А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Не пытайтесь это повторить" (страница 11)

   – Здесь слишком роскошно. Я к такому не привык.
   – Не обращай внимания. Ты здесь поживешь, пока не определимся с покупкой дома.
   – С покупкой дома? – удивился Лекант.
   – Конечно. Ведь тебе надо где-то жить.
   – Я… я думал, что буду жить у тебя…
   – Милый, это было бы прекрасно, но мои родители этого не поймут. К тому же… Если мы купим дом, то сможем поселиться в нем вместе.
   Лекант просиял:
   – Это меня вполне устраивает. Скажи, Тийя, а рублей, спрятанных в твоем маленьком кусочке бумаги…
   – Пластика…
   – …пластика, хватит, чтобы купить дом?
   – Конечно, хватит. У нас в Щедром недорогая недвижимость. Только гостиницы дорогие. Ну ладно, располагайся, отдыхай, а я… наверное, пойду…
   – Подожди, – Лекант притянул меня к себе, – обещай мне, что мы расстаемся ненадолго.
   – Да мы вообще, считай, не расстаемся! Просто делаем небольшую паузу.
   – Что делаем?
   – Паузу. Ну перерыв. Я должна встретиться с родителями, чтобы они не волновались за меня. Куда это, дескать, я пропала.
   – А ты расскажи им обо мне.
   – Обязательно расскажу. Только что?
   – В смысле?
   – Откуда ты появился? Кто ты? Что собираешься делать? Все это очень заинтересует моих родителей. Они люди любопытные.
   Лекант помрачнел.
   – Я не знаю ответов на эти вопросы, – промолвил он. – Но я обязательно узнаю! И тогда тебе не придется меня скрывать.
   – Я не скрываю…
   – Нет, Тийя, скрываешь. Но я не сержусь на тебя. Я люблю тебя. Я благословляю тебя.
   – Лекант…
   – Ты спасла меня из небытия. Ты поверила в свои сны. Моя благодарность безмерна.
   Он сжал меня в объятиях. О большем я не могла и мечтать. Мы какое-то время простояли так, обнявшись, а потом я пробормотала:
   – Лекант, мне пора идти.
   – Да, конечно, – сказал он, не размыкая объятий.
   – Лекант…
   – Я отпущу тебя, но только после…
   – После чего?
   – Поцелуй. Мне понравилось, как ты это делаешь.
   Я засмеялась, а потом крепко поцеловала его.
   – Все. Выпусти меня.
   Лекант разжал руки:
   – Повинуюсь, моя госпожа.
   Я подошла к двери.
   – Мы еще встретимся сегодня? – спросил меня Лекант.
   – Уже очень поздно. Мои родители будут волноваться. Завтра утром я приду к тебе в гостиницу, чтобы проследить за тем, как ты завтракаешь.
   – Хорошо, – сказал Лекант, – я буду ждать.
   И я покинула «Цепеш», хотя все мое существо противилось этому. Я бы предпочла обновить с Лекантом гостиничную кровать, но…
   Это уж слишком.
   Не стоит торопить события.

   Я быстро шла по аллее, уводящей меня от гостиницы, и тут на меня спикировало черное нечто. И повалило на землю. От неожиданности я даже забыла закричать. Меня спеленали, словно мумию, и повергли во тьму. А потом все вернулось на свои места, и довольно знакомый голос сказал:
   – Сорри, я, кажется, снова ошибся.
   Ну конечно! Кто бы это еще мог быть!
   – Добрый вечер, Аларих, – сказала по-английски я.
   – Добрый вечер, Тийя, – ответил он, складывая крылья. – Извини, что я снова ошибся.
   Мы пошли рядом.
   – Аларих, когда ты научишься отличать мертвое от живого? – улыбаясь, спросила я.
   – Наверное, никогда, – пожал он плечами. – Я плохой вампир. Вот Эстрелита – это да, прирожденная вампирша.
   – Где она сейчас, кстати?
   – Они с Юлей заняты изготовлением состава, полностью заменяющего человеческую кровь. Чтобы можно было не охотиться на людей и быть сытым.
   – И как успехи?
   – Они испытывают состав на мне, поэтому я постоянно голоден. И еще у меня нарушена пространственная ориентация. Поэтому я так плохо пикирую.
   – Бедный…
   – Спасибо, Тийя, хоть ты меня жалеешь. А у тебя нет на примете плохого человека, которого я мог бы выпить без вреда для окружающих?
   – К сожалению, нет, Аларих. Может, сходим в аптеку, купим донорской крови? Или нет, слушай, у меня появилась идея!
   – Какая идея?
   – Я тебе покажу одно кафе. Идем.
   Мы быстро миновали аллею и сели в троллейбус. Я понимала, что безнадежно опаздываю к тому времени «икс», которое назначили мне для возвращения домой родители, но было жалко Алариха. Мается ведь, голодненький вампирчик!
   Кафе «Сундук мертвеца» располагалось в округе, который изначально в нашем городе был отдан вампирам. И хотя вампиры Щедрого не охотились на людей и пили донорскую кровь, после захода солнца простые смертные остерегались тут появляться. Ну я ведь не простая смертная, верно?
   В «Сундуке» подавали разогретую и качественную донорскую кровь, а еще сюда захаживали те ненормальные, которые по каким-то причинам хотели, чтобы ими угостился вампир. И таких людей было много, поверьте! Особенно девчонок в возрасте от тринадцати до шестнадцати. Они, видимо, надеялись, что гастрономическое знакомство с вампиром перерастет в нечто большее. В любовь, например. Наивные. Вампиры никого не умеют любить. Они вообще никого и ничего не любят, кроме крови. Таково мое мнение, и его я не собираюсь менять.
   В «Сундуке» по случаю вечера было шумно. Я отыскала нам с Аларихом местечко, и мы сели. Что я делаю? Только и шляюсь по ресторанам да кафе! А моя диссертация?!
   Впрочем, до диссертации ли мне, когда все мои мысли заняты только Лекантом.
   – А? – переспросила я Алариха.
   – Я спрашиваю, что ты будешь пить? Ты где витаешь?
   – Ох, витаю… А пить ничего не буду. Мне пить нельзя, жидкости вредны для моего организма.
   – Тогда я закажу себе донорскую кровь.
   Вампиру принесли заказ, и он присосался к литровой кружке. Кровь здесь давали качественную, и было видно, что Аларих доволен. Я нетерпеливо оглядела зал. Мне пора было домой.
   – Слушай, я пойду, наверное, – сказала я Алариху. – Меня родители ждут. Поздновато уже.
   – Погоди, – неожиданно взял меня за руку вампир, – посиди со мной.
   – Тебе что, скучно?
   – Ужасно, – кивнул Аларих, отставляя пустую кружку. – Ты просто не представляешь, каким скучным является существование вампира.
   – Да? А я думала, вы интеллектуалы, много читаете, много знаете и умеете, специализируетесь по части искусства…
   – Чепуха. Все это – только для обольщения жертв. Надо же чем-то пудрить им мозги. На самом деле главное для вампира – это жажда. Она затмевает все.
   – Слушай, а любовь?
   – Что любовь? Вампиров связывает не любовь, а похоть. Никакое чувство не выдержит столетий. А похоть… Да, похоть держится долго. Ты думаешь, Эстрелита в меня влюблена?
   – Думаю, да.
   – Ничуточки. Она просто инициировала меня для себя, как люди заводят комнатную собачку.
   – Ну комнатную собачку тоже можно любить.
   – А, это пустой разговор. Любовь, какой понимаете ее вы, люди…
   – Я не человек.
   – Все равно. Так вот, любовь, какой ее понимают люди, для вампира неуместна и отвратительна. А знаешь почему?
   – Почему?
   – В любви надо жертвовать. Собой. А вампиры жертвовать собой не привыкли. Скорее уж они пожертвуют кем-нибудь другим. О, кстати!
   – Что?
   – Я ошибаюсь или вон та миленькая девица смотрит на меня?
   Я посмотрела в указанном направлении. Действительно, неподалеку от нас сидела за столиком одинокая хорошенькая девушка лет шестнадцати и во все глаза глядела на Алариха.
   – Жертва, – прошептал Аларих.
   Он кивнул девушке, та просияла. Встала из-за столика и, слегка пошатываясь, направилась к нам. Когда она села за наш столик, я уловила исходящий от нее крепкий водочный дух. Девица была пьяна, как калифорнийский золотоискатель, нашедший жилу. Вот только кто ее так напоил, шестнадцатилетнюю-то? Меня ведь густыми тональными кремами и черной тушью да подводкой не обманешь, я реальный биологический возраст сразу чую.
   – Благословенны, ик, будьте, – сказала девушка. – Меня зовут Стеффи.
   – Это Степанида, что ли? – попыталась я вернуть девушку на землю.
   Та пьяно погрозила пальчиком:
   – Всякие умертвия… будут еще тут! Степанидой меня назвали предки, а настоящие друзья зовут Стеффи.
   – Я твой настоящий друг, не сомневайся, – заверил девушку Аларих. – Я никому не позволю называть тебя Степанидой.
   – Спасибо, ик! А как тебя зовут?
   – Аларих.
   – Ух ты, какое имя-а-а! И ты настоящий вампир?
   – Настоящий.
   – А чем докажешь?
   – А подставь шейку.
   Стеффи захихикала.
   – Такое уже было. Ко мне один приклеился, тоже назывался вампиром, набивался в шею куснуть, а потом оказалось, что он просто придурок.
   – Я не придурок, я вампир, – оскалился Аларих.
   На мгновение в «Сундуке» стало тихо, и даже Степанида, похоже, слегка протрезвела.
   Миг прошел, и шум возобновился с удвоенной силой. А Стеффи сказала Алариху:
   – Закажи мне что-нибудь выпить, а?
   – Не многовато ли тебе? – подала голос я.
   Стеффи глянула на меня так, словно впервые увидела.
   – Слушай, умертвие, – прошипела она, – это кафе для вампиров и их поклонников. Тебе здесь делать нечего.
   – Я сама знаю, что и где мне делать. Уходи.
   – Нет, Тийя, – подал голос Аларих, жадно вдыхавший запах Стеффи. – Это ты уходи. А мы еще посидим.
   – Вот что, – сказала я Алариху. – Если ты намереваешься ее выпить, приготовься к тому, что ее родители тебя развоплотят. Если до этого оккультная милиция не вобьет тебе осиновый кол в грудь. В нашем городе вампиры не охотятся на людей и животных.
   – Черт, – процедил вампир. – Тогда я не понимаю…
   – Я – Доброволец, – пьяно улыбаясь во весь рот, сказала Степанида. – Доброволец, понятно?!
   У меня опустились руки. Некоторое время назад группа вампиропоклонников обратилась к мэру Щедрого с просьбой разрешить вампирам частичное употребление людей в пищу. Вампиропоклонники были настойчивы, и мэр согласился. Так был создан отряд Добровольцев – тех смертных, что хотели отдать свою кровь и жизнь вампирам. Их регистрировали в специальной картотеке и выдавали Знак.
   – Хорошо, – кивнула я Степаниде. – Покажи свой Знак.
   Девушка расстегнула две верхние пуговички на блузке. В открывшийся просвет сунула пальцы и, покопавшись, вытянула на цепочке круглый металлический медальон. На медальоне были выгравированы ее имя, фамилия и дата рождения. А также факсимиле, подтверждающее готовность отдать свою жизнь вампиру.
   – Довольна? – усмехнулась Стеффи.
   – Довольна. А твои родители об этом знают?
   – Да кто ты такая, чтобы задавать мне вопросы?! – взвилась Стеффи. – Блюститель нравственности?
   – Я знаю, что такое смерть. И я не хочу, чтобы ты так рано ее встретила.
   – Тийя, – подал голос слегка опешивший, но все еще голодный Аларих, – ты можешь не волноваться. Я не буду выпивать Стеффи до конца. Только чуть-чуть. Обещаю. Ты даже можешь понаблюдать за этим и остановить меня, если что.
   Только этого мне не хватало.
   Но выхода не было.
   – Хорошо, – сказала я мрачно. – Только не здесь.
   – В парке, – кивнула Стеффи. – Так даже романтичнее.
   Мы расплатились и вышли из кафе. Уже темнело, но я с чувством выполняемого долга поволоклась за Аларихом и Степанидкой, этой дурочкой, которая думала, что вампиры – это единственное счастье в жизни.
   Кафе «Сундук мертвеца» примыкало к Новоспасскому парку, и не прошло и получаса, как мы оказались среди столетних лип и рябин. Посетителей в парке почти не было, скамейки пустовали.
   – Само Небо помогает нам! – воодушевленно заметил Аларих. – Видите, какая прекрасная обстановка!
   – Аларих, если ты только посмеешь нарушить свое слово…
   – Тийя, успокойся.
   Мы втроем подошли к скамейке под раскидистой елкой. Аромат хвои чем-то напомнил мне запах кладбища. Настроеньице, м-да…
   Аларих сел на лавку и посадил к себе на колени Степанидку. Мило улыбнулся ей. Девчонка обвила руками его шею.
   – Какой ты милый, – сказала она.
   Я стояла, оставаясь в роли наблюдателя. Вампир и его жертва миловались как настоящие влюбленные. Видела бы это Эстрелья!
   – Пора, крошка, – громко прошептал Аларих.
   Она страстно изогнулась в его объятиях:
   – Укуси меня, милый, укуси!
   Аларих бросил на меня быстрый взгляд и аккуратно вонзил заострившиеся клыки в шею Степаниды. Та томно вскрикнула и замерла. Послышались сосущие и чавкающие звуки. Омерзительно!
   Прошло минуты две. Сколько времени нужно вампиру, чтобы насытиться? А вдруг эта дурочка уже мертва?
   – Аларих, – сказала я грозно, – прекращай.
   Громкое сопение было мне ответом.
   Я решила, что пора вмешиваться.
   Я стиснула плечи Степаниды.
   – Опомнись, девочка! – сказала я. – Убирайся! Хватит!
   Аларих оторвался от шеи своей жертвы. Глаза его горели. Он криво усмехнулся и столкнул с колен Стеффи.
   – Я сыт, мерси, – высокомерно сказал он.
   Степанида, покачиваясь, встала на ноги. Была она бледна, как снятое молоко, глаза потухли, губы потрескались… Я ощутила укол жалости. Что мне делать с этой дурочкой, а?
   – Стеффи, идем ко мне домой, – сказала я, все еще придерживая ее за плечи. – Я дам тебе специальные таблетки, чтобы быстро восстановить тонус организма…
   – Уфф, – пробормотала Степанида. На ее губах показалась кровавая пена.
   И тут она упала, как сломанная кукла. От неожиданности я не успела ее удержать.
   Я бросилась поднимать дурешку. Приложила ухо к ее груди. Ее сердце не билось!
   Черт побери!!!
   – Аларих, тварь, ты ее выпил до капли! – заорала я на интуриста.
   А он усмехнулся гнусно и сказал:
   – Конечно. Никогда не испытывал такого удовольствия.
   – Но ты дал слово!!!
   – Дал и заберу обратно. Кто ты такая, чтобы судить меня, мертвечина?
   Я аккуратно положила мертвую девушку на скамейку. Меня переполняла злоба.
   – Я уничтожу тебя, вампир, – прошипела я. – Ты только и делаешь, что убиваешь. Сначала Тропилин, теперь Стеффи… Этому пора положить конец.
   – Она сама этого хотела, – продолжал глумиться Аларих. – Она – Доброволец.
   – Сволочь, – пробормотала я. – Какая же ты сволочь, Аларих!
   Он встал со скамейки и расправил крылья:
   – Пора научить тебя хорошему тону, мертвечина. Никто и ничто не смеет безнаказанно меня оскорблять!
   – Хочешь биться? – Я оскалилась. – Будет тебе драка.
   Вампир оскалился в ответ и бросился на меня.
   Его первый удар напоминал удар цунами о жилые кварталы какого-нибудь приморского города. Меня зашатало, но я выдержала. И ударила в ответ.
   От моего удара противник отлетел на несколько метров, кубарем прокатился по асфальту. Но тут же вскочил, расправил крылья и взлетел. Потом спикировал сверху на меня.
   Но я ждала такого выпада и хорошо подготовилась к нему. Своей правой рукой, как бейсбольной битой, я размахнулась и ударила вампира в солнечное сплетение. Он согнулся пополам, оставив незащищенной верхнюю часть спины. Я увидела основания его крыльев и вцепилась в них руками. Я вырву твои крылья, проклятый вампир! Я разорву тебя на части!..
   – Остановитесь! – из запредельной дали услышала я тоненький, жалкий голосок. – Остановитесь!
   Я стиснула руками шею Алариха. Он захрипел, вырываясь…
   – Да перестаньте вы драться! – Снова этот тонюсенький голосок!
   Кто смеет мне мешать?!
   И тут меня что-то укололо в лодыжку. Да как больно! Я дернулась и разжала руки. Аларих мешком упал к моим ногам. Впрочем, он тут же вскочил и рванул ввысь, хлопая крыльями. Он просто сбегал, сбегал как трус, как нашкодивший щенок!
   Я проводила взглядом силуэт летящего вампира и сердито выдохнула. Нет, каков подлец, а?
   Снова укол в лодыжку и детский голосок:
   – Хватит психовать, а?
   Я обратила свой взор вниз и увидела потрясающее существо. Оно напоминало луговую собачку, так как стояло на задних лапах (ногах?). В передних лапах (руках?) оно держало наперевес, как копье, перьевую ручку с золотым пером. Этим-то пером оно меня и кололо. Размеры существа были самые скромные, мордочка напоминала мордочку чихуа-хуа (и ушки такие же). Глаза были большие, круглые и ярко-фиолетовые, с продольным зрачком. У него на голове красовалась крохотная бейсболка, а одето оно было в маечку с логотипом пива «Балтика» и шортики. Все маленькое, но очень симпатичное.
   – Ты кто? – спросила я существо.
   – А ты кто? – В ответ существо поудобнее перехватило ручку.
   Я умилилась.
   – Так нельзя, – сказала я, сдерживая улыбку. – Ты должен ответить, потому что я старше и я первая спросила.
   – Во-первых, не должен, а должна, – выразительно покачивая ручкой, сказала малютка. – А во-вторых, мне уже четыреста лет. Так кто кого старше?
   Я опустилась перед ней на корточки:
   – Хорошо, будь по-твоему, я представлюсь первой. Я умертвие, и меня зовут Тийя.
   – Меня зовут Майя, и я байбайка.
   – Бабайка?
   – Нет, байбайка, – поправила меня кроха. – Я внучка деда Байбая. Ты что, не знаешь, кто такой Байбай?
   – Я знаю, кто такой Бабай, – недоумевая, сказала я. – Про него еще песню Иващенко с Васильевым сочинили:

Ах, Бабай, все его боятся,
Хоть он никому не навредил.
Ах, Бабай, всяко может статься,
Ты на всякий случай уходи.

   – Бабай – это тот, кем детей маленьких пугают, чтобы они побыстрее засыпали, – с видом знатока сказала Майя. – А Байбаем пугают взрослых.
   – А что, взрослых тоже пугать надо, чтобы они заснули?
   – Некоторых надо. Но вообще-то мой дедушка давно никого не пугает. Он другим делом занимается – сны хорошие людям посылает.
   – А ты чем занимаешься, Майя?
   – А я пока учусь. В колледже для мелкой нечисти. Сама видишь, рост у меня…
   – Рост – дело десятое. Ты очень симпатичная.
   – Правда? – зарделась Майя. – Спасибо.
   – А твой дедушка не будет волноваться?
   – Из-за чего?
   – Ты так поздно одна в парке гуляешь…
   – Я не гуляю, я работаю, и дед об этом знает, – авторитетно заявила Майя.
   – И кем ты работаешь?
   – Охранницей, конечно. Нас тут таких, из колледжа, много. Подрабатываем, стипендия-то с гулькин нос, а жить и одеваться надо. Не с деда же пенсию тянуть!
   Жизненная позиция крохотки меня в добром смысле потрясла. Какая маленькая и такая сознательная!
   – Майя, я тобой восхищаюсь, – сказала я. – Я бы очень хотела с тобой подружиться.
   – Я не против, – потупилась Майя. – У меня среди великанов еще нет друзей.
   Я протянула ей руку. Майя с торжественным видом пожала мой большой палец.
   – Одно плохо, Майя, – сказала я. – Я из-за тебя врага упустила.
   – Вампира?
   – Да.
   – А почему этот вампир твой враг?
   – Потому что он нарушил свое собственное слово. Он выпил всю жизнь из этой бедной девушки.
   – Какой девушки? – заоглядывалась Майя.
   – Вот этой… А?! А!!!
   Скамейка, на которую я уложила мертвую Стеффи, была вопиюще пуста!
   – Майя, она восстала!
   – Кто? Девушка, которую укусил вампир?
   – Да! Значит, она сама стала вампиром! И сейчас жаждет крови! Она в плачевном состоянии, мозги ничего не смыслят, она может напасть на любого! Ее надо найти!
   – Надо – найдем, – рассудительно сказала Майя. – От твоей девушки за версту разит водкой и духами «Арман Баси». За мной!
   – Ой, скорее!
   И мы побежали. Впереди неслась Майя, почти не касаясь земли кончиками пальцев (ну просто балерина! И имя-то балетное!). Я старалась поспевать за ней.
   Скоро мы выбежали на главную аллею. Она была хорошо освещена фонарями, и в ее конце я заметила маячившую фигурку. Она покачивалась и шла неверным шагом.
   – Это она! – крикнула я Майе. – За ней!
   – Угу! – фыркнула байбайка и понеслась как ракета класса «земля – земля».
   Я поспевала за нею ракетой класса «земля – воздух». Или какие там еще ракеты бывают…
   Но мы все равно не успели.
   Когда я и Майя были буквально в пяти шагах от Стеффи, из кустов к ней подошел высокий юноша. И Стеффи впилась ему в глотку.
   – Нет!!! – завопила я и бросилась было их разнимать, но…
   …Наткнулась на вытянутую вперед ладонь юноши. Ладонь была ледяной. Незнакомец посмотрел на меня. Его глаза блеснули красным.
   – Вампир? – изумилась я, отступая.
   – Вампир, – подтвердил он.
   Он аккуратно отцепил Стеффи от своей шеи и стоял так, придерживая ее за руки. Стеффи, не открывая глаз, шипела и рвалась продолжить начатое занятие.
   – Хватит, девочка, хватит, – успокаивающе пробормотал вампир Стеффи, и та начала понемногу униматься. – Ты уже стала вампиром, так не порти себе впечатление от новой жизни.
   Стеффи наконец прекратила качаться и соизволила открыть глаза. Восхищенно уставилась на юношу:
   – Я – вампир?
   – Стопроцентно, – улыбнулся юноша. Был он красив и обаятелен, как все вампиры. Не будь Леканта… Впрочем, нет. Даже и не будь Леканта, я никогда не влюбилась бы в вампира. Это все равно что влюбиться в донорскую иглу.
   А ведь многие влюбляются…
   Ну Бог им судья.
   – А вы – тоже вампир? – продолжала свой монолог Стеффи.
   – Совершенно верно. Граф Витторио Блад к вашим услугам.
   – Черт! – вырвалось у меня. – Вот это номер!
   Граф Витторио Блад слыл вампиром-легендой. Он был богат, совершенен, филантропичен, плевал на возраст и обладал грандиозным статусом в обществе. Попасть к Бладу на вечеринку мечтали такие звезды отечественной попсы, как Прихлопов и Трескачева, но им не обламывалось. Витторио объездил весь мир, дружил с королевой Англии и запросто был вхож к далай-ламе. И самое главное – у него не было невесты. Немудрено, что, услышав магическое имя, бедная новообращенная вампирша Стеффи заискрилась, как новогодняя елка.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация