А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Турнир" (страница 25)

   Глава двадцать первая

   Селение тейпа Ластри,
   пятый утренний звон
   В горах утро всегда холодное.
   Выбравшись на крыльцо трактира, Вовка зябко переступил босыми ногами по остывшему за ночь дощатому настилу. Голова гудела. В чем горцам не откажешь, так это в гостеприимстве. Вчерашний вечер удался на славу. Начали с барашка и пива, продолжили молодым вином и закопченной на углях рыбой, а закончили, как водится, крепким сливовым первачом. Закуской пренебрегли.
   Вообще-то Вовка умел пить и контроля не терял вне зависимости от количества принятого на грудь. Но вчера он оторвался от души. Перецеловал своих валькирий (губы до сих пор опухшие), потискал вредную драконицу (хорошо, что глаз не задет, а царапины – это ерунда, заживут!) и поприставал к Лесе (плохо, что на левой щеке только три полосы от коготков – неаккуратно как-то, он всегда любил симметрию). Затем взыграло ретивое, – это Зануда так выразился.
   Развеселая компания гурьбой высыпала во двор, где чужеземец решил устроить демонстрацию своего рукопашного мастерства. Малая звезда призрачных бойцов продержалась против него почти две минуты. Далее Гийом обучал его работе с двумя клинками. Вовка озабоченно почесал затылок – надо будет узнать у старосты, не сломал ли тот чего, когда прыгал через ограду. Потом опять целовался с валькириями. После чего драконица… Вовка смущенно крякнул – об этом лучше не вспоминать.
   – Пив бум, господин? – выполз из-за спины трактирщик, приветливо скалясь белоснежными зубами.
   Бросив вожделенный взгляд на запотевший кувшин, Вовка отрицательно покачал головой.
   – Не мочь? – искренне огорчился горец.
   – Мочь, – буркнул попаданец, – но больше не лезть.
   – Это плох… – задумчиво почесав переносицу, трактирщик назидательно добавил: – Надо похмелять, бошк не болеть.
   – Уйди с глаз долой! – мрачно посоветовал Вовка.
   Сорвав свисающую с крыши гроздь неспелого зеленого винограда, он с наслаждением затолкал ее в рот. Целиком. Скинул рубаху на ступени и, молодецки ухнув, с разбега прыгнул в деревянную бочку с дождевой водой, стоящую справа от крыльца. Зажмурив глаза, блаженно фыркнул, чертыхнулся, получив занозу под лопатку, и вздрогнул, услышав ехидную реплику драконицы.
   – Спинку потереть?
   – Сгинь! – не открывая глаз, процедил он сквозь зубы.
   – Заклинание прочти, я сразу и исчезну.
   Вовка прочитал. Целых два.
   – Фи-и! – скривилась вредина. – Грубиян ты невоспитанный.
   – А что, бывают воспитанные?
   – Бывают нормальные! – отрезала девчушка и непререкаемым тоном заявила: – Хватит нежиться, выбирайся из купальни – разговор есть.
   – Не купальнь, – вмешался трактирщик. – Водом барашк пить, чо небо капать. Добрый людь не плавать тут.
   – Уйди с глаз долой! – в один голос посоветовали добрые люди.
   Горец обиделся и ушел, бормоча под нос что-то нехорошее. Проводив его подозрительным взглядом, Иллиэль серьезно произнесла:
   – Уже утро, а магистр так и не вернулся. При солнечном свете даже Высшие вампиры теряют большую часть своих способностей… Я начинаю волноваться.
   – Валерьянки попей, – приоткрыл один глаз Вовка.
   – Я разозлюсь! – ледяным тоном пообещала драконица.
   – И прививку от бешенства сделать не забудь.
   – Очень смешно! – презрительно фыркнула Иллиэль. Воровато оглянувшись по сторонам, она подняла с земли хворостинку, сунула ее в бочку и прошептала несколько слов.
   – Твою ……! – выдал очередное заклинание Вовка и, заорав уже что-то совсем нечленораздельное, пулей вылетел из мгновенно закипевшей бочки.
   – Вот так-то лучше! – злорадно хихикнула принцесса небесного племени, наблюдая за дикой пляской ошпаренного купальщика.
   Вовка, шипя сквозь зубы, отломил от валявшейся рядом метлы три прутка и с угрозой шагнул к девчушке. Взвизгнув, она бросилась наутек.
   – Развлекаемся? – на крыльце появилась заспанная Леся.
   – В салочки играем, – на ходу обронила девчушка, ловко уворачиваясь от возмездия.
   – Убью! – завершив второй круг спринтерского забега, прорычал Вовка и, споткнувшись о метлу, кубарем покатился по земле.
   Стоя на четвереньках, он на ощупь поискал выпавшие розги, жмурясь от попавшей в глаза пыли.
   – Потерял что-то? – включилась в игру Леся.
   – Мозги? – остановившись и переведя дыхание, предположила драконица.
   – Скорее – совесть, – вздохнула дочь имперского Казначея, вспомнив вчерашний вечер.
   – У него ее никогда и не было, – возразила Иллиэль. – Нельзя потерять то, чего не имеешь.
   – Тогда что он ищет?
   – Я же говорю: мозги.
   – Думаешь, они у него есть?
   – Раз ищет, значит, уже нет.
   – Логично, – вынуждена была согласиться Леся и подсказала: – Чуть правей возьми, там кучка подходящая.
   – Великовата… – с сомнением оттопырила нижнюю губу Иллиэль. – У него должна быть поменьше.
   Оглядев себя любимого – полуголого, босого и грязного, – Вовка исподлобья зыркнул на веселящихся подруг (когда только спеться успели?!) и угрюмо осведомился:
   – Издеваетесь?
   – Еще и не начинали! – хором ответили девушки и, переглянувшись, прыснули от смеха.
   – Ладно… – Вовка подошел к бочке, с опаской окунул палец в чудесным образом остывшую воду, покосился на драконицу и с кряхтеньем перевалился через край емкости. Вынырнув спустя полминуты, благодушно спросил: – Так что там с нашим Химериусом?
   – Раз он не вернулся к восходу солнца, значит, с ним что-то стряслось, – терпеливо повторила Иллиэль. – Я предлагаю прогуляться до замка – глядишь, что-нибудь и разузнаем. Подкупим слуг из числа деревенских жителей, они всегда все знают. Если даже не выясним судьбу магистра, то лишние сведения нам все равно не помешают.
   – Гийом не выпустит вас за пределы околицы, – предупредила Леся и повела глазами на малую звезду Псов, дружно зевающую у ограды.
   Драконица пренебрежительно отмахнулась и кивком указала на одинокий вяз в центре двора.
   – Попросит Лесного Хозяина, уйдем прямо отсюда.
   – В разведку… – задумчиво произнес Вовка. Его деятельная натура терпеть ненавидела томительного ожидания. Уйдя с головой под воду, он выпустил струйку и, вновь появившись на поверхности, коротко приказал: – Зови девчонок!
   Иллиэль, заложив два пальца в рот, оглушительно свистнула.
   – Сам вчера научил, – ехидно напомнила она, наткнувшись на удивленно-одобрительный взгляд.
   Вовка смущенно кашлянул в кулак – сознание небольшими порциями начало выдавать события вчерашнего вечера. Попытки устроить стриптиз-шоу в отрывочных воспоминаниях оказались самыми безобидными из всей выданной похмельной памятью информации.
   – Надо лесовику нашему угощение поднести, – с показной озабоченностью он запустил пятерню в затылок.
   «С базара слазишь?» – язвительным смешком напомнил о себе Зануда.
   – Иди к черту! – вслух разозлился Вовка. – Тебя только здесь не хватало!
   Показавшаяся было в дверях Инка, испуганно пискнув, исчезла.
   – Я не тебе! – крикнул он ей вослед.
   – Слушаю, шеф… – белокурая воительница, появившись вновь на пороге, торопливо соорудила хвостик из растрепанных волос.
   Вовка озадаченно крякнул – он уже не повелитель? «Тебе всю пьянку напомнить?» – вставил еще одну реплику Зануда. Мысленно отправив свое второе «я» известным маршрутом, экс-повелитель самым строгим голосом скомандовал:
   – Буди всех, пять минут на завтрак, через час выступаем.
   Инка испарилась.
   – Грозный! – уважительно сказала Леся.
   – Он такой! – гордо тряхнув челкой, поддакнула Иллиэль.
   – Даже мне страшно стало.
   – Ты не представляешь, как я его боюсь!
   – Замолчите вы или нет? – рявкнул Вовка, окончательно теряя терпение.
   – Сейчас из бочки вылезет и задаст нам по первое число.
   – Ты думаешь, он умеет считать? – засомневалась драконица.
   – Ну, до одного-то должен уметь. Вчера весь вечер говорил: еще по одной, и баиньки.
   – А выпил сколько, помнишь? Значит, не умеет, – подытожила Леся.
   Зарычав от бешенства, Вовка одним рывком выдернул себя из бочки, зачерпнул полное ведро и, не оглядываясь, выплеснул его на девушек. Точнее, на то место, где, по его расчетам, они стояли.
   – Моя не грязь, день два назад бань мыл, – обиженно заявил неизвестно откуда взявшийся трактирщик, вытряхивая из ушей воду.
   – Уйди по-хорошему! – сдавленно прохрипел Вовка, озираясь в поисках пропавших обидчиц.
   – Опять что-то ищет, – послышался заботливый голос за спиной.
   Одурманенный яростью разум уже не различал, кому он принадлежит.
   – Мозги?
   – Не-а, их он уже искал. Что-то другое потерял на этот раз.
   – Как думаешь что?
   – Ума не приложу. Надо у него спросить.
   – Он не ответит. Ты погляди – рот открывает, а слово вымолвить не может.
   – Это оттого, что вчера песни орал весь вечер. Вот голос и потерял.
   – Так это песни были? Что ж ты сразу не сказала.
   – А ты что думала?
   – Мне показалось, что он горных духов отгонял своими воплями.
   – Их разве так отгоняют?
   – Но духов не было?
   – Не было.
   – Значит, так.
   – Логично…
   – Хватит, а? – взмолился Вовка, бессильно опускаясь на ступеньки крыльца. – Сколько можно издеваться? Подумаешь, перебрал немного… С кем не бывает?
   – Со мной не бывает! – отрезала драконица.
   Немного подумав, неуверенно кивнула и Леся – за ней тоже такого не наблюдалось. Почти. Если не считать празднования дня ангела у Аттики.
   – Мы готовы, повелитель! – В дверях показалась Энея.
   – Идем червячка заморим, – радуясь спасительному вмешательству, Вовка бодро вскочил на ноги. Бесцеремонно втолкнув валькирию обратно в трактир, он едва слышно пробурчал: – На уши присели, хрен отмажешься… Развели, как лоха последнего.
   Оставляя мокрые следы на полу, вновь возведенный в прежний ранг повелитель гордо прошлепал к столу.
   – Пив бум пить? – следом за ним появился и трактирщик.
   – Жрать бум есть! – грохнувшись на лавку, скаламбурил Вовка.
   После секундной заминки горец расплылся в понимающей улыбке и засеменил на кухню.
   – Шеф… – робко произнесла Инка, усаживаясь напротив. – А куда мы идем?
   По левую руку пристроились Энея и Вика.
   – Кровосос в блудняк влетел, – отвлеченно пояснил Вовка, думая о чем-то своем. – Надо тему пробить, как бы мазу за него держать не пришлось.
   – Умный… – плюхнувшись справа, завистливо протянула драконица.
   – Слова ученые знает, – восторженно хлопнула ресничками Леся, усаживаясь рядышком.
   – У звездочета, наверное, не один год скамью ученическую протирал, – уперев подбородок на сжатые кулачки, Иллиэль посмотрела влюбленным взглядом.
   – Бери выше – у толкователя снов в помощниках служил, не иначе.
   – Точно! – обрадовалась зеленоглазка. – Только они могут так мудрено изъясняться. Простым смертным это умение недоступно.
   – Уйметесь вы или нет? – тоскливо вопросил Вовка.
   – Есть… – на этот раз в роли спасителя выступил неслышно подкравшийся трактирщик.
   Подчиняясь его безмолвному приказу, две служанки шустро расставили перед девушками тарелки с овсяной кашей. Крынка молока, блюдо с овечьим сыром и плетеная корзинка, заполненная ломтями свежеиспеченного хлеба, заняли центр стола.
   – Жрать… – перед Вовкой возникла внушительных размеров тарелка с жаренными на углях бараньими ребрышками, щедро пересыпанными помидорами и сладким красным перцем.
   – Я тоже хочу жрать, – сглотнула слюну драконица, с завистью косясь на отдельный завтрак.
   – Нельзя! – мстительно заявил Вовка, с наслаждением вгрызаясь в истекающее соком мясо. – Это пища для простолюдинов, а ты у нас принцесса. Тебе за фигурой следить надо, диету соблюдать… Кашку жуй! – злорадно порекомендовал он, пытаясь затолкать в рот целую помидорину.
   – Изверг! – беззлобно сказала Леся, холеными пальчиками отщипнув кусочек сыра.
   Валькирии в беседу не вмешивались, но, судя по тому, с какой скоростью они прикончили завтрак, точку зрения столичной аристократки разделяли полностью.
   – Я ему это еще припомню! – сварливо пообещала Иллиэль и, обхватив двумя руками кружку, пригубила парное молоко.
   Вовка сытно рыгнул, окинул осоловелым взглядом опустевшую тарелку – лишь надкушенный перец сиротливо алел в середине – и ехидно предложил:
   – Закусишь?
   – Давайте о деле, пока Гийом не проснулся, – сердито хлопнув ладошкой по столу, прервала очередную серию словесных войн Леся. – Если выступаем, то надо это делать немедленно.
   – Выступаем?! – поперхнулась молоком драконица. – Ты что, собралась идти вместе с нами?
   – Я че-то не понял, с кем это с нами? – изумился в свою очередь Вовка.
   Зло сощурившись, девчушка помолчала минуту, покусывая губы, и не сулящим ничего хорошего тоном произнесла:
   – Ты вообще после вчерашнего молчать должен в тряпочку и делать, что тебе говорят… Я внятно изъясняюсь?
   – Ладно… – сдался Вовка и обреченно махнул рукой. – Черт с вами, делайте, что хотите.
   Собрались за полчаса. Девы-воительницы были в своих привычных одеяниях: черные кожаные штаны в обтяжку, безрукавки из тонкой замши и шнурованные ботинки на толстой рифленой подошве. Дорогой охотничий костюм из нежной лайки, в котором щеголяла Леся, мало чем отличался от нарядов валькирий на сторонний несведущий взгляд. Лишь драконица в своем легком платьишке да сандалиях на босу ногу выделялась несерьезностью на общем воинственном фоне.
   Хмуро оглядев готовый к вылазке женский разведвзвод, нестройным рядом стоящий во дворе, Вовка озадачено покрутил растопыренной ладонью в воздухе:
   – А где эти… бронежилеты?
   Недоуменно переглянувшись с подругами, Энея осторожно спросила:
   – Ты, повелитель, хотел сказать «кольчуги»?
   – Ну… – раздраженно буркнул Вовка.
   Именно это он и сказал. Что тут непонятного? Обращение на «ты» все еще похмельное сознание уловило чуть позже. На брудершафт вчера пили, – догадался он.
   – Мы не на битву идем, нам скрытность нужна, – внесла пояснения командир валькирий. – Железо, как ты ни старайся, все равно подведет случайным звоном.
   – Кстати… – услышав про железо, спохватился Вовка. – А где мои любимые ножики?
   Воительницы вновь переглянулись – парные клинки у него выманили хитростью и надежно спрятали в укромное место сразу же после пирушки. От греха подальше. Пока не поранил кого или сам не зарезался невзначай.
   – Мы другое оружие припасли, – поспешила вмешаться Инка и протянула небольшой изящный арбалет.
   Радостно сграбастав единственную знакомую ему средневековую игрушку, Вовка восхищенно присвистнул – все виденное им прежде (в том числе и в родном мире) по сравнению с тем, что он держал в руках, казалось теперь грубым и топорным примитивом. Он любовно провел рукой по резному прикладу из черного дерева, дернул пальцем радостно зазвеневшую тетиву и тут же нахмурил брови.
   – А где взводной механизм?
   Привычные ворот или рычаг отсутствовали. Да еще под ложем ютилась незнакомая конструкция, формой напоминавшая узкий школьный пенал. В руку она ложилась удобно, но назначение ее было непонятно.
   – Это арбалет-самострел с магическим зарядом. Семь сотен монет за него в Пустоши отвалили, – пояснила Вика и, увидев недоумевающий взгляд, напомнила: – Ты сам, повелитель, его выбирал – велел брать самое лучшее из того, что есть. А лучше этого еще ничего не придумали. Стреляет безостановочно, одного кристалла хватает на десять дюжин болтов. С полусотни шагов имперского латника насквозь прошивает.
   «Завязывай с пьянством, козленочком станешь. Скоро имя свое вспомнить не сможешь!» – опять непрошено влез Зануда. Мысленно послав его, Вовка вкрадчиво уточнил:
   – И много у нас этих кристаллов?
   – Хватает, – пожала плечами валькирия. – Ты приказал весь запас выкупить.
   «А ты у меня хозяйственный, однако! – восхитился Зануда. – Надо же, я и не подозревал».
   – Болты здесь? – Вовка постучал указательным пальцем по «пеналу».
   Вика молча кивнула в ответ. Переспрашивать, каким образом весь немалый боеприпас на сотню с лишним выстрелов уместился в маленькую коробочку, он не стал – в мире магии и не такие чудеса возможны.
   Любое оружие требует пристрелки – эту истину бывшему «сборнику» объяснять не было нужды. Приказав выстроить пяток зеленых яблок на широком карнизе амбарной двери – исполнять команду пришлось любопытному трактирщику, других добровольцев не нашлось – Вовка плавно поднял арбалет. Сухие щелчки следовали с разрывом в секунду. Тяжелый оперенный болт возникал из ниоткуда в пазу и со свистом уносился в сторону амбара.
   – Хорош охотник – белка глаз бить, шкур не портить, – проводив взглядом последнее разлетевшееся вдребезги яблоко, вынес одобрительный вердикт горец.
   – Тебе, повелитель, на турнирах выступать надо, призы немалые брать будешь, – вполне серьезно заявила Энея.
   – М-да… – не нашлась что сказать вредная драконица.
   Вовка, не обратив внимания на похвалу, еще раз с любовью погладил смертоносную игрушку и приказал трактирщику:
   – Принеси ляжку окорока и бутыль вина.
   Горец послушно умчался. Вернулся он минут через пять, сгибаясь под тяжестью приличных размеров копчености. Взяв у него бутыль, Вовка подошел к вязу и трижды хлопнул по стволу. Корни дерева, затрещав, раздвинулись, открывая подземный лаз.
   – Че надо? – показалась на свет всклокоченная голова лесовика. Подслеповато щурясь, он недружелюбно пробурчал: – Стучишь ни свет ни заря, когда все спят… Покоя от тебя нет никакого.
   – Должок прими, – лаконично ответил Вовка.
   – Это хорошо, – враз подобрел Лесной Хозяин, цепко выхватывая угощение. Выдернув зубами пробку из бутыли, он жадно присосался к горлышку. Отбросив в сторону опустевшую в мгновение ока посудину, довольно крякнул и подозрительно завращал зрачками: – А где закуска?
   – Моя держать… – пискнул не на шутку перепуганный трактирщик.
   – Мало! – сварливо забормотал лесовик, с трудом утаскивая в нору окорок. Через минуту появился снова. – Куда на этот раз идем?
   – К этому… как его… Северному замку, – запнувшись и дождавшись подсказки от Инки, пояснил Вовка.
   Неодобрительно покосившись на девушек, лесовик осуждающе заявил:
   – У тебя с каждым разом девок все больше и больше. – Задумчиво пожевав губами, он кивнул на Лесю: – Хотя вот эта вроде бы ничего. На одну мою знакомую кикимору с дальних болот похожа.
   – Сам ты кикимора! – возмутилась Леся и, подумав, презрительно добавила: – Волосатая, небритая и немытая.
   Вовка, не дав разгореться перепалке, быстро втолкнул в нору лесовика, спрыгнул следом, едва его не раздавив, и свистнул – все за мной! Последней спустилась Леся, с интересом оглядываясь по сторонам. Валькириям и драконице подземное путешествие было уже не в диковинку. Корни с треском сдвинулись, отрезая путь наверх. Поросший бледно-зеленым мхом тоннель осветился мягким светом.
   – Куда дальше? – шепотом спросила Леся у драконицы.
   Иллиэль хмыкнула – дорога под землей вела только прямо. Несколько сотен шагов за неторопливо бредущим Лесным Хозяином, привычный скрежет корней и… И уходящее за горизонт багровое закатное солнце над головами. Можно обмануть расстояние, найти краткие пути, но время неподвластно чарам лесовика.
   – В какой стороне крепость? – помогая выбраться из норы Лесе, спросил Вовка у валькирий.
   – В противоположной, – раздался сзади насмешливый, уверенный голос.
   Яростно зашипела драконица, тихонько ойкнула Леся, с легким шелестом обнажили клинки валькирии. Резко обернувшись, Вовка встретился взглядом с молодым человеком в богатой одежде. За спиной незнакомца полукругом стояли воины в одинаковых кожаных куртках серого цвета. Десятка три, не меньше.
   – Младший! – испуганно охнула Леся, хватаясь за рукав единственного в отряде мужчины.
   – Вы тут сами разбирайтесь, а мне недосуг, – быстро скрылся в подземелье лесовик.
   – Так-так… – удивленно прищелкнул языком княжич. – Вот так птичка попалась в мои силки… Не ждал не гадал такой нечаянной радости – признаюсь честно.
   Еще два десятка бойцов с короткими мечами в руках появились на поляне. За деревьями замаячили силуэты лучников.
   – Это Клан убийц, повелитель! – сквозь зубы процедила Энея. – Тяжко нам придется, слишком их много. Еще неизвестно, сколько их в засаде затаилось – они любят бить исподтишка… Грязные ублюдки, а не воины.
   – Че за наезд, братуха? – вежливо поинтересовался Вовка. – Предъяву обскажи, перетрем по понятиям. Здесь чертей нет, чтобы быковать – это беспредел в натуре.
   – Кто это? – недоуменно вылупился Младший.
   – Друг! – гордо вскинув голову, отрезала Леся.
   – Хороших вы, леди, друзей себе отыскали, – язвительно хохотнул княжич. – Знал бы ваш батюшка…
   – Узнает… – перебив его, многозначительно пообещала девушка.
   Мерзко ухмыльнувшись, княжич сделал шаг вперед и схватил ее за руку:
   – Прошу вас, не сопротивляйтесь, не усугубляйте и без того неблестящее положение. – Махнув своим воинам, он веселым шепотом добавил: – О ваших спутниках позаботятся, им нечего бояться… На том свете не страшно, поверьте мне.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация