А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Турнир" (страница 27)

   Щенок, завиляв обрубком хвоста, на радостях вцепился в рукав безуспешно отбивающемуся мужичку.
   – Оружие придется здесь оставить, – предупредила Энея. – Зайдете в селение под видом странствующих путников, излишний интерес вам ни к чему.
   – Точно! – обрадовался Вовка. – Я буду этим… как его… менестрелем, – он с победным видом оглядел окружающих.
   – Петь будешь? – тоскливо поинтересовалась Иллиэль.
   – А че? – Вовка подбоченился, гордо выпятив подбородок, и дурным голосом затянул:

Нам лижут пятки языки костра,
Чужие са-апоги натерли ноги…

   Бросив лесовика, варранг задрал морду к небу и подхватил песню на одной долгой заунывной ноте. Вовка продолжал орать:

Работникам ножа и топора,
Романтикам с большой дороги…

   Закончили они практически одновременно, одобрительно взглянув при этом друг на друга.
   – Все? – боязливо высунулся из-за ствола дуба лесовик.
   – Чего – все? – недоуменно вылупился Вовка.
   – Духов горных всех разогнал? – прошептал мужичок, с опаской озираясь по сторонам. Собрав бороду в кулак, он уважительно покачал головой. – Сильное заклинание, в жизни такого не слыхал… До самого копчика проняло, мурашки по хребту до сих пор бегают.
   Остальные зрители потрясенно молчали, явно впечатленные талантом новоявленного менестреля. Иначе чем еще кроме искреннего восторга объяснить побледневшие лица, широко распахнутые глаза и прижатые к щечкам ладошки?
   Вовка не стал дожидаться заслуженных аплодисментов. Молча ухватив за руку драконицу, свистнул щенку и устремился к ближайшей тропке, едва различимой в полумраке величественной чащобы. К деревушке дотопали менее чем за час. Прошлись по странно пустынным улочкам, поплутали на безлюдной торговой площади и выскочили к околице на другом конце селения. Человек триста жителей испуганным стадом сгрудились вокруг высокого столба – запах страха и ненависти, казалось, витал в воздухе.
   – Что там? – Приподнявшись на цыпочки, егоза пожаловалась: – Ничего не видно из-за толпы.
   Вовка подбросил ее к себе на плечо.
   – Ведьму казнят, – будничным голосом доложила она обстановку. – Инквизитор, три его пса цепных, местный священник… а вот кто обвинитель, понять не могу. Скорее всего, староста местный, если судить по животу и наглой хитрой роже.
   Ловко спрыгнув на землю, Иллиэль подергала за рукав стоящую перед ними полную, неряшливо одетую селянку:
   – Скажите, сударыня, что здесь происходит?
   – А вы кто будете? – шарахнулась в сторону от непривычного обращения крестьянка.
   – Странники, – простодушно ответила драконица. – Бродим по миру, куда глаза путь кажут, песни поем да сказы ведем на потеху честному люду. Хотели на ночлег попроситься, а тут у вас такое… – Она кивнула в сторону помоста.
   – Сироту на колдовстве тайном спымали, – доверчиво поделилась новостью женщина. – На скот порчу наводила, по ночам на метле летала да мужиков наших ворожбой запретной охмуряла… – кокетливо стрельнув заплывшими от жира глазками на Вовку, она со злорадством добавила: – Поделом ей, окаянной, ни кола ни двора не имевшей, роду-племени не знавшей. Не будет более красой порочной, бесовской, парней в искушение вводить да мужей у жен честных отымать.
   Вовка, отодвинув в сторону какого-то мужика, мрачно прищурился. На добела выскобленном шесте, на крепких веревках, опутавших стройное тело, бессильно повисла хорошенькая девушка в изодранном платье. Легкий ветерок играл распущенными черными волосами в нетерпеливом ожидании: два монаха стояли наготове с зажженными факелами у кучи хвороста под ногами приговоренной.
   Вовка негромко запел внезапно осипшим голосом:

Я не одета и боса.
Расплетена моя коса,
И кровь струится из плеча,
Вот-вот сгорю я как свеча.


За что казните вы меня?
Но все кричат: «Огня! Огня!»
О, кто придумал клевету,
Что дал мне дьявол красоту?


А красота глаза слепит,
Когда в аду смола кипит,
Молись, трясись, живи, как вор,
И всех красивых – на костер…[17]

   Варранг печально заскулил. Драконица шмыгнула носом. Посмотрев на Вовку заблестевшими глазищами, она жалобно протянула:
   – Красивая песня… – и еще жалобней попросила: – Только не пой больше, ладно?
   Менестрель понимающе кивнул – такая песня у кого хочешь слезу вышибет. Да еще в соответствующей обстановке. У него самого в горле запершило. Кашлянув в кулак, он задумчиво перевел взгляд на сцену. Действо продолжалось. Толстый, беспрестанно протирающий рукавом потеющую лысину староста заканчивал обвинительную речь. Франтоватого вида инквизитор с сонным видом перебирал четки, изредка позевывая в сторонку.
   – Знакомый фраерок! – Вовка презрительно сплюнул на землю. – Дон Сантиго, если не ошибаюсь… – хлопнув по плечу впередистоящего мужика, он вежливо спросил: – У вас билетик имеется на концерт? Нет? Тогда греби в сторону, лишенец, не видишь – вип-клиент пришел!
   – Ты куда?! – вцепилась ему в пояс Иллиэль.
   Щенок ухватил зубами подол ее платья.
   – Молчите, слушайте и поддакивайте, – шепотом предупредил их Вовка. – Разрешаю иногда гавкать… И не отставайте.
   Бесцеремонно расшвыривая в стороны лапотных зевак, он прорезал насквозь толпу и вывалился на середину круга. Окинув грозным взором ошеломленных монахов, цыкнул на испуганно попятившегося старосту, запрыгнул на помост, успев при этом ободряюще подмигнуть ведьме, и веско, раздельно печатая слова, заявил:
   – Имперское управление главной санитарной инспекции! Внеплановая проверка на яйцеглист. Всем разойтись по домам и ждать повестки на допрос… – и, наткнувшись на дикий взгляд франта-инквизитора, елейным голосом произнес: – А вас, Штирлиц, я попрошу остаться!

   Глава двадцать третья

   Лунные леса, за три дня
   до описываемых событий
   Панцирная змея легиона лениво выползла из разрушенного разбойничьего городка. Пять когорт гвардейской пехоты мерным, устрашающим шагом вбивали пыль в проселочный тракт. Путь лежал к Северному замку.
   – Слушай меня внимательно, друг Клавий. – Шут нервно кусал губы, ерзая в жестком седле невысокой лошадки. На памяти легата он впервые назвал его по имени. – Все, что ты сейчас услышишь, – тайна из тайн. Сболтнешь хоть слово, головы тебе не сносить.
   – Не учи! – огрызнулся ветеран. – Не первый год перстень ношу.
   Сунув карлику под нос кулак, на безымянном пальце коего матово тускнела золотом именная печатка с личным вензелем императора, легат склонился пониже, пытаясь расслышать негромкую речь несносного шута.
   – Игра зашла далеко… слишком далеко, – словно беседуя сам с собой, в глубокой задумчивости пробормотал Лидлл. – Как оказалось, престол Алавии заговорщиков не интересует… Их цель – трон Империи.
   Шут замолчал, с беспокойством оглянувшись на приблизившегося префекта лагеря. Легат раздраженно мотнул головой подчиненному – проваливай.
   – Завтра в Сай-Доре начнутся аресты всех, причастных к заговору. Наша с тобой задача, друг Клавий, проста до безобразия… – Выдержав паузу, карлик внимательно посмотрел в глаза ветерану и твердо закончил: – Не дать дочери императора произнести Клятву кольца.
   – Дочери?! – Легат едва не вывалился из седла от изумления.
   – Княжна Яна – наследница престола, – нехотя, сквозь зубы, выдавил из себя Лидлл. – Кардинал и Тайный Канцлер узнали об этом раньше императора. Намного раньше… Если Клятва прозвучит, их сыновья окажутся под защитой богов.
   – Сильвио и Кассано? – на всякий случай уточнил Клавий.
   – Они самые, – утвердительно кивнул шут. – Заговорщики думают, что есть еще один претендент на престол, потому и торопят события.
   – А это не так?
   – Нет! – Лидлл помотал головой. – Верховный маг Империи ошибся – истинная кровь есть только у княжны Яны… – злорадная усмешка озарила бледное лицо карлика. – Впрочем, это не самая серьезная его ошибка.
   Пояснять ветерану, что в списке предателей имя мага идет первым, шут не стал.
   – Кто у нас в противниках? – деловым тоном осведомился Клавий.
   – В крепости едва ли наберется полная сотня боевых монахов, но на усиление им откомандированы Ночные Кошки и рыцари ордена.
   – Серьезный враг! – присвистнул легат.
   – И это еще не все. Если глава имперского сыска не ошибся, то личная охрана его преосвященства во главе с Магистром войны находится где-то в окрестностях Северного замка.
   – Полная звезда рыцарей-магов… – пришла пора кусать губы уже гвардейскому ветерану. – Легионные чародеи им на один зубок.
   – Вот и я о том же, – хмуро подтвердил Лидлл. – Когда мы покидали Сай-Дор, всего этого еще не знали. Известия по закрытому каналу я получил только что… Но сейчас уже поздно что-то менять.
   – Взять штурмом хорошо укрепленную крепость представляется нелегким делом, а наличие у обороняющихся опытных магов значительно усложняет поставленную задачу, – казенным слогом заговорил легат.
   – Решил прочитать мне лекцию о военном искусстве? – язвительно осведомился шут.
   – Так думается легче, – смущенно признался Клавий. – Методику ведения наступательных действий неглупые люди разрабатывали.
   – Ладно… – снисходительно хмыкнул карлик. – Умник у нас, как известно, ты, а не я… тебе и решение принимать. Но помни одно: времени в обрез, штурмовать придется с марша.
   Некоторое время ехали молча. Шут грыз стебелек ромашки, легат, разложив карту на холке лошади, беззвучно шевелил губами, составляя план предстоящего сражения. От внезапно пришедшей в голову мысли он вздрогнул и, настороженно оглянувшись по сторонам, хрипло спросил:
   – А если мы не успеем?
   – Куда? – сварливо отозвался Лидлл. – К ужину? Или к теще на блины?
   – Что будем делать, если княжна принесет Клятву кольца?
   Подняв глаза к небу, карлик помолчал минуту и, трижды сплюнув через левое плечо, выразительно провел ладонью по шее.
   – Благо Империи превыше всего. Даже если речь идет о жизни особы императорской крови. Трон не должен быть захвачен заговорщиками – помни это, легат!
   – Император не мог отдать такой приказ! – охнул Клавий. – Если мы казним княжну, древнее Проклятие пойдет по следу… Ладно, мы с тобой… Но император?
   – Он не отдавал такой приказ. – Карлик поднял воспаленные глаза и после долгой паузы глухо обронил: – Этот приказ отдаю тебе я.

   Косая башня, нижний ярус,
   полуденный звон
   Обильный ужин и свежая кровь сделали свое коварное дело – Высший вампир, блаженно моргнув на секунду, открыл глаза лишь с первыми лучами утреннего солнца. Плюнув и привычно помянув всех богов и святую Инквизицию, он сладко потянулся и приготовился к перевоплощению. Легкий шорох и пыльное облачко, вылетевшее из отверстия под потолком камеры, заставили его выругаться еще раз: дернул же нечистый местного трубочиста лезть спозаранку на крышу!
   Метнувшись к стене, магистр Цириус ласково провел рукой по шероховатой поверхности, одними губами читая заклинание. Взгляд потомственного кровососа мгновенно помрачнел – мелкая каменная крошка, забив воздушный канал, замкнула магическую сеть, охраняющую крепость. Путь на свободу оказался отрезан.
   – Спрячемся в этой камере.
   Чуткий слух уловил чей-то шепот за дверью. Бросившись к входу, вампир прижался к гранитной стене, пытаясь слиться с ней в единое целое.
   – А вдруг и здесь привидения? – послышался второй голос.
   – Это вряд ли, – неуверенно ответил первый.
   – Почему?
   – По колчану! – последовал раздраженный ответ. – Открывай скорей, сам увидишь.
   Дверь взвизгнула замочной скважиной, скрипнула несмазанными петлями и нехотя раскрылась. Две громоздкие туши, сопя, пыхтя и толкаясь, ввалились в камеру. Дверь со скрежетом захлопнулась.
   – Видишь, нет никого, – облегченно выдохнула левая туша, вытирая обильный пот со лба.
   – А это типа кто? – испуганно вопросила правая, кивая на высушенные останки коменданта крепости.
   – Не знаю… – лязгнула зубами левая.
   Воспитанный аптекарь невольно поморщился: называть незнакомцев «левый» и «правый» правила хорошего тона не рекомендовали. Отделившись от стены, вампир вкрадчиво попросил:
   – Не могли бы вы назвать ваши имена, господа?
   – А-а-аааа! – подпрыгнул до потолка левый незнакомец.
   – П-п-п-ппп! – с разбегу попытался вынести дверь его кривоносый товарищ.
   – Будьте любезны, повторите еще раз – я плохо вас расслышал, – как можно вежливее сказал магистр Цириус.
   – М-мы с-с-стражники м-м-м-местные, в-в-в-ваша п-п-п-призрачность, – выдавил кривоносый страж, пытаясь двумя руками поставить на место дрожащую челюсть.
   – Очень хорошо! – одобрительно кивнул вампир, слегка выпуская клыки. – Но мне хотелось бы услышать ваши имена.
   – А-а-а-а-а… – долгой нотой затянул «попрыгунчик» и одним резким выдохом закончил: – Л-Шот.
   – Прекрасно! – задушевным тоном подбодрил его магистр и повернулся ко второму стражнику: – А вас как величать, молодой человек?
   – Ш-ш-шой Т-т-та, ваша п-призрачность, – сжимая челюсть двумя руками, промычал кривоносый страж.
   – Великолепно! – широко улыбнулся Цириус, демонстрируя клыки во всей своей красе. Пройдясь взад-вперед перед стражниками, он сцепил руки за спиной, покачался с пятки на носок и безразличным, холодно-равнодушным голосом бросил: – Где княжна?
   – К-какая княжна? – попятился Ал-Шот.
   Вампир глубоко задумался: и в самом деле – какая?
   – Обыкновенная, – выкрутился он.
   – У нас только плененная имеется, – пояснил воспрявший духом Шой Та.
   Привидение было настроено явно дружелюбно, и страх исчез сам собой.
   – Это типа беглая, но ее поймали, – добавил его товарищ.
   – И где она сейчас?
   – Рядышком, в соседней камере, – засуетился Ал-Шот.
   – А где Антон? – продолжал допрос магистр.
   – Какой Антон? – недоуменно вылупился Шой Та.
   – Обыкновенный, – уже привычно ляпнул вампир.
   – Это типа тренер? – догадался Ал-Шот.
   – Он самый, – кивком подтвердил Цириус.
   – Нет его больше, – огорченно поведал кривоносый страж. – Мы ему бежать помогли, а он обратно вернулся… – и уточнил: – Призраком вернулся. Голым.
   – Его типа зарезали, – вмешался напарник. – Разоблачили и зарезали.
   – Он в женское платье переоделся, вот его и разоблачили. Это раздели, если вы вдруг не поняли.
   – Сначала раздели, а потом разоблачили, – возразил Ал-Шот.
   – То есть, два раза раздели? – недоверчиво уточнил Шой Та.
   – Идиот! Разоблачили – это аллегория.
   – Аллегория – это крокодил…
   – Заткнитесь! – ласково посоветовал вампир. – Вы можете отвести меня к тренеру?
   – Он это… – кривоносый страж смущенно замялся.
   – Они там вдвоем, с диким привидением, – пришел на выручку товарищ и красноречивыми жестами изобразил, чем занят в данную минуту призрак невинно убиенного тренера.
   Магистр хмыкнул. Окинув стражников насмешливым взором, он ехидно поинтересовался:
   – А княжна?
   – Она одна, – обрадованно доложил Ал-Шот. – Ее никто не разоблачал.
   – Она типа одетая, – неуверенно заметил Шой Та. – Благородные сами раздеваться не умеют, им служанка нужна.
   – А служанки у нее нет.
   – Значит, должна быть одетой.
   – Если призрак у нее в камере не завелся.
   Стражники испуганно переглянулись.
   – Со мной вам нечего бояться, – поспешил успокоить их вампир. – Я наложу заклятие, и привидения примут вас за своих.
   – Тогда пойдемте, ваша призрачность, – повеселевшим голосом предложил Шой Та.
   Одним рывком распахнув протестующе завизжавшую дверь, он крадучись, на цыпочках, прошествовал до соседней камеры и кулаком постучал по решетке смотрового окошечка.
   – Кто там? – промурлыкал сонный голосок.
   – Это мы, ваше высочество… – радостно известил кривоносый стражник. – Призраки.

   Окрестности Северного замка,
   седьмой вечерний звон
   Франт-инквизитор долго тряс руку, горячо выражал свое искреннее почтение новой имперской службе и обещал каленым железом выжигать любую скверну, включая ведьм, яйца, глистов и… Тут он запнулся, провожая жадным взглядом уходящую с драконицей красавицу-ведьму, затем попытался вырвать щегольскую тросточку из пасти неугомонного варранга и с полной безнадегой в голосе предложил Вовке купить у него редкие коллекционные монеты. Совсем недорого, практически даром.
   Местный староста, потирая ушибленное на всякий случай темечко, почтительно внимал инструкциям о мерах пресечения: с селян было велено собрать подписки о невыезде. На робкие возражения, что справная лошадь в деревне всего одна и что выезжать-то им, собственно, некуда, грозный столичный инспектор внимания не обратил, еще раз доходчиво объяснив правила внеплановой проверки. Уши у старосты после этого стали разниться в размерах и окрасе. Прямо как у варранга – у того тоже одно ухо отличалось по цвету от другого.
   Перед уходом имперский санитарный инспектор велел собрать образцы продуктов для экспертизы. Больше всего его интересовали копчености, вина и домашние колбасы. Младший инспектор затребовала для проверки все сорта меда, имеющиеся в наличии. Мохнатый член выездной бригады удовлетворился вяленым пудовым сомом. Словом, когда внезапно нагрянувшая инспекция скрылась за околицей, вся деревня вздохнула с облегчением. Сами проверяющие, добравшись до уютной полянки в двух лигах от селения, устроились на пикник. Отдохнуть от трудов и забот государственных.
   – Как звать-то тебя? – невнятно промычал Вовка, пытаясь откусить полкруга колбасы разом.
   – Хельма, – кокетливо стрельнула глазками ведьма.
   – Еще одну кикимору нашел, все ему мало, – осуждающе проворчал вынырнувший из-за раскидистой березы лесовик, кося одним глазом на спасенную. – Харча на них не напасешься никакого, в пору ложиться под куст и с голода помирать… – Ухватив с белой тряпицы, расстеленной на траве, приличный ломоть грудинки, он шумно втянул носом пряный аромат: – На яблоневых ветках коптили, с ивовым корнем… Одобряю! И на перчик красный не поскупились, а он нынче в цене.
   – Как в крепость пробраться можно, знаешь? – продолжал допрос Вовка, не обращая внимания на привычное ворчание Лесного Хозяина.
   – Бабка моя сказывала, что где-то неподалеку есть подземный ход, – неуверенно произнесла Хельма. – Милости богов испросив, можно счастья попытать.
   – Чего их просить-то? – недовольно зыркнул лесовик. – Под обрывом речным один вход имеется, другой – на грибной поляне.
   – Так ты знал? – гневно сощурилась Иллиэль.
   – Дык…
   – И молчал?
   – А меня кто-нибудь спрашивал? – резонно возразил мужичок, ловко разделываясь с бужениной. – Вы же в деревню шли на поиск, а про замок и словом не обмолвились.
   Вовка смущенно крякнул – лежащая на поверхности мысль обратиться за помощью к лесному владыке не пришла в голову ни ему самому, ни его второму всезнающему «я». Мысленно наехав на Зануду, в ответ он услышал столь же смущенное пыхтение.
   – А что будет со мной, господин? – робким вопросом прервала душевные терзания ведьма.
   – Господа все в Париже, – привычно брякнул Вовка. – А у нас товарищи.
   – Это как? – недоуменно захлопала ресничками девушка.
   – Называй его Укротителем Драконов, – ехидно посоветовала зеленоглазка. – Он сразу млеет и добреет…
   – Вообще-то, я злой! – перебил Вовка. – Мы долго еще лясы будем точить? Или пойдем за Химериусом?
   – Я в крепость не ходок, от тамошней магии у меня мигрень, – предупредил лесовик. – До тайного лаза провожу, дальше – сами… – Бросив жадный взгляд на припасы, он с показной озабоченностью продолжил: – А я покамест харч покараулю, не ровен час, вороги лютые умыкнут съестное, опять животами пухнуть будем.
   Варранг, подозрительно прищурив левый глаз, протестующе тявкнул.
   – А я? – пискнула ведьма.
   – С нами пойдешь, – после недолгого размышления решил Вовка. – Лишняя колдунья не помешает… Заклинания боевые знаешь?
   – Травница я, о, Великий Укротитель Драконов. – Хельма скромно потупила глазки. – От лихоманки болотной лечить умею, зубы могу заговаривать…
   – Зубы я и сам кому хочешь заговорю! – хмыкнул Вовка. – Ладно, там разберемся… Война план покажет.
   – Стратег! – сложив губы бантиком, уважительно причмокнула Иллиэль. – Чем воевать-то собрался? Шишками еловыми стражу решил забросать?
   Оглянувшись по сторонам в поисках подходящего оружия – даже дубины завалящей на глаза не попалось, – Вовка беспомощно развел руками.
   – Оружие вас не спасет, – рассудительно произнес лесовик. – Если к храмовникам в лапы угодите, лиха огребете полную вязанку… – Кивком указав на драконицу, негромко пояснил: – Тощая – сильный маг, глаз охране отвести сумеет. Сыщите кровососа и вертайтесь обратно, а я вас здесь обожду, покемарю маленько.
   – Хватит болтать! – буркнул Вовка. – Ты сначала нас до хода проводи, потом на массу будешь давить.
   До подземного перехода оказалось рукой подать: извилистой тропкой полверсты, колючим кустарником сотню шагов, да девичьим взвизгом один короткий спуск по глинистому склону. Варранг успел тявкнуть дважды. Потирая ушибленное мягкое место, Вовка повернулся к лесовику:
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация