А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Не пытайтесь это повторить" (страница 18)

   – Нет!
   – А что ты совсем недавно делала с Лекантом?
   – Это не распутство!
   – Как сказать, как сказать, – продолжала хихикать богиня. – Но дело не в этом. Зачем ты разбудил меня, Лекант Светозарный?
   – Мне надо кое-что знать.
   – Спрашивай.
   – Здесь только что были женщина и мужчина…
   – А, мой прилежный почитатель и его новая жертва! Что ты хочешь узнать о них? Мужчина бессилен и не может ублажить даже жену. Он просит у меня силы, но я ничего не даю просто так. А он давно не приносил мне жертв.
   – Та, что с ним…
   – Что ты хочешь знать о ней?
   – Кто хочет ее убить?
   – Тебе перечислить всех?
   – Хотя бы самых опасных.
   – Хорошо. Я сделаю это. Но я ничего не делаю даром, Светозарный.
   – Чего же ты хочешь взамен?
   – Ах, – воскликнула богиня, гладя всеми восемью руками свое интимное место, – меня так давно никто не целовал.
   Лекант отшатнулся и побледнел.
   – Отдать свой поцелуй тебе? – запинаясь, проговорил он.
   – О, с каким презрением ты говоришь это, Светозарный, – снова расхихикалась богиня. – Хорошо. Не ты поцелуешь меня. Я подарю тебе свой поцелуй. И раскрою тайну поющей женщины.
   О боже! Она поцелует Леканта! Моего Леканта! Чистейшего, как херувим!
   Своими грязными похотливыми губами!
   – Хорошо, – сказал Лекант, не глядя на меня.
   Я чуть не заплакала.
   Богиня легко спрыгнула с алтаря и прижалась губами к губам Леканта. И я увидела, что его лицо стало напоминать раскаленный металл. Квалу отшатнулась и потерла обожженные губы.
   – Хорошо же с тобой целоваться, Светозарный, – сказала она, дрожа. – Я припомню тебе это.
   – Говори, что обещала, – потребовал Лекант.
   – Хорошо. Я скажу. Поющую женщину хочет убить другая поющая женщина. Из зависти. Она несколько раз подсылала к ней убийц. Но она только человек и не может сравниться хитростью с теми, кто убивает чаще и больше.
   – Скажи мне имя этой женщины, – сказал Лекант.
   – Ее зовут Благодать, и она поет. Больше я ничего не знаю о ней. Но сейчас главный враг не она.
   – А кто?
   – Еще один поцелуй, Лекант Светозарный…
   Нет! Этого я не выдержу!
   Я подошла к богине и влепила ей увесистую оплеуху:
   – Не смей так смотреть на моего возлюбленного! Говори без поцелуя!
   – Оставь ее, Тийя, – мрачно оборвал меня Лекант. – Она ничего не скажет. Я ее знаю. Говорить с нею все равно что мараться в грязи. Займи свое место, Квалу.
   – Ты хочешь отнять Нетварный Свет, которым оживил меня? – Глаза богини сияли как протуберанцы. – Я не позволю! Я так долго ждала часа своего восставления!
   – Замри! – приказал ей Лекант, воздев руки, как иудейский первосвященник на молитве.
   И Квалу замерла, застыла, будто муха в янтаре.
   – Верни Свет, – повелел Лекант. – Верни жизнь.
   С богини стекла кожа, дымясь и опадая.
   – Лекант, – прошептала я, – что делать?
   – А что? – Он словно впервые увидел меня.
   – Богиня стоит не в той позе! Это заметно! Как мы поднимем ее на пьедестал?
   – Сейчас, – сказал Лекант и вдруг резко ударил статую в грудь.
   Последовал глухой «бумм», и она развалилась на куски. Запахло кровью и прогоркшим маслом.
   – Лекант, зачем ты это сделал?
   – Я уничтожил зло!
   – А что будет, если эти куски увидят люди губернатора или он сам? Поднимется скандал! Ведь наверняка эта чертова кукла стоит целое состояние! Вот что! Эти обломки надо спрятать!
   – Куда?
   Мы огляделись. В этой небольшой комнате действительно их некуда было деть.
   – Я знаю, что делать, – успокоил меня Лекант. – Отойди к двери, Тийя. И отвернись.
   – Но…
   – Прошу тебя, – мягко сказал он. – Послушайся.
   Я повиновалась. Подошла к двери и отвернулась.
   Но глаз не закрыла.
   И увидела отсветы пламени, играющие по стенам.
   Лекант жег Квалу.
   Пахло нагретым камнем, серой и кровью.
   А потом все закончилось.
   – Повернись, Тийя, – позвал Лекант.
   Я снова повиновалась.
   Лекант стоял возле кучи белесого пепла. Раскаленный каменный постамент остывал, потрескивая.
   – Уйдем отсюда, – сказал мой возлюбленный и взял меня за руку.
   Я инстинктивно сжалась. А вдруг он испепелит и меня?
   Лекант словно услышал мои мысли.
   – Не бойся меня, любимая, – прошептал он. – Уйдем отсюда.
   – Куда?
   – В дом, к гостям, к Елене. Мы должны сказать ей то, о чем узнали.
   Идем.
   Мы затворили за собой двери святилища и вышли в коридор. Здесь Лекант замедлил на мгновение шаг, пытливо взглянул на меня.
   – Что, Лекант?
   – Тийя, скажи мне… Ты не побрезгуешь мною?
   – О чем ты, Лекант!
   – Меня поцеловала эта тварь. Водами всех рек не смыть гнусности этого поцелуя.
   – Я попробую его стереть своим поцелуем, – тихо сказала я, приникая губами к его губам.
   – Родная моя, – прошептал Лекант.
   – Идем. Скажи, ведь насчет распутства и блуда она не права?
   – Забудь ее слова, отряхни их как прах с ног твоих.
   – Хорошо.
   И мы тихо вернулись в полный гостей дом.
   Веселье было в самом разгаре. Продолжались танцы, в одной из комнат азартно резались в карты несколько смокингообразных мужчин, кто-то что-то кричал про бассейн, а в небольшой зале собравшихся зрителей потешали комики из нашего Щедровского театра миниатюр.
   – А теперь послушайте анекдот про десантника и женские колготки! – зазывали комики.
   Мы заметили, что Елена стоит с мужем, а губернатора не видно.
   Елена едва не падала на руки Павла. Мы немедленно материализовались рядом.
   – Павлик, милый, это ужасно! – простонала бледная Леночка. Ее крылья бессильно повисли и уже не источали волшебного сияния.
   – Что случилось? Куда тебя водил губернатор?
   – Он показал мне статую богини, которой поклоняется.
   – И что же это за богиня?
   – Это богиня Квалу, которой раньше приносило жертвы племя вибути.
   – Но у вибути нет такой богини.
   – Павлик, Никита Сергеевич сказал, что поклонялись ей давно и почти ее забыли. Но он не забыл. Он ей молится. Приносит жертвы.
   – А вот с этого места надо поподробнее, – встряла я. Павел и Елена так посмотрели на нас, будто впервые увидели. – Не удивляйтесь, госпожа Нейс. Мы с Лекантом тоже имели счастье лицезреть госпожу грез и молитв нашего губернатора. Только мне кажется, он соврал, когда говорил, что приносит в дар богине фрукты. Не фруктами пахнет в этом доме, а свежей кровью.
   – Пока не об этом, – коснулся моей руки Лекант. – Скажи, дитя, – обратился он к Елене, – среди окружающих тебя женщин есть поющие?
   – Конечно, – слегка удивилась певица. – Я работаю в театре Флоренции. Там масса поющих женщин.
   – Нужна одна. Ее имя – Благодать.
   – Анна? – удивилась Елена. – На арамейском это и значит «Благодать». Да, среди моих подруг есть сопрано Анна Шенгенская.
   – Именно она хочет твоей смерти, дитя, – сказал Лекант. – Не спрашивай, как мы это узнали.
   – Боже мой! – прижала ладони к щекам Елена. – Но ведь Аня – это само бескорыстие и преданность. Я считала ее своей лучшей подругой.
   – Будь осторожней с этой подругой и поверь, она ждет твоей смерти. Но сейчас не она главный твой враг. Твой главный враг в этом доме.
   – Надо отсюда уезжать! – рубанул воздух рукой Павел. – Леночка, я-то, дурак, думал, что губернатор нормальный мужик, а тут… Мне Аванси-мбонси как-то рассказал про своих древних богов. И Квалу среди них самая несимпатичная.
   – Павлик, ну как же мы уедем, – занервничала Лена. – Ведь у меня завтра концерт. Я же обещала.
   – А что, если… – пробормотала я и подняла глаза на Павла и Лену. – Есть у меня одна идея.
   – Что ты придумала? – спросил меня Лекант.
   – Мы немедленно переместимся к Юле Ветровой и попросим ее создать морок Елены. А сама Елена вернется к себе домой.
   – А Павлик? – немедленно воскликнула певица.
   – Ну можно создать и морок Павлика.
   – Нет, не нужно, – сказал оборотень. – Я останусь здесь, у губернатора. Хочу все видеть. А защиту и безопасность моей жены доверяю тебе, Лекант Азимандийский.
   – Принимаю, – ответил Лекант. – Со мной она будет в безопасности.
   – Но тогда Юля должна создать двух мороков, – уточнила я, – Елены и Леканта. Потому что я тоже хочу быть в доме губернатора и наблюдать за всем действом.
   – Ладно, решили, – кивнул Павел. – Я буду беречь твою подругу, Лекант.
   – Благодарю.
   – А теперь все вместе перемещаемся к Юле. То-то она будет рада.
   – Только выйдем в сад. Там нашего отсутствия никто не заметит.
   Мы так и сделали. Напустив на лица невинно-пьяное выражение, мы с бокалами шампанского вышли в сад, где Лекант виртуозно сплел капсулу телепортации.

   Юля Ветрова была, конечно, очень удивлена, когда в зале ее квартиры материализовались все мы вчетвером. Я также увидела изумленных вампиров Эстрелью и Алариха. Они втроем занимались тем, что играли в «монополию». Лучшего времяпровождения не придумаешь.
   – Благословенны будьте, граждане! – сказала Юля. – Вы ко мне по какому поводу?
   – Юля, позволь тебя познакомить, – начала я. – Вот это дхиан Лекант Азимандийский, мой возлюбленный и друг. А это – знаменитая певица Елена Нейс и ее муж Павел.
   – Ну а сама можешь не представляться, Тиечка. Я тебя знаю. Так-так… – Она обошла кругом нашу компанию. – Интересно, – протянула Юля, – и зачем же вы ко мне пожаловали? Да еще в смокингах и вечерних платьях?
   – Тут такое дело, – заметила я, – в двух словах не расскажешь.
   – Это хорошо, – согласилась Юля. – Не люблю браться за дела, о которых можно рассказать в двух словах. Например, «убийство с расчленением».
   – Это три слова, – встрял Аларих.
   – Заткнись, полиглот, – нежно пропела ему Эстрелья.
   Ох, знала бы она, что за тип этот ее возлюбленный!
   Впрочем, возлюбленных не выбирают.
   Практически.
   – Текилу будете? – спросила Юля.
   Мы отказались.
   – Тогда садитесь, а я буду слушать вас на трезвую голову. Кому слово?
   – Наверное, мне, – несмело сказала Елена Нейс. Ну вот ничего в ней не было от настоящей примадонны, звезды сцены. Скромная красивая девушка в скромном платье, правда, с крыльями. Я почувствовала к ней прилив материнской нежности. Таких, как Елена, нужно оберегать и лелеять!
   – Все дело в том, что наш губернатор пригласил меня в свою загородную резиденцию и попросил дать концерт. Мы с мужем согласились, но, так как на меня в филармонии было совершено покушение, попросили Леканта и Тийю… ну как бы охранять меня.
   – Да не «как бы», а именно охранять, – уточнил Лекант.
   – Все шло нормально, – продолжила Елена. – Сейчас у губернатора в самом разгаре бал, а петь я должна завтра. Но дело в том, что губернатор кое-что мне показал…
   – И что же?
   – Статую богини Квалу. Он этой богине поклоняется и приносит жертвы. И хотя он говорил про фрукты и вино, я ему не поверила. В доме пахнет свежей кровью. Там что-то затевается.
   – Так-так, понятненько, – процедила сквозь зубы Юля, – то-то я смотрю, наш губернатор ни в одном местном храме не показывается. Даже богине Диане ни одной свечки не поставил! А что известно про эту Квалу?
   – Это довольно жестокая древняя богиня, которой раньше поклонялось африканское племя вибути, – дал пояснение Павел. – Но они давно уже ей не служат. У них мирные и веселые боги…
   – Насколько я вас поняла, вы подозреваете губернатора в том, что после концерта он захочет принести Елену Нейс в жертву своей богине?
   – Да, мы так думаем, – хором ответили мы.
   – Слишком смелый жест со стороны губернатора, – протянула Юля. – Но возьмем его за исходную точку. И теперь, внимание, вопрос: чего вы хотите от меня?
   – Юля, мы хотим, чтобы ты сделала мороков Елены и Леканта. Мы отправимся с ними обратно в резиденцию губернатора, а настоящие Лекант и Елена пока побудут в гостинице «Цепеш».
   – Я там живу, – счел необходимым пояснить дхиан.
   – Если все пройдет нормально и губернатор порядочный человек, то наша предосторожность…
   – …все равно не будет лишней, – заключила Юля. – Что ж, неплохо придумано. Только вот как поступим: настоящих Елену и Леканта оставим у меня дома, а я, Аларих и Эстрелья вместе с вами отправимся в дом губера. Раз там полно гостей… Ведь полно?
   – Полно, – кивнула я.
   – Вот. Значит, нас никто и не заметит. Будем слоняться в толпе, изображать тупую заинтересованность. Переночуем в барских покоях. А завтра послушаем, как поет морок примадонны Елены Нейс.
   – Кстати, – озабоченно спросила Леночка, – а мой морок будет петь так же хорошо, как и я?
   – Ну, может, не совсем. Но этого никто не заметит. У нас не такие знатоки вокала, чтобы подмечать каждый нюанс. А уж губернатор-то…
   – Вижу, Юля, ты не любишь нашего губернатора, – сказала я.
   – Не люблю, не уважаю и не скрываю этого, – резко ответила Юля. – С тех пор как я добивалась у него аудиенции по поводу могил. Так и не принял! А могилы кто-то продолжает разрывать.
   – Подожди, – изумилась я. – Ты о чем? Какие могилы?
   – Тийя, ты уже забыла? Помнишь, мы как-то были на кладбище, и оказалось, что там поорудовали какие-то вандалы? Я об этом не забыла, написала статью в «Щедровскую истину», организовала патруль. Все без толку! Могилы как оскверняли, так и оскверняют. Тогда я решила пойти к губеру и потребовать от него решительных действий. Типа видеокамер на кладбище. Так вот он меня и не принял. Отомстить ему – мое самое сладкое желание.
   – Ты со своими могилами всем надоела уже, – скривился Аларих, надменно полируя ногти. Были они у него длинные и цвета слоновой кости. – Прицепилась как ванный лист.
   – Банный лист, – привычно поправила Юля. Было видно, что такая пикировка с вампиром для нее – обычное дело. – Употребляешь идиомы, так хоть правильно это делай.
   – Юленька, – взмолилась я, – я обещаю, что после сейшена у губернатора сама лично займусь твоей проблемой с могилами. И даже Леканта привлеку.
   – Я с удовольствием привлекусь, – сказал Лекант. – Осквернять могилы – бесстыдство, достойное самой суровой кары.
   – Мы тоже тебе поможем, Юля, – присоединилась Елена. – Мы еще долго будем в Щедром. Может быть, когда в газетах напишут, что проблемой осквернения могил занялась всемирно известная певица, это заставит губернатора почесаться. Ах! А мне поначалу он показался таким приятным человеком!
   – Первое впечатление обманчиво, – произнес банальность Лекант. Но в его прекрасных устах даже эта фраза прозвучала как высшая религиозная истина.
   – Что ж, пора, – сказала Юля. – А то как бы ваше отсутствие не заметили в резиденции губернатора. Елена и Лекант, мне нужно по капле вашей крови.
   – Хорошо, – кивнули они.
   Юля достала из комода два одинаковых белых носовых платка и стерильную иглу от шприца. Сначала уколола палец Леночке. Показалась большая капля темно-голубой крови. Ведьма промокнула каплю платком, подула на ранку, и та затянулась. То же самое она проделала и с Лекантом, только у него кровь была не голубая, а красная, обычная. Вот странно – дух, дхиан, а кровь как у людей…
   Юля положила два платка на комод.
   – На их основе я создам ваших мороков. Мороки не развеются до тех пор, пока капли крови на платках не исчезнут.
   Воздев руки над платками, Юля проговорила:
   – Именем Лунной богини повелеваю: сотворитесь! Именем Лунной богини повелеваю: восстаньте! Именем Лунной богини повелеваю: действуйте!
   Раздался взрыв, сопровождаемый клубами сиреневого дыма. Когда же дым развеялся, на ковре стояли и оглядывали себя два морока, совершенно неотличимых от своих прототипов.
   – Хм, – усмехнулась Юля, – получилось.
   – А ты что, не верила в результат? – удивилась я. Уж кому-кому, а Юле сомневаться в своих способностях…
   – Я такое колдовство с платками впервые пробовала. Экспериментировала. Но вот вышло же.
   – Юля, ты гений, – искренне сказала я.
   – Да ладно, – заскромничала ведьма. И обратилась к морокам: – Вам ясна задача?
   – Ясна, – красивым баритоном сказал лже-Лекант.
   – Ясна, – повторила за ним лжепримадонна. Ее голос был еще красивей.
   – Минутку, – подняла руку настоящая Елена, – я кое– что проверю. – И обратилась к мороку: – Возьми ноту си.
   Морок пожала плечами и запела. Хорошо получилось.
   – А теперь си-бемоль.
   И это вышло.
   – Что ж, – спокойно сказала Елена, – она справится.
   Итак, настоящие Лекант и Елена остались в квартире у Юли Ветровой, а наша компания – Юля, мороки, Аларих, Эстрелья и я – создали капсулу.
   И через секунду оказались в саду у губернатора.
   – Ах, черт! – вырвалось у Юли.
   – Что?
   – Смокинг-то Алариху! Забыла! И нам с Эсси вечерние платья… Ладно, наколдуем.
   И она наколдовала Алариху смокинг, а себе и Эстрелье роскошные платья.
   – Главное, не перестараться, – сказала она. – Надо, чтобы нас не заметили в среде гостей.
   Она подколдовала еще маски, мы вышли из сада и влились в море танцующих пар. Вечеринка была в самом разгаре. Вряд ли кто-то заметил наше «убытие» и «прибытие» тоже.
   Юля протанцевала тур вальса с мороком Леканта и вернулась к нашей компании.
   – Не нравится мне тут, – констатировала она. – Нездоровая атмосфера.
   – Привет! – К нам подошел Павел. – Ну что, подменили мою жену?
   – Да, полюбуйся… – Лже-Елена повела плечами.
   – Ну просто вылитая. Кстати, а вы знаете что?
   – Что?
   – Губернатор с шестью крепкими парнями отбыл из резиденции, взвалив все заботы по развлечению гостей на жену и слуг.
   – Все любопытственнее и любопытственнее, как сказала бы Алиса из Страны чудес, – усмехнулась Юля. – Что ж, попробуем повеселиться без губернатора. Что, если нам осмотреть его дом? Ненавязчиво.
   И мы принялись за ненавязчивый осмотр. Дом был огромен, но то и дело мы натыкались на группки веселящихся гостей.
   Наконец мы поднялись на третий этаж. Он был пуст и неосвещен.
   – А вот это уже интересно, – сказала Юля. Щелкнула пальцами, и над плечами у нас повисли голубоватые плазмоиды, дающие приличный свет. – Посмотрим, что тут за тайны.
   Но это были не тайны. Стены длинного коридора третьего этажа были увешаны картинами Саввы Кулебякина. Я и не знала, что губер тоже увлекается этим художником!
   – Не люблю Кулебякина! – Юля была категорична. – Эстет пузатых баб и скопидомных мужланов.
   Я решила промолчать.
   Мы прошлись по третьему этажу, подсвечивая себе плазмоидами, и тут послышался тихий плач.
   – Внимание! – подняла палец Юля. – Кому-то не по себе в этом раю.
   Плакали за неплотно прикрытой дубовой дверью. Плакали жалобно, почти по-детски.
   – Идемте, – сказала я и распахнула дверь.
   Ступила за порог и чуть не вылетела обратно от бешеного визга!
   Ой, мама!
   Плачущая обитательница этой неосвещенной «кельи» умела визжать так, что перепонки лопались. Хотя я ее понимаю – сидит одна, в темноте, и тут – мы, с шаровыми молниями над плечами. У кого хочешь визг прорежется, даже у мумии.
   А мумией она не была. Она была женой губернатора – Ириной. Отвизжавшись, женщина хлопнула в ладоши. Зажегся свет. Юля развеяла плазмоиды.
   – Извините, – сказала я. – Мы услышали, что кто-то плачет…
   – Ну я плачу, – шмыгнула носом Ирина. – А вы из гостей? Ой, да что я спрашиваю! Я же вас всех знаю. Юля, Лена, Тийя и ваши друзья – присаживайтесь!
   – Мы сядем, но с тем условием, что вы расскажете нам о причине вашего плача.
   – Расскажу, конечно же расскажу, – вздохнула Ирина. – Может, вы мне поможете. Мой муж подлец! Он всегда, как ночь, так уезжает к себе в офис, а меня оставляет на растерзание этому дому!
   – Так, – мрачно сказала Юля. – Значит, дом с привидениями.
   – Хуже! – заломила руки Ирина. – Это дом со сновидениями. Он показывает мне, именно мне, и еще мужу все, что снится нашим гостям, слугам и даже собакам. Муж этого не выдержал и теперь сбегает при первой же возможности. А меня оставляет!
   – Это вы уже говорили.
   – Ну да, ну да… Вы поможете мне?
   – Еще не знаем как, но поможем, – заверила Юля. – Знаете что? Пригласите гостей отправиться по спальням. Пусть все заснут. И тогда мы увидим, что за сновидения вас пугают.
   Сказано – сделано. Ирина с моей помощью подправила макияж, вызвала дворецкого и слуг, и примерно в течение часа гостей, пьяных и очень пьяных, рассовали по спальням. А еще через час весь дом спал. Не спали только мы.
   Пока было тихо.
   – Не вижу сновидений, – буркнула Юля. – Ирина, а вы уверены, что эти сновидения связаны с гостями и слугами… ой!
   Да, это было действительно «ой». Прямо в дверях комнаты стоял вполне материальный субъект в смокинге. Проблема заключалась в том, что у него было две головы, растущие из одной шеи. В «Людях в черном» наблюдается подобный феномен.
   – Вот видите? – вознамерилась зарыдать Ирина, но Юля сказала:
   – Спокойствие!
   И обратилась к призраку:
   – Чей ты сон, убожество?
   – Я сон секретаря-референта господина губернатора. Нас тут много, снов. Мы вас будем мучить.
   – Это кто кого, – хмыкнула Юля. Она прошептала что-то, и сон секретаря-референта развеялся.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация