А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Турнир" (страница 29)

   – Товарищ детства… – не обратив внимания на очередную шпильку, Вовка с гордым видом представил землянина своим спутникам. – Мы с ним гимнасток… это… разным штучкам обучали… типа наставниками были у подрастающего поколения.
   – У нас мало времени, мой юный друг, – вмешался магистр Цириус, нервно потирая руки. – К замку движется войско, я это чувствую даже сквозь защиту башни… Скоро здесь начнется веселье. Думаю, нам следует поторопиться.
   – Подождите минутку… – Лис шагнул обратно в камеру и вернулся, держа за руку очаровательную девушку. – Это Аттика, подружка одной моей хорошей знакомой.
   – Петлю Корбут вместе разучивали? – понимающе хмыкнул Вовка.
   С непритворной лаской проведя ладошкой по могучей груди чужеземца, чаровница нежно проворковала:
   – Это вы наш спаситель? – и с наивным восхищением хлопнула ресничками: – Вы такой сильный!
   Драконица с княжной яростно зашипели. Варранг глухо заворчал.
   – Две сотни жму влегкую, – похвастался Вовка и, краешком зрения отметив, как помрачнел Антон, заторопился: – Так, хорош рамсы разводить, пора ноги делать! – Подтолкнув в спину земляка, скомандовал: – Первыми идут ведьма с Химериусом, вы топаете следом… – и, покосившись на соблазнительные бедра Аттики, непроизвольно облизнулся: – А я с пацанами вас с тыла прикрою.
   Восьмипудовые «пацаны» синхронно качнули головами – с капитаном они хоть на край света.
   – Сзади решил полюбоваться на бесстыдницу, – шепнула на ушко княжне Иллиэль и безмятежно промурлыкала: – А нас ты хочешь оставить в крепости?
   Вовка взъярился.
   – А ну брысь отсюда! – гаркнул он. – Захватишь с собой парочку заарканенных охранников – мне «языки» нужны… Все ясно?!
   В некоторые моменты драконица предпочитала с ним не спорить. Вот и сейчас, схватив за руку Яну, она бегом устремилась к подземному ходу. Варранг, предупреждающе тявкнув на Аттику, неуклюже зашлепал вдогонку.
   – Зачем капитану языки? – шепотом спросил Шой Та у товарища.
   – Чтобы охрана замка про побег ничего рассказать не смогла, – снисходительно пояснил Ал-Шот. – Сам подумай: если язык отрезать, много сможешь наговорить?
   У входа в тайный лаз задержались лишь на мгновение. Кивнув на лейтенанта Феса и командора де Фалле, с отрешенным видом созерцающих гранитную стену, Вовка приказал драконице:
   – Возьмем с собой этих двоих, они вроде как главные тут.
   По мрачному переходу шли торопливым шагом. Назойливые крысы, едва завидев сутулую фигуру вампира, с испуганным верещанием убирались с дороги. Даже своды, казалось, стали выше, и почерневшие от времени балки больше не искали встречи с головами беглецов. Внезапно варранг подал голос.
   – Он говорит, что надо свернуть направо, – пошептавшись с щенком, перевела драконица и указала на неприметное ответвление.
   – Ты уверен, Сусанин? – недоверчиво прищурился Вовка. – Сюда вроде бы шли другой дорогой.
   Карри разразился отчаянным лаем.
   – Он чует что-то, – с тревогой в голосе пояснила Иллиэль.
   – Ладно… – махнул рукой предводитель. – Не заблудимся, сворачиваем направо.
   Новый ход оказался намного длиннее прежнего. Когда путь преградила каменная плита, Вовка, уже успевший к тому времени рассказать щенку всю его родословную, со злостью ударил подошвой ботинка в центр. Скрипнув, плита нехотя отъехала в сторонку. Глазам открылся роскошный луг размерами с футбольное поле, усыпанный разноцветными шляпками.
   – Грибная поляна, – восторженно шепнула Хельма. – Лесной владыка про нее сказывал, когда про второй ход в крепость упоминал.
   – А это что за подберезовики? – насторожился Вовка, придерживая за ошейник рвущегося вперед варранга.
   Дальний край поляны пересекала странная процессия: в окружении воинов медленно перебирала ногами группа пленников со связанными за спиной руками и с белыми холщовыми мешками на головах.
   – Это наши друзья, – глухо обронил магистр Цириус. – Молодая леди, Гийом со своими бойцами и твои верные вассалы, мой юный друг. А охраняет их, если мне не изменяет зрение, сам Магистр войны, верный пес его преосвященства.
   Зрение вампиру не изменяло. От процессии отделился массивный, бритый наголо мужчина. Сделав несколько шагов, он властно крикнул:
   – Кто такие и что здесь делаете?
   Проигнорировав вопрос, Вовка быстро повернулся к драконице:
   – Сможешь им пакость устроить?
   Иллиэль сумрачно покачала головой:
   – Это маги, и далеко не из последних. Я справлюсь с ними, но при этом наши друзья могут пострадать.
   – Там еще два хлыща столичных, – сощурившись от яркого света, добавила княжна Яна. – Ублюдки известные, но как мечникам им мало равных сыщется во всей Империи.
   – Надо искать компромисс, – поддержал ее вампир. – Может быть, им нужен выкуп?
   – Что такое компромисс? – шепотом спросил Шой Та у товарища.
   – А я знаю? – огрызнулся Ал-Шот. – Потом у капитана спросишь, а сейчас лучше к нему не лезть.
   – Про валенки не забыть спросить и что такое варежки выяснить, – с озабоченным видом принялся загибать пальцы кривоносый стражник.
   Вовка размышлял недолго.
   – Веселый раскладец! – сплюнув на землю, он сложил ладони рупором и заорал что было сил: – Выходи на середину, базар есть! – и, сбросив куртку, уверенным шагом направился в сторону неприятеля.
   – Не смей! – запоздало крикнула Иллиэль.
   – Я с тобой, – дернулся следом Антон.
   – Не вздумайте, юноша! – придержал его за рукав магистр Цириус. – Нельзя нарушать протокол переговоров – со стороны противника я вижу только одного парламентера.
   Бросив обреченный взгляд на уходящего, зеленоглазка негромко выругалась:
   – Чертов упрямец! – и внезапно ставшим безжизненным голосом еще тише добавила: – Чует мое сердце, что ты идешь прямо в западню, любимый.

   Глава двадцать пятая

   Окрестности Северного замка,
   полдень
   Небо полыхнуло извилистой молнией, потемнело на мгновение и снова озарилось ярким солнечным светом. Притихшие птицы защебетали с удвоенной силой, радуясь прошедшей мимо грозе. На секунду из кустов орешника показался чумазый пятачок любопытной пятнистой свинки, хрюкнул визгливо и вновь исчез, оставив после себя назойливый, долго не затухающий звон.
   – Пропавший без вести капитан Воккоун? – бритоголовый мужчина вопросительно изогнул бровь.
   – Не имею чести быть представленным, – сухо ответил Вовка, вспомнив киношную фразу.
   – Даже так? – насмешливо хмыкнул храмовник и, бросив два пальца к виску, с напускной вежливостью предложил: – Можете звать меня Магистром, я к этому давно привык… Итак, у вас есть ко мне какое-то предложение?
   – Девчонок моих отдай – и можешь идти своей дорогой, – почти дружелюбно посоветовал Вовка.
   – А что будет в противном случае? – жестко спросил храмовник.
   – Голову оторву, – спокойно пообещал Вовка.
   Прозвучало это именно как обещание, не угроза.
   – Неравноценный обмен, не находите? – с явной издевкой заметил Магистр. – За одну мою несчастную голову целый десяток пленников, среди которых имеются не только ценные, но и весьма хорошенькие.
   – Есть другие варианты? – протяжно зевнул Вовка, с хрустом выворачивая челюсть.
   – Не без этого, – с некоторой вальяжностью ответил храмовник. – Дело в том, мой дорогой капитан, что вы своим неуклюжим вмешательством поломали лучшую игру в моей жизни. В анналах секретной службы Инквизиции еще не встречалась столь блистательная и изящная комбинация; на кону стояла не только моя жизнь, но и судьба моего единственного сына. Но и приз того стоил – трон самой могучей Империи мира Араниэля… Вы не находите, что кто-то должен держать ответ за содеянное?
   – Я что-то не въехал: ты за чужие косяки стрелки на меня переводишь? – искренне удивился Вовка.
   – Что за тарабарщину вы несете? Не старайтесь казаться глупее, чем вы есть, капитан, – поморщился Магистр войны. – Из каких соображений вы все время путались под ногами? Для чего спасали княжну Яну? Кто она вам? Любимая кузина, предмет ваших юношеских грез и мечтаний? Вы отвергнутый поклонник, тайный воздыхатель? В вашей спальной комнате висит на стене ее портрет, а у пламенного сердца покоится медальон с локоном возлюбленной? Преданная служанка носит ей пылкие записки, и вы с трепетом ожидаете ответа на очередное послание с излиянием чувств?
   – Ты, братуха, завязывай с грибами, – от души посоветовал Вовка, окидывая взглядом разноцветную поляну. – Понимаю, косячок-другой замастырить – это еще куда ни шло… Но от галлюциногенов башню нехило сносит, имей в виду. Может и напрочь заклинить, тогда – кранты полные… Это я тебе как медик говорю.
   Ошарашенно отпрянув от непрошеного советчика, храмовник выдавил в ответ что-то нечленораздельное, тряся при этом головой.
   – Вот видишь, – посочувствовал Вовка, – у тебя уже ломка начинается. Скоро в судорогах скорчишься, а затем и санитары злобные понаедут, в рубашку смирительную запеленают… – тяжело вздохнув, он с неподдельной грустью поинтересовался: – Давно подсел-то на грибы?
   Магистр быстро взял себя в руки – служба в Инквизиции приучила его к разного рода неожиданностям. Скупо усмехнувшись, мягко заметил:
   – Вы погубили в себе талант комедианта, капитан. Я чуть не поверил, что беседую с сумасшедшим. Впрочем, это уже не имеет никого значения – вы вновь стоите на моем пути. И выход в данной ситуации я вижу только один…
   Выдержав долгую паузу, он внимательно посмотрел в глаза собеседника.
   – Какой? – как можно небрежней осведомился Вовка, не в силах удержаться от напрашивающегося вопроса.
   – Поединок, – веско обронил храмовник, бросая настороженный взгляд за спину противника. – Сможете одолеть меня в честной схватке, получите своих друзей в целости и сохранности. Если проиграете, ваши спутники уберутся с моей дороги – у меня осталось мало людей, и я не хочу терять их в противостоянии с Высшим вампиром.
   «Он подляну готовит, гадом буду!» – в несвойственной ему манере заволновался Зануда. Вовке изрядно поднадоел болтливый храмовник, и потому перепалки со своим вторым «я» вопреки обыкновению не произошло. Порывшись в поисках последней пригоршни вежливости, он, как и подобает благородному рыцарю, учтиво склонил голову:
   – Кому принадлежит право выбора оружия?
   – Вам, капитан, кому же еще? Я сделал вызов, вы выдвигаете свои условия… Если мне не изменяет память, вы предпочитаете парные клинки?
   Вспомнив тренировку, устроенную во время пьянки в трактире, Вовка хмыкнул.
   – Будем биться голыми руками, – непререкаемым тоном заявил он.
   – Странный выбор… Более присущ простолюдину, чем славному воину, – удивился храмовник. – Впрочем, вы в полном праве, и к тому же сами отдаете мне преимущество. Ваш Черный Паук равен моему Белому Дракону, и будь поединок на мечах, я не взялся бы предсказать победителя. Но вы явно забыли, что я несколько лет подряд побеждал в турнирах по кулачному бою? – Так и не дождавшись ответа, Магистр деловито осведомился: – Кто будет секундантом с вашей стороны?
   – Кровосос! – моментально отреагировал Вовка.
   – Не положено! – отрезал Магистр войны. – Только люди, и никакой нечисти. Не нам с вами переписывать Кодекс о дуэлях.
   Драконица и варранг отпадали по определению. Бестолковые стражники в роли секундантов виделись с трудом. Оставался Антон. Его Вовка и огорошил в первую очередь, вернувшись на свой край поляны. Тренер безмятежно пожал плечами, но встревожилась княжна:
   – Вы обговорили условия?
   – Че их обговаривать? – пробурчал Вовка, привычно разминая шею. – Дам в репу пару раз – вот и вся дуэль.
   – Он маг! – отчаянно выкрикнула девушка. – Если запрет не оговорен особо, то храмовник обязательно воспользуется своим правом.
   – Остынь! – вмешалась драконица. – На нашего Укротителя магия не действует.
   – Это правда? – с надеждой спросила Яна.
   – Меня Кио загипнотизировать не смог! – Похваставшись детскими воспоминаниями, Вовка отработал короткую серию по воображаемому противнику: – Грохну фокусника в первом же раунде, это к бабке не ходи.
   Нокаут не состоялся, хотя начало боя выглядело обнадеживающим. Спровоцировав легким джебом рыцаря, Вовка коротко ударил правой вразрез. Вновь провел ложную атаку слева и длинным кроссом через руку нанес сокрушительный удар в челюсть. Храмовник, покачнувшись, отступил назад.
   – Очень неплохо, – процедил он сквозь зубы, вытирая кровь с разбитой губы. – Впервые сталкиваюсь с такой манерой ведения боя… Где вы этому обучались, капитан?
   – В секции по боксу, – не стал врать Вовка и одним прыжком сократил дистанцию.
   Магистр ушел в глухую защиту.
   Если соперник закрылся, представь, что он в танке, – вспомнились наставления тренера. Чтобы его выманить, необходимо разозлить. Постучи по башне, а когда он высунется – бей без промедления.
   Вовка стучал: и по башне, и по корпусу, и даже ствол пару раз зацепил. Храмовник кряхтел под градом ударов, шатался, но держался крепко. Пропустив сильный и резкий тычок в печень, он охнул, зашипел от нестерпимой боли и прошептал какую-то фразу. В грудь толкнулась мягкая, теплая волна воздуха.
   – Факир был пьян, и фокус не удался, – не замедлил с комментарием Вовка, переводя дух после атаки.
   – Даже так? – злобно прищурившись, храмовник сунул руку в карман и неуловимым движением швырнул ему в лицо горсть бурого порошка.
   – Это нечестно! – протестующе воскликнул Антон.
   – Условиями дуэли не запрещено! – немедленно возразил секундант рыцаря.
   Вовка заорал благим матом. Жгучая смесь выедала глаза и, казалось, пыталась добраться до сжавшихся от предчувствия смертельной опасности внутренностей. Размазывая одной рукой слезы, он вслепую пытался отразить бешеный натиск воспрявшего духом рыцаря.
   Может быть, и есть мастера, умеющие сражаться с закрытыми глазами, но Вовка к таковым не относился. Схлопотав серию мощных, хорошо поставленных ударов, он рухнул на колени, оглушенно тряся головой. Шеи коснулась холодная сталь.
   – Ну вот и все, мой дорогой капитан. – Храмовник произнес это равнодушно, без тени торжества или злорадства. – Благодарю за доставленное удовольствие – вы оказались достойным противником.
   Сквозь шум в голове послышались легкие, торопливые шаги и шелест платья. Знакомый звонкий голосок взволнованно попросил:
   – Пощадите его, храбрый рыцарь… Я готова заплатить любой выкуп.
   – Значит, прав я оказался в своих догадках, – бросив кинжал своему секунданту, храмовник удовлетворенно хмыкнул. – Неспроста капитан вмешался в мою игру.
   – Он вызволил меня из темницы, пришла пора вернуть долг, – буднично поведала княжна Яна. – А свои грязные мысли рекомендую оставить при себе.
   – Покорнейше прошу простить меня, ваше высочество. – Рыцарь отвесил галантный поклон. – Никоим образом не хотел вас оскорбить… но хотелось бы уточнить… – Голос зазвучал вкрадчиво, елейно: – На какой выкуп я смею рассчитывать?
   – Любой! – недрогнувшим голосом заявила девушка. – Просите, что вам заблагорассудится, и я исполню, если это в моих силах.
   Магистр войны гулко захохотал. Хлопнув по плечу пленника, он помог ему подняться на ноги и, хищно сузив глаза, не попросил, а потребовал:
   – Клятва кольца! Вы принесете клятву тем, на кого я укажу. Это единственный выкуп, на который я согласен.
   – Не боитесь древнего Заклятия? – Только сейчас княжна поняла, в какую ловушку угодила, дав опрометчивое обещание.
   – Я не принуждаю – выбор у вас имеется, – с ноткой ехидства в голосе возразил рыцарь. – И не забывайте, что предложение исходило от вас, ваше высочество… Так что, все условия соблюдены.
   – Хорошо… – скрепя сердце, согласилась Яна. – Я принесу клятву вашим протеже… Где и когда я должна ее произнести?
   – Не будем откладывать в долгий ящик… – повелительно кивнув секунданту, храмовник мягко упрекнул девушку: – Вы ничего и никому не должны, ваше высочество, – все происходит исключительно по доброй воле. Не стоит пытаться отправить по моему следу Заклятие.
   – Ладно, – окончательно признала свое поражение Яна. – Ваша взяла, не буду спорить… И снимите аркан с моих друзей.
   – Ваше слово – закон! – одними губами прочитав заклинание, храмовник резко хлопнул в ладоши. – Теперь ваша очередь, будьте любезны отдать приказ вампиру.
   – Простите?
   – Мои люди у вас в плену, – напомнил Магистр. – И на них наброшен аркан повиновения. Прикажите их освободить.
   Бросив взгляд на дальний край поляны, где очнувшийся Гийом помогал Лесе освободиться от мешка, Яна непроизвольно ляпнула:
   – Это не вампир… – и запоздало прикусила губу.
   – А кто тогда набросил аркан? – насторожился храмовник.
   – Стражники, – выпалила она первое, что пришло на ум, и поспешно добавила: – Это маги Красного корпуса под личиной гарнизонных простофиль… Вы же не понаслышке знаете службу полевых агентов?
   Смерив громоздкие туши оценивающим взором, рыцарь недоверчиво покачал головой.
   – Никогда бы не подумал. Аркан повиновения не каждому верховному магу подвластен, не говоря уж о простых агентах… Честно говоря, я подозревал Высшего.
   – Встретимся на этом же месте на закате солнца, – заторопилась Яна, уходя от скользкой темы. – Мне необходимо подготовиться к обряду.
   Не дожидаясь ответа, она бросилась к Вовке.
   – У него как минимум сотрясение мозга, – озабоченным тоном известил ее Антон, сгибаясь под тяжестью повисшего на нем бойца. – Нужно срочно отвести его к целителю.
   Почтенный аптекарь даже не стал выговаривать княжне за вмешательство в поединок. Уложив на землю Вовку, он коснулся пальцами синюшных отеков под глазами и обеспокоенно произнес:
   – Странный эффект, последствия ударов обычно так быстро не проявляются.
   – Монах в него какой-то гадостью бросил, – объяснил Антон.
   Цириус склонился к самому лицу нокаутированного и принюхался, водя носом в разные стороны.
   – Пыльца соцветий сиреневой лозы… Медленный яд, пагубным образом действующий на сознание. При попадании в глаза вызывает кратковременное ослепление… У адептов ордена в арсенале много подобных трюков.
   – Вы поможете ему? – плачущим голосом спросила Яна.
   Аптекарь с сожалением развел руками.
   – Мой саквояж со снадобьями остался на постоялом дворе горного селения. Увы, но здесь я бессилен.
   – Я слетаю, – быстро предложила драконица.
   – Не надо… – раздвинув спутников, Хельма опустилась на колени перед Вовкой. Достав из лифа небольшой шарик грязно-зеленого цвета, она вложила его раненому в рот. – Завтра утром он проснется абсолютно здоровым.
   – Чупа чупс, – блаженно чмокнул губами Вовка. – Мы научили сосать весь мир… – и через секунду уснул, сотрясая окрестности могучим храпом.
   Вампир уважительно присвистнул:
   – Корень мандрагоры! – и с интересом взглянул на ведьму: – Он стоит целое состояние.
   – Укротитель Драконов спас мне жизнь, – просто ответила девушка.
   Дальше все смешалось в кучу. Бриан де Фалле, узнав о ходе поединка, сбросил с себя плащ и мрачно оповестил окружающих, что с орденом ему больше не по пути. Лейтенант Фес заявил в свою очередь, что приказ об аресте капитана, отданный преступником, более недействителен. Для него, по крайней мере. Аттика плела небылицы, но сияющая от счастья Леся ее не слушала, она всецело была занята Антоном. Княжна Яна с валькириями хлопотали над спящим героем, беспрестанно меняя у него под головой собранную в валки траву, и поочередно покрикивали на стражников, заставляя их отгонять назойливых слепней и сонных от жары мух. Гийом, ведьма и аптекарь колдовали над раненым магом-ищейкой, и лишь драконица не принимала участия во всеобщем бедламе, с грустным видом беседуя о чем-то в сторонке с беззаботным варрангом.
   Словом, время пролетело незаметно, и солнце коснулось верхушек деревьев совершенно неожиданно для всех.
   – Пора… – тяжело вздохнув, Яна бросила прощальный взгляд на спящего. – Больше ты меня никогда не увидишь, мой славный, милый Вокка.
   Прозрачная слезинка скользнула по щеке.
   – Идемте, ваше высочество. – Гийом деликатно тронул ее за локоток: – Не стоит горевать раньше времени, боги часто меняют свои планы.
   Спохватившись, княжна повернулась к стражникам:
   – Имейте в виду, вы теперь для всех полевые маги, – строгим голосом предупредила она.
   – Вообще-то мы призраки, – заикнулся Шой Та.
   – Молчи, придурок! – приосанившись, шикнул на него Ал-Шот. – Маги всяко круче привидений будут.
   – А посох нам дадут? – заинтересовался кривоносый страж.
   – И колпак со звездами? – поддержал просьбу товарищ.
   Бриан де Фалле с наслаждением врезал ему по зубам.

   Три десятка костров искрили в ночи, образуя ровный круг. С заходом солнца стих, утомился ласковый ветерок, весь день гонявший листву по поляне. За игривыми язычками пламени о чем-то шептался зловеще-торжественный лес. Три луны бесстрастно взирали с темного неба, молчали свидетели обряда; лишь неугомонный варранг пытался проглотить заблудившегося ежика, обиженно фыркая на очередную иголку, застрявшую в носу.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация