей дороги: один рукав уходил в облезлую рощу, второй – в сторону деревни, маленькими точками на горизонте виднелись крестьянские дома.
   – Куда быстрее? – нахмурился Инконню.
   Фрейлина всплеснула руками:
   – Господи, какой тугодум! К Сноудону. Из-за вашего выступления на турнире потеряли день! День горестный для моей земли и королевы. Народ страдает…
   – Покороче, леди, – прервал Инконню грубовато.
   Рыцарь содрогнулся при виде гримасы ярости, исказившей лицо Хелии. Ниро поспешно вмешался:
   – Перестаньте, пожалуйста. Простите, это я подлил масла в огонь! Сэр Инконню, поедем через деревню, прошу! – вскричал в отчаянии.
   – А я изволю через рощу! – упрямо сказала фрейлина.
   – Леди, прошу, не надо конфликтов! – вскричал Ниро умоляюще. – Будь проклят мой язык! Сэр Инконню, поедемте.
   Ниро пришпорил коня, юноша пустил жеребца рысью – роща стала отдаляться. Инконню била нервная дрожь, правое плечо немилосердно ныло, зудели ребра и потянутые мышцы, а гадкое чувство подстрекало к бунту.
   «Как она смеет так говорить в присутствии посторонних! Эта женщина – мое самое тяжелое испытание!»
   – Боже, дай терпения! – простонал он.
   Ниро виновато кашлянул, пальцами немилосердно крутя ус.
   – Что будем делать, сэр Инконню?
   Юноша глянул сердито, забыв об уважении к старшему, буркнул неприязненно:
   – За ней. Как я жалею, что не могу перекинуть своенравную красотку через седло и увезти из рощи.
   – Вы рыцарь, сэр Инконню, – напомнил Ниро.
   Инконню раздраженно отмахнулся.
   «Может, торгаши в броне отринули рыцарские обеты из-за общения с подобными дамами? Тогда я их понимаю».
   Он направил жеребца в сторону рощи.
   «Если ей не воздастся за спесь и надменность, а меня не примут в рай за ангельское терпение, то… ну, просто не знаю!»
* * *
   – Странно, что вы решились последовать за мной в такой глухой лес, – смеялась фрейлина саркастически.
   Роща была редкой, просвечивала насквозь, самые страшные создания – спящие ежи.
   – Должно быть, я очень храбрый, – пробурчал Инконню.
   Девушка хмыкнула:
   – Теперь я в этом убедилась.
   Ниро не выдержал:
   – Леди Хелия, не стоит цепляться к сэру Инконню…
   – Сэр Ниро, воспитанные люди в таких случаях держат рот на замке, – парировала фрейлина. – Не вмешивайтесь, это наше личное.
   Инконню процедил ледяным тоном:
   – Насколько я помню, леди, меж нами нет родства и приятельских связей, мы друг другу никто, вы даже не дама моего сердца, во чью славу полагается совершать подвиги.
   «И никогда не буду совершать ради тебя».
   Хелия ошеломленно хлопала глазами. Сердце Инконню дрогнуло, поспешно отвернулся.
   «Проклятье, она сейчас заплачет. Нет, при Ниро не станет, но, Боже мой, скольких сил это будет стоить! Ну, почему я такая скотина?»
   Ниро деликатно отвел глаза. Бриан застыл с открытым ртом, не зная, потешаться или сочувствовать злобной красавице. Хелия скрыла лицо под капюшоном, понурилась.
   «Какой я дурак!»

   Сразу за рощей путь им преградила река.
   Инконню вперил в Ниро изумленный взгляд, тот опустил глаза.
   – Не может быть, – пробормотал он.
   – Может, сэр Ниро, – сказал Инконню саркастически. – Но как вы это объясните?
   Лицо усатого рыцаря выражало растеряность, он отвел глаза.
   – Вы говорили, что знакомы с местностью, – сказал Инконню холодно. – Как случилось, что вы забыли о реке? Она недавно здесь пробила рукав?
   Ниро покраснел, развел руками.
   – Сэр Инконню, простите, запамятовал, – покаялся он. – Уверяю, река неширокая, переправа будет легкой.
   Инконню оглянулся на Хелию, буркнул:
   – Ладно, посмотрим.
   «На кой мы его взяли? – посетовал Инконню. – Хмель победы сделал добрым. Им тоже нельзя злоупотреблять».
   Остановил жеребца на берегу реки.
   – Неширокая, сэр Ниро? – процедил зло.
   – М-мы поищем брод, – пролепетал усатый рыцарь.
   Инконню смотрел на прозрачную рябь: дно виделось смутно, а от воды сквозило холодом.
   – Мы пойдем вдоль берега, обязательно отыщется брод, – продолжал гнусавить Ниро.
   Инконню тоскливо оглядел берег, заросший кустарником и стройными деревьями, покачал головой.
   – Нет, сэр Ниро, – сказал он. – Вдоль берега мы не пойдем. Придется вернуться. Надеюсь, когда выйдем из рощи, пожелать вам счастливого пути.
   Ниро тяжело вздохнул. Инконню обратился к Хелии:
   – Леди, сожалею, мы потеряли полдня. Придется вернуться.
   Фрейлина на удивление смирно отреагировала:
   – Как скажете, сэр.
   Инконню пришпорил коня, подавляя раздражение, вызванное оплошностью Ниро.
   «Идиот, размыл память бесчисленными кувшинами. И я дурак, что послушал дурака!»
   Коротко свистнуло, и удар в грудь вышиб его из седла. Конь испуганно всхрапнул, отскочил в сторону. Инконню изумленно уставился на стрелу, торчащую в броне, под рубашкой побежала горячая струйка. Удар о землю разбудил больное плечо, ушибленные ребра, и рыцарь сдавленно застонал. Тотчас раздался испуганный крик фрейлины.
   – Не торопись, юнец, – услышал Инконню злорадный голос. – Нам есть, о чем поговорить.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация