А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Железная скорлупа" (страница 22)

   Глава пятая

   – О чем вы думали, не подстраховавшись на случай поражения?! – негодовала Хелия.
   «Могла бы и поздравить, все-таки это мой первый турнир, – подумал Инконню огорченно. – Неужели не понимает, как это важно?»
   – О чем думаете, сэр Инконню? – пропищала Хелия противно. – Понимаю, в мыслях вы принимаете хвалу Господа за хорошую драку, но извольте спуститься с небес, я перед вами!
   – Как скажете, леди, – ответил Инконню угрюмо.
   За спиной фрейлины появился Ниро, ободряюще подмигнул, рыцарь ответил бледной улыбкой.
   – Нечего улыбаться, – взвизгнула фрейлина. – Господи, вы можете хоть раз в жизни пообщаться с дамой нормально?
   – Леди Хелия, почему вы сетуете? – спросил Инконню устало. – Я выиграл одиночные схватки, посрамил любимца барона и его заодно, а вы все недовольны.
   – Вы слышали мои слова? – рассердилась девушка. – Или удары по голове отбили память? Почему вы не взяли ни одного трофея до поединка с Жофреем? Как можно так рисковать? Это просто чудовище, у меня сердце остановилось, когда он… когда он появился.
   – Может, отправимся в путь? – спросил рыцарь нетерпеливо.
   Хелия воззрилась удивленно:
   – Куда вы собрались? А призы? Сэр Инконню, вас не узнать. Так рвались на турнир, а теперь идете на попятную. Как-то не по-мужски, не по-рыцарски.
   «Я рвался на турнир?!! Впрочем, может, и рвался. Вероятно, от ударов по шлему память прохудилась».
   – Эта толстуха, жена барона, объявит победителя после групповой схватки, а как вы им станете, если сбежите? – не унималась девушка.
   – Никак, – кивнул рыцарь. – Придется постараться.
   – Уж постарайтесь, – сказала она снисходительно. – Получите призы, – голосок едва заметно дрогнул.
   – Меня могут сильно помять в давке.
   – Ничего, – фыркнула Хелия, – проутюжу.
   «Не сомневаюсь», – подумал он мрачно, а вслух сказал с поклоном:
   – Леди Хелия, мне нужно подготовиться к схватке. Не желаете вернуться на трибуну, где сможете усладить взор битвой настоящих мужчин?
   – Усладить? Битвой? Настоящих? Мущщин??? – зафыркала леди с ледяным презрением. – Вы это про кого говорите?
   Взор рыцаря заволокло пеленой, он опустился на землю, спрятал лицо в ладонях.
   – Ну вот, начались корчи, – протянула фрейлина огорченно. – Хлипки вы больно, сэр Инконню. Не провожайте меня на трибуну, сама как-нибудь доберусь.
   «Да иди ты к черту!»
   Инконню упорно смотрел на землю, холодя легкие глубокими вдохами. Перед взором появился сапог, Ниро сказал тепло:
   – Мужайтесь, сэр Инконню. После такого испытания схватка с Жофреем и Эженом – пустяк.
   Инконню горько усмехнулся, опершись на протянутую руку, встал.
   На поле заканчивали приготовления к затяжной схватке: барьер убрали, землю притоптали, обломки щитов и копий растащили. К арене подъезжали облаченные рыцари: храпели кони, мельтешили оруженосцы. Рыцари сбивались в группы.
   – Определились с командой? – спросил Ниро.
   Инконню оглядел толпу рыцарей растерянно.
   – Н-не знаю, сэр Ниро, – выдавил он смущенно. – Пойду пристану к кому-нибудь.
   Обернувшись, юноша приметил группу мужчин. Шафранный рыцарь с широкой улыбкой во главе пяти человек кивнул ему.
   – Сэр Энгус, рад, что вы участвуете в общей схватке, – сказал Инконню церемонно.
   Шафранный рыцарь небрежно отмахнулся:
   – Сэр Инкогнито, прежде всего спешу выразить восхищение вашей красивой победой. Вы в курсе, что бедняжка Жофрей подвернул ножку и выступать в последнем бою не будет?
   Рыцари сдержанно рассмеялись. Инконню пожал плечами – новость пустая.
   – Остается второй любимчик барона, Эжен, – сказал он. – Я слышал, он весьма искусен.
   Энгус кивнул:
   – Да, мастер нападать внезапно и улепетывать после удара. Впрочем, не о том речь. Вижу, вы не примкнули ни к одной из команд. Спешу предложить возглавить наш отряд. Среди нас мы не нашли более достойного. Поверьте, сэр Инкогнито, мы будем счастливы биться под вашим началом.
   «Хватит мяться, не на рынке, цену не набьешь».
   – Разумеется, почту за честь повести вас в бой, – сказал рыцарь.
   Шафранный рыцарь повязал ему на плечо синюю ленту, Инконню придирчиво оглядел украшение.
   – Призовите оруженосца, сэр Инкогнито, – сказал Энгус. – Пусть повяжет ленту на копье и меч.
   Ниро, молча наблюдавший, подозвал Бриана, и оруженосец торопливо исполнил поручение.
   – А вы, сэр Ниро? – спросил Инконню.
   Рыцарь поднял брови:
   – Что, сэр Инкогнито?
   – Не желаете поучаствовать в последней схватке?
   По лицу Ниро пробежала тень:
   – С радостью, но пешего и безоружного затопчут.
   Инконню обронил милостиво, упиваясь необычайной сладостью слов:
   – Можете надеть доспехи Жофрея. Великоваты немного, но лучше, чем ничего.
   Ниро выпучил глаза:
   – Сэр Инконню…
   Юноша засмеялся, чувство собственного превосходства пьянило разум.
   – Так будете участвовать, сэр Ниро? – спросил с улыбкой.
   Ниро твердо кивнул.
   – Похоже, придется благодарить вас за возвращенную гордость и достоинство, – сказал он смущенно.
   – Полноте… – Хотелось сказать что-то необычайно напыщенное, важное, но эмоции захлестнули, тупо повторил: – Полноте. Зовите Бриана, скорее облачайтесь.
   Ниро неожиданно хмыкнул:
   – Представляете, что будет с леди Хелией, когда увидит нас на поле?
   Инконню представил лицо фрейлины – и заливисто рассмеялся.

   Боевой азарт превратил кровь в разогретое вино, мощь опытных рыцарей за спиной удесятерила силы, Инконню испытывал мальчишечье желание раздробить кулаком валун, мощным выдохом сдуть противников с коней.
   Трибуны замерли в предвкушении. Герольды спешно смачивали глотки вином – им предстояло озвучивать события, перекрикивая ор зрителей и грохот боя.
   Набралось пять групп: баронская – красная – самая многочисленная, в дорогих доспехах, синяя – из восьми человек, зеленая – из девяти, желтая – из семи, белая – из десяти.
   Инконню вдохнул холодный воздух, и сердце радостно застучало. Жеребец взволнованно фыркнул, мотнул головой, рыцарь ласково потрепал его по холке.
   Педивер с недовольным лицом проткнул Инконню пронзительным взором. Рыцарь в ответ нахально поиграл плечами. Барон без предисловий махнул рукой – запели трубы, и конные лавины сшиблись в середке арены.
   Испуганно завизжали лошади. Мелкая щепа лопнувших копий барабанила по шлемам, рыцари, скрежеща доспехами, падали под копыта. Подковы крушили им ребра, кости, продавливали шлемы.
   Инконню сшиб противника, не глядя ткнул копьем. Страшный рывок вырвал копье из пальцев. Ощутил поддержку плеч Ниро и Энгуса: рыцари двумя взмахами очистили пространство, с трудом держась на спинах храпящих коней, что бешеными взбрыками пытались сбросить седоков.
   – Держитесь, сэр Инконню! – прокричал Ниро задорно.
   Рыцари с красными повязками взяли Инконню в клещи. Инконню с немыслимой скоростью орудовал щитом и мечом. Отразив один удар клинка – левая рука загудела от отдачи, – он ткнул мечом в шлем противника. Острие клинка попало в смотровую щель. «Красный», выронив меч, взмахнул руками и упал.
   Инконню развернулся ко второму «красному». По шлему звонко чиркнуло – вражий пращник промахнулся.
   Противник умело парировал удары. Инконню, отчаявшись пробить его защиту, переключил внимание на окружающих. Смутно слышал крики зрителей, чуть громче – зычные голоса герольдов.
   – Сэр Гиллимер собирается сбросить сэра Инкогнито со спины! – проорал один из герольдов.
   Инконню утопил шпоры в молочных боках жеребца, и тот, вопя от боли, взвился в воздух гигантским скачком. Оглянувшись, «зеленый» рыцарь в ужасе заслонился щитом, но копыта раздробили нарисованный герб в мелкую щепу, и сильный толчок опрокинул чужого коня. «Зеленый» кубарем покатился под ноги взбесившихся коней.
   – Сэр Инконню! – раздалось слабо, словно кричали с другого конца арены.
   – Что такое? – прохрипел Инконню.
   Энгус поднял забрало:
   – Перерыв, сэр. Сейчас поднимут раненых, заберут доспехи, очистят поле.
   Инконню оглядел взъерошенное поле, покалеченных лошадей, сучащих ногами в жалких попытках встать, распластанных рыцарей, лужи крови, невольно передернул плечами.
   – Вы молодец, сэр Инкогнито! – кричали вокруг. – Отличный боец!
   Рыцарь поклонился, но подумал с горечью:
   «Но быть бойцом не означает быть рыцарем».
   Раненые громко стонали, по полю метались сервы, оруженосцы. Тонко вскрикнула покалеченная лошадь – острая сталь милостиво порвала ей горло.
   Энгус возбужденно переговаривался с Ниро, остальные «синие» рыцари, одобрительно кивая, норовили вставить словечко.
   – О чем речь? – полюбопытствовал Инконню.
   – Считаем трофеи, сэр Инкогнито, – сказал Энгус радостно. – Под вашим началом захватили много славных доспехов, не страшно потерять свои.
   Рыцари рассмеялись. Инконню натянуто улыбнулся.
   «Неужели мне одному кажется, что цель турнира – не чужие доспехи и деньги, а слава, проявление доблести, демонстрация чести, благородства?»
   По команде барона боевой сигнал вновь возвеселил сердца зрителей. Красивый бег благородных животных сломался, задорное ржание потонуло в воплях и грохоте. Битва зашумела, словно горный обвал.
   «Спокойно! Это потешная схватка, никого не убей», – пришла отрезвляющая мысль. Инконню сменил направление удара, опустив клинок противнику на плечо, котт-де-май у того выдержал, но ключица хрустнула.
   Инконню, подав коня назад, перевел дух. Его соратники уверенно теснили противника, легко выходя победителями из одиночных схваток. Краем глаза юноша заметил бестолково скачущих рыцарей, в битву не вступающих.
   «Трусы?»
   «Зеленый» рыцарь, ловко расправившись поочередно с двумя «белыми», опустил меч, огляделся, переводя дух. Тут же сзади на него напал один из «гуляк», «зеленый» попытался защититься, но пал, выбитый копьем.
   «Подонки!» – подумал Инконню с отвращением.
   Рядом вырос «красный» всадник. Инконню, подставив под удар щит, кольнул клинком в ответ, но противник умело закрылся, смещая движением бедер коня. Ответным ударом он едва не отсек Инконню руку. Инконню задергал поводья, разворачивая жеребца, подставленный щит загремел от ударов, котт-де-май противно лязгнул, и ребра прошила острая боль.
   – Получай! – выдохнул гневно.
   «Красный» закрылся щитом. Инконню, попавшись на ложный замах меча, пропустил удар его щита. Противник умело потянул поводья, привстав, обрушил удар. Клинок Инконню лязгнул, плечо хрустнуло, и рука повисла плетью.
   – Проклятье! – прошипел Инконню.
   «Красный» рыцарь захохотал, подал коня, послушного поводьям, затем заехал слева. Щит Инконню загудел от удара, рука обвисла. Противник явно наслаждался беспомощностью юноши.
   «Эжен, – мелькнуло в голове. – Умелый скот!»
   Инконню спрыгнул наземь, избежав свистящего меча. От удара по противнику в правом плече Инконню хрустнуло, он едва расслышал сквозь ослепляющую боль глухой вскрик. Эжен попятился, его кольчужный чулок порвался, по сапогу текла кровь.
   Инконню, снова запрыгнув в седло, помчался на раненого противника, но «красный» рыцарь, развернув коня, задал стрекача.
   – Вернись, трус! – крикнул юноша вслед. В правом плече стрельнула боль, он едва не выронил меч. – А впрочем, – пробормотал устало, – можешь не возвращаться.
   – Что с вами, сэр Инконню? – спросил Ниро сочувственно. – Вы ранены?
   – Похоже, вывих плеча, – ответил юноша. – Турнир для меня закончен.
   Сэр Энгус, оторвав взгляд от одиночных схваток, бросил ободряюще:
   – Не печальтесь, сэр Инкогнито, вы повергли двух сильнейших рыцарей турнира, красиво бились, победа ваша.
   Инконню кивнул, медленно направил коня прочь с арены. Герольд перекричал шум схватки, объявив о ране безымянного рыцаря, вызвал огорченный гул трибун.
   Солнце давно склонилось к закату, мир потемнел, нахмурился. Схватки продолжались вяло, на арене осталось менее десятка рыцарей. Охрипшие зрители устало вскрикивали, откидываясь в изнеможении на скамьи.
   Барон с кислой миной оглядел поле, дал знак.
   – Рановато, супруг, – усмехнулась Меллюзина. – Обычно бои идут до темноты.
   – Сегодня закончим пораньше, – ответил барон угрюмо.
   – Может, потому, что ваших рыцарей почти не осталось? – спросила жена едко.
   Педивер нахмурился, но промолчал. Над ареной пронеслись бравурные песни труб, и герольды хриплыми голосами возвестили окончание турнира.
   – Победителя турнира объявит несравненная дама Меллюзина!
   Барон прошипел, косясь на придворных:
   – Надеюсь, супруга, выбор будет верен.
   – О чем вы, супруг мой? – поинтересовалась баронесса невинно.
   Педивер вскипел:
   – Не вздумайте присудить победу мокрогубому юнцу, явившемуся в последний день турнира! Да, он бился неплохо, но Эжен и Жофрей были королями предыдущих дней, этого нельзя отменить.
   – Ах, супруг мой, – протянула Меллюзина жалостливо. – Вы совсем не думаете о своей репутации. Мало ли, что было раньше, толпа запомнит последний день. К тому же давать посрамленным рыцарям победу и обделять того, кто их победил, – неразумно. Черные слухи о турнире попортят много нервов.
   – Плевать на слухи, – огрызнулся барон.
   – Нет, не плевать, – возразила супруга твердо. – Вам недостаточно слухов о ваших таинственных исчезновениях? Хотите новых?
   Педивер махнул рукой:
   – Делайте, что хотите.
   Меллюзина улыбнулась победно.
   Усталые рыцари спешно прихорашивались, но многие выезжали в рваных супервестах и заляпанных грязью доспехах. Инконню, с гулко бьющимся сердцем взобравшись на жеребца, застыл в ряду рыцарей на арене.
   Трибуны замерли, густой голос потек над полем:
   – Турнир завершен. Приветствуем храбрость и доблесть мужественных рыцарей, оказавших честь своим присутствием на турнире! Велика честь стать победителем турнира и получить несравненные дары: венец из чистого золота, сокола, обученного искусными ловчими, не знающего промахов, золотой кинжал несравненной работы, выполненный заморским кузнецом. И победителем турнира объявляется…
   Толпа затаила дыхание.
   – …самый доблестный, отважный, несравненный в мужестве и галантном обхождении с побежденными… сэ-э-э-э-эр!.. Инкогни-и-и-и-то!!
   Трибуны несколько удивленно, но энергично приветствовали победителя. Эжен холодно поклонился, кривя губы в едкой усмешке, а Жофрей раздул ноздри на пол-лица.
   Инконню со страшным усилием выпрямился в седле, сдерживая глуповатую улыбку.
   «Мой первый турнир! Я победил! Сокол, кинжал! Хм, зачем мне сокол? Ладно подарю кому-нибудь. А Хелии, разумеется, венец. Кстати, где она?»
   С трудом отыскал взглядом фрейлину, и радость победы испарилась: девушка глядела на него с легкой ироничной улыбкой. Победа показалась настолько мелочной и нелепой, что захотелось заплакать.
   – Пусть победитель турнира вручит венец благородной даме, чья утонченность и красота под стать доблестному рыцарю! – объявила Меллюзина.
   Хелия гордо подбоченилась, глаза ярко заблестели. На окружающих дам, полных робкой надежды, она посматривала с нескрываемым превосходством.
   Инконню со вздохом направил жеребца к трибуне. Подбежал герольд, и рыцарь принял от него копье с золотым венцом, висящим на острие.
   Инконню пустил коня шагом вдоль трибуны. Знатные дамы вскочили с мест, толпясь у перил, смущая юношу призывными взглядами.
   «Интересно, поблагодарит она или просто кивнет милостиво?»
   Инконню приподнял копье, и в плечо вонзилась раскаленная игла.
   «Проклятье! Почему я перед ней выслуживаюсь? Ни спасибо, ни пожалуйста. Мог ведь остаться без всего благодаря ее алчности. Пожалуй, будет утверждать, что именно по ее воле я стал победителем! К черту!»
   Рой мыслей промелькнул за миг, и Инконню исполнился к девушке черной неприязни. Разом заныли отбитые ребра и потянутые мышцы. Хелия пристально вгляделась в лицо юноши, в ее взгляде мелькнул испуг. Инконню со злой усмешкой развернул коня и под общий вздох подъехал ко второй трибуне. Баронесса обомлела, увидев перед собой золотой венец.
   – Прошу принять сей дар, несравненная леди Меллюзина, – сказал рыцарь. – Достойное обрамление дивной красоты, награда за галантность и куртуазность, поощрение добродетели.
   Педивер изумленно глядел на супругу, будто пытаясь отыскать в пышнотелой женщине перечисленные качества. Меллюзина вспыхнула, дрожащей рукой приняла венец.
   Трибуны грянули аплодисментами, а барон поднялся, смерив Инконню тяжелым взглядом, перекрыл шум арены рыком:
   – Все на пир в честь победителя турнира!
   Баронесса взглянула на юношу с благодарностью.
   – Благодарю, сэр Инкогнито, – сказала тихо.
   Рыцарь церемонно поклонился.
   Зрители хлопали и кричали. Звенела трубная медь. Инконню отыскал взором сгорбленную фигурку, и сердце у него сжалось. Лицо бледное, искажено невыразимым унижением и детской обидой. На Хелию сыпались насмешливые взгляды, дамы едко перешептывались.
   Инконню сглотнул горечь во рту.
   «Проклятье, перестань себя корить! – нахлынула горячая волна раздражения. – Ты поклялся помочь ее королеве и совсем не обещал терпеть насмешки. По ее воле принял участие в турнире, получил травму и не удостоился даже одобрительного взгляда. Нет уж, хватит!»
   Инконню резко натянул поводья, образ униженной девушки размыло предвкушение пира.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация