А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Турнир" (страница 2)

   – Помоги-ка, внучок, одной мне не сдюжить, – продолжала старушка, пытаясь сдвинуть громоздкий пыльный сундук, стоявший у почерневшей от времени стены. – Не стой ты, как баран, видишь – силенок не хватает!
   – Бабуль, ты че, на старости лет совсем из ума выжила?! Щас братва двери выносить начнет, а она мебель переставлять надумала! – заорал благим матом Вовка и, видя, что бабка не обращает на него никакого внимания, плюнув, одним рывком сдернул с места сундук. Из открывшегося темного провала дохнуло прелой сыростью.
   – Лезь, давай! – подтолкнула бабка внука в спину. – Не задерживай! Мне еще его на место ставить.
   – Я тебе бандеровец какой, чтобы в норе прятаться? – Вовка отшатнулся от мрачной ямины.
   Бабка, ухватив его жилистой рукой за воротник, неожиданно сильным толчком отправила в полет. Кубарем прокатившись по земляным ступеням, Вовка грохнулся всем центнером массы о земляной пол и отключился.
   Очнувшись, с недоумением огляделся. Погреб оказался довольно просторным, с добротными каменными стенами и сталактитовым потолком. Покрутив чугунной башкой по сторонам, браток краешком сознания отметил почти незаметный вход. Другой краешек сознания ухватил какое-то шевеление в углу пещеры. Там, бормоча речитативом незнакомую заунывную песню, словно шаман из «Клуба кинопутешественников», сидел на корточках обросший бородатый мужик в овчинном тулупе и жарил на вертеле ароматное мясо. Блики костра колыхали тени в глубине подземного грота. Ситуация отдавала абсурдом.
   Вовке сделалось жутко.
   Он поежился. Спешно наброшенная кожаная «косуха» и дорогой спортивный костюм немецкого производства от жуткого холода, царившего в пещере, служили слабой защитой: тепло костра бесследно таяло где-то во мраке.
   Не обращая ни малейшего внимания на очнувшегося гостя, мужик налил в немытый, с масляными разводами стакан мутноватую жидкость. С наслаждением, громко хлюпнув одной ноздрей, шумно нюхнул содержимое и одним бульком отправил его в широкую глотку, не забыв при этом довольно крякнуть. Затем яростно почесал подмышку и извлек мерзкого вида насекомое, размерами и формой напоминающее разжиревшего таракана. Внимательно осмотрев усатую тварь при неровном свете костра, положил себе на зуб это «членистоногое нечто», задумчиво надкусил и с отвратительным хрустом выплюнул на грязный пол пещеры.
   – Силен, бродяга! – вслух восхитился Вовка. – Закусь у тебя, конечно, мировая, но лучше бы ты ее поменял.
   – Херла куш изнын апташлы? – сиплым голосом пропойного забулдыги спросил мужик.
   – У-у, братуха! – озадаченно протянул бандит. – Хавчик здесь уже не поможет, тебе чердак менять нужно. Водка, брат, она и не таких героев губила.
   Мужик невозмутимо продолжал:
   – Бирсу винлыкта шамохаш кесдес?
   – Шамошах полный, – на всякий случай согласился с ним Вовка и задушевно поинтересовался: – Давно из дурки-то?
   Бородатый абориген внимательно посмотрел на него желтоватыми, с красными прожилками глазами и, кивнув каким-то своим мыслям, булькнул в стакан очередную порцию. Затем, порывшись у себя за пазухой (Вовка при этом вздрогнул, ожидая появления очередной твари), достал небольшой мешочек и высыпал на ладонь щепотку сладко пахнущей травы.
   – Косячка решил замастырить? – с облегчением догадался браток.
   Проигнорировав вопрос, мужик бросил щепотку в стакан и сосредоточенно помешал забурлившую жидкость деревянной палочкой. Напиток, мгновенно сменив цвет с прозрачного на мутно-сиреневый, с радостным шипением устремился из стакана. Шаркающей походкой сонного пингвина бородатый абориген приблизился к Вовке и требовательно протянул немытую посудину:
   – Пансай!
   Вовка принял стакан с настороженностью – кто его знает, этого Робинзона с букашками. Тараканы из бестолковки у него, похоже, давно разбежались. Сказать правду, мысли путались и у самого Вовки, сто грамм в такой ситуации представлялись неплохим вариантом. Почесав в затылке, он чуть-чуть пригубил подозрительное пойло. Неплохо, чем-то походит по вкусу на знаменитую чешскую «бехеровку». Мысленно перекрестившись, бывший комсорг юниорской сборной страны по биатлону, а ныне отставной бригадир солнцевской братвы, залихватским жестом опрокинул содержимое.
   – Банзай! Чтоб мы так жили!
   Уподобившись мужику, Вовка смачно крякнул от удовольствия, а через некоторое время понял, что слова он произносит на незнакомом языке. То ли от треволнений, то ли от выпитого, но язык стал заплетаться буквально сразу.
   – Где я?
   – Здесь.
   – Здесь – это где?
   – Здесь – это тут.
   Вновь запустив пальцы в шевелюру, Вовка подстегнул мыслительный процесс, отметив при этом своеобразную логику хозяина пещеры. Логика была почище бандитской. Тогда он решил подступиться с другого бока:
   – Ты кто?
   – Хранитель.
   – Общака?
   – Прохода.
   – А куда он ведет?
   – Сюда.
   – Откуда?
   – Из нигде.
   – А где нигде?
   – Не тут.
   Скоропалительный допрос зашел в тупик. Вовка, хрустнув шейными позвонками, после недолгого размышления пришел к простому и незатейливому выводу: с цирком пора заканчивать, пока не понаехали злобные санитары. Загребут вместе с клоуном и фамилию не спросят.
   – Выход где? – осведомился он у мужика.
   – Там… – безразлично пожав плечами, абориген кивнул головой в сторону дальнего угла пещеры.
   – Там – это не тут? – Вовка попытался сбить незнакомца с толку.
   – Не тут – это нигде, – терпеливо, как ребенку, разъяснил мужик.
   Плюнув на прощание, Вовка по стертым каменным ступенькам выбрался из пещеры и с удовольствием вдохнул свежий ночной воздух. Вокруг поляны расстилался привычный глазу сосновый лес. Призрачный лунный свет плескался в озерках диковинных красно-фиолетовых цветов, огибал зловещие тени вековых стволов. Мимо, едва не задев его черным перепончатым крылом, с омерзительным визгом пронеслась зеленая летучая мышь размером с добрую собаку.
   – Фигасе, крокодилы летают! Чернобыль тут, что ли? – поразился Вовка, проводив глазами наглую тварь. – Кровососы, в натуре!
   После беседы с мужиком башню у него слегка клинило. В груди появился холодок тревоги. Решив удостовериться в том, что сам не превратился в вампира, он оглянулся, разыскивая в лунном сиянии свою тень.
   Тень присутствовала. В количестве трех штук.

   Танец третьей луны

   Свердловск,
   30 июня 1990 года
   Непруха накатила, едва пришел вызов из сборной. Семнадцатилетний талант, коих на просторах Союза было хоть пруд пруди, в одночасье стал восходящей звездой. «Русский Пеле», «Второй Бобров», «Наша надежда»… – запестрели заголовками спортивные издания. Киевское «Динамо» и московский «Спартак» уже объявили во всеуслышание, что юный Лисин должен играть только у них, и нигде больше. Местный военком прозрачно намекнул о скором призыве. Либо – СКА, либо – в обнимку с автоматом на дальневосточные сопки.
   Антон решил просто – как получится, так и срастется. Получилось хуже некуда. Организм элементарно не вынес нагрузок. Сначала не выдержал ахилл, лопнул на ровном месте. Три с лишним недели в гипсе, и снова в бой. Молодой, здоровый – сам черт не брат. В первой же игре защитник пошел в жесткий подкат. Кердык пришел мениску. Отлежался. На тренировках пахал больше других, с поля уходил последним. Коронный удар со штрафного часами отрабатывал.
   И вот игра, первая в новом сезоне. И сразу же стык – колено в колено. Все, финита ля комедия. Еще полгода врачи бились, резали вдоль и поперек многострадальный сустав, но приговор произносился без слов: футболу конец. Дружки-товарищи охали, сочувственно жали руку, обещали не забывать. Изредка гонял мяч с ветеранами, худо-бедно, но колено терпело.
   Заочно окончил Свердловский институт физкультуры и спорта. Куда податься? В ДЮСШ? На зарплату в сто двадцать рублей? Помог случай. На местный оборонный завод пришел новый директор, фанат футбола. Пригласили играющим тренером, дали ставку регулировщика мобильных узлов связи.
   Это уже что-то – четыре сотни с премиальными выходило стабильно. В первый же сезон на соревнованиях среди заводских коллективов зацепились за призовую тройку. Директор на радостях выделил малосемейку. Жить можно.
   В межсезонье усилились прилично: сманили из первой лиги двух полузащитников-фрезеровщиков и приличного вратаря, оформив его токарем шестого разряда. Либеро-полировщик[1] сорвался в последний момент – конкуренты увели прямо из-под носа. Но задача на сезон осталась прежней. Директор – мужик жесткий, расклад дал простой и понятный всем: если выходим во «всесоюзку», каждому ключи от «Москвича», провалим – перевод в подсобные рабочие. На скромные восемьдесят целковых.
   – Антоша, идем чай с нами пить. Я тортик испекла… – заботливый голос вывел из раздумий.
   Это Марья Ивановна, бухгалтер. Сейчас опять Таньку будет сватать. Разбитная деваха, в соку. Но уж очень большая. К ней Димка – левый нап[2] – клинья подбивал. Хороший пацан, талантливый, но худой. Танька глянула тогда на него свысока и с усмешкой, презрительно выпятив нижнюю губу, процедила: «Ты же сдохнешь на мне, суслик!» С тех пор так его и кличут – Сусликом.
   – Спасибо, Марьванна, недосуг. Вечером на игру выезжаем, еще дел полно.
   – Антош, а ты рыбки не привезешь?
   – Какой рыбки?
   – Жирненькой!
   Жалобно так протянула, словно на паперти. Антон пожал плечами:
   – Воблу, что ль? Так не на Волгу едем.
   – Да нет! – суматошно замахала руками бухгалтер. – Не вобла… Не помню, как называется. У них там озеро есть, рядом с Магниткой, рыбаки на плавучих островах лунки бурят и на мормышку рыбку ловят. А вот названья, хоть убей меня, не помню.
   – Хорошо, Марьванна, если будет – привезу.
   Хорошая тетка и про мормышку знает. Антон усмехнулся.
   Ладно, командировочные получил, пора и честь знать. Забежать в профком, огрести напутственных «звиздюлей». Что еще? Форма готова, мячи в автобусе. Вроде бы ничего не забыл. Да, пару «Жигулевского» Сергеичу, начальнику ВОХРа[3], надо захватить в заводском буфете. К директору заходить не стоит – опять состав на игру диктовать начнет.
   Ну все, с богом! Впереди – главная игра сезона.

   Автобус вынырнул из тумана, как самолет перед посадкой. Впереди «Тещин язык» – долгий, тягучий «серпантин» через перевал. Летом еще куда ни шло, а зимой – жуткое дело. Ездили как-то на охоту в эти края. В гололед. Тяжело груженная вертлюга доползла до середины горы и встала. Из-под колес пар идет – она ни с места. Шлифует. А потом заскользила. Обратно под гору. Еле в кювет порскнуть успели. Они-то успели, а две легковушки – нет. Так и ушли втроем в обрыв.
   Жуть.
   – Слышь, Лис, хреновы наши дела, – подсел Кот, основной голкипер. – Магнитогорцы из «Шахтера» донецкого второго вратаря в аренду взяли.
   – На одну игру?! – Брови сами поползли вверх от изумления.
   – Да им по… – выругался Кот. – Что хотят, то и творят.
   Антон помрачнел. Знал он этого горняка – классный воротчик. Хоть и запасной. Высшая лига, тудыть ее.
   – Значит, пойдем в подсобники, – невесело пошутил он.
   – Да ну тебя! – огорченно махнул рукой Кот. – Думай, что делать будем. Михалыч нарезался уже, празднует.
   Михалыч, администратор команды, храпел через ряд, калачиком свернувшись на мягком сиденье. Полгода до пенсии, ему уже все равно.
   В город въехали за полночь. На КП почти час гаишники мурыжили. Дело привычное – на войне все средства хороши. И гостиница – Антон был уверен в этом – окажется без горячей воды, рядом с какой-нибудь стройкой. Лишь бы клопов не было.
   Так и вышло. И клопы имелись в достаточном количестве. Злые, голодные.
   Играли в обед. Выходной. Трибуны битком – тысяч десять, даже в проходах стоят. Молодцы южноуральцы, умеют болеть. Словно на кону не путевка во вторую лигу, а финал Лиги чемпионов.
   Свисток судьи. Поехали!
   Первый гол привезли себе сами. «Девятка» соперника, рыжеволосый крепыш с хорошим стартовым рывком, перехватив поперечную передачу, оторвался от защитника, проскочил фланг и навесил в штрафную. Удар головой в упор, и мрачный Кот, выплюнув от досады жвачку на жухлый газон, достал мяч из сетки. 1:0. Такой и Яшин не вытащил бы.
   Трибуны чуть с ума не сошли.
   Кот со злостью запустил мяч в небо. Желтая карточка, судья уже руки протянул к мячу.
   До середины тайма держались. Первый натиск отбили, пришли в себя. На двадцатой минуте Суслик обыграл троих на «носовом платке» и щечкой катнул в угол. 1:1.
   Красавчик! Таньку напою и сам раздену! Если еще один положишь… Антон на радостях пнул бутылку с водой.
   Держимся! Только в защиту не отходить – сожрут и не подавятся.
   Тридцатая минута. Пенальти! Судья, ну нельзя же так нагло! До штрафной еще три метра было. Откуда пендаль?! Тьфу, бесполезно это.
   Кот прыгает в один угол, мяч – в другой. 2:1.
   Центральный нап «Магнитки» лыбится. Доволен. Каланча под два метра ростом, его в «вышку» зовут, уйдет в межсезонье. Лучше бы ты раньше ушел.
   Что ж вы делаете?! Опять оборона зевнула. «Каланча» продавил центр и вышел один на один. 3:1.
   Еще семь минут до перерыва.
   Антон схватился за голову и сел на скамейку. Все! Прощайте, вторая лига, премии и ключи от новенького «Москвича». Выйти самому? Один тайм колено стерпит. А что остается? Надежда на чудо. Он быстро скинул спортивный костюм, переобулся в бутсы. Меняем защитника, делать нечего – придется рисковать. Резервный судья дал отмашку. Вовремя! Штрафной у ворот соперника.
   Трибуны свистят. Недовольны.
   Не свистите, денег не будет. До ворот метров тридцать, под любимую левую. Больную. Горняк в «рамке»[4] мечется, орет, но «стенку»[5] грамотно выстроил. Ну ничего. Его в сборную не за красивые глазки брали. Этот удар он с детства тренировал. Если один из сотни сможет повторить, то уже хорошо. Гарринча так бил, носком бутсы по верхней части мяча, словно топ-спин в настольном теннисе.
   Разбег… удар! Мяч перелетел через «стенку», нырнул перед вратарем, ударился о землю и скользнул по рукам.
   Гол!!!
   3:2.
   Еще две минуты до перерыва. Дотерпеть!
   Не дотерпели. Аукнулся «деф»[6], тяжело втроем в обороне. И Кот зевнул на радостях – чистой воды «бабочка»[7].
   4:2.
   Трибуны чокнулись окончательно.
   Перерыв.
   В раздевалку, протяжно зевая и прикрывая ладонью рот, вошел Михалыч. Пьяно ухмыльнулся:
   – Ну что, орлы, летим?
   – Да пошел ты… – тихонько буркнул Кот. – И без твоих… тошно.
   Остальные промолчали. Сидели повесив носы, вытирали полотенцами красные потные лица. О чем говорить, когда и так все ясно?
   – Ладно, парни, не грустите, – неожиданно трезвым голосом сказал Михалыч. – Наш первый договорился с ихним. У того должок был за хоккей. Так что, две банки положите, и ничья в кармане.
   Он расплылся в довольной улыбке. Обкомы перетерли между собой, а остальное ему до лампочки. Привычное дело.
   – А что, до начала матча нельзя было сказать? – Ломким юношеским баском пискнул Димка.
   Суслик – он и есть суслик.
   – Нельзя, – тряхнул седой гривой Михалыч. – Спортивно все должно выглядеть, по-честному.
   Спортивно… хе-хе.
   Второй тайм начался с атак Магнитки. Трибуны беснуются, как ни в чем не бывало. Вот только рыжий хав[8] в центре, ожидая свистка арбитра, глянул так тоскливо, что тошно сделалось на душе. Антон сплюнул на газон. Бросить бы все. Достали эти договорняки[9], купленные судьи и внерегламентные аренды. Вот только куда идти? В детскую спортшколу на сто двадцать рублей? Лучше уж за станок встать. Подъем в шесть утра под гимн радиоточки, и толчея в переполненном трамвае пять дней в неделю. День за днем. И за годом год.
   Антон проскочил по краю, на замахе убрал защитника, бросившегося в подкате, и сделал передачу в центр. Суслик ловко прокинул мяч между ног опорника[10], догнал и с ходу пробил. Твою… за ногу! Штанга!
   Трибуны взвыли.
   Ладно, время еще есть.
   Еще атака, навес, скидка головой, удар… Мимо ворот.
   Кот выбил мяч от ворот далеко в поле. Защитники расступились, дали выиграть подбор. Антон пробил с лету, вложил всю злость в удар. Мяч по низкой дуге смачно впечатался в перекладину и отскочил за ленточку.
   4:3.
   Семьдесят вторая минута. Красивый гол, даже трибуны похлопали.
   Атака «Магнитки». Рыжий сыграл в стеночку с каланчой и вывалился в ворота. На паузе, успев подмигнуть киперу[11], ударил в угол. Мяч скользнул по траве и намертво приклеился к перчаткам. Кот – ты красавчик! Антон облегченно выдохнул. Так тоже надо суметь, даже после подсказки.
   Трибуны тоже выдохнули, но огорченно.
   Десять минут яростного навала, два штрафных, семь ударов в створ и четыре угловых. Мяч как заколдованный: мечется в штрафной, стучится о штанги, но в ворота не идет. Мистика! Судья въехал давно, понимающе ухмыляется.
   На трибунах свист. До этих пока не дошло.
   Три минуты до конца. Начинается мандраж.
   – Антоха… – центральный «деф» уральцев шепчет одними губами. – Ты, главное, в штрафную войди, там я тебя свалю.
   Антон молча кивает головой.
   Мерзко.
   Девяностая минута. Защитник слово сдержал – валит без вариантов, даже трибуны не протестуют. Пенальти. Мяч на точке. Только бы попасть в ворота!
   На трибунах тишина. Горняк косит глазами в правый от себя угол, мол, туда бей. Легкий кивок в ответ. Короткий разбег, удар… Нет, классный все-таки у «Шахтера» кипер! Как он исхитрился, увернулся от мяча! В последний момент снаряд свалился с носка и полетел прямо по центру. Если бы не реакция воротчика, прыгнувшего в угол, мяч угодил бы прямо в него.
   4:4.
   Ничья.
   Антон уважительно качнул головой. Молодец.
   В раздевалке тишина. Вроде бы радоваться должны, но нет – сидят молча, каждый думает о своем. Плевать. Не он придумал эти правила.
   – Тошка. – В комнату зашел довольный Михалыч. – К тебе соседи пришли.
   Антон хрустнул коленом, поднимаясь с лавки, и, болезненно прихрамывая, поковылял к выходу. Рыжий. Мнется, но смотрит спокойно, приветливо. Лишь в самой глубине карих глаз затаилась мальчишеская обида.
   – С вас простава, – буркнул крепыш и, неожиданно широко улыбнувшись, протянул руку: – Саня.
   – Антон, – ответил крепким пожатием Лис. С трудом раздвинув непослушные губы в приветливом оскале, нехотя спросил: – Где и когда?
   – Да у нас все, в общем-то, есть, – пожал плечами рыжий и начал перечислять, загибая веснушчатые пальцы: – Баранину на шашлык замочили, пиво чешское по блату достали, водку взяли, девчонки из волейбольной команды ждут… – встретив недоуменный взгляд, нехотя пояснил: – Выход в лигу собирались отмечать… – подумав минуту, простодушно добавил: – Ребята с тобой хотели поговорить.
   Антон понимающе хмыкнул. Команда соперника задачу на сезон не выполнила, и некоторые игроки захотят ее покинуть.
   – Токарем пойдешь?
   Рыжий радостно заржал. В Советском Союзе профессионального спорта не было. Если верить трудовым книжкам спортсменов, все они стояли у станка, крутили баранки грузовиков и добывали уголь в шахтах. А в свободное от нелегкого труда время гоняли шайбу по льду и стучали мячом о паркет, завоевывая для страны олимпийское золото.
   Выехали вечером. Трясясь по ухабам в «буханке», добрались до гор. С собой Антон прихватил только Кота. Тройка нападения «Магнитки» и пятерка симпатичных волейболисток представляли хозяев. Груженная рюкзаками веселая компания по едва заметной тропинке поднялась на небольшое каменное плато, укрытое среди поросших мхом угрюмых скал.
   Пока разжигали костер и насаживали на шампуры мясо, рыжий спустился к небольшой горной речушке. Намотав на палец леску, зашел в обжигающе холодную воду и пустил по поверхности насаженного на острый крючок слепня. Через полчаса в траве трепыхались десяток хариусов и две радужные форели.
   Волейболистки ловко разделали улов, сбрызнули лимоном нежные, пахнущие свежим огурцом ломтики, слегка подсолили и на огромном блюде торжественно подали к «столу». Деликатес. Под прозрачным звездным небом раздались гитарные аккорды, зажурчала в походных стаканчиках из японской нержавейки горькая «Сибирская».
   Антон уже не в первый раз поймал кокетливый взгляд невысокой пасующей[12], смазливой брюнетки с очаровательно вздернутым носиком, подмигнул в ответ и присел рядышком на бревно, обняв гибкую стройную талию.
   – Пойдем? – прильнув к нему, жарко прошептала девушка.
   – А куда? – так же тихо ответил Антон, коснувшись губами холодной сережки.
   Легко поднявшись с бревна, брюнетка молча взяла его за руку. Парочка подхватила с травы туристический спальник, нырнула в мрачный грот, оставив за спиной приятелей и скабрезные шутки. Через десяток шагов тусклый луч фонарика осветил в углу пещеры груду соснового лапника. Бросив на нее спальник, Антон притянул девушку к себе…
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация