А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Турнир" (страница 24)

   Глава двадцатая

   Окрестности Северного замка,
   десятый вечерний звон
   Задача представлялась простой, как яйца носорога: пробраться в замок подземным ходом, спасти княжну, вытереть ей сопли радости от чудесного избавления и выдать замуж за кого-то из них двоих. В крайнем случае, жениться на ней. Скажете, нет разницы? Ну это как посмотреть. Некоторые горные племена, к примеру, испытывающие нешуточную нужду в невестах, бывает, женятся разок-другой на любимой овечке. Стоит она такая беленькая вся и кудрявая, да на зеленой лужайке в теплый летний вечерок, и ни сном ни духом не помышляет о замужестве. И на крадущегося сзади джигита – ноль внимания…
   Впрочем, мы отвлеклись. Сильвио и Кассано это дело хоть и не приветствовали, но, как и многие из числа «золотой молодежи» Сай-Дора, относились к нему вполне терпимо. Привыкли. Это в провинциях на такие вещи смотрят косо и с предубеждением, а столица – она по статусу должна быть в первых рядах. Мода, пришедшая с южного побережья знойного Террана, прижилась в главном граде Империи достаточно быстро. Некоторые горячие головы даже обращались с прошением к князю Кайте о проведении праздничного шествия. Градоначальник затею не оценил, приказал отвести особо возбужденных на скотный двор к племенным жеребцам.
   В эту ночь ничто не предвещало пикантности. Сырой, промозглый тоннель, пробитый в толще скалы, вывел женихов к каменной плите, испещренной полустертыми рунами. Небольшой амулет, вставленный в обрамленное позеленевшей бронзой углубление, привел в действие потайной механизм. Массивная плита бесшумно скользнула в сторону, открыв проход в прокопченную каморку истопника, не вяжущего лыка по случаю летнего безделья. Двинув ему на всякий случай по зубам, Сильвио осторожно выглянул в коридор каземата.
   – Где эти остолопы?
   – Мы здесь, ваша милость… – Волна перегара плеснулась в каморку и, наткнувшись на свою соперницу, возмущенно ринулась обратно.
   – Куда дальше? – брезгливо поморщился Кассано.
   – Следуйте за мной, ваша светлость. – Кривоносый провожатый шепотом представился: – Меня Шой Та зовут, а моего напарника Ал-Шотом кличут.
   Второй стражник, шумно икнув, попытался отдать честь, угодив себе при этом растопыренными пальцами в ухо.
   – Да хоть бесом лысым! – раздраженно буркнул Сильвио. – Веди давай, не задерживай. Мы не собираемся торчать здесь до утра.
   До камеры княжны оказалось идти совсем недалеко – ровно сотню шагов по сводчатому, чадящему одиноким факелом темному коридору нижнего яруса Косой башни.
   – Это мы, ваше высочество, – прогундосил в маленькое окошечко железной двери Шой Та.
   – Сколько вас? – томным голосом отозвалась княжна.
   – Четверо… – слегка запнувшись, принялся загибать пальцы стражник. – Мы и две ыньконьгныты.
   – Это хорошо, – похотливо хихикнула узница.
   Заговорщики обменялись недоуменными взглядами. Кассано красноречиво покрутил пальцем у виска. Сильвио многозначительно ухмыльнулся – видать, после всех мытарств у бедняжки не все в порядке с головой. Впрочем, данный факт их нисколько не обеспокоил. Имея на престоле безропотное и послушное создание, легче будет сосредоточить всю власть в своих руках. А в чьих руках окажется державный скипетр, решит честный поединок.
   Кассано вырвал у стражника отмычку, открыл дверь и самым ласковым голосом, на какой только был способен, сказал:
   – Не бойтесь, ваше высочество! Все страхи остались позади, мы вас спасем и защитим… Позвольте вашу руку!
   Едва различимая в полумраке камеры узница, зазывно виляя бедрами, приблизилась, погладила холодной ладошкой кончики пальцев призывно протянутой руки и нежно проворковала:
   – Я на веки ваша, милорд! Ведите!
   Сильвио возмущенно засопел.
   – Это наши могущественные друзья из столицы, – вмешался Ал-Шот.
   – Они типа тебя спасут, тренер, – развязным тоном вставил реплику Шой Та.
   – Ты что несешь, придурок? – яростно зашипел Кассано, сопровождая гневную реплику болезненным тычком по ребрам. – Не знаешь, как обращаться к высочайшей особе?
   Узница вновь хихикнула, на этот раз – самодовольным смешком. Взяв двумя пальчиками провинившегося стражника за щеку, она протяжно, нараспев произнесла:
   – Шалунишка!
   Сильвио хрюкнул.
   – Он у нас дебил, ваши милости, не извольте гневаться на него, – поспешил вступиться за товарища Ал-Шот. – Сам порой не знает, что несет.
   – Сам ты дебил! – огрызнулся Шой Та. – Кто три дня назад в свинарнике спал?
   – И что?
   – С хряком в обнимку.
   – Это свинья была, а не хряк.
   – Какая разница?
   – Она сама пришла, я ее не звал.
   – А если бы не пришла, то позвал бы? – ехидно осведомился кривоносый страж.
   – Ну, не с тобой же мне спать? – резонно возразил напарник.
   Шой Та обескураженно умолк, на найдя что ответить.
   – Поговорили? – спокойно поинтересовался Сильвио и щедро отвесил пару зуботычин. Будь здесь лейтенант Фес или его друг храмовник, обзавидовались бы черной завистью! – Сына Кардинала инструкции по рукам не связывали. – А теперь – руки в ноги и пошли вперед!
   – Это как – в руки ноги? – невнятным шепотом поинтересовался Шой Та, сплевывая обломок зуба на пол.
   Ал-Шот снисходительно хмыкнул.
   – Это типа аллегория.
   – Аллегория – это крокодил, – задумчиво поковырялся в ухе менее образованный товарищ. – Который во рве.
   – Крокодил – это…
   Закончить ему не дали – Кассано, придерживая одной рукой узницу за локоток, ловко саданул другой стражнику в челюсть. Звучно лязгнув зубами, Ал-Шот с ненавистью покосился на радостно заржавшего товарища.
   – Если кто-нибудь вякнет еще хоть слово, убью на месте, – пригрозил Сильвио.
   До тайного хода добрались в молчании. В полнейшей тишине открыли лаз и так же, без единого звука, исчезли в нем – все, кроме стражников. Едва плита скрыла беглецов, Шой Та с радостным злорадством сказал:
   – Вяк!
   – Два раза «вяк», – угрюмо поддержал его Ал-Шот, двигая ладонью в разные стороны похрустывающую челюсть.
   – Куда дальше пойдем?
   – Тренера отправили, надо княжну на его место перевести.
   – Это еще зачем? – удивился Шой Та.
   – Когда утром спохватятся, учинят дознание. Свалим все на этих… Как их там?
   – Ынь-конь-гны-тов, – подсказал догадливый товарищ, видя заминку.
   – На них… – последовал благосклонный кивок. – Дверь камеры они открывали? Они. Тренера сами выводили? Сами. Значит, и спрос будет с них, – довольным голосом озвучил неожиданно пришедшую на ум задумку Ал-Шот.
   – Умный! – уважительно порылся пальцем в носу напарник. – Почти как капитан… – и тут же повел глазами за спину товарищу: – Смотри!
   В самом конце коридора показался силуэт коменданта крепости Рийена О’Ли.

   Северный замок, Косая башня,
   полночь
   По меркам Высших магистр Цириус считался далеко не старым: тысяча лет – не возраст для потомственного вампира. Но последние пару веков, проведенные в спокойствии и размеренности, сделали свое черное дело – каждое перевоплощение сил отнимало куда больше, чем в годы буйной и полной приключений молодости. Но, как гласит народная мудрость, раньше и девки моложе были.
   Опустившись на черепичную крышу летучей мышью, вампир скользнул густым туманом по каминной трубе на нижний ярус. Напугав забитого, обросшего старичка в одиночке, повеселил обкуренную ораву татуированных уголовников в общей камере, и после получаса блужданий растекся по цветному ковру небольшой и уютной каморки.
   Единственным признаком того, что это узилище, было зарешеченное окно. Все остальное говорило об обратном: застланный пуховой периной и шелковым покрывалом просторный топчан, фигурные свечи на изящном резном столике, темная бутыль дорогого хартарского вина и истекающий нежным ароматом жареного мяса медный котел на тлеющей углями жаровне.
   Потомственный кровосос не стал ломать голову над этой загадкой – и без того ясно, что комфортабельная камера приготовлена для какого-то знатного узника. Приняв привычный облик аптекаря, он покряхтел по-старчески, сетуя на навалившуюся усталость, и с наслаждением растянулся на мягкой кровати. Сочное яблоко и спелый абрикос притупили неприятный привкус во рту, и дело осталось за малым: чтобы восстановить силы, требовалась свежая кровь.
   У Высших нет такой дикой и необузданной жажды, как у инициированных вампиров, но время от времени и они не отказываются от деликатесного лакомства. Для Цириуса сегодня это стало крайней необходимостью. Еще парочка переходов по узким, заросшим паутиной воздушным каналам, и впору самому сдаваться на суд Инквизиции.
   Он ускользнул от сопровождавших его Призрачных Псов на первом же привале не из какой-то прихоти или озорства, а почуяв многовековым опытом угрозу, надвигающуюся на его нового друга со странным именем Вокка. Чем ему пришелся по сердцу этот молодой человек, вампир не знал. Может быть, своими бесшабашностью и смелостью, порой граничащими с безумием берсерка, а может, просто тем, что в далекой – сейчас уже не упомнить! – и прекрасной молодости почтенный Цириус сам слыл таким же отчаянным и лез в каждую заварушку, даже когда его не просили об этом.
   Все-таки он немного не рассчитал свои силы – азарт погони сыграл злую шутку. Ему нет нужды применять заклятие поиска по крови – Высший вампир учует знакомую кровь за сотни лиг, но… За все в этой жизни надо платить. Двухдневный перелет в облике летучей мыши, перевоплощение в туман и долгое блуждание по нижнему ярусу башни превратили его в дряхлую развалину.
   Срочно требовалась свежая кровь!
   Осторожный скрип открываемой двери заставил вздрогнуть. Мысленно выругавшись на собственную беспечность, Цириус раскрытой ладонью толкнул ставший вдруг упругим затхлый камерный воздух в сторону столика. Пламя свечей, испуганно мигнув, погасло.
   – Дорогая?!
   Стоящий на пороге камеры седовласый мужчина шарил по карманам красного камзола в поисках кресала.
   – Ты почему задула свечи?
   Чтобы ты, болван, меня не увидел! – чуть было не сорвалось с языка у почтенного аптекаря. Бесшумно поднявшись с кровати, он выпустил клыки.
   – Ты здесь, милая?! – Голос ловеласа прозвучал неуверенно и с некоторым испугом.
   – Да, – сказал вампир.
   – Слава богам! – с нескрываемым облегчением выдохнул мужчина. – А я уж было подумал, что тебя не смогли перевести в эту камеру… – и с самодовольным кокетством спросил: – Ты ждала меня?
   – Да, – прошептал вампир, плотоядно облизывая губы.
   – Потерпи, прелесть моя! Сейчас я найду это бесово огниво и разожгу огонь… Тебе, наверное, страшно было одной в кромешной темноте?
   – Да… – с легким шорохом выпустив когти, вампир скользнул навстречу жертве.
   – Не бойся! Со мной тебе нечего бояться.
   – Да, – сказал вампир.
   – Дорогая?! – отчего-то насторожился мужчина.
   – Да?
   – Это ты?!
   – Да… – сказал вампир и с наслаждением приник к сонной артерии.

   Косая башня, нижний ярус,
   полночь
   – Смотри внимательно! – Девушка гордо приподняла подбородок, грациозно выгнула спинку и выставила вперед левую ногу, по-балетному вытянув носок.
   Простенькое домотканое платье обтянуло соблазнительно-пышную фигуру. Деревенская молочница чудесным образом преобразилась в ослепительную красавицу. Девушка звонко щелкнула пальчиками, на мгновение замерла античным изваянием и сорвалась, поплыла по камере в обольстительном танце, будоражащем сознание и вызывающем томление в низу живота.
   Она пришла три четверти звона назад. Лис к тому времени уже устал нарезать круги по камере в ожидании побега. Ушла Яна, весь вечер наводившая на него макияж, пропали стражники, клятвенно пообещав вернуться за ним ближе к полуночи. Давил на грудь, не давая свободно вздохнуть, тугой корсет из моржового уса, ныли ноги, непривычные к высоким каблукам узких женских туфель. Измучившись ожиданием, Лис прилег на лежанку и уснул беспокойным, тревожным сном.
   Проснулся он от негромкой перебранки, доносящейся через открытую дверь из коридора. Мелькнули туши стражников. Пока протирал спросонья глаза – в камеру втолкнули девушку. Дверь с громким лязгом захлопнулась.
   – Здравствуй, милочка! – бархатным голоском проворковала гостья.
   Антон еще раз протер глаза – на этот раз от изумления. Даже в полумраке он сразу же узнал Аттику. Лишь на секунду замявшись, решил подыграть ей, да и облик новый не мешало проверить, обкатать в боевой обстановке.
   – Ты как, девка наглая, к высокородной даме обращаешься? – гневно вопросил тренер. – Плетей захотелось отведать? Может, стражу кликнуть?
   Зло сверкнув глазами, девушка сделала быстрый книксен.
   – Простите, госпожа, обозналась в темноте, – дрожащим голосом извинилась она. – Я молочница простая, у нас в деревне знатных леди никогда не видели. Разве что жена старосты…
   – А в столице? – ухмыльнувшись, перебил ее Лис.
   – Что – в столице? – недоуменно переспросила девушка.
   – В Сай-Доре ты разве никогда не была? Там особы аристократической крови на каждом шагу встречаются. Куда ни плюнь – попадешь в баронессу или графиню.
   Глуповато хихикнув, Аттика испуганно замахала руками.
   – Да кто ж меня туда пустит? Мне там делать нечего, да и денег таких нет, чтобы на дорогу тратиться. На сливках да твороге не разбогатеешь… Но так хочется взглянуть хотя бы одним глазком! – мечтательно вздохнула она.
   – На очередную игру «ястребов» попасть, – невозмутимо продолжил он.
   Тихонько ойкнув, девушка подозрительно прищурилась.
   – Тренер? – неуверенно произнесла она через секунду.
   Сняв парик, который полдня мастерили из лошадиной гривы, Антон от души расхохотался. Аттика с радостным визгом бросилась ему на шею.
   – Рассказывай! – потребовала она, когда восторги поутихли. Нахлобучив на место парик, девушка придирчиво осмотрела невзрачную конструкцию, хмыкнула, но промолчала.
   – Что рассказывать-то? – Антон, неумело подоткнув подол платья, присел на лежанку.
   – Все! – Аттика уютно устроилась у него на коленях, обняла одной рукой за шею и принялась теребить модельную прическу.
   Тяжело вздохнув, Лис выложил все как на духу. И про похищение, и о бедной княжне, не забыл в подробностях выложить план побега из крепости. В неволе время течет по-другому; люди, окружающие тебя, отличаются от привычных – тех, которых встречаешь на свободе. Любой новый человек – это скорее враг, чем друг. Но если встретишь нечаянно давнего знакомого, торопишься излить ему душу. Антон тюремного опыта не имел, простейших истин, известных любому уголовнику, не знал, и сейчас взахлеб рассказывал обо всех своих злоключениях. Хищный блеск в глазах девушки и задумчиво прикушенную губу он списал на банальное сочувствие.
   – Забавно… – певучим голосом протянула она и ласково укусила его за ухо.
   Лис ничего забавного в этом не видел, но согласно кивнул в ответ – эта девушка умела расположить к себе, спорить с ней не хотелось. Мягкое, податливое тело и упругая грудь путали мысли, не давали сосредоточиться.
   Внезапно соскочив с коленок, Аттика крутанулась в сложном танцевальном па.
   – Смотри внимательно!
   Легкая хрипотца приятного голоса придавала зазвучавшей мелодии особый шарм; отбивая ритм щелчками пальцев, девушка закружилась по камере в призывном танце. Восхитительная сексуальная пластика породила очередную горячую волну в области бедер – сжав зубы, Антон едва слышно застонал. Грациозной пантерой скользнув к нему, Аттика жаркими руками обхватила за шею. Полетел в сторону парик, жалобно пискнув, с треском расстегнулся корсет, свалились с ног опостылевшие туфли; нежный сосок девичьей груди сам прыгнул в ждуще распахнутые губы…
   Антон блаженно вздохнул – такой сумасшедшей ночи у него никогда еще не было. Ни в одном из миров.
   Ночи?!
   Далекий кусочек неба в окошке камеры светлел на глазах первыми лучами раннего летнего солнца. Торопливо соскочив с лежанки, Антон бросился собирать разбросанные по всей камере вещи.
   – Далеко собрался? – сонно зевнув, девушка сладко потянулась и ехидно прищурила глаза. – Сбежать от меня решил?
   – Не от тебя, – виновато хмыкнул он. – Мне вообще надо бежать… из крепости то есть. Где только этих стражников носит?
   – Они не придут, – прикрыла ладошкой очередной зевок Аттика. – Ты сам говорил, что побег запланирован на полночь. А сейчас уже утро… Раз не пришли, значит, что-то пошло не так.
   Антон, безуспешно пытаясь застегнуть корсет, обеспокоенно спросил:
   – А что могло случиться?
   – Почем я знаю? – безразлично повела голым плечиком девушка. – Может, караул поменяли или перепились да и заснули где-нибудь.
   – Они не могли так поступить, – неуверенно возразил он.
   Аттика язвительно засмеялась в ответ.
   – Что же делать? – бессильно опустившись на лежанку, тренер отшвырнул ненавистный предмет женского туалета в угол.
   – А ты не знаешь? – лукаво улыбнувшись, девушка притянула его за шею и томным голосом зашептала: – Иди ко мне, я тебя научу.
   Мысленно сплюнув, Антон юркнул под одеяло. Второй раз они проснулись, когда солнце настырно полезло в камеру, не обращая внимания на редкие предгрозовые тучки.
   – У меня к тебе серьезный разговор. – Девушка пощекотала ему ухо перышком от тощей тюремной подушки.
   – Говори.
   – Ты до сих пор не спросил, как я здесь очутилась.
   – А как ты здесь очутилась? – лениво потянувшись, он спросил без особого интереса.
   – Твоя княжна Яна…
   – Что моя княжна? – насторожился Антон.
   – За ней идет настоящая охота. – Аттика наивно хлопнула ресничками.
   – Я знаю, – угрюмо подтвердил тренер.
   – Меня послала Леся…точнее, не она, а ее отец, милорд де Монтэлле, – торопливо поправилась девушка, честным взором ответив на удивленное хмыканье. – Если княжна Яна попадет в руки заговорщиков, Империя зальется кровью. Ее необходимо спасти, и мне понадобится твоя помощь.
   – Ты служишь у господина Казначея штатным лазутчиком? – с легким сарказмом осведомился Антон.
   Прижав ему пальчик к губам, Аттика умоляющим шепотом попросила:
   – Пожалуйста, не задавай мне таких вопросов… Это не моя тайна, и я не имею права ее разглашать.
   Скрепя сердце, он согласно кивнул – спецслужбы во всех мирах одинаковы. Немного покоробила та легкость, с которой она оказалась у него в постели. Не в этом ли состоит ее тайное призвание? Словно прочитав его мысли, девушка прильнула к нему и ласково погладила по щеке.
   – Не обижайся на меня… Ну, пожалуйста!
   – Я не обижаюсь, – буркнул Антон.
   – Не лги мне!
   – Я не лгу.
   – Я вижу это по твоим глазам.
   – А что с ними не так?
   – Они смотрят в сторону.
   – А куда они должны глядеть?
   – На меня… – шмыгнув носом, она плаксиво произнесла: – Я тебе не нравлюсь?
   – Нравишься, – честно признался Антон.
   – Тогда почему ты меня обижаешь?
   – Я тебя не обижаю. – Он нежно провел рукой по волосам.
   – Но я же обиделась? – резонно возразила девушка. У края глаза показалась слезинка. – Значит, обижаешь.
   В глубине души он восхитился извечным женским умением ставить все с ног на голову. Решив свернуть с опасной темы, деловито спросил:
   – Какой помощи ты от меня ждешь?
   – Когда встретимся на прогулке, представь меня ей как свою добрую знакомую. Скажи, что я помогу ей бежать и спрятаться в укромном месте.
   – А ты сможешь это? – Антон скептически приподнял бровь.
   – Смогу! – уверенно подтвердила девушка. – Побег организовать несложно, а за стенами замка нас поджидает сотня опытных бойцов.
   – А меня ты оставишь здесь?
   – Дурачок! – Она легонько укусила его за ухо. – Как я могу тебя оставить одного? Если будешь слушаться меня во всем, завтра вечером мы будем далеко отсюда.
   Антон глубоко вздохнул – выбора у него не оставалось. Раз у стражников случилось что-то непредвиденное, надежда теперь была только одна: лазутчица всесильного Казначея. Обняв прильнувшую к нему девушку, он вздохнул еще раз – отчего-то вдруг вспомнилась Леся.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация