А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Железная скорлупа" (страница 15)

   Глава шестая

   От высоты захватывало дух. Рыцарь опасливо смотрел на мост меж башнями, сквозь хрустальное полотно различая крохотные фигурки, снующие по зеленому саду. Макушкой он едва не задевал серебряное небо, двигаясь в вязком хороводе снежинок, похожих на белых откормленных шмелей.
   Инконню плотнее запахнул волшебное покрывало, позволившее миновать стражу, охраняющую переход меж башнями. Жутковато было от прямого взгляда стражника, казалось, тот сейчас выхватит меч и бросится на нарушителя, но обошлось.
   Рыцарь качнулся от резкого порыва ветра, подсчитав расстояние до земли, покрылся испариной и с трудом подавил желание поползти на четвереньках. Выточенная изо льда башня медленно приближалась, рыцарь рассмотрел фигуры стражей, матовый блеск алебард.
   На миг ему показалось, что он идет по воздуху, замутило, неверным шагом сдвинулся к невидимому краю. Остановился, от взгляда на темное небо закружило сильнее. Инконню закрыл глаза, но возникло паническое ощущение гибельного полета.
   «Проклятье!»
   Стиснув зубы, рыцарь двинулся дальше, пялясь на стражей возле двери… Закрытой двери!
   «Как пройти незаметно? – заволновался. – Почему закрыли? С той стороны не заперто».
   Инконню поборол смятение: «Что-нибудь придумаю, я ведь рыцарь. Какой уж там рыцарь! – тут же подумал горько. – Пялился, как дурак, на голую женщину, королеву! Хотя королева какая-то… дешевая. Вела себя, как… А ведь королева – это королева!» – рыцарь запутался в сложных чувствах, не в силах объяснить себе неуловимую разницу.
   Стражи приблизились. Инконню, мельком глянув на точеные лица, вновь погрузился в думы, отвлекающие от высоты.
   «И внизу черт-те о чем думал. Веду себя подобно грубому виллану. И о чем жалею? Что не воспользовался! Ну, точно виллан, думающий лишь об удовлетворении низменных желаний. Хоть рыцарям и не запрещено принимать благосклонность дам, но вот так грубо, низменно, без ухаживаний…
   Эти сайды хоть и не имеют отношения к Сатане, но невольно… вернее, вольно исполняют дьявольский план растления христианских душ доступными плотскими утехами. Тьфу! У них одно на уме, как у животных, сбивают с рыцарского служения зовом плоти. Хоть бы кто соблазнял властью, для мужчины, а не виллана, рядящегося под него, это более привлекательно».
   До конца перехода осталось немного. Проказник ветер едва не смахнул рыцаря, как крошку со стола. Рыцарь переступил ногами, удерживая равновесие, но нога провалилась в воздушную яму, увлекая в пропасть. Кряхтя от натуги, Инконню перенес ногу на хрустальный мост и замер, затаив дыхание: стражи расслышали в песне ветра фальшивые ноты, удивленно посмотрели на рыцаря.
   Инконню съежился, до скрипа сжал рукоять меча. Стражи, недоуменно переглянувшись, пожали плечами, рассеянными взорами уставились на небо.
   «Глупец, ты же невидим! Далеко мне до почетного звания, ох, далеко. Если бы не протекция славного рыцаря, был бы конюхом, и вполне заслуженно, – сокрушался Инконню. – Впрочем, я буду стараться стать настоящим рыцарем. Что может быть достойней подобного образа жизни?»
   Возразить было некому, рыцарь кивнул, довольный победой в споре с самим собой, но при виде запертой двери перестал улыбаться.
   Стражей надо… убрать. Вряд ли их оставит безразличными открытая сама по себе дверь.
   Стражник оторвал взгляд от неба, сморщил нос:
   – Гилдас, чем так дурно пахнет?
   – Что смотришь? – огрызнулся Гилдас. – Ветер принес откуда-то вонь.
   Инконню покраснел, вытащил меч. Его охватило смущение, гордость не позволяла напасть невидимым. Сбросил покрывало. Стражи изумленно вытаращились на рыцаря, ветер бросал им в открытые рты снежные хлопья.
   Клинок плашмя ударил по серебристому шлему. Страж закатил глаза, рухнул под ноги напарнику. Инконню торопливо замахнулся, упал и второй страж. Рыцарь переступил через трупы, открыл дверь.
   Напряженным взглядом обшарил короткий коридор, ведущий к спиральной лестнице. Порывы ветра качали пламя настенных факелов. Мелькнула мысль затащить стражников внутрь, но раздраженно от нее отмахнулся. Молча прикрыв дверь, рыцарь двинулся вниз, выставив перед собой клинок.
   Лестничные площадки были пусты. Рыцарь видел в открытые двери группы прекрасных существ, снующих по залам, зеленым от диковинных растений и деревьев, на чьих ветвях сияли подобия золотых желудей. Присмотревшись, Инконню с изумлением заметил внутри крошечных домиков жемчужнокрылых фей.
   «Один, два, три… – отсчитывал он пролеты. – Вот и нужная дверь!»
   Инконню нащупал ручку двери – в лицо плеснул янтарный свет. Зал поразил воображение. Не доводилось видеть помещения, способного вместить лес.
   «Как он помещается в башне? – подумал в смятении. – Она вширь меньше!»
   Мириады невидимых букашек шелестели вокруг, стрекотали, цокали и прищелкивали. На ветках толстенных дубов висели золотистые фонарики, а в воздухе были раскатаны шафранные дорожки, в них неспешно плавали золотистые пылинки.
   Ухоженная тропка легла рыцарю под ноги, слух ласкало чириканье.
   Место обладало необъяснимой магией: стоило посетовать на медленное продвижение, как незаметно оказался в середке леса, хотя сделал меньше десятка шагов.
   «Разумно!» – восхитился рыцарь.
   Ближе к концу леса деревья сомкнули кроны, накрыв землю густой тенью. Рыцарь покрутил головой, любуясь оранжевыми головками цветов, торчащими среди светло-зеленых копий травы.
   Лес внезапно расступился, явив каменную стену, поросшую зеленым мхом, с отрытой дверью посередине.
   Слух рыцаря усладила приятная музыка, запахи леса сменила волна дивной парфюмерии. Зал поразил алебастровой белизной: стены украшала искусная резьбой, вдоль них выстроились белоснежные статуи рыцарей и дам, а в середке зала журчал пруд, пойманный гранитными плитами. С потолка свисали хрустальные гроздья люстр.
   Возле пруда сидела Хелия, дорожный плащ положила рядом, на каменные ступеньки, мечтательно улыбаясь, смотрела на воду, а Властитель волшебного королевства стоял рядом с ней, дирижировал невидимым оркестром: инструменты танцевали в воздухе, радуя пленницу прекрасными звуками.
   Рыцарь подошел поближе. Фрейлина будто не заметила пристальный взгляд, заулыбалась шире, неотрывно глядя на короля. Властитель припал перед ней на одно колено.
   – Позвольте выразить восхищение вашей несравненной красотой, прекрасная леди, – сказал столь томно, что Инконню передернуло. – О, раньше говорили, что мой дворец прекрасен, но ваше присутствие делает его грудой грязных булыжников, не достойной заслонять солнце от столь очаровательного существа.
   Рыцарь с неприязнью увидел радостную улыбку Хелии. Король заливался соловьем под волшебную музыку.
   Инконню подошел к ступенькам, король осекся, шмыгнул носом:
   – Что это за запах?
   Рыцарь кашлянул, с мстительным удовольствием сказал:
   – Сэр, недостойно приставать к невинной девушке будучи женатым.
   – А?..
   Рыцарь кулаком врезал королю по челюсти, и тот, закатив глаза, рухнул на белоснежную плиту, по ступенькам со звоном скатилась корона. Инконню метнулся к фрейлине, с испугом отметил ее полнейшее безразличие. Девушка улыбалась с отсутствующим взглядом. Рыцарь потряс ее за хрупкие плечи:
   – Леди Хелия, леди Хелия!
   Ее лицо осталось безмятежным, гиацинтовые глаза смотрели мимо него.
   – Проклятое колдовство!
   Рыцарь зацепился взглядом за порхающие инструменты и посветлел лицом. Клинком разрубил дудку, следом пришел черед арфы и лютни, пруд поглотил их обломки. Уцелевшие инструменты с испуганным воем и бренчанием улетели в угол.
   Рыцарь поглядел им вслед злорадно.
   – Ох… Сэр Инконню… Это вы? – прошептала девушка ошеломленно, взгляд ее медленно прояснялся.
   Инконню смутился при виде мешанины чувств, написанных на девичьем лице.
   – Вы? – вскричала фрейлина. – Почему вы живы?
   Рыцаря покоробило.
   – Уж простите, если не угодил.
   Фрейлина потупила взор.
   – Простите, сэр Инконню, – сказала виновато, затем сморщила тонкий носик: – Что за смрад? Сэр Инконню, вы обошли окрестные свинарники?
   Рыцарь не нашелся с ответом.
   – Боже! А что вы сделали с королем? Как посмели?!
   Рыцарь развел руками.
   – Он вас похитил, – промямлил юноша.
   – Не смешите, сэр Инконню. Добрый король прислал сверкающих рыцарей, не чета вам, мне навстречу, привел в королевство, как гостью. Должно быть, и вас вылечил, разве нет?
   Рыцарь сказал неохотно:
   – Почти.
   – Вот видите! – вскричала она торжествующе. – А вы так оскорбили его величество.
   Инконню сказал, сдерживая ярость:
   – Колдуны заплатили королю за наши жизни, леди Хелия. Если вам здесь нравится, оставайтесь, а мне пора в Сноудон.
   Резко повернулся, затопал к выходу.
   «Зачем я вожусь с ней? – думал досадливо. – Проще одному добраться до Сноудона, ведь не ей же биться с колдунами».
   У двери слух царапнули встревоженные голоса. В открытую створку увидел вооруженный отряд, бегущий по лесу. При виде рыцаря стражи пронзительно закричали.
   Инконню захлопнул дверь. Глухо стукнуло, затем еще, дерево треснуло, и в зал заглянул наконечник стрелы.
   – Что такое? – вскричал фрейлина.
   Рыцарь с тяжелым пыхтением свалил статую – от грохота дрогнули стены, качнулись с хрустальным звоном люстры. Еще один мраморный сайд рухнул на пол, отбитая голова шумно покатилась по белому полу.
   Инконню подбежал к испуганной фрейлине, мучительно заозирался, над ухом жужжал истерический голосок:
   – Что вы творите? Не ломайте вещи доброго короля.
   Рыцарь глянул свирепо. Хелия сжала губы.
   «Она под гнетом колдовства, глупо сердиться», – смягчился Инконню.
   – Наденьте плащ, леди Хелия, – сказал он угрюмо.
   – Но…
   Рыцарь кивнул на тело короля:
   – Ему бы понравилось.
   – Разумеется, – спохватилась фрейлина.
   Инконню стиснул зубы, с трудом унял раздражение.
   Окно с дребезгом разлетелось, усеяв пол хрустальным горохом. Рыцарь загородил девушку, встречая острую дробь грудью. Маленькое зерно попало в смотровую щель, обожгла веко, и по щеке рыцаря потекла тонкая горячая струйка.
   В проем влетела зелено-золотистая волна сприганов и фей.
   – Король в беде, король в беде! – зашумели писклявым хором.
   Летучая орда кружила под потолком, задевая люстры. Дверь тряслась под градом ударов, плюясь щепками, в разломах мелькало оружие.

   Глава седьмая

   Инконню в отчаянии закусил губу. Леди Хелия с любопытством смотрела на шелестящую волну под потолком, в глазах плясали смешинки.
   Король, со стоном пошевелившись, вытаращился на Инконню, потом на Хелию.
   – Уносите ее! – крикнул король прежде, чем кулак рыцаря вторично выбил из него сознание. Фрейлина истошно завизжала, толкнула юношу.
   Крылатые существа с воинственным писком вцепились крохотными ручками в плащ и волосы Хелии. Фрейлина неодобрительно охнула:
   – Поосторожней, я гостья.
   Инконню отмахнулся от потока летунов, но обнажать меч не хотелось, пришлось отступить на пару ступеней. Слух резанул испуганный крик: ноги фрейлины болтались в воздухе. Летуны от натуги исказили личики, громко стрекоча, потащили Хелию к окну.
   – Спасите, сэр Инконню!
   Дверь разлетелась в мелкие щепки, магический удар перемолол заодно и статуи, и из облака пыли вылетели воины, острия их копий и мечей холодно сверкали.
   Инконню, замахав руками, отгоняя летунов, прорвался к разбитому окну. От их истошного фальцета у рыцаря едва не лопались барабанные перепонки. Крылатые малютки, кряхтя от усилий, поднимали девушку все выше и выше.
   Рыцарь, глянув вниз, сглотнул ком. В порыве дерзкой лихости оттолкнулся от подоконника, пальцами оплел ее стройные икры.
   – Что вы делаете?! – испугалась фрейлина. – Не смейте, не смейте смотреть под платье, гадкий рыцарь!
   Вес мужчины в броне оказался феям и сприганам не по силам. Крылья ломались от натуги, и маленькие комочки сыпались вниз. Рыцарь вместе с фрейлиной совершили стремительный прыжок вниз, на заснеженную землю.
   Сила удара опрокинула рыцаря на спину. Крылатые существа, порскнув в стороны, как вспугнутые мухи, со звонким писком закружили над их головами.
   Рыцарь спихнул с себя орущую фрейлину, оглядел заснеженный двор: из каменных построек выбежали удивленные слуги, пронзительно закричали.
   – Будьте вы прокляты! – ругнулся Инконню, помогая девушке встать.
   – Пустите! Куда вы меня тащите, пустите руку! – возмущалась фрейлина. – Мы еще можем извиниться.
   – Ну, разумеется! – ответил рыцарь саркастически.
   Челядь бросилась на беглецов, но вид клинка в его руке остудил их пыл. Рыцарь презрительно хмыкнул вслед убегающим.
   Внутренний двор окружала невысокая стена. Стражи, привлеченные криками, грохоча сапогами и лязгая доспехами, устремились к беглецам.
   Инконню втащил девушку в конюшню и закричал перепуганному конюху:
   – Дай, пожалуйста, коня!
   Оторопевший конюх указал на стойло, покрытое резьбой и самоцветами, над дверцей которого нервно дергалась огненная конская голова.
   – Выводи скорее!
   – Но это конь короля, – проблеял конюх, косясь на меч.
   – Он не обидится, – заявил рыцарь уверенно. Хелия насмешливо фыркнула:
   – Вы еще и вор, сэр Инконню.
   Конюх вывел животное из стойла и отскочил в сторонку. Конь, злобно покосившись на рыцаря, выпустил из ноздрей дымные струйки.
   Хелия вскрикнула, когда рыцарь швырнул ее на спину коня.
   – Как вы смеете! – щеки леди пылали.
   В глазную щель ударил воздушный нож. Конь рванулся с такой скоростью, что порыв ветра чуть не снес рыцаря из седла.
   – Сэ-сэ-сэ-рррр… Ин-ин-конь-конь-ню-ууу!
   Лежавшей поперек конской спины Хелии пришлось несладко, поэтому она замолчала, сглатывая кровь из прокушенного языка.
   «Ничего, на привале устрою грубияну пытку», – подумала мстительно.
   «Наконец-то замолчала», – подумал рыцарь с облегчением.
   Стражники разбежались перед огненным зверем. Конь, вырвавшись из внутреннего двора, помчался по улицам, грохотом копыт и ржанием заставляя прохожих влипать в стены домов.
   – Скачи к воротам, пламенная тварь! – закричал рыцарь и плашмя шлепнул клинком рыжий бок. – Зарублю!
   Конь оскорбленно пыхнул огнем. В могучем прыжке едва не сбросил рыцаря и мигом оказался у крепостных ворот.
   Стражники запоздало протрубили тревогу: поднимали жутко скрипящий мост, кто-то обрубил цепи решетки. Острые зубья легко чиркнули по шлему рыцаря, и решетка с грохотом упала за спинами беглецов.
   Конь с радостным ржаньем вырвался на простор, рыцарь усиленно моргал, смачивая замерзшие глаза теплом. Куда скакать, он не имел представления.
   Возможная тщета усилий охладила радость. Инконню взглянул на фрейлину – девушка впала в счастливое беспамятство, – сказал коню неуверенно:
   – Отвези к выходу из королевства и свободен.
   Конь, фыркнув, неспешно потрусил налево.

   – Моя королева, как вы могли?!
   – Супруг мой, о чем вы? – спросила Медб, с насмешкой разглядывая синяки на королевском лице.
   Король порывисто шагал по разгромленному залу, разом потерявшего белизну.
   – Не притворяйтесь, леди! – прошипел он. – Вы помогли смертному рыцарю, нет никаких сомнений. Зачем? Неужто вам безразличны страдания нашего народа?
   Медб сузила глаза:
   – Сядьте, мой король, и ерунды не говорите.
   Король всплеснул руками:
   – Теперь нам не заплатят! Что с вами, супруга? Наш народ хиреет, медленно вымирает, дети, обещанные колдунами, необходимы, как воздух.
   – Какая ирония, – усмехнулась ламиа, – бессмертные нуждаются в смертных.
   – Обряд инициации все поправит, – отмахнулся король. – Поправил бы, – добавил он с горечью. – За пленницу… за пленников заплачена страшная цена, и все напрасно!
   Королева изогнула янтарную бровь.
   – Помнится, при уговоре с колдунами шла речь о немедленной смерти обоих людишек, не так ли, супруг мой?! Может быть, мой король вознамерился увеличить население Дэйойн Сайда, приняв посильное участие?
   Пунцовый король отвел глаза. Медб горько усмехнулась.
   – Глупая ревность, – пробормотал король. – О, женщина, что делать?
   Королева, пожав плечами, сказала равнодушно:
   – Что и должен был – убей обоих.
   – Да, но как?
   – Выпускай Кэйлик Бхир.

   Рыцарь спрятал меч в ножны и усадил девушку на конскую спину. Шлем зазвенел от пощечины.
   – Раны Господни! – воскликнула Хелия. – Как вы могли, сэр Инконню? Неужто вы и впрямь потомок мужланов?
   Рыцарь порадовался, что шлем скрывает лицо.
   – Леди Хелия, я прощаю вас, ибо разум ваш отуманен колдовством волшебного царства. Отуманен настолько, что вы забыли о страданиях Сноудона.
   В глазах фрейлины блеснули слезы. Инконню увидел, как ее взгляд окончательно прояснился, и от сердца отлегло. Девушка, пряча глаза, сказала с тяжелым вздохом:
   – Простите, сэр Инконню, мне стыдно, что вы помните о боли моей земли лучше меня.
   «Ну вот, опять будет придираться», – поморщился рыцарь.
   – И впрямь разум помутился, если сочла это королевство лучше своего, – фыркнула девушка. – Но как вы исцелились, сэр Инконню?
   – Вашими молитвами, – буркнул рыцарь.
   – Но как?
   Рыцарь скупо пересказал о своем походе в замок, умолчав о демонах, спящих служанках и королеве. Фрейлина широко распахнула гиацинтовые глаза.
   – Но я не понимаю, как вы отыскали меня в огромном дворце так быстро?
   – Э-э… кхе… Лишь ступил под своды, как сердце повлекло меня в нужном направлении.
   Леди лукаво улыбнулась:
   – Хорошее у вас сердце.
   Щечки ее порозовели, отвернувшись, она устремила взгляд на заснеженные холмы:
   – Куда мы едем, сэр Инконню?
   Рыцарь замялся:
   – Э-э… Леди Хелия, я прошел сюда, будучи при смерти, обратной дороги не запомнил. Но велел коню отвезти нас к выходу.
   Фрейлина, наградив его долгим странным взглядом, отвернулась.
   «А если выход в наш мир открывается по приказу короля? – От этой мысли у Инконню сжалось сердце. – То-то никто за нами не гонится, знают, не уйдем».
   За спиной жутко взревело. Конь, недовольно заржав, потрусил быстрее. Рыцарь оглянулся, выдохнул со свистом. Фрейлина со страхом посмотрела на облако снега в пятистах футах позади, где проглядывали очертания огромного существа.
   – Сэр Инконню, мне страшно, – пискнула она по-детски, прижимаясь к рыцарю.
   «Мне тоже».
   – Не бойтесь, до выхода осталось немного, – подбодрил он испуганную девушку.
   Рыцарь снова оглянулся: снежный туман рассеялся, под облаками появилось ужасное старческое лицо с льдистым глазом во лбу, горбатым носом, кожей мертвецки синего цвета. Белоснежные волосы покрывал серый платок, а костлявые плечи укутывал коричневый плед. Серое платье, серые башмаки, в руке старуха сжимала кривой деревянный посох, лысая орлиная голова верхушки возбужденно щелкала клювом. Руки старухи свисали до пят, пальцы были в три раза длиннее ладони.
   – Синяя Ведьма! – закричал рыцарь, вбивая пятки в огнистые бока. – Давай, кляча, вывози!
   Конь с оскорбленным ревом рванулся вперед. Фрейлина, трясясь от страха, обвила руками шею рыцаря.
   Кэйлик Бхир подняла посох с клекочущим навершием, ударом тупого конца вздыбила с земли пласты снега. По земле стремительно поплыла льдисто-синяя волна замерзшего воздуха.
   Огнистый конь, всхрапнув, в мощном рывке едва не сбросил седоков. Позади воздух ломко хрустел, осыпаясь льдинками. От вида голубого марева под ногами у рыцаря волосы на затылке зашевелились.
   Волна пронеслась мимо, истаяла в заснеженном холме. Конь наддал ходу. Фрейлина испуганно пищала, цепляясь за рыцаря.
   За спиной разочарованно выдохнули. Старуха черпнула громадной синей ладонью пласт снега размером с реповое поле и с мерзким хрустом сжала его до размера бочки.
   Рыцарь услышал стон проломленного воздуха.
   – В сторону! – заорал коню. – В сторону!
   Огнистый зверь резко сменил направление. Снежный ком рухнул и с густым вздохом развалился на крепкие ломти. На спину рыцаря обрушился град жестоких ударов, шлем зазвенел, как колокол. Мимо них, застилая взор, пролетали белые комки.
   – Сэр Инконню! – закричала девушка.
   Рыцарь крепко прижал девушку к груди.
   – Не бойтесь, – прогудел ласково, – я не позволю.
   Снежное поле с кусками мерзлой земли захрустело в синей ладони, и одноглазая великанша, обнажив медные зубы, отправила сыплющий крошкой ком в полет.
   – Левее! – крикнул рыцарь. – Левее!
   Ком с грохотом упал справа. Рыцарь прикрыл фрейлину от злых снежных ос.
   – Вывози, скотина!
   Синяя Ведьма тяжко шагнула, скрывая колени в снежной взвеси. Дрожь земли подбросила коня в воздух, седоки испуганно вскрикнули. Рыцарь прикусил до крови язык. Бхир с огорченным выдохом перевела холодный взор с беглецов на громадные ноги. В ее ладони вновь захрустел снег.
   Огнистый зверь с трудом взобрался на холм, ветер срывал с лошадиных губ пену. От недовольного ворчания Кэйлик Бхир в воздухе повеяло лютой стужей. Но сквозь марево холма уже виднелась зелень.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация