А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дети шпионов 2008" (страница 6)

   Глава VI
   ОПЕРАТИВНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ

   – Ну, мы с тобой попали, Дим, – сказал Алешка. – В самое шпионское осиновое гнездо. Надо что-то делать!
   – Бежать отсюда поскорее, – сказал я. – Пока нас эти осы не заклевали.
   – Не думал я, что ты такой, – надулся Алешка. – К этой глазерной лаборатории…
   – Лазерной, – терпеливо поправил я. Хотя, конечно, в Лешкиной интерпретации была своя истина. В некоторых случаях лазер и есть хитрый глазок. Который кое-что показывает, очень важное. Например, точку прицеливания.
   – К этой лаборатории подбираются шпионы. А мы будем, сложа руки, ушами хлопать?
   – Лучше, конечно, наоборот, – сказал я.
   Алешка сначала задумался, потом рассмеялся и снова посерьезнел.
   – Что мы имеем? – Он насупился, как Шерлок Холмс в раздумье. – Мы имеем папу Славу. Который получил задание проникнуть в лабораторию и что-то там спереть. Или взорвать. И это, спертое, передать иностранцу с сигарой с помощью Аленки в четвертом столбике.
   Услышала бы нас мама, она бы тут же уложила нас в постель и вызвала психиатра. Но по сути Алешка все правильно сказал.
   – Слава, фиг с ним, он у нас под колпаком. – Почему Алешка так решил, я не понял, но спрашивать не стал. – Нам надо, Дим, этого иностранца отловить.
   – Их в Москве, знаешь, сколько?
   – Знаю: пол-Москвы. Но мы его найдем.
   – Это как же?
   – Очень просто. По его машине. Мы с тобой ее буквы на номере запомнили? Вот и все: по этим буквам узнаем страну.
   – Понял! Пойдем к посольству этой страны и там увидим этот синий «Форд» с иностранцем за рулем.
   – Без куртки и с сигарой в зубах!
   Мы тут же проникли в папин кабинет, полистали всякие его справочники и нашли коды, которыми обозначаются номера иностранных машин.
   Вот он!
   – Я ж говорил – Америка! – воскликнул Алешка. Ничего он такого не говорил. Но это и так было ясно – Слава-то из Америки приехал. Там его, видно, завербовали и загрузили. Календариком.
   Алешка захлопнул справочник и раскрыл папин «Ежедневник», где на одной из первых страниц были напечатаны данные посольств зарубежных стран, с адресами и телефонами. – Девя́тинский переулок, – прочитал Алешка. – Это что такое?
   – Девяти́нский, – терпеливо поправил я. – Где-то на Садовом кольце.
   – А точнее? – Алешка не стал ждать моего ответа, а тут же настучал на телефоне указанный номер.
   Я даже не успел вырвать у него трубку.
   – Хай! – сказал он нахальным голосом. – Гуд дей, леди. И вам того же. Спик рашн, плиз. – А он уже определенно успехи в английском делает! – Как к вам проехать на метро? У нас важное сообщение для безопасности Соединенных Штатов. Мерси, мадам.
   Быстро он!
   – Метро «Смоленская», – сказал мне Алешка, положив трубку. – Поехали? Денег у нас полно.
   Вот именно. По Москве стало все сложнее ездить. Я не о постоянных пробках говорю. Я говорю о том, что проезд в метро и на автобусе все дороже становится.
   Но денег у нас было полно. И мы поехали.
   Это американское посольство мы нашли без труда. Над ним развевался типичный американский флаг – полосатый матрас в звездочках. Это Алешка так сказал. Неуважительно. И я его, конечно, одернул.
   Машин возле посольства было много. Но синий «Форд» – только один. Мы его сразу опознали.
   – Он? – спросил Алешка.
   – Он, – ответил я. – Здорово похож.
   Мы подошли поближе. Алешка сунул нос в боковое стекло водителя.
   – Ты что? – Я отдернул его от машины.
   – А что? Понюхать, что ли, нельзя?
   – А полизать не надо?
   – Ты, Дим, здорово соображаешь. Но медленно. Сигарой пахнет. Его машина! Номер запомни.
   Мы повертелись еще немного возле стоянки, и довертелись до того, что на нас стал с подозрением поглядывать охранник в военной форме. Тогда мы отошли в сторонку и купили по мороженому.
   И тут как раз откуда-то вышел наш американец. За ним семенила на высоких каблуках девица с прической «ой-ой!». Она что-то ему длинно говорила, он что-то коротко ей отвечал. У своей машины он остановился и сказал по-русски, почти без акцента:
   – О’кей, мисс Люся, я нет забуду. А вы подготовить для мне хороший план Москва, где есть всякий достопримечательность. О’кей?
   – Хорошо, мистер Игл. Вы надолго едете?
   – Нет, мы едете не совсем долго. Один место, два место – и я на место. Гуд бай.
   – Хай, мистер Игл.
   Мистер Игл закурил сигару, сел за руль и уехал. Из приспущенного окошка за ним тянулся пахучий дымок.
   – Мистер Игл, – повторил Алешка. – По-нашему, Иголкин. Легко запомнить.
   – Игл, Алеха, это не иголка. Это по-нашему – орел.
   – Да ты что? Совсем на орла не похож.
   Смотря на какого, подумалось мне. Всякие орлы есть на свете. Стервятники, например.
   – Эй, бойз! – окликнул нас охранник. – Гоу эвей!
   – А ты тут не командуй! – разозлился вдруг Алешка. – Ты у нас в гостях! Веди себя прилично.
   – Это территория Соединенных Штатов, пацан, – на чистом русском языке возразил охранник.
   – Понаехали тут, – буркнул Алешка. И крикнул: – Мороженое хочешь, ковбой?
   – Хочу.
   – А вот фиг тебе!
   Охранник рассмеялся, и мы расстались друзьями. Не испортив дипломатические отношения между нашими странами.

   Дома мы записали номер машины мистера Игла и, на всякий случай, имя мисс Люси.
   Алешка выудил из папиного стола большой красивый конверт. И надписал: «Виществиныи дакозатилства». Вложил в конверт календарик, снимок с микропленки, клочок бумажки с номером машины мистера Игла и с мисс Люсей, и обертку от «Аленки».
   Тут самое время вам узнать, откуда мы пронюхали об этой лаборатории, будь здоров какой засекреченной.
   Однажды вечером, это было давно, года два тому назад, к нам пришли двое мужчин. Один из них – наш сосед Полпалыч, а другого мы не знали. Но он такой боевой был на вид, в камуфляже, со всякими прибамбасами на поясе – типа рации и газового баллончика. Это был, как мы очень скоро узнали, начальник охраны лаборатории. Они все скрылись в папином кабинете за плотно притворенной дверью.
   Мама у нас очень наивная, а папа – полковник милиции, бывалый человек. Но он тоже сохранил в себе некоторую наивность.
   Дело в том, что в стене между кабинетом и нашей с Алешкой комнатой была в самом низу небольшая дырка. Мы ее проделали, когда проводили в кабинет антенну для телевизора. Потом папа телевизор изгнал из дома, а дырка осталась. Он о ней забыл, а мы ее заткнули комком поролона. И когда было надо, когда папа секретничал со своими сотрудниками за плотно прикрытой дверью, мы этот поролон выдергивали и… узнавали много интересного.
   Вот и в тот раз, улегшись на пол возле дырки, мы с интересом прослушали ихнее оперативное совещание. Сейчас я вам его доложу.
   Полпалы ч. Сергей Александрович, нам нужна ваша профессиональная помощь.
   Пап а. Слушаю, Пал Палыч.
   Полпалы ч. У нас в лаборатории произошло ЧП. Этой ночью, несмотря на усиленную охрану и меры предосторожности, в лабораторию проникли посторонние.
   Пап а. Это серьезно.
   Полпалы ч. Не очень серьезно. Это были обычные жулики. Охрана их задержала. Они пытались вытащить компьютер и телевизор.
   Пап а. В компьютере были какие-нибудь секретные разработки?
   Полпалы ч. Нет, что вы! Там были сведения общего справочного характера.
   Пап а. Все равно мне это не нравится. Пал Палыч, вы – умудренный опытом человек и прекрасно понимаете, что часто очень серьезные действия маскируются банальными кражами.
   Полпалы ч. Не беспокойтесь, их тщательно проверили. Обычное жулье, никаким образом с иностранными разведками не связанное. Но тем не менее мы весьма обеспокоены и хотели бы получить ваш совет. Подскажите, как нам реорганизовать охрану, чтобы исключить подобные случаи?
   Пап а. Схема у вас с собой?
   Полпалы ч. Конечно. Андрей Иванович, покажите схему. И поясните.
   Андрей Иванови ч. Это план первого этажа, это – второго. Вот здесь указаны посты. Вот это камеры видеонаблюдения: наружные, второго этажа, первого, крыши.
   Пап а. Как они проникли в здание?
   Андрей Иванови ч. Вот здесь, через окно туалетной комнаты.
   Пап а. Ну, ясно. Вот здесь, здесь и здесь у вас слепые зоны. Я бы посоветовал вот что…
   И дальше папа заговорил о том, в чем мы уже ничего не понимали. Каким-то мудреным языком он заговорил. Но Андрей Иванович его понимал. Поблагодарил, и очень сердечно.
   А потом пошел разговор о текущих научных делах. Мы все это тоже не очень понимали. Но все-таки кое о чем догадались. Эта лаборатория создавала для боевых вертолетов какой-то хитрый оптический прицел на основе «глазера». Ну, вы, наверное, знаете о лазерном прицеле, например, на пистолете. Он наводит на цель красную точку. Поймал этой точкой цель – и можно стрелять, не промахнешься.
   А вот их прибор – он очень хитрый получается. Вот летит себе вертолет. Видит наземную цель, наводит свои ракеты и пулеметы – огонь! Но вертолет ведь летит, причем быстро, поэтому точно рассчитать прицеливание очень сложно, иногда даже невозможно. Особенно если цель тоже движется.
   А наш сосед Полпалыч разработал такой прицел, который при наведении учитывает и скорость вертолета, и скорость движущейся по земле цели, и их направления. У него, у этого прицела, есть свой крохотный компьютер, который моментально все просчитывает и делает мгновенное упреждение. Все, цель не уйдет!
   Прибор, конечно, очень сложный. Его еще надо здорово дорабатывать. А вражеская разведка, конечно, кое-что пронюхала и страшно заинтересовалась.
   В общем, когда мы все это подслушали, нам, конечно, было интересно, но совершенно не нужно. И мы постепенно об этих чудесах забыли. А вот теперь вспомнили.
   – Дим, твой объект, – сказал Алешка, – этот мистер. А мой – этот Слава. Я прямо переезжаю к ним, вхожу в доверие и все там разведаю.
   – Больно ты там нужен!
   – Ну, я им там как-нибудь помогать стану. Я им что-нибудь пропылесосю. Яичницу сварю…
   – Супчику пожаришь. Это несерьезно, Леш.
   – А что серьезно?
   – Нужно узнать: что Славе нужно в лаборатории?
   – Ему секреты нужны. Чертежи всякие.
   – Секреты, Леш, там запираются в сейфах. Фиг он в них влезет.
   – Ну, тогда он хочет подзорвать лабораторию. Чтобы никаких секретов не осталось. Ни нашим, ни вашим.
   – Ничего он там не «подзорвет». Он туда со взрывчаткой не пройдет, ее на входе сразу приборы обнаружат. И, вообще, Леш, он – преподаватель литературы, ему никто ничего сложного не доверит, никакая Америка.
   – Точно! Дим, он просто должен там что-то разведать. Он должен кому-то туда дорожку проложить. Я все понял!
   Пожалуй, это так. Нормально все складывается.
   – Нужно предупредить Полпалыча!
   – Ничего не нужно предупредить! Наоборот. Нам надо в эту хитрую лабораторию заслать своего агента.
   Во дает!
   – И пусть он, Дим, за ним там приглядывает. И нам все докладывает.
   – Липошку пошлем, – я чуть заметно, чтобы Лешка не обиделся, усмехнулся. – Через форточку?
   Лешка нахмурился в раздумье и тут же просиял:
   – Липошка нам здорово пригодится. И агент у нас есть. Нужно только концы с концами связать.
   Люблю, когда Лешка загадками говорит. Потому что мне тогда думать не надо – он уже все придумал. Но я не расстраиваюсь. Каждому свое. Кто лучше умеет, тот пусть и делает. А кто не очень-то умеет, тот пусть помогает и не жалуется.
   – Пошли, – сказал Алешка.
   – Куда?
   – Концы с концами связывать. С Палыча начнем.

   Полпалыч был дома, готовил обед. Он открыл нам дверь в цветастом фартуке.
   – Вовремя пришли, – сказал он. – У меня вдруг такой борщ получился! Сам не ожидал.
   Кто же откажется от «такого!» борща. И мы пошли за ним в кухню. У него такой там был порядок – как на военном корабле. Чистота, все сверкает, каждая чашка-плошка на своем месте.
   Полпалыч налил нам по тарелке и себя не обделил, и мы все дружно застучали ложками. Творец борща одобрительно поглядывал на нас.
   – Люблю, когда люди хорошо едят. Кто хорошо ест, тот и хорошо работает.
   – И наоборот, – подхватил Алешка. – Когда я хорошо поем, то могу уроки вообще не делать. Все и так получается.
   Полпалыч его не понял, но виду не показал.
   – Полпалыч, – сказал я. – Мы сегодня деньги вам не сможем отдать, ладно?
   – Не спешите. Мне пенсию прибавили. Как раз на двести рублей. Не пропаду.
   – А у вас борща много? – спросил Алешка.
   – Здоровенная кастрюля. Я борщ прямо на неделю готовлю.
   – Правильно, – одобрил Алешка. – Мама говорит, что хороший борщ день ото дня все лучше становится. Он настаивается. Вот завтра он будет еще лучше.
   Полпалыч его намек понял.
   – Заходи, конечно. А сейчас добавить? Пока не настоялся?
   – Конечно. Чтобы вас не обидеть. Мама говорит, что хозяйке ужасно обидно, если гости плохо едят.
   Я уже начал задумываться: зачем мы сюда пришли? Борща на халяву поесть? Какие тут концы надо связывать?
   Оказалось – есть такие концы. Просто Алешка к ним очень издалека подбирался.
   – А почему у вас в кухне телевизора нет? Сейчас многие в кухнях телевизоры ставят. Чтобы от дела не отрываться.
   – У меня его и в комнате нет. Не люблю.
   – Мы тоже его не включаем. Папа говорит: пока они русский язык не выучат, мы их слушать не станем.
   – Это он о ком?
   – Да об ихних дикторах. Папа говорит, что они очень неграмотные. Они все время говорят: «перЕспективный». А люди их слушают, верят им и неправильно запоминают. – Алешка вздохнул, как старенькая бабуля, и посетовал: – Неграмотный народ пошел, книг не читают, только телевизор смотрят. «ПерЕспективный»!
   Вот и Липошка медальной нам пригодился.
   – Ты прав, Алексей. Вот у нас в лаборатории хорошие специалисты есть, молодые, умные, а послушаешь, как они говорят, – и где их ум?
   – А вы бы пригласили к ним какого-нибудь фенолога…
   – Филолога, ты хочешь сказать?
   – Ну да, который литературу знает. Пусть он их поучит.
   – Ты угадал, Алексей. Я уж и сам об этом подумал.
   – Вам порекомендовать кого-нибудь? – включился я. – У нас в школе очень хорошие учителя.
   – Да я уже нашел, спасибо.
   Вот и завязались два конца в один узелочек.

   Если бы Лешка жил в эпоху королевских мушкетеров, из него классный интриган получился бы. Куда там до него кардиналу Ришелье! Но и в нашей эпохе за Лешкой числится много славных дел. Похоже, он не собирается изменять своему главному принципу – совать нос в чужие дела. Правда, у Алешки свое мнение на этот счет. Он не считает чужими дела, когда нужно кому-то помочь или… помешать. Помочь сделать хорошее, помешать сделать плохое. Нормальный принцип. Теперь вот он обеспокоен безопасностью Российской Федерации. Его задача – не допустить, чтобы кто-то выкрал ее государственный секрет. Ну и у меня такая же задача – куда ж я от Лешки денусь!
   «Подзарядив» Полпалыча, мы уже были уверены, что он поможет Славе попасть в институт. А наш агент узнает, что ему там надо, и мы выведем его на чистую воду. А заодно с ним и мистера Иголкина, как называет его Алешка.
   Вот только где взять агента?
   – В школе, – Алешка пожал плечами. – Я тебя умоляю.
   Да, конечно, в нашей школе, как говорит директор Семен Михалыч, очень способный контингент. Разносторонне одаренный. У нас есть артисты, поэты, шахматисты, художники, хулиганы. У нас даже есть свой игрок – Игоряшка Козлов. Когда ему нужны деньги, он идет к игорным автоматам и выигрывает нужную сумму. Но он, конечно, в агенты не годится. Такие игроки очень легко вербуются иностранной разведкой. Папа рассказывал нам об одном очень богатом бизнесмене, который увлекся игрой в рулетку. Он проиграл все: квартиру, загородный дом, все свои машины, семью. Он даже свои часы проиграл. И, наконец, проиграл Родину. Его давно приметили вражеские агенты, они даже вступили в контакт с владельцем казино, и тот помогал этому бизнесмену, используя разные махинации, все время проигрывать. И когда бизнесмен оказался в полном отчаянии, ему предложили денежную помощь в обмен на предательство. Нет, это нам не подходит…
   – Что ты хмуришься, Дим? – удивился Алешка. – Самый лучший агент – это наш Васек.
   В самую точку. Во-первых, Васек никогда не станет предателем – рожденный с крыльями ползать в грязи не будет. А во-вторых, он в этой лаборатории скоро станет своим человеком. И приглядит за шустрым Славой. Только нужно Ваську все рассказать. Тогда он будет работать по убеждению.

   Ближе к вечеру мы побежали в школу. Вообще, вечером жизнь в школе постепенно замирает. Гаснут огни, устанавливается тишина – до следующего утра. В школе остается только охранник. Ну, иногда и кто-нибудь из учителей по неотложным, нерешенным за день делам.
   Я люблю приходить в школу вечером. Здорово – в этот момент никаких обязанностей, никаких контрольных, никакого туповатого стояния у доски. И учителя вечером совсем другие – более доступные, даже какие-то домашние. Они уже вроде тоже освободились от дневных обязанностей и предвкушают ужин и телевизор в кругу семьи.
   Правда, до недавнего времени вечерний поход в школу был чреват нежелательными контактами с нашей молодежной ОПГ. Но сейчас они заметно приутихли.
   Зато остается другая трудность. После того, как в школе появился другой охранник. Он скорее не охранник, а сторож. Обычно он в восемь вечера запирает входную дверь и поднимается спать в спортзал. Там теперь очень уютно, спонсоры привезли нам новые маты для всяких прыжков и упражнений. Эти маты такие хорошие, что всякий не отказался бы иметь их дома или на даче в виде диванов и тахтей… тахтов… тахт? Словом, на этих матах славно спится нашему сторожу.
   Недавно у нас в школе случился ночью маленький пожар в соседней с нашим «ангаром» комнате. Приехали пожарные, загасили «очаг возгорания», а сторож проснулся только утром.
   Семен Михалыч давно бы его прогнал, но сторожа опять привела Артоша. В тот раз – племянника, а теперь дядю. Из далекой деревни. Артоша его очень любит, потому что сторож Акимыч обещал ей после своей смерти завещать свой дом в деревне. А Семен Михалыч боится его прогнать, потому что Артоша сразу же побежит жаловаться в вышестоящие организации на то, что солдафон-директор разгоняет ценные кадры.
   Этот Акимыч – он вообще-то неплохой. Только глуховатый и глуповатый. Его главный авторитет – какой-то мистический военный. Наверное, когда-то, еще в молодые годы, Акимыч проникся уважением к военной форме, и с тех пор он все свои действия сверяет и оправдывает мнением «одного военного».
   К примеру, один раз Акимыч притащил в школу с рынка мешок гнилых яблок.
   – Один военный, – объяснил Акимыч, отдуваясь, – энтих яблок цельный кузов загрузил. Говорит: из них очень хороший «жилет» получается.
   Никакой «жилет» (желе) из этой тухлятины не получился. Только вся школа ею провоняла, но авторитет «одного военного» в подслеповатых глазах Акимыча отнюдь не упал.
   Толку от него, как от сторожа, не было почти никакого. Я думаю, милицию, если вдруг понадобится, он вызвать не сможет. Он такой дремучий, что даже телефона боится. «Один военный говорил, что из энтой трубки токи всякие идут. Прямо в мозги».
   Алешка, когда это услышал, тихонько посмеялся. Действительно, уж деду-то за свои мозги опасаться не приходится. Даже если он по телефону решится поговорить. Уж если чего-то нет, то оно и не испортится.
   Однажды Семен Михалыч чуть его не выгнал. Но Артоша все по-своему сумела повернуть.
   После пожара у нас еще одна беда случилась – прямо наоборот. Ночью в подвале вдруг хлынула откуда-то горячая вода. Она разбежалась под зданием и залила всю мастерскую, прямо до окна. Потом вода вырвалась наружу и окружила школу неглубоким озером.
   Приехали ремонтники, перекрыли воду, откачали ее и стали исследовать коммуникации. Что они там установили – то ли отвернутые краны пожарных гидрантов, то ли неисправные вентили системы отопления или водопровода, – мы этого не узнали. Узнали только, что они прошли в кабинет директора с каким-то актом. И сказали, что никакого аварийного прорыва труб не было, просто кто-то отвернул какие-то «буксы». И еще они сказали, что наша школа держит первое место в районе по числу хулиганских проявлений. Пожар, потоп… «Ремонт помещений будете производить за свой счет».
   Наш самолет в этом потопе пострадал больше всех. Он утонул. Двигатель залило, пришлось его полностью разбирать и перебирать, заменять некоторые узлы. Все металлические конструкции корпуса подверглись коррозии. Обшивка из какого-то редкого материала расслоилась в горячей воде. «Ремонт за свой счет».
   – Это диверсия, Дим, – сказал мне тогда Алешка. – Это все Владик натворил. Он отомстил за свои шишки на лбу.
   – С чего ты взял?
   – А я его один раз видел – он вокруг школы ходил. С какой-то шпаной. И что-то им объяснял. Я только не смог подслушать…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация