А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Турнир" (страница 16)

   «Спартаковское забегание» – эффектный и безотказный прием. Из-за спины атакующего по флангу игрока в самый последний момент выбегает его товарищ. Защитник соперника при этом не знает, что ему делать: то ли бросаться следом (а в этом случае путь к воротам будет открыт), то ли оставаться на месте. Но тогда последует пас на убегающего, и выход один на один с вратарем практически гарантирован.
   – Это гениально! – В порыве чувств Леся чмокнула Лиса в щеку. Антон покраснел. – Теперь я начинаю верить, что ты видишь Паутину без магии… – Переведя взгляд на поле, она удивленно прищелкнула язычком: – А ведь терранцы ничего не могут сделать даже в большинстве! Наше плетение ровное и без разрывов… пусть без изыска, но все равно красиво.
   Любая похвала приятна, но Лис смущенно закашлялся. Или дело было в том, из чьих уст она исходила? На поле между тем установилось шаткое равновесие: «Терранские львы» наседали, «Сайдорские ястребы» дружно отбивались. Трибуны гудели от восторга – еще бы, их любимцы держатся несмотря ни на что. Зрителей прибавилось изрядно, после первого выигранного матча ко второй игре интерес вырос значительно.
   В перерыве к ним присоединилась Аттика. Бросив кокетливый взгляд на Антона, в двух фразах поведала, что она думает о судье, и с жаром принялась доказывать подруге, что без маэстро на поле придется туго.
   – Нет! – Леся топнула каблучком, упрямо нахмурилась и мило покраснела. – Он на поле не выйдет… это даже не обсуждается!
   Аттика поперхнулась, многозначительно хмыкнула, но спор прекратила.
   Второй тайм стал продолжением первого: гости атаковали, хозяева умело защищались. Дело катилось к нулевой ничьей. В больших песочных часах на центральной трибуне осталась жалкая горсточка золотисто-сыпучего времени. Антон свистнул в два пальца. Номер два понятливо кивнул головой. Комбинацию с забеганием запланировали на конец игры, чтобы не дать разозленному сопернику лишних минут на отыгрыш.
   Едва получив мяч, «двойка» проскочила по флангу, чуть притормозив перед защитником. Все-таки это далеко не премьер-лига родного мира, мелькнуло у Лиса в голове. Крайний деф терранцев даже не дернулся, ошеломленным взглядом провожая проскочившую мимо «семерку».
   Крученый обводящий удар – и мяч затрепыхался в сетке ворот.
   Трибуны радостно взвыли.
   Лис получил два восторженных поцелуя одновременно – с двух сторон.
   Аттика заработала ненавидящий взгляд Леси.

   Сай-Дор, ресторация «Ужин для двоих»,
   полночный звон
   – Будем прощаться? – очаровательно изогнув бровь, девушка грустно улыбнулась.
   – Угу… – не нашелся что ответить Антон.
   Праздничный ужин прошел скованно. Леся шутила, смеялась, с восторгом вспоминала блестяще разыгранную комбинацию, но Лис чувствовал себя не в своей тарелке. Мешали снисходительно-заинтересованные взгляды расфранченных посетителей, отвлекал внимание неутомимый варранг, лениво грызущий штанину под столом, но больше всего смущала близость юной чаровницы. Во время танца перехватывало дыхание от мимолетных прикосновений упругой девичьей груди, горячая от волнения ладонь слегка подрагивала на гибкой талии партнерши.
   «Веду себя, как школота на первом свидании!» – с огорчением отметил он про себя. Но все попытки сбросить оковы стеснительности неизменно кончались крахом. То вилка вырвется из руки и зазвенит по полу во время очередного спитча, то щенок возмущенно залает от сорвавшихся с задрожавшей вдруг ложки капелек горячего супа. Отдувались за неосмотрительную промашку хозяина, как и положено, многострадальные спортивные брюки. Единственные и в этом мире, и у Лиса. Одно ладно: больше из-под скатерти, обнюхивая очередное блюдо и вводя в ступор официанта, кончик носа не высовывался.
   – Завтра я приеду рано утром, – напомнила девушка, поставив точеную ножку на ступеньку экипажа. Игривый ветерок взметнул подол платья, показал на мгновение соблазнительную коленку.
   По бокам от ажурной дверцы кареты с отстраненным видом попарно стояли Призрачные Псы. Варранг пытался откусить колесо.
   – Угу… – вновь сказал Антон. От прекрасных синих глаз не хотелось отрываться. Леся, уже в который раз за сегодняшний вечер вспыхнув чарующим румянцем, протянула руку.
   – Целители поставят парней на ноги завтра к вечеру, – неизвестно к чему вдруг сказала она. За ужином это звучало как минимум трижды.
   Колесо жалобно хрустнуло. Варранг довольно вильнул обрубком хвоста и гордо тявкнул.
   – Угу… – захотелось завыть на луну. Благо их сияло на ночном небе три штуки.
   «Да что же это такое! – окончательно рассердился он на самого себя. – Ты мужик или где?» Несильно сжав кончики тонких пальцев, шагнул вперед и прильнул к ждущим губам жарким поцелуем. Звонкая пощечина обожгла щеку, свистом заложила уши и взорвалась тупой болью в затылке.
   «Рукоприкладство по отношению к подчиненным запрещено по закону», – возмущенно процитировало трудовой кодекс угасающее сознание. Яростного рычания варранга и шелеста обнажаемых клинков он уже не слышал.

   Глава тринадцатая

   Лунные леса,
   пятнадцатый день месяца харризан
   – Ладно, сиво-бурый с бородой каурой, держи, как и договаривались.
   Вовка сунул в руки лесовику завернутую в плотный пергамент нежнейшую телятину. Согнувшись в три погибели под тяжестью копченого лакомства, мужичок обиженно закряхтел:
   – Жадный ты! Мог бы винца сладкого подкинуть да пшена доброго жменю.
   – Сейчас подкину! – с угрозой в голосе пообещал Вовка. – Два раза… и один раз поймаю. Жмякнешься так, что костей не соберешь. Или слова заветные прочитаю… Хочешь?
   С опаской отодвинувшись от свирепого воина, лесовик льстиво засверкал кривыми зубами:
   – Да пошутил я, пошутил! Что ж ты сразу к сердцу-то принимаешь? А слова тайные я и так помню, к чему впустую воздух сотрясать? – бросив косой взгляд в сторону валькирий, он жарко зашептал: – А хочешь, я тебе на ночлег кикимор пришлю? Знаешь, какие они у меня ласковые и послушные? Не то что твои монастырские ледышки.
   По непонятным для лесовика причинам заманчивое предложение Вовку не прельстило. Хмуро покосившись на готовый исчезнуть в неизвестном направлении окорок, он неприветливо буркнул:
   – Спасибо, братуха, я один привык спать.
   И, не прощаясь, потопал к своим спутницам. Лесовик проводил его возмущенным взглядом. Вот она – благодарность людская! Стараешься для них, норы тайные да ходы скрытные выдаешь, а в ответ – ни ласки приветной, ни слов добрых. И чуть что – грозятся нешуточно. Особенно этот, живоглот чужеземный! Мало того что духом своим всех русалок распугал, так ко всем бедам еще древнее заклинание откуда-то вызнал. Теперь не страшны ему чащобы дремучие и трясины бездонные. Тропа под ноги мягким ковром стелиться будет, краткий путь подскажет да от нечисти лесной убережет. Горестно вздохнув, владыка нырнул под корни векового дуба и исчез в подземной тьме.
   Вовка о душевных терзаниях Лесного Хозяина не подозревал. Вывел к Лунным лесам, и на том спасибо. Он яростно заскреб в затылке – другая проблема стояла на первом плане. Внезапно проявившийся талант мечника так же внезапно куда-то пропал. А в этом мире без оружия никак, сожрут и не подавятся.
   «Я тебе талдычу об этом все последние дни, – не замедлил отозваться сварливым нравоучением Зануда. – Это тебе не гопоту беспредельную на рынках разгонять».
   «Ты лучше скажи, как мастерство мечника вернуть?» – мрачно огрызнулся Вовка.
   Пару минут вредный подсказчик молчал. Наконец ответил. Но не привычным ехидным скрипом, а мелодичным журчанием нежного голоска: «Жди, смертный! Что-то не так с этим перстнем… Или с тобой… Но чем смогу, я помогу: у меня должок перед тобой за моих девочек».
   Вовка оторопел. Так с ним Зануда никогда не говорил. Он даже не понял смысла ответа, настолько был изумлен.
   «Ты, брат, никак ориентацию решил поменять?!» – Это все, что он смог выдавить из себя. В ответ раздалось презрительное хмыканье.
   – Господин, с вами все в порядке? – Встревоженный голос Энеи привел его в чувство.
   – Зашибись, – буркнул под нос Вовка, оглядываясь вокруг.
   Подземная тропа вывела их на опушку леса. На северо-западе, скрытые туманной дымкой, едва различались Дикие горы. По левую руку, в голубоватом блеске небольшого озера, беззаботной рябью убегала к дальнему берегу узкая дорожка закатного солнца. Дюжина рыбаков вытаскивала невод. Справа, в сотне шагов от стоянки, желтой извилистой лентой исчезал в лесу пыльный проселочный тракт.
   – Куда дальше двинем?
   – Прямо, повелитель, – охотно пояснила Энея. – До Свалки верст десять, не больше…
   Потом говорили, что грозный воин въехал в городок ночью, верхом на черном волкодлаке и с тремя полными звездами валькирий Дианы-охотницы. С восторженным испугом шептались, что от трактира, где он встал на постой, не осталось и бревнышка. И что шкура убитого дракона, наводящего ужас на всю округу, украшает теперь каминную комнату в его личном замке где-то на границе со Степью.
   Но это было потом. А сейчас, у ворот разбойничьего града, куда не совались без особой нужды даже гвардейцы императора, усталых путников встретила хмельная стража. Встретила пьяными, сальными шуточками и скабрезным подмигиванием. И мигом протрезвела, стоило Энее поведать, кто к ним прибыл в гости. У слухов своя магия, имя Убийцы Карающих гремело уже и в этом отдаленном уголке Империи. С них и пошлину за въезд не стали брать, и дорогу к лучшему трактиру объяснили в мельчайших подробностях.
   На мощенных дубовыми плашками улочках Свалки было людно. Крикливо голосили торговки свежей рыбой, сновали чумазые разносчики, предлагающие горячие пирожки с заячьей требухой и печенью зеленого триглава, прогуливались мрачные типы подозрительной наружности. Разбойничий городок жил своей обычной жизнью, как и любой другой град в мире Араниэля.
   Трактир «Райская преисподняя» находился в самом центре, рядом с двухэтажной ратушей. Низкая арка входа, семь скрипучих ступеней в полумраке крутого спуска и ярко освещенный подвал с дразнящими запахами и веселым гомоном разудалой пирушки. Заняв большую часть трактирной залы, сдвинув в круг тяжелые столы, здесь предавалась разгулу компания из двух десятков лихих людей. Остальные посетители робко жались у стен.
   Вовка, позабыв о недавних терзаниях, бесцеремонно занял единственный пустой столик рядом с изрядно подвыпившей компанией и кликнул трактирщика, велев ему нести все. И на всякий случай поторопиться, ибо чем дольше он ждет, тем злее становится. Кабатчик исполнил заказ мгновенно.
   Пока мощные челюсти творили свою волшбу, превращая молочного поросенка в жалкую кучку костей, пока девы-воительницы разделывались с гречневой кашей и запеченным гусем, в душе зашевелился червячок беспокойства. Внезапно и беспричинно. Вовка вдруг озаботился состоянием наличности.
   Во время отвальной в Пустоши он потратил большую часть золотых монет, осталось всего штук двести. Часть ушла на оплату долгов валькирий (невзирая на их яростное сопротивление), остальное – на покупку вооружения. Этот нелегкий труд лег на плечи девушек. Знакомых вещей Вовка увидел всего две: изумительной работы арбалет и отливающую синевой плетения кольчугу. Во всяческих поножах, наручах и прочих элементах средневековой амуниции он не разбирался абсолютно, просто доверился своим спутницам. В итоге кошелек похудел до неприличия – денежный кристалл у наемников популярностью не пользовался.
   Рука скользнула к поясу. Кошель отсутствовал! Вовка судорожно пошарил с другой стороны. Пальцы нащупали лишь обрезок веревки. Запоздалое сожаление об утерянной куртке с карманами на замках делу помочь не могло. Порывшись в дорожной котомке, он извлек денежный кристалл, мысленно восхитившись умелым воришкой – незаметно срезать с пояса тяжеленный кошель иначе как искусством не назовешь.
   – Не принимаем! – Словно почуяв, что у клиента не все ладно, у столика возник трактирщик. Сверлящий взгляд с трудом пробивался сквозь одутловатые щеки, поросшие недельной щетиной.
   – Других нет, – развел руками Вовка, быстро взглянув на своих спутниц. Ответные взоры таили нескрываемое смущение: прекрасные валькирии давно сидели на мели. Еще до встречи со своим повелителем.
   На плечо опустилась тяжелая ладонь.
   – Ты что же, чужеземец, нашего Вассо обижаешь?
   Вовка резко обернулся. От стоящего перед ним громилы пахло чесноком, дешевым пивом и веселой злобой.
   – Набил утробу на пять золотых, девок своих от пуза накормил, а платить не желаешь?
   – На двадцать, – поправил заступника ухмыляющийся трактирщик.
   Озвученная цена была не просто завышенной – она была дикой. Разводка, – мелькнуло в голове у Вовки. Обычная лоховская разводка. Но если в кармане ни гроша, спорить о цене бессмысленно. Он сделал попытку договориться:
   – Лошадей возьмешь?
   – Не принимаем, – скучно зевнув, повторил трактирщик.
   – Оружие?
   – Только серебро и золото.
   Кабатчика вновь поддержал пьяно покачнувшийся громила. С силой вдавив пальцы в плечо, он дыхнул перегаром:
   – Будешь платить или потопаешь в долговую яму?
   – Не отсвечивай! – раздраженно посоветовал ему Вовка, лихорадочно просчитывая ситуацию.
   Мощный рывок вверх едва не сбросил его со стула. Продолжая движение противника, он развернулся стремительной пружиной и впечатал свой лоб в подбородок громилы. Пьяные глаза закатились. Сделав несколько шагов заплетающимися ногами, громила шумно хлопнулся на пол.
   Зазвенели извлекаемые клинки, опрокидывая стулья, вскочили разбойники. Мечи воительниц рисовали плавные восьмерки в загустевшем от напряжения воздухе. Наступила тишина. Поднявшийся с пола громила топтался перед ними с бессмысленным взглядом. Вовка сделал шаг вперед.
   – Нельзя, повелитель! – отчаянно пискнула за спиной Инка.
   Вовка ее не слышал. Поднырнув под размашистый встречный удар, он коротко ударил левым боковым в податливую челюсть. Нокаут.
   – Что здесь происходит? – послышался у входной двери негромкий голос.
   Вовка обернулся. У входа стоял невысокий седой мужчина с холодным прищуром бесцветных глаз. Стоял расслабленно, поигрывая тонкой тросточкой, словно столичный аристократ. Но разбойники притихли моментально. Напрягся и Вовка – вошедший был одной с ним породы. В таких вещах бывший бандит не ошибался никогда.

   Одно из самых отвратительных свойств человеческой природы – это скука. Когда сундуки набиты до отказа, когда от одного твоего взгляда бледнеют отъявленные душегубы и зажившиеся на этом свете висельники, когда подгибаются коленки у заезжих купцов от малейшего недовольства в голосе, жизнь становится пресной и скучной.
   Когда-то он был простым разбойником в далеко не самой грозной шайке. Сейчас иначе как Ночным Императором его не звали. И очень редко – по старой памяти, величали атаманом. Подвластная ему территория оказалась сравнимой по своим размерам с небольшим княжеством. Старосты окрестных деревень исправно платили подать, чего не удавалось достигнуть даже безжалостным имперским сборщикам налогов. Без его ведома вновь назначенный уездный чиновник не мог прожить в своем кресле и седмицы. Об этом знали в столице, но закрывали глаза.
   Против звонкого золота бессильны чародейство и магия. Его любят все. На улочках Свалки редко встретишь имперских гвардейцев или сыщиков тайной полиции. Иногда приходится отдавать на растерзание законным властям своих подданных, но случается это нечасто. Негласные правила игры устраивают всех: и продажных столичных чиновников, и местных баронов. На двести верст вокруг Свалки царят спокойствие и порядок. Его разбойники не гадят в собственном гнезде, но облапошить заезжего простофилю – для них святое. Это и развлечение, и неплохой доход в городскую казну.
   Сидевший перед Ночным Императором чужеземец на деревенского разиню не походил и вел себя достойно. Спокойно выслушал все обвинения, не дрогнув ни единым мускулом лица. А обвинения были более чем серьезны. Не заплатил по счету – это раз. Избил охранника на службе – это два. Не внес обязательную для всех пошлину на въезде – это три. Вира за все прегрешения выходила немалая. Мало ли что он Убийца Карающих? Исключений нет ни для кого.
   – Зови меня просто Коэн, – неожиданно для самого себя протянул руку атаман.
   Заезжий гость заслуживал уважения. Он не пытался, как другие, доказывать с пеной у рта, что его облапошили самым гнусным образом, а расслабленно сидел в кресле, безмятежно ожидая решения своей участи.
   – Вокка… – с крепким пожатием ответил чужеземец.
   – Есть предложения?
   Чужак молча кивнул на денежный кристалл.
   – Не пойдет, – с сожалением покачал головой Коэн. – Ближайшее отделение Торговой палаты в десяти днях пути отсюда. Правила я менять не могу, меня просто не поймут мои же подданные… Пока ты обернешься за наличностью, штрафы вырастут до второй луны.
   Обычный бандитский счетчик. Чужеземец щелкнул по кристаллу и несколько мгновений задумчиво наблюдал за сверкающим волчком, не поднимая глаз на собеседника.
   – Твои условия? – Резкий вопрос прозвучал как щелчок арбалета: сухо и грозно.
   Коэн усмехнулся. Личные симпатии – это одно, дело – совершенно другое. Попался, как кур в ощип, умей держать ответ. Чужеземец умел, это было видно невооруженным глазом, но правила игры обязательны для всех.
   – В двадцати верстах на северо-восток есть одна зачарованная пещера, – вкрадчиво начал Коэн, разворачивая свиток с искусно нарисованной картой. – Охраняется она драконом. В ней полно сокровищ – иди и возьми их… Добычи хватит на то, чтобы покрыть долг, и на всю оставшуюся жизнь.
   Теперь усмехнулся чужеземец. Ехидно сощурив свои шальные глаза, он чуть ли не с лаской спросил:
   – А сам-то что не взял? Или дракон кусачий попался?
   – Выбор за тобой. – Коэн безразлично пожал плечами. – Хочешь – езжай за своим золотом, оставив валькирий в заложницах. Не обернешься вовремя, их продадут в рабство. Не хватит денег заплатить виру, девушек ждет та же участь… Но если победишь дракона – мое слово крепко, отпущу на все четыре стороны. Ты еще не знаешь главного: на пещере печать Древних, и войти в нее можно только одному и без оружия. Дракон никого не убивает, не повезет – в худшем случае останешься калекой, но жить будешь. Ты хороший кулачный боец, я видел тебя в трактире… Решайся!
   – А тебе от этого какая выгода? На долю в сокровищах ты не претендуешь… Допустим, рассчитаюсь я по своим долгам, так это мелочь.
   Коэн довольно усмехнулся про себя – в оценке гостя он не ошибся. Подавшись вперед, заговорщицки зашептал:
   – Все окрестные села находятся под моей защитой и исправно платят дань. А теперь представь, появляется откуда-то дракон и начинает беспредельничать: ворует скот, топчет посевы, пугает рожениц… Потом монстры на свет появляются. Сам подумай – оно мне надо, такое счастье? Заберешь сокровищницу, дракон улетит… Решишь и свои проблемы и мои.
   Чужеземец понимающе кивнул головой и замолчал. Молчал он долго, очень долго. Наконец, поднявшись со стула, молча сгреб карту и, не прощаясь, направился к выходу. У самой двери резко обернулся и глухо обронил:
   – Я вернусь через три дня… – помолчав минуту, хрипло добавил: – Ты дал слово, я его услышал. Девочек моих трогать не советую – по своим долгам я плачу всегда… и с избытком.
   Дверь с треском захлопнулась. Визгливо засмеялся лысый как коленка писарь, во всю глотку захохотал побитый в трактире начальник городской стражи, и лишь Ночной Император хмуро кусал губы. О том, что в пещере нет никаких сокровищ, знали только избранные. И именно поэтому прощальная фраза чужака ему пришлась не по нраву. Сильно не по нраву. В том, что заезжий гость не привык попусту бросать слова на ветер, Ночной Император не сомневался – чужеземец был одной с ним крови. В таких вещах атаман разбойничьего логова не ошибался никогда.

   Дикие горы, Зачарованные пещеры,
   полуденный звон
   – Пришел? – лениво осведомился дракон.
   Ростом он был чуть выше Вовки, но весил под тонну, не меньше. Хищная в своей звериной красоте узкая морда, золотистая чешуя, двухметровый хвост и отливающие серебром крылья. В мрачном полумраке просторной пещеры от чудовища исходило мягкое сияние.
   – Пришел… – подтвердил непрошеный гость.
   – За сокровищами? – ехидно предположил дракон.
   – Нет, жениться! – неизвестно с чего взъярился Вовка.
   Дракон хихикнул. Грациозно изогнув изящную шею, он кокетливо подмигнул лиловым глазом:
   – Я тебе нравлюсь?
   – Как помидоры, – буркнул Вовка.
   – Это как? – опешил дракон.
   – Кушать люблю, а так – нет.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация