А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Не пытайтесь это повторить" (страница 10)

   – Я люблю тебя, Лекант, – прошептала я.
   – Я люблю тебя, Тийя. – Он коснулся моей руки.
   Мы поцелуемся?
   Мы не поцеловались.
   Мгновение было упущено.
   Может, я слишком тороплю события?
   Надо прийти в себя и успокоиться.
   – Так как мы можем обменять вот эти браслеты на рубли? – музыкально спросил меня Лекант.
   – Ну, в общем, выход один, – подумав, сказала я. – Надо идти в ломбард.
   Ломбардов у нас в городе было два. Один принадлежал человеку, а другой – умертвию. Я решила, что надо идти к своим. Умертвия все-таки не в такой степени подвержены алчности и лукавству, как люди.
   – Идем, – сказала я Леканту, смело беря его за руку. Рука была крепкой и теплой, но каким-то удивительным, нечеловеческим теплом. – Кстати, ты не голоден?
   – Голоден, – вздохнул Лекант. – А ты?
   – Лекант, если ты еще не заметил, я не человек, – откровенно заговорила я, боясь в то же время, что он от меня отшатнется, узнав всю правду.
   – Я знал это, – после минутного молчания сказал он. – Я чувствовал, когда ты впервые меня коснулась.
   – Но ты же был скелетом!
   – Но я не был мертвецом.
   – Ох, у меня от всего этого голова закружится. Ладно, вернемся к еде. В общем, я могу не есть, потому что меня питает магия. А если я что-то и ем, то только неорганику, для поддержания тела. Я умертвие, Лекант.
   – Что значит «умертвие»?
   – Это значит, что когда-то я жила, как обычный человек. И умерла, как обычный человек. А потом меня восставили из мертвых. Моему телу подарили новое существование. А моя душа… Она находится где-то поблизости – не во мне, но и не вне меня.
   – Я вижу твою душу, – неожиданно сказал Лекант. – Она похожа на сгусток пламени. У тебя очень красивая душа, Тийя.
   – А я сама?
   – Что?
   – Я сама красивая? На твой вкус?
   Лекант помолчал и легко коснулся пальцем моей щеки. От этого прикосновения меня бросило в эротическую дрожь.
   – Ты прекрасней всех существ, земных и небесных, Тийя, – прошептал он и опустил голову. – Я недостоин тебя.
   – Какую чепуху ты говоришь: «недостоин»! – возмутилась я. – Я… Мне снились о тебе такие сны… Ладно, сворачиваем с этой темы и идем в ломбард.
   Ломбард «Без проблем» находился на улице Путейской и работал круглосуточно. И насколько я знаю, здешний хозяин при приеме ценностей не требовал от клиентов никаких документов. Поговаривали даже, что Фомаид (так зовут хозяина ломбарда) принимает на комиссию краденое добро. Впрочем, воровство и грабеж в нашем городе не процветали, так что это, скорее всего, были слухи и сплетни, распускаемые конкурентами.
   Ломбард располагался на первом этаже двухэтажного старинного купеческого особняка. Там же господин Фомаид принимал клиентов, вел расчеты, а на втором жил. Точнее, существовал. И никто не знал, какое имя он носил при жизни.
   Мы толкнули дверь (звякнул колокольчик) и вошли. Внутреннее помещение ломбарда было небольшим и, казалось, сошло с иллюстрации к какому-нибудь роману Чарльза Диккенса. На стенах, несмотря на солнечный день, горели лампы в матовых плафонах, стены были обиты истершимся бархатом, в углу стояла конторка, заваленная бумагами, на полу красовался несовременный ковер. Но самое главное – через всю комнату тянулся прилавок из черного дерева, кое-где облупившийся и потрескавшийся. За прилавком никого не было, только большая трехцветная кошка дремала, свернувшись клубочком, на кипе старых газет.
   – Эй! – негромко подала голос я. – Есть кто-нибудь?
   Тишина. Только кошка лениво приоткрыла желтый глаз и окинула меня равнодушным взглядом. Тогда я постучала по стойке.
   Кошка фыркнула и из лежачего положения неуловимо перетекла в сидячее. Потом зевнула, а отзевавшись, спросила:
   – В чем дело?
   – Гм, – постаралась не выказать удивления я, – добрый день.
   – Добрый, добрый.
   – Нам нужен господин Фомаид.
   – Всем нужен господин Фомаид, – неулыбчиво промурлыкала кошка. – Нет его в лавке. У клиента он.
   – Ох, что же нам делать…
   – Что, срочно денежки понадобились? – прищурила янтарный глаз кошка.
   – Да.
   – И много?
   – Да уж немало, – осмелела я, вспомнив блеск браслетов.
   – А что имеете предложить? Что за товар?
   – Мы бы хотели показать его господину Фомаиду…
   – Пхи! Надо вам знать, что я партнер господина Фомаида и у меня пай в его предприятии. Так что весь товар показывают сначала мне, а уж потом, если товар стоящий, ему. Таковы правила. Так что давайте демонстрируйте. И учтите, если это будут бабушкины серебряные ложки или дедушкина вставная челюсть с золотыми зубами, я вас сразу выставлю за дверь. Ерундой мы не занимаемся.
   – Нет, у нас не челюсть, – гордо ответствовала я и велела Леканту: – Показывай.
   Лекант выложил на стойку браслеты. Их сияние осветило сумрачную контору до самого последнего пыльного уголка. Кошка вскочила на все четыре лапы, выгнула спину дугой, взъерошила шерсть и зашипела. Потом, отшипевшись, сказала нам придушенно:
   – Немедленно спрячьте!
   – А в чем дело? – удивилась я.
   Кошка тряслась всем телом:
   – Вы приносите заведомо ворованные вещи и ведете себя так спокойно!
   – Это не ворованные вещи, – гневно нахмурил брови Лекант. – Это мои браслеты.
   – Ага, так я вам и поверила! Говорите, у кого сперли! Иначе милицию вызову.
   – Не надо милиции, Астарта, – вплелся в наш диалог вкрадчивый голос. – Господа устали. Им надо присесть и выпить чего-нибудь.
   Мы обернулись. В дверях стоял сам господин Фомаид и запирал их на ключ.
   – Сегодня мы больше не будем обслуживать клиентов, Астарта, – сказал господин Фомаид кошке. А нам сделал красивый жест: – Присаживайтесь.
   Мы с Лекантом сели в старенькие скрипучие кресла. Лекант при этом держал в руках браслеты.
   Господин Фомаид придвинул стул и сел перед нами.
   – Выпить ничего не желаете?
   – Нет, – синхронно ответили мы.
   – Тогда позвольте поглядеть на ваши вещицы.
   Лекант подал ему один браслет. Золотое сияние легло на несимпатичное лицо господина Фомаида, а в его вертикальных зрачках зажглась настоящая алчность.
   – Да-да-да, – забормотал господин Фомаид, – это невероятно. Я слышал рассказы о подобных вещах, но мало им верил, потому что не представлял, что они существуют в реальности. Позвольте-ка…
   Он достал из кармана лупу и принялся рассматривать узор, причудливо выложенный из камней невероятной красоты.
   – Похоже, ранний период… Судя по насечкам и огранке… Нет, надо свериться с каталогом. Одну минуту. – Он с явной неохотой вернул браслет Леканту и, словно мальчик, вскочил со стула: – Одну минутку! Одну маленькую минуточку!
   Владелец ломбарда Фомаид подбежал к застекленному шкафу, заполненному книгами, открыл его и достал весьма солидный том в кожаном переплете. Долго листал его и наконец, видимо, нашел то, что нужно.
   – Вот! – Он подошел к нам, держа книгу, и указал на рисунок в ней: – Вот они, ваши украшения! Сотни лет были потрачены впустую, чтобы отыскать их!
   Действительно, черно-белая гравюра изображала Лекантовы браслеты. К ним давался пояснительный текст, но на языке, которого я не знала. Шрифт немного напоминал индийский.
   – Так что это за браслеты? – спросила я.
   – Браслеты богов, – немного торжественно ответил господин Фомаид. – Согласно преданию тот, кто по праву владеет этими браслетами, может повелевать всеми духами на свете. А родина этих браслетов – Шамбала. Там их сковали, гравировали и вставили волшебные камни. Как эти браслеты попали к вам?
   – Они мои, – сказал Лекант. – Они были со мной изначально, сколько я себя знаю…
   – А кто вы, господин? – вкрадчиво, с полупоклоном, спросил Фомаид.
   – Я – Лекант Азимандийский, – сказал мой возлюбленный. – И это все, что я о себе знаю.
   – О боги! – вскинул руки Фомаид, его вертикальные зрачки расширились до предела. – Сам хранитель Азимандии восстал передо мной. Века соединились!
   – Я ничего не понимаю, – прошептала я.
   – Не волнуйся, я пока тоже, – утешающее прошептал мне в ответ Лекант.
   – Неужели вы ничего не помните о себе, господин? – спросил Фомаид Леканта.
   – Не помню, – покачал головой тот. – Может быть, вы просветите меня, кто я?
   – Мой язык ничтожен, и я не смею, – быстро сказал Фомаид. – Придет время, вы встретите того, кто откроет вам тайну вашего происхождения. Я преклоняюсь перед вами. А теперь… Я существо незначительное, но деловое и хочу знать, зачем вы ко мне пожаловали.
   – Мы хотели оценить и заложить вот эти браслеты, – сказал Лекант. – Нам нужны рубли.
   – Ах вот как! – потер ручки господин Фомаид. – Что ж, это возможно. Все на свете имеет цену, даже браслеты богов. Я предлагаю вам по пять миллионов рублей за каждый. Больше вам никто не даст. Никто не поймет в нашем городе, кроме меня, что это вещи из самой Шамбалы.
   Десять миллионов! У меня такая сумма в голове не укладывается! Но я поняла, что стоит поторговаться.
   – Идем, Лекант, – сказала я. – Нас здесь не поняли.
   – Послушайте, так нельзя! – занервничал господин Фомаид. – Хорошо, пусть будет по семь миллионов за каждый.
   – Идем, Лекант.
   – Вы грабите бедного старого умертвия, – вздохнул Фомаид. – Десять миллионов за каждый, и это мое последнее слово.
   – Хорошо, – сказала я. – Договорились. Только деньги наличными.
   – У меня нет такой суммы наличными, – возмутился господин Фомаид. – Я что, мафиози? Назовите мне ваши реквизиты, и через час я переведу на ваш банковский счет требуемую сумму.
   – А не надуете?
   – Не надует, – вдруг подал голос доселе молчавший Лекант. – Иначе ему придется иметь дело со мной.
   – Вот именно, – вздохнул господин Фомаид.
   Я записала ему в блокнот свои банковские реквизиты, Лекант отдал браслеты. Мы ушли, хотя господин Фомаид настойчиво пытался угостить нас шампанским.
   А через час я забежала в банк и проверила свой счет. На нем лежало двадцать миллионов рублей.
   Мама дорогая! Вот это можно зажить!
   Для начала я сняла пятьдесят тысяч, часть из них спрятала в одном укромном местечке, а на оставшуюся сумму повела Леканта в ресторан. Как вы помните, он был голоден.
   Ресторан выбрала прежний – «Надежду», но сегодня нам не особо повезло с меню. Был рыбный день.
   – Ты ешь рыбу? – спросила я Леканта.
   – Еще не знаю, – ответил он.
   – А вино пьешь?
   – То же самое. Тийя, мне кажется, я ничего про себя не знаю. Я хотел бы рассказать тебе все о себе, но… Правда состоит в том, что я не знаю, что рассказывать.
   – Ладно. Ты не нервничай. Будет время – все вспомнишь и расскажешь. А то, что твои браслеты из Шамбалы, тебе ни о чем не говорит?
   – Нет. А это кто?
   – А это официант. Он идет к нам, чтобы принять заказ на еду.
   Действительно, подошел официант.
   – Добрый день, что будете заказывать?
   – Мне морскую соль и тертые раковины каури, раз уж у вас сегодня рыбный день, – сказала я. – А моему спутнику заливную осетрину, хека в слоеном тесте и вина.
   – Какое вино?
   Я замялась.
   – На ваш выбор.
   Официант кивнул и удалился. А мы с Лекантом сидели и смотрели друг на друга.
   – Тийя…
   – Что?
   – Мне кажется, что все это снится. Ты, этот мир, все вокруг… Дай руку.
   Я протянула ему руку. Он медленно поднес мою ладонь к губам и запечатлел на ней поцелуй. А потом посмотрел на меня так, словно не понял, что сделал.
   Он так и спросил:
   – Что я сейчас сделал?
   – Ты… ты поцеловал мою ладонь. Ты разве не знаешь, что такое поцелуй?
   – Наверное, не знаю. Я просто хотел выразить тебе свою любовь, Тийя.
   – Поцелуй – это и есть выражение любви.
   – Тогда… Может быть, и ты поцелуешь меня, Тийя?
   Вот оно! Мгновение моего триумфа! То, что привиделось мне во сне!
   Я аккуратно перегнулась через столик и своими губами нежно-нежно коснулась губ Леканта. Он вздрогнул так, словно через его тело пропустили электрический ток.
   – Прекрасно, – прошептал он, едва я села на свое место. – Я не знал, что бывают на свете такие ощущения.
   Я торжествовала.
   Но тут принесли заказ.
   – И что с этим надо делать? – спросил Лекант, разглядывая заливное и хека.
   – Есть. А вино пить. Давай я покажу как.
   Я разделала рыбу и стала по кусочку скармливать Леканту. Может быть, это глупо и непристойно смотрелось со стороны, но мне было наплевать. Я радовалась одному – что мой возлюбленный наконец со мной.
   С хеком я ему помогла, а с заливным Лекант расправился сам, запивая его вином. Вино Леканту понравилось, но он явно не пьянел. Я же почти и не прикоснулась к своим тертым раковинам каури, хотя это было изысканное лакомство. Мне было не до него. Я анализировала скудную информацию, полученную в течение первых часов общения с Лекантом.
   Он знает меня и любит. Это главное.
   Он знает, что он – Лекант Азимандийский, но не знает, что такое Азимандия. И что такое Шамбала – тоже. Да, кстати, откуда у него браслеты богов? И что это за браслеты? Объяснений господина Фомаида для меня явно недостаточно.
   Он практически не умеет есть и пить, словно никогда не имел плоти. Но плоть у него имеется. Когда он берет меня за руку, я в этом убеждаюсь.
   Лекант меня поцеловал, но он не знает, что такое поцелуй. Прямо Питер Пэн какой-то!
   Откуда ты, Лекант? Кто ты?
   Может быть, он не стремится ответить на эти вопросы потому, что сам не знает ответов?
   Тут в ресторанном зале произошло некоторое оживление. Я посмотрела в сторону входных дверей и увидела, что у больших зеркал гардеробной прихорашивается высокая стройная девушка в белом атласном платье, расклешенном книзу. У нее были блескучие тонкие крылья, как у стрекозы. А рядом с ней стоял с видом охранника парень – симпатичный, но весь какой-то собранный, как овчарка перед прыжком. Все сидящие в зале смотрели на них.
   – Кто это? – спросила я у подозванного официанта.
   – Как, вы не знаете? – удивился тот. – Это же знаменитая певица Елена Нейс с мужем. Они приехали из долгого гастрольного турне отдохнуть к нам в Щедрый. Ведь муж мадам Елены – уроженец Щедрого.
   Я внимательнее вгляделась в уроженца и поняла, что он оборотень. И тут все вспомнила. Действительно имела место такая история любви между феей и оборотнем. Их разлучали, им ставили препятствия и угрожали, но они победили всех своих врагов и оказались вместе. Я только не знала, что фея стала певицей. Что ж, это здорово, если они приехали к нам!
   Метрдотель повел звездную пару к роскошному столику. Все встали и зааплодировали, кое-кто немедленно послал Елене букеты. Звездная пара села и сделала заказ. Потом муж певицы подозвал метрдотеля и что-то ему шепнул.
   Метрдотель поднялся на эстраду к микрофону.
   – Дамы и господа! Господин Лозоход, супруг несравненной примадонны Елены Нейс, любезно сообщил мне, что в нашем городе госпожа Елена даст один концерт, хотя поначалу намеревалась просто отдохнуть. Поблагодарим ее за это!
   Все разразились аплодисментами.
   – Концерт состоится послезавтра в городской филармонии. Все средства от него пойдут на строительство приюта для животных.
   Снова аплодисменты.
   Оркестрик заиграл что-то бравурное, метрдотель сошел со сцены, к Елене Нейс вытянулась очередь жаждущих взять автограф.
   – Сходим на концерт? – спросила я Леканта.
   – А что такое «концерт»?
   – Там поют, очень много и очень красиво.
   – Отлично. Я люблю пение. Сходим. И вообще я хочу быть везде там, где ты.
   Часа два мы еще просидели в ресторане, но пора было и честь знать. Леканту следовало определиться с жильем. Не могла же я вести его домой!
   «Здравствуйте, мама и папа, это мой единственный возлюбленный, он отныне будет жить у нас…» Нет, это не вариант. Куда оптимистичнее выглядел другой: у Леканта появлялась отдельная квартира или дом, и я переезжала существовать к нему. Уже семья…
   Значит, надо купить Леканту квартиру или дом. Деньги есть – от заложенных браслетов. Дело за малым – найти хорошего риелтора…
   Стоп.
   У Леканта ведь нет документов!
   Значит, покупку квартиры или дома надо оформлять на меня. А ему как-то выправлять документы.
   Но пока-то где ему пожить?
   Ответ правильный – в гостинице.
   Единственная гостиница, в которой закрывают глаза на отсутствие документов, – это отель «Цепеш». Вот туда мы сейчас и пойдем.
   – Лекант, – сказала я, – пора идти.
   – Куда?
   – Тебе надо пока где-то перекантоваться, потом мы подыщем настоящее жилье…
   – Перекантоваться?
   – Ну переночевать, отдохнуть.
   – А, ты об этом. Я могу вернуться туда, где стояла моя гробница.
   – Ни в коем случае. Идем в отель. По дороге я расскажу тебе, что такое отель, а ты мне – каким образом и куда пропала твоя гробница.
   – А она никуда не пропадала. Она – вот.
   Лекант сделал неуловимое движение ладонью, и в пространстве образовалась словно щель. Или размыв. И там я увидела гробницу, целехонькую.
   – Ты ведь не уйдешь туда? – со страхом в голосе спросила я Леканта.
   – Нет, – покачал головой он. – Отныне я буду там, где ты.
   И меня затопило ощущение счастья.
   Но сейчас надо было идти в гостиницу.
   Отель «Цепеш» располагался в не самой фешенебельной части нашего городка и поэтому резко выделялся своим шиком среди скромных хрущевок и частных домов. «Цепеш» строили вампиры, основали вампиры и поэтому постарались соблюсти стиль. Здание немного напоминало готический особняк, но по части гробов, летучих мышей и паутины там было чисто. Обслуживание там предлагали самое качественное.
   Держась за руки, мы с Лекантом вошли в холл отеля. Он был отделан черным мрамором, не стенах горели светильники в виде кованых факелов, на полу простиралась кровавого цвета ковровая дорожка, антураж немного портили набор суперсовременных кожаных диванов и плазменный телевизор на стене.
   Администратор скучал за стойкой. Его можно было понять – посетители в «Цепеш» не ломились. Цены в отеле были астрономические. Но теперь, с почти двадцатью миллионами на счету, мы с Лекантом многое могли себе позволить!
   – Приветствую вас, – сказал администратор. Он, кстати, тоже был умертвием. – Чем могу служить?
   – Вот этому господину, – указала я на Леканта, – нужен хороший номер с видом на городской парк и реку.
   – Отлично! – просиял администратор. – У нас как раз есть такой. Это номер сто тринадцать «А». Он прекрасно отделан, в нем имеются две спальни, гостиные, две ванные комнаты, кабинет, гардеробная, бар и небольшая библиотека. Вас устраивает?
   – Вполне, – светски улыбнулась я.
   – Сколько господин предполагает погостить в «Цепеше»?
   – Пока не менее недели. Дальше посмотрим.
   – Брависсимо! Номер вам будет стоить, естественно, с обслуживанием и столом… Двадцать тысяч рублей в сутки.
   – Хорошо, – кивнула я. – Итого сто сорок тысяч. Карточки принимаете?
   – Разумеется.
   – Мы оплатим вперед. Вот карта.
   Администратор с недоверием посмотрел на мою «Визу», но потом провел по ней рукой и довольно улыбнулся. Раздался писк, и на его ладони зажглась зеленая точка вживленного банковского сканера. Значит, сто сорок тысяч с моей карточки уже перечислены. Администратор подтвердил это, вытащив из рукава распечатанный чек.
   – Распишитесь, – протянул он мне его.
   Я расписалась.
   – Теперь вопрос о документах, – елейно улыбнулся администратор.
   – У джентльмена, который будет здесь проживать, документы находятся в стадии оформления. Поэтому можете воспользоваться моими.
   – А вы кто будете этому господину?
   – Сестра.
   Лекант быстро посмотрел на меня и опустил глаза. В ходе всей этой беседы он благоразумно молчал.
   – Ах сестра, – протянул портье. – Это, конечно, все меняет. У вас документы с собой?
   Я кивнула и протянула ему свои бумаги.
   Он внимательно просмотрел их, что-то ввел в память компьютера и вернул, положив на них сверху медный сияющий ключ с пластиковой биркой «113-А».
   – Вещи у господина имеются?
   – Нет, – опять ответила я за Леканта. – Мы поднимемся в номер.
   – Конечно, конечно, – улыбнулся администратор, и, могу поклясться, что-то инфернальное промелькнуло в его улыбке. – Я задержу вас буквально на минуту. Вот буклет, рассказывающий обо всех услугах, предоставляемых нашим отелем. Спа, солярий, бассейн, теннисный корт… Вот расписание завтраков, обедов и ужинов. При желании всегда можно заказать еду в номер. Приятного времяпровождения!
   – Я только посмотрю, как мой брат разместился, и уйду, – для чего-то объяснила я. По-моему, за те деньги, которые содрал с нас портье, я могла бы хоть по потолку ходить, и это было бы мне позволено.
   Мы поднялись в стилизованном под старину лифте на третий этаж. Я быстро отыскала номер «113-А», а Лекант все молчал.
   И мне показалось, что в этом молчании сквозит обида.
   Я отперла дверь, и мы вошли в помещение. Да-а! Шик, блеск и красота лезли здесь из каждого угла. Я посмотрела на Леканта. Тот словно сжался.
   – Что с тобой, Лекант? – спросила я, волнуясь. – Тебе что-то не нравится?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация