А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Железная скорлупа" (страница 17)

   Глава девятая

   Рыцарь озирал горизонт, пытаясь найти горы Сноудон, но увидел лишь голубоватую полоску на стыке небесной и земной плит.
   Юноша обернулся, фрейлина встретила теплый взгляд его синих глаз.
   – Устали, леди? – осведомился он. – Можем сделать привал.
   – Нет нужды. Вам бы все отдыхать, сэр Инконню, – сказала она сердито.
   «Ну зачем я так?» – мелькнула у нее стыдливая мысль.
   – Как скажете, леди, – произнес рыцарь сухо.
   Девушка в смущении пригладила холку кобылки, кинула взгляд на вьючную лошадь. Животные невозмутимо ступали по жухлой траве, иногда тянулись к вялым стеблям, но брезгливо сплевывали.
   Фрейлина запела, пристально глядя в спину, укрытую щитом.
   «Он храбрый, – мелькнула шальная мысль. – Но глупый. Правда, мужчины поздно взрослеют. Если Инконню перестанет кичиться рыцарскими шпорами, то из него будет толк. Интересно, кто его родители? Может, он заколдованный принц? Не может мужчина быть настолько красивым».
   Внезапно юноша сказал:
   – Потише, леди, наперерез движется отряд, не хочу, чтобы заметили раньше времени.
   «Мужлан!» – подумала девушка, сверля злобным взглядом золотой затылок.
   Всадники выглядели странно: одежда по виду новая, пряжки блестят даже в осеннюю хмарь, но таких плащей в британских королевствах никто не носил.
   Незнакомцев было больше десятка, вооружены старинными мечами, копьями.
   Они подъехали ближе, пустыми взорами мазнули по лицам рыцаря и леди. Инконню содрогнулся при виде этих сильных, суровых мужчин, сломленых неведомой силой, а когда он различил на широкой ладони предводителя, осанистого бородача с гладким обручем на лбу, крошечную собачку, то вспомнил, кто они такие.
   Остановив коня, вскинул руку в приветствии, но всадники равнодушно проезжали мимо, как призраки. Лошади ступали еле слышно. Хелия испуганно съежилась, глядя на молчаливых мужчин, едущих по бокам, затем посмотрела на спокойное и чуточку печальное лицо рыцаря.
   – Сэр Инконню, – прошептала она. – Может, объясните, кто это?
   – Король бриттов Герла со свитой, – ответил рыцарь.
   – И?
   – Не знаете эту историю?
   – Не случалось пробавляться мужскими побасенками, – вспыхнула девушка. – Я больше уделяла время этикету и галантным манерам.
   – Леди Хелия, однажды королю бриттов Герле случилось принять кубок вина от короля гномов. – Затем он принял предложение: гном приходит на свадьбу короля, а тот – на его свадьбу. Герла согласился, и в назначенный час на его свадьбу явились посланцы короля гномов с ослепительными дарами, приведшими всех в восхищение. Свадьба прошла пышно и торжественно, волшебные гости произвели неизгладимое впечатление.
   Хелия нетерпеливо закусила губу:
   – Не тяните кота за… усы, сэр Инконню. Или вы думаете, я не способна понять, что Герла явился с дружками на свадьбу гнома?
   – Они праздновали три дня, – продолжил рыцарь. – На прощание гном дал Герле маленькую собачку, умещающуюся на ладони, и сказал, что в мире людей Герле грозит опасность и что нельзя никому из них сходить с лошадей прежде, чем собачка не спрыгнет наземь.
   – И что дальше?
   – Они выехали из царства гномов на заросшую тропинку и наткнулись на старого пастуха, который в изумлении взглянул на мужчин, вышедших из скалы. Король обратился к нему, но старик потрясенно молчал, пока Герла не упомянул имя жены. Старик вспомнил, что так звали королеву бриттов, потерявшую мужа, и это было триста лет назад, до того, как саксы захватили эти земли.
   И тогда один из спутников короля с возмущенным криком спрыгнул наземь и…
   – Что – и? – спросила девушка, раздраженная паузой.
   Во взоре рыцаря мелькнул страх:
   – Рассыпался пепельным зерном, ветер развеял плоть сильного, могучего мужчины, будто горничная пыль с полки. Герла не может сойти с коня, пока собачка остается на ладони, а она не торопится, – добавил с грустным сарказмом. – С той поры король и свита скитаются по земле, бывшей их. Тяжело, наверно, видеть чужие народы на своих землях.
   В глазах фрейлины задрожали слезы, сочувственным взглядом она проводила удаляющихся воинов.
   – Какой гадкий гном, – всхлипнула она. – Как можно так поступать, после посещения свадьбы, совместных возлияний?
   Рыцарь пожал плечами:
   – У волшебного народа понятие о чести и благодарности отличается от нашего. Может, сделали в шутку, не понимая ее жестокости. Бессмысленно их укорять за то, что поступили не по-людски.
   – Сэр Инконню, какой вы дурак! – сказала фрейлина гневно. – Волшебное происхождение не может служить оправданием бесчестью. Господь наделил человека способностью различать добро и зло не для того, чтобы он взирал равнодушно на подлость.
   «Интересно, кого Хелия понимает под Господом? – подумал Инконню. – Насколько я помню Библию, там дьявол ввел женщину в искус, она – мужчину, оба отведали незрелых плодов Запретного древа. Значит, и представления о добре и зле у человека сложились незрелые. Возможно из-за незрелости ей кажется, что король гномов обошелся с Герла жестоко».
   Рыцарь представил, каково вечно оставаться в седле, зная, что не сойти на землю, пока собачка не спрыгнет, – и содрогнулся.
   «А ведь она никогда не спрыгнет, – пронеслась четкая мысль. – И это самое гадкое – бесплодная надежда, отравляющая и без того постылое существование. Нет, это у волшебных народов незрелое представление о добре и зле. Они способны и на хорошие поступки, и на ужасные, но где что не различают. А люди сумели улучшить представления о добре и зле. Да, конечно, сумели. Рыцарство – тому пример. Эти спесивые волшебники не способны жертвовать ради других. А следовательно, я… несомненно… больше человек, несмотря на примесь колдовской крови. Больше человек? Хм, просто человек. Человек. Я благодарен неведомым родителям за возможность жить, но если их путь темен, как у сайдов, все равно я останусь рыцарем».
   Нелегкое бремя раздумий свалилось, рыцарь облегченно повел плечами.
   – Чему вы радуетесь? – спросила фрейлина. – Что вас не коснулась жестокость Дивного народа? Быть может, еще коснется.
   Пришпорив лошадку, она проехала мимо. Инконню посмотрел вслед Герле, в сердце кольнуло. Белый жеребец послушно развернулся, жухлая трава смягчила дробь копыт.
   – Сэр Инконню, вы куда? – долетел рассерженный вопль.
   – Я знаю, что делать, – ответил он, не оборачиваясь.
   – Сэр Инконню!
   Спутники короля безучастно взглянули на рыцаря. Белый конь преградил путь Герле. Король поднял голову, в глазах мелькнул слабый огонек.
   Инконню взглянул на собачку, та злобно зарычала. Острые зубки щелкнули рядом с пальцами, рыцарь крепко схватил ее за шкирку – и тварь полетела в траву. Отряд короля ошарашенно замер, их лица медленно, как зимний рассвет, наливались краской.
   – Вы свободны, – сказал рыцарь. – Проклятья больше нет.
   Бритты радостно загомонили, жадно смотрели на землю, но спрыгнуть опасались, за века странствований в сердцах угнездился страх. Герла с благодарностью посмотрел на рыцаря, высвободив ноги из стремян, спрыгнул. Свита радостно выдохнула: король, сделав пару шагов, грудью приник к земле.
   Смеясь, король поднялся, его спутники стали слезать с седел. Инконню с щемящим чувством наблюдал, как они кинулись друг другу в объятия.
   Раздался громкий хлопок, король и спутники исчезли в вихре пепла, серая горка примяла влажную траву. Остолбеневшему рыцарю почудились раскаты злобного смеха.

   – Сэр Инконню, перестаньте казниться. Вы избавили их от гадкого существования, совершили богоугодное дело.
   Рыцарь с трудом разлепил губы:
   – С каких пор убийство – богоугодное дело?
   Хелия смутилась, проронила тихо:
   – В некоторых случаях смерть – избавление.
   – Отчего я их избавил? От возможности жить в ожидании чуда? Перебирать воспоминания, находить в памяти утешение?
   Фрейлина сердито фыркнула:
   – Хотите поплакать, как маленькая девочка, – извольте. А если поразмыслить: что дала бы им жизнь без друзей, близких, умерших много веков назад, как бы они жили в чужой стране?..
   – И что? – спросил рыцарь.
   Изломив золотистую бровь, леди смерила юношу презрительным взглядом:
   – Вы прервали жестокую пытку. Как милосердно добивают искалеченного телом, так и искалеченный духом принимает смерть с благодарностью.
   Инконню, хмыкнув, замолчал.
   Кони трусили по утоптанной тропке, по бокам мелькали стройные деревья, одинаковые, как доски в заборе. На склоне небес просвечивало желто-красное пятно заходящего солнца. Подступающий холод облекал дыхание призрачной плотью.
   Воздух пресытился влагой. Деревья расступились, и рыцарь с удивлением увидел на земле обломок неба. Ветерок вздыбил мелкую рябь, затем водное зеркало успокоилось. Гулко плеснула рыба.
   За озером рос густой лес: деревья сохранили остатки лиственного пожара, но выглядели плохо обглоданными костями. Пусто. Окрест высились пожелтевшие холмы, жесткие пучки кустов.
   Рыцарь приметил удобный пятачок возле подножия двух деревьев близко от озера.
   – Леди Хелия, здесь сделаем привал, – сказал он.
   Девушка сверкнула глазами:
   – У вас дар говорить очевидные вещи, сэр Инконню.
   – Хочешь слыть мудрецом – говори очевидное.
   – Сэр Инконню, не пугайте, не то я подумаю, что вы обзавелись чувством юмора.
   – Я не буду, – сказал рыцарь смиренно. Хелии почудилась насмешка, она вспыхнула, крылья носа затрепетали.
   Инконню расседлал и обиходил лошадей. Костер с хрустом сжирал ветки, сочно дымил, стреляя ворохами искр, похожими на рубиновую крошку.
   Хелия присела у костра, любуясь танцем пламени, взгляд ее затуманился. Рыцарь свалил подле огня кучу хвороста. Фрейлина благосклонно подкармливала огненных танцоров, загадочно улыбаясь.
   Инконню, захватив бурдюки и котелок, отправился к озеру. Принеся воду, ножом постругал толстую ветку, изготовил рогульку.
   Последние лучи солнца, запертые серыми облаками, истлели, – мир почернел. В небе остался небольшой пятачок, залитый рваным желтым светом. Хелия с дрожью посмотрела на чудовищ, какими тьма сделала деревья. В озере гулко плеснуло, и она передернула хрупкими плечиками. В костер посыпались ветки. Фрейлина, обломив длинные пруты, аккуратно скармливала огню кусочки.
   Вторая рогулька почти закончена: рыцарь, поскоблив деревяшку ножом, кивнул удовлетворенно.
   – Сэр Инконню, помогите.
   Рыцарь поднял голову, подозрительно осмотрел окрестности.
   – Леди?
   Ее лицо покраснело, а может, виной тому был отсвет огня. В руках – толстая облезлая ветка. Фрейлина кивнула на нее, как на виновницу жизненных неурядиц.
   – Не могу сломать.
   «Так бросайте целиком», – подумал раздраженно, но тут же напомнил себе, что он рыцарь, с подобием улыбки подошел, сломал ветку.
   – Благодарю, сэр Инконню, – сказала леди с легким кивком и добавила смущенно: – У вас сильные руки.
   Рыцарь покраснел:
   – Спасибо, леди. У нас осталось немного сушеного мяса и овощей. Если не попадется деревень, вы увидите, как я охочусь.
   – Угу, – отозвалась девушка ехидно.
   «Что опять не так?»
   Инконню прокашлялся:
   – Леди Хелия, не споете ли балладу, коих ваша очаровательная память имеет в достатке.
   Девушка приоткрыла рот. Рыцарь опустил голову, пряча багровое лицо.
   – Сэр Инконню, вы не умеете льстить, – сказала она насмешливо. – Возможно, грязная вилланка упадет в обморок от бесподобного комплимента про «очаровательную память», но от меня смысл что-то ускользает. Может, поясните?
   «Ну, кто за язык тянул?» – подумал Инконню с укором.
   – Каким комплиментом поразите завтра? – не унималась девушка. – «Леди, у вас приятно пахнет голос?» «Или – какая у вас плотная грация?» «Или – восторгаюсь глубиной вашей осанки?»
   Рыцарь буркнул сердито:
   – Тогда примите комплимент простака: вы самая прекрасная девушка на свете. Даже хваленые королевы сайдов позеленеют от зависти при виде вашего лица, волшебного блеска волос, изумительной грации царственной львицы и кротости горлицы.
   «Что там про горлицу?» – изумился внутренний голос.
   Хелия зарделась. Костер подавился брошенной охапкой веток.
   – Думаете, позавидуют? – спросила она, затаив дыхание.
   – Разумеется! – воскликнул рыцарь горячо. – Не просто позавидуют, а повесятся от безысходной тоски, понимая, что никакие чары не способны придать им более совершенный облик, чем ваш.
   Во взгляде фрейлины читались благодарность и смущение.
   – Ах, как чудесно, – пробормотала она. – Постойте, а вы видели королеву сайдов?
   – Видел, – ответил рыцарь с запинкой. – В замке, когда искал вас.
   – Как узнали, что она королева? Может, то была служанка? – спросила девушка подозрительно.
   – На ней… э-э… была корона.
   «Очень точное описание ее одежды, – хмыкнул внутренний голос. – Правда короны не припомню, должно быть, в волосах затерялась».
   – Я пойду принесу мяса и овощей, вода закипела, – сообщил торопливо.
   Хелия посмотрела хмуро ему вслед, прикусила губку.
   «Что он скрывает? Сдается, королеву видел не мельком, может, и побывал в ее покоях».
   От горячей волны, вскипевшей в груди, на миг задохнулась.
   Инконню ссыпал в пузырящуюся воду мясо и горсть овощей, размешал – мужчина! – ножом, лицо посерьезнело, еще чуть – и высунет язык от старания. Хелия против воли умилилась.
   «Да нет, показалось. Он смел на поле боя, а в общении с женщинами беззащитен, – подумала она с облегчением. – В умелых руках будет верной собачкой».
   Мысль неприятно ожгла, Хелия поморщилась.
   – Я посолю потом, леди, – сказал рыцарь.
   «Дурак».
   – Как изволите, сэр, – кивнула она. – Хотите вина?
   – Но у нас нет.
   – Я спросила «хотите»?
   Рыцарь, вжав голову в плечи, уставился на дно котелка.
   – До последнего вопроса хотел, – ответил осторожно.
   Хелия тонко улыбнулась, в глазах вспыхнули веселые искры.
   – У меня есть небольшая фляга в мешке. Пожалуйста, принесите.
   – Разумеется, леди.
   «Не могла сразу сказать», – подумал раздраженно.
   Рыцарь нашел мешочек с вышивкой. Хелия, кивнув, приняла поклажу, вытащила небольшую флягу.
   – Оно очень крепкое, – сказала она извиняющимся тоном.
   – Да много и не надо, – заверил смущенный рыцарь.
   Взгляд девушки похолодел.
   – Вы что имеете в виду?
   – Э-э… ничего, – сказал рыцарь. – Ой, забыл помешать похлебку.
   Склонившись над котелком, носком сапога влез в огонь, кожа задымилась. Хелия сказала неодобрительно:
   – Сэр Инконню, поберегите обувь.
   Рыцарь спохватился, ковырнул землю, пальцы ног сдавило жаром.
   – Проклятье, не унимается, – прошептал сдавленно.
   Котелок накренился, через край плеснуло варево, измазало сапог, а костер сердито зашипел. Брови дамы взлетели.
   – Думаю, свою часть ужина, доблестный сэр, вы уже съели.
   Инконню замер, понурив голову, от левого сапога поднималась жидкая струйка дыма. Фрейлина звонко рассмеялась.
   «Чудесный смех», – подумал он тепло.
   Фрейлина, откупорив фляжку, отхлебнула. Инконню с сомнением взял сосуд, высчитывая сколько отпить.
   – Пейте, сэр, не отравлено, – поддела девушка.
   Глоток обернулся сгустком расплавленного металла. В животе вспыхнул камин.
   – Хм, крепкое, – сказал рыцарь.
   Хелия взяла у него фляжку, отпила еще немного. Глаза ее загадочно заблестели, щеки зарумянились. Она похлопала ладонью по подстилке:
   – Садитесь, сэр, будем смотреть на огонь и ждать, когда остынет похлебка.
   Инконню посмотрел ей в глаза, но фрейлина отвернулась. Пожав плечами, опустился на почтительном расстоянии, отстегнутые ножны положил под правую руку, взглядом шарил по очертаниям деревьев и черному зеркалу озера.
   – Что потеряли в ночи, сэр Инконню? – спросила девушка потеплевшим голосом.
   «Действительно, крепкое вино», – подумал рыцарь, глядя на ее раскрасневшееся лицо.
   – Ночь таит много опасностей, леди. Подручные колдунов уже заставали нас врасплох, следует быть начеку.
   Фрейлина задумчиво уставилась на огонь, поднесла фляжку к губам.
   Громко фыркнул конь. Рыцарь резко повернул голову, ладонь опустив на меч, но животное тряхнуло гривой, отгоняя дурной сон, и спокойно захрапело.
   Инконню снял котелок, отправился за ложками. Фрейлина, смешно морща носик, втягивала аромат похлебки. Рыцарь, передав ей ложку, зачерпнул нетерпеливо, отправил черпачок в рот. Фрейлина рассмеялась, глядя на его багровое лицо и раскрытый рот. Инконню спешно втягивал воздух, хлопал по щеке.
   – Горячее, – пробубнил он, вызвав новый взрыв смеха.
   – Какой вы нетерпеливый, – засмеялась девушка. Рыцарь смущенно улыбнулся:
   – Надо подождать.
   Хелия кивнула, допив остатки вина, придвинулась ближе. От волшебного запаха ее волос у Инконню кружилась голова.
   – Может, споете балладу, леди? – спросил, глядя в огонь. – Что-нибудь о героических рыцарях? Я люблю ваше пение, у вас замечательный голос.
   Широкая улыбка осветила ее лицо.
   – Правда? – спросила она.
   – Клянусь!
   Фрейлина зарделась, спрятала взгляд. Инконню невольно придвинулся, до ее плеча осталось меньше трех пальцев. Девушка искоса посмотрела на красивое лицо рыцаря, мечтательно улыбнулась, плечи передернуло сладкой дрожью.
   – Вам холодно, леди? – спохватился рыцарь.
   Она, на миг запнувшись, сказала с хитринкой:
   – Да, прохладно. Быть может, доблестный сэр спасет даму от холода?
   – Разумеется.
   Инконню укутал фрейлину, сел рядом. Плечи их соприкоснулись. Рыцарь потянулся к котелку, но услышал тихий голос:
   – Вы хороший спутник, сэр Инконню.
   – Благодарю, леди.
   – Раньше я думала, нет никого храбрее и жертвенней сэра Дамаса, но ваш пример тому опровержение.
   «Кто такой Дамас? А, погибший спутник фрейлины».
   – Он был хорошим рыцарем, – продолжила Хелия печально. – Мужественный, заботливый.
   «Господи, прости за подозрение, но у нее хорошими становятся после смерти».
   – В той деревеньке нас поджидали. Сэр Дамас велел мне бежать, а сам принял бой с дюжиной негодяев. Я спряталась в лодке… укрылась грязным тряпьем… вздрагивала, слыша страшные звуки битвы. Они разрубили Дамаса на части…
   Хелия замолчала, головой прижалась к груди рыцаря, плечики затряслись. Ему хотелось обнять девушку.
   «Ага, попробуй, скандал обеспечен».
   Фрейлина прижалась сильнее, рыцарь осторожно обнял ее за талию. Пораженный женскими слезами, он мог лишь молча сочувствовать, успокаивающе гладить спину.
   Луна безуспешно пыталась пробиться сквозь заслон лохматых туч. Костер вяло потрескивал, ночь неторопливо смыкалась вокруг путников. Рыцарь, подкинув в огонь пару веток, посмотрел с тоской на остывшую похлебку.
   Рыдания фрейлины постепенно затихли.
   «Что за создание? – подумал он недоуменно. – То смеется, то плачет».
   – Извините, сэр Инконню, – сказала девушка. Хотела освободиться, но рыцарь не пустил, и она охотно подчинилась, пристроив голову на его плече.
   – Вы – храбрый рыцарь, сэр Инконню, – сказала тихо.
   Инконню бросило в жар, а от аромата ее волос и кожи он опьянел и тупо уставился в огонь.
   – Простите, что сомневалась в вашей храбрости и силе, – продолжала фрейлина. – Не следовало так открыто выражать пренебрежение к рыцарю, пусть и младшему.
   Инконню сглотнул комок, просипел:
   – Леди Хелия, нет нужды оправдываться. Каждый человек должен доказать, что на что-то годен. Конечно, я понимаю ваше недоумение, когда вместо прославленного рыцаря вам дали в помощь юнца.
   – Сэр Инконню…
   – Нет-нет, леди, не нужно, я понимаю. На мне не написано, что я опытный боец, способный помочь страдающему королевству. Мне стоило набраться терпения и делом доказать состоятельность, разбить лед недоверия.
   Хелия улыбнулась:
   – У вас, несомненно, это получилось.
   – Благодарю, леди.
   Девушка поерзала, удобней пристраиваясь на плече, щеки ее пылали, а взгляд стал глубоким и влажным.
   – А почему вы решили стать рыцарем, сэр Инконню? – спросила она.
   Инконню замялся – на такую тему рассуждать ему еще не приходилось.
   «А что если я выбрал не тот путь?» – мысль обдала жаром.
   – Э-э… леди Хелия, я не видел более достойного пути, чем стать защитником слабых и обиженных, нести свет истинной веры, выкорчевывать зло.
   – О, сэр Инконню, как это достойно, – прошептала Хелия томно.
   Она подняла голову с его плеча, согрела теплым взглядом.
   «Как она смотрит, я не смогу долго противостоять, – мелькнуло в воспаленном мозгу. – Что на нее нашло?.. Ах да, вино. Видно, я настолько страшен и неприятен, что неприязнь следует предварительно размыть вином», – подумал рыцарь с горькой иронией.
   Лицо Хелии оказалось близко-близко, и он утонул в ее гиацинтовых глазах.
   – Скажите, почему вы бросились за мной в колдовской дворец? – прошептала она. – Ведь вы были при смерти, до того ли?
   Инконню тоже перешел на шепот:
   – Как я мог бросить вас? Рыцарский долг велел искать вас.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация