А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Турнир" (страница 13)

   На третий день валькирии вышли на след. Полдюжины воинов и десяток трусливых дворовых людишек достойного сопротивления оказать не смогли. Все было кончено в считаные минуты. Но в самый последний момент Инка совершила свою самую серьезную ошибку. Серьезную и, как выяснилось позднее, последнюю в ее недолгой жизни.
   Дрогнула рука с занесенным клинком, не смогла довершить смертоносный удар. Девчушка, стоявшая перед ней, была чуть моложе ее самой. С заплаканными глазищами и испуганно засунутым в рот кулачком. Видно, боялась кричать, опасалась привлечь внимание.
   Плюнула тогда Инка на заказчика (не хватало еще детей убивать!), бросила девчушке какие-то лохмотья, чтобы переоделась в бродяжку-паренька, да суровым голосом пугнула ее. В мгновение ока скрылась девчушка в непролазной чаще, лишь пятки засверкали. Слова худого не сказали ей Вика и Энея. И немудрено. Они всегда горой стояли друг за друга. Раз решила, значит, в своей воле, а они поддержат, даже если она не права.
   Поддержали. Своими головами. Девчушка оказалась дочерью главаря мятежников, и теперь Алавию могла залить кровь новой смуты. Кодекс наемников такие ситуации толковал однозначно: за чужую кровь невинную, за неисполненный контракт наказание – смерть.
   Инка горько вздохнула. Ладно бы свою дурную голову подставила под меч Карающих, так ведь и подруг подвела. Много раз спрашивала она себя: знай, каким боком обернется минутная слабость, довела бы она удар до конца? И каждый раз ответ был один: нет, не смогла бы. А раз так, то к чему казниться, посыпать голову пеплом? Видать, недолгий путь предначертан ей самой судьбой-злодейкой.
   Быстро темнело закатное небо, едкий дым факелов лез в глаза. Полная звезда Карающих ждала своего часа. Глашатай в третий раз выкрикнул ритуальную фразу. Бесполезно, спасения ждать неоткуда. Ходили байки среди подвыпивших наемников, что в былые времена находились смельчаки, принимавшие вызов. Но имен их летопись не сохранила. Да и кто сможет противостоять пятерке бойцов с Бурым Медведем на плече? Второй знак ранга дают не за красивые глаза.
   – Смотри! – шепнула ей на ухо Вика. – Мне мерещится или кто-то принял вызов?
   Инка подняла голову. Сквозь угрюмую толпу, расталкивая широкими плечами наемников, уверенно направлялся к помосту незнакомый воин. Высокий, с длинными черными волосами, собранными в хвост, и шальными синими глазами. Викинг, именно это пришло ей на ум. В старинной книжке такими рисовались воины чужого мира. В библиотеке монастыря хранились разные манускрипты, не только из мира Араниэля.
   – Симпатяшка! – растянула губы в ехидной усмешке Энея. – Его голова неплохо будет смотреться рядом с нашими.
   Инка горестно вздохнула. Шутить в последние мгновения жизни, как ее подруга, она не умела. Впрочем, это уже не имело никакого значения. И этот смелый воин, видимо, сам не знал, на какой опрометчивый шаг решился. Шансов у него ни малейших.
   Викинг тем временем запрыгнул на помост, весело подмигнул и повернулся к Карающим. Сухие губы Инки сами дрогнули от рвущегося наружу восторга:
   – Черный Паук!
   У бойцов Тайного Канцлера своя система рангов, и лучшие из них носят Алую Свастику. Лишь у троих – по слухам – Свастику несет на спине Паук. Высший знак воинского мастерства, равный Белому Дракону.
   Через сотню ударов сердца безумная надежда сменилась недоумением. Викинг абсолютно не владел клинком! Нет, то, что он воин, не вызывало сомнений. То, как он двигался по помосту, как ловко выскальзывал из полукольца Карающих, пытающихся оттеснить его к краю, было недоступно неумехе-новичку. Такое достигается долгими годами тренировок и не одним скрупулом пролитого пота. Но клинок он держал в руках впервые!
   Разочарованно гудели наемники, ухмылялись Карающие. Они поняли это раньше других, по первым взмахам, и сейчас забавлялись нежданным развлечением, играясь с безумным воином как кошка с мышкой. Их можно было понять. Долгие столетия желающих принять вызов не находилось.
   Инка до боли прикусила губу. Слезы заполнили глаза, глухая тоска зашевелилась в груди. Беззвучная молитва вырвалась сама собой. Вырвалась без всякой надежды быть услышанной. Шептались девчонки в монастыре, что нисходит Диана-охотница до беседы с настоятелем раз в десять лет, но то лишь девичьи байки, не более. Да и великий И-Сай, заменивший ей отца и мать, сейчас во многих лигах от Пустоши.
   «Не плачь, моя девочка! – Тихий шепот горным обвалом загрохотал в голове. – Перстень Древних очнулся от вековой дремы, отведав первую кровь. Вторая его оживит бесповоротно».
   Блаженный покой заполнил трепещущее сердце. Видно, правду говорят, что богиня откликается на прощальную молитву. Инка расплылась в счастливой улыбке. Загадочные слова ее не смутили – там, на небесах, Диана-охотница разъяснит своей послушнице смысл последнего в этой жизни ответа.
   Легкий вскрик привлек внимание валькирии. Либо один из Карающих ошибся, не сумев сдержать удар, либо им надоела игра. Правая рука викинга безвольно повисла от нанесенной раны. Кровь заструилась по предплечью, обильно поливая дощатый настил.
   Вот и все – это конец.
   Черный Паук перекинул клинок в левую руку и сделал гибельный шаг навстречу Карающим.
   Инка потрясенно ахнула. Разом притихли наемники, оглушительно-мертвая тишина воцарилась над площадью. Отшатнулись назад не ведающие страха непобедимые бойцы. Над помостом засияла Ночная радуга. Абсолютная защита, недосягаемая вершина воинского мастерства.
   Лишь один-единственный раз Инка видела это прием. Настоятель И-Сай, перебрав монастырского вина, демонстрировал свое умение перед заезжими гостями. Клинок рассыпался сверкающим семицветьем, и от режущего, слепящего глаза радужного сияния все окружающее пространство утонуло в беспросветном мраке.
   Ночная радуга.
   Викинг скользнул в самый центр звезды Карающих. Через семь гулких ударов сердца все было кончено.
   – Повелитель! – Первой опустилась на колено Энея, поднеся сложенные ладони ко лбу. Почти одновременно коснулась помоста Вика, повторив ритуальный жест повиновения.
   – Повелитель! – Инка присоединилась к подругам, чуть замешкавшись, не в силах оторваться от притягивающей взор грозной фигуры. Спустя несколько томительных мгновений она недоуменно вскинула голову, так и не дождавшись положенных по ритуалу ответных слов.
   Черноволосый викинг смущенно топтался перед ними, зажимая кровавую рану какой-то грязной тряпкой. Встретившись с валькирией взглядом, он прищурил свои шальные глаза и веселым шепотом изрек торжественную фразу принятия вассальной клятвы:
   – Девчонки! У вас пожрать ничего не найдется? Кабаки-то, наверное, уже закрыты.

   Глава одиннадцатая

   Окрестности Лунных лесов, Северный замок, Косая башня,
   вне времени
   Ситуация, еще три дня назад выглядевшая просто поганой, сегодня казалась поганой донельзя. Надежда на скорый высочайший суд растаяла как призрак фамильного родового замка под лучами утреннего солнца.
   Княжна Яна росла девочкой неглупой, и в хитросплетениях имперской политики разбиралась с самых юных лет. Первые ростки ненависти к дяде Юсуфу проклюнулись именно тогда – в далеком и беспечном детстве. Как-то раз ей довелось подслушать беседу матушки с ее ненаглядным братцем. Разговор шел на повышенных тонах. Дядя Юсуф, большой любитель псовой охоты, светских балов и набегов в соседние городки за «свежими юбками», только что лишился тепленького местечка в высшей иерархии Алавийского княжества. Во всех бедах он, что естественно, винил своего сиятельного родственника. Тогда-то из уст мстительного вельможи и прозвучала недвусмысленная угроза.
   Маленькая Яна не выдержала, поделилась с отцом своими страхами. Правитель самого могущественного княжества Империи лишь рассмеялся с беспечной уверенностью матерого воина. Развеялась тревога, прахом рассыпался страх. Да и кому, скажите на милость, придет в голову покушаться на жизнь личного друга императора? Есть и другие, менее болезненные способы самоубийства.
   Минуло десять лет. Счастливых, беззаботных, ярких. Все случилось в одно мгновение. Опытная дворцовая стража не продержалась против незнакомых умелых воинов и часа. Но этого часа хватило юной княжне, чтобы выскользнуть потайным ходом из горящего дворца вместе с горсткой преданных гвардейцев. Хватило ей, но не ее семье.
   Дальше началось самое страшное. Нескончаемое бегство, дремучие чащобы с охочим до редкого лакомства зверьем, смертельно опасный переход через заснеженные перевалы… Все это осталось в памяти одним мрачным, пугающим пятном зыбучей болотной ловушки. Если бы не отрядный маг, они не продержались бы и седмицы. Но даже он оказался бессильным против малой звезды валькирий Дианы-охотницы.
   От безжалостно-льдистых глаз белокурой воительницы сердце окаменело, словно от убийственного взора василиска. И когда узкий клинок замер у бешено пульсирующей жилки на тонкой шее, Яна даже не смогла найти в себе сил зажмуриться от страха. Кукольное личико красавицы-наемницы врезалось в память на всю оставшуюся жизнь. Недолгую, как ей показалось в минуту чудесного, нежданного спасения.
   Недалекому умом дядюшке и в голову не могло прийти обратиться с заказом к валькириям. Все, на что он был способен, это подослать убийцу с отравленным кинжалом или подкупить личного княжьего повара, попытаться подсыпать яд в кубок с вином. Вывод напрашивался сам собой: за герцогом Юсуфом стоят иные, могущественные силы.
   Старый император сквозь пальцы смотрел на молодецкие забавы верных вассалов. Но одно дело междусобойчик за провинциальное поместье и издревле спорные охотничьи угодья, и другое – вооруженный мятеж в далеко не последнем княжестве. В таких случаях высочайшая реакция не отличалась разнообразием: закованная в латы тяжелая конница сметала все на своем пути. Имперская тайная полиция, идущая следом, вырезала под корень род каждого из заговорщиков. Бунтарский дух пресекался в зародыше без сомнений и жалости, невзирая на титулы и старые заслуги.
   Умна была княжна Яна и не по годам проницательна. Коль творится такое в Империи, знать, не врут слухи, и дни Тита Последнего сочтены. Борьба за престол предстоит кровопролитная. Но пешкой в чужих руках она быть не желала. Чья в ней течет кровь, Яна знала с самого детства – верховный маг отца слыл не последним в своем ремесле. Но что она могла сделать в одиночку, без родовой поддержки, не имея и пенса в кармане? Только переиграть неведомого противника, чьи дальнейшие ходы читались без труда.
   Клятва кольца – других вариантов у заговорщиков не было. И когда в поросшей плесенью от постоянной сырости темнице появился викинг с шальными глазами (да-да, не только в библиотеке монастыря хранились книги из чужих миров!), Яна к игре была готова. Но дальнейшие события привели ее в полное замешательство.
   Сыновья аристократов так себя не ведут! И сыграть такое невозможно, даже если брать уроки актерского мастерства в императорском театре! То, что к ней подошлют отпрыска кого-то из верхушки имперской элиты, сомнений не вызывало. Ну не в недрах же Гильдии сапожников зреет переворот!
   Викинг со странным именем Вокка не походил на представителей ни одного из сословий Империи. Бесшабашная смелость и невиданное мастерство кулачного бойца были присущи воину. Но клинком он не владел абсолютно! Застольные манеры выдавали в нем неотесанного простолюдина, но чернь, впервые попав в бассейн (а такую роскошь мог позволить себе далеко не каждый столичный вельможа!), не вела себя с такой естественной вальяжностью. Даже ласки невольниц-купальщиц он воспринимал как нечто само собой разумеющееся и привычное. Почему-то Яну это неприятно кольнуло.
   Когда монахи ордена увозили ее с турнира, девочка видела в окошечко кареты, как Вокка бросился в безрассудную, самоубийственную атаку. Претенденты на престол так себя не ведут!
   Юная княжна вздохнула. Ей вспомнился заинтересованный взгляд викинга, брошенный на нее в купальне, и в груди отчего-то стало жарко.

   – Вот эта? – Ал-Шот скабрезно подмигнул лейтенанту Ночных Кошек и восхищенно цокнул языком. – Хороша!
   – Пасть закрой! – Хриплый голос бойца самого грозного подразделения Имперской армии не сулил ничего хорошего. – Делай, что приказано, и лишнего не болтай!
   – Да я ничего… – испуганно засуетился толстый стражник, вытирая о брюхо моментально вспотевшие ладошки. – Я типа только спросил.
   – Но как нам в доверие к ней втереться? – робко подал голос Шой Та.
   – Мне глубоко наплевать! – отрезал лейтенант. – Можете песни петь, танцевать перед ней… Хоть петухом кукарекайте, но помните одно – отвечать будете головой.
   – Чьей? – быстро уточнил Ал-Шот. – Моей или его? – Он кивнул на товарища.
   Косая башня неприступной цитадели возвышалась над крепостными стенами на добрую сотню локтей. Сейчас уже и не вспомнить, кто первым назвал ее так, но вышло язвительно метко: среди горных вершин и стройных хвойных красавиц более кривое сооружение стоило поискать. Ошибка ли зодчего явилась тому виной, или подземные силы вмешались в дело рук человеческих, для судьбы каменного исполина значения это уже не имело. Вершина башни кренилась в сторону третьей луны на десяток вершков за столетие. А сколько столетий минуло со дня возведения, помнил разве что Дремлющий.
   Огонек в одиноком окошке под шпилем виднелся от Лунных лесов – Косая башня царственно возвышалась над самыми высокими горными вершинами. Комнатка с огоньком предназначалась для непростых узников, и интерьер ее отличался от обстановки обычных темниц. Широкая кровать с пуховыми перинами, купальня из черного эденского мрамора с горячей водой и старинное бронзовое зеркало во всю стену.
   Вот только непростое оно было, зеркало. Маги ордена постарались на славу. Одинокая узница видела в нем хорошенькую девушку, а трое мужчин по ту сторону бронзовой преграды – ее саму. И одному из них личный приказ Тайного Канцлера пришелся совсем не по душе.
   Авторитетом пропавший три года назад капитан Воккоун обладал непререкаемым не только среди Ночных Кошек. Что уж говорить о бойцах самого подразделения? Лейтенант Фес так и не решил для себя, сможет ли он поднять меч на старшего товарища.
   В том, что капитан, неизвестно по каким причинам начавший собственную игру, явится за плененной княжной, заговорщики не сомневались. Вытащив ее из темницы единожды, он придет за ней вторично. И обычная стража Северного замка против Черного Паука виделась слабым препятствием. Две полные звезды рыцарей-храмовников и Ночных Кошек были спешно переброшены в цитадель.
   – Вы все запомнили? – Лейтенант Фес проводил последний инструктаж стражников деревенского гарнизона, неизвестно как оказавшихся в друзьях капитана Воккоуна.
   Перед ними стояли две задачи. Первая представлялась самой простой: отвлечь внимание одного из лучших клинков Империи, когда он пойдет на штурм. Стража, естественно, об этом не догадывалась. Вторая, более сложная задача, ставилась попутно: попытаться завоевать доверие княжны.
   Особых подвигов от них никто не ждал, и весь расчет строился на одном единственном факте: оба деревенских капрала отличались редкостным невежеством. А в присутствии безнадежных глупцов языки подчас развязываются и у самых осторожных и опытных лазутчиков. Юную княжну к гениям разведки никто не причислял.
   – Так точно, господин лейтенант! – судорожно втянул живот Шой Та и хвастливо добавил: – Не извольте беспокоиться, и не таких лохов разводили.
   – Чего делали? – резко переспросил Фес. Общение с гарнизонными простофилями его изрядно утомляло.
   – Ну, это… – смущенно замялся кривоносый стражник. – Капитан Вовка нас этому учил.
   – Воккоун, – машинально поправил лейтенант и, не дожидаясь ответа, вышел из зазеркальной комнаты.
   Стражники многозначительно переглянулись.
   – Он типа знает капитана Вовку? – Мозги Ал-Шота заскрипели что мельничные жернова.
   – Похоже на то, – кивнул в ответ Шой Та.
   – А нам ничего не сказал… – Скрежет извилин отобразился на багровой физиономии тысячью мучительных морщин.
   – За лохов держит, – высказал догадку Шой Та. – Вспомни, что он нам говорил?
   Появление грозной звезды Ночных Кошек вызвало в деревенском гарнизоне переполох, сравнимый разве что с празднованием дня рождения господина десятника. И вот тогда-то захудалые капралы узнали о себе удивительные вещи. Выяснилось вдруг, что умны они, хитры и находчивы. У них прекрасный послужной список и еще более чудесное будущее. Но зависит оно от самого Тайного Канцлера, оказавшего им неслыханное доверие. Но если они его подведут…
   – Ты лучше вспомни, о чем трепался судейский стряпчий, – с мрачной миной на лице предложил в ответ Ал-Шот. Воспоминание о бездарно пропавших цыплятах ухудшило и без того не радужное настроение.
   – Он типа много о чем языком чесал, – нахмурился Шой Та, напрягая память. Спустя мгновение он радостно хлопнул себя по лбу: – Ты про капитана, который выкрал из темницы ценного пленника? Думаешь, это был господин Вовка?
   – Угу… – угрюмо подтвердил Ал-Шот и еще более угрюмо резюмировал: – Медведи позорные.
   – Баклажаны ушастые, – горячо поддержал его товарищ. Испуганно стрельнув глазами в сторону прозрачной преграды, он шепотом спросил: – Что будем делать, брат?
   – Разводить! – безапелляционно отрезал Ал-Шот.
   – Кого?!
   – Тайного Канцлера.
   Изумлению кривоносого стражника не было предела:
   – Он что, лох?!
   Ал-Шот криво ухмыльнулся. Глубокомысленно помолчав минуту, он почесал свое необъятное пузо и лениво обронил:
   – Как говорил капитан Вовка, лохами не рождаются. Ими становятся.

   Сай-Дор, столица Империи, квартал «Золотой берег»,
   четырнадцатый день месяца харризан
   Подземелья личного дворца Тайного Канцлера против обыкновения не были мрачными и сырыми. Крутая лестница вилась спиралью от дверей отдельного входа, укрытого от чужих любопытных глаз зеленью кустарника и блеском гвардейских алебард, и выводила в просторный освещенный холл с натертым до сияния мраморным полом. В левую сторону убегал коридор, ведущий в секретный бункер Канцлера, в правом крыле творили волшбу боевые маги, ставили опыты алхимики и оттачивали мастерство Ночные Кошки.
   – Смотри, что они учудили на этот раз! – Сквозь приступы безудержного смеха выдавил верховный маг Зир О’Ши. – Наш повелитель умеет извлечь пользу даже из самых безнадежных тупиц.
   Обтянутый бархатом лиловой жилетки дряблый живот верховного мага сотрясался мелкой дрожью. Рыжие бакенбарды и черная борода вздрагивали значительно реже, словно жили отдельной жизнью.
   – Именно так, ваша магичество, – угодливо поддакнул бледный юноша с изможденным лицом.
   – Оставь! – раздраженно взмахнул пухлой ладошкой Зир О’Ши. – Сколько можно твердить одно и то же: ты должен обращаться ко мне как ученик к своему учителю. Ты не лизоблюд-царедворец, а старший помощник верховного мага.
   – Простите, маэстро, – покорно склонил голову юноша. – Впредь такого не повторится.
   – Нет, ты только погляди! – От восторга Зир О’Ши громко захлопал по ляжкам. – Такого я не встречал даже у бродячих комедиантов.
   Зрелище и вправду впечатляло. Магическое наблюдение штука недешевая, но картинку дает объемную, отчего возникает эффект полного присутствия. Прямо под носом магов Тайного Канцлера двое деревенских стражников исполняли странный танец. До этого момента взор юной княжны оставался холодным и безучастным. Пропали втуне потуги на лавры сказителей комедийных виршей, остались без внимания и певческие таланты гарнизонных капралов. Но грациозная пластика порхающих по зеркальной комнате мастодонтов пробила брешь в стене равнодушия. Княжна Яна, откинувшись на пуховые подушки, хохотала до самозабвения, до слез, ручьями хлынувших из прекрасных черных глаз.
   – Молодцы! – дважды хлопнул в ладоши верховный маг. – Глядишь, сработает и эта часть плана, в чем я, признаться честно, сильно сомневался поначалу.
   – К пантомиме перешли, – прыснул от смеха ученик, комментируя следующее действие театральной постановки.
   Гарнизонные вояки, сопя, пыхтя и обливаясь потом, синхронно перебирали руками по невидимой преграде. Получалось это у них не сказать чтобы очень, но смех красавицы– княжны стал истеричным.
   – Наш повелитель разбирается в загадочной женской душе намного лучше нас с тобой, мой юный друг, – с невольным удивлением отметил Зир О’Ши. – Ты посмотри – у нее даже взгляд изменился… Точь-в-точь как у тебя, когда жаркое увидишь.
   Изможденный ученик рефлекторно сглотнул слюну, не отрывая взора от комичного зрелища. Он тоже не понимал разительной перемены, происшедшей с узницей. Таким влюбленным взглядом, каким взирала юная княжна на потешных стражников, на него не смотрела ни одна из его подружек. Видно, повелитель и в самом деле знал секретные пути к женскому сердцу, недоступные даже магам.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация