А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Карнавал" (страница 32)

   Роза Мира 
   Протерозой, 21 апреля. 

   Дом стоял посреди старого абрикосового сада. Двадцать первого апреля на корявых деревьях появились первые цветки – рано утром еще розовые, но быстро, за несколько часов, взрывающиеся белизной – на концах веток зажглись первые весенние свечи. Из-за дальних тополей то и дело взлетали голуби; голуби поднимались очень медленно, натужно трепыхая ожирелыми крылышками, затем, устав от подъема, плавно скользили вниз. Некоторые голуби самонадеянно пытались лететь против ветра, но даже самый слабый ветерок легко сдувал их, будто пушинки одуванчика.
   Дом стоял посреди старого абрикосового сада. Внутри дома были просторные и тихие комнаты первого и второго этажа и стальные трубы двух подземных этажей: на верхнем подземном этаже размещались лаборатории – стальные комнаты со стальными дверями, с гудящим голубоватым освещением, на нижнем были две операционных. Дом прокалывался насквозь четырьмя лифтами, спрятанными в стенах каждой из комнат верхнего этажа. Может быть, в доме было еще что-либо интересное, но Одноклеточная об этом не знала. Дом был пронизан не только шахтами лифтов, но и современной компьютерной сетью. Еще дом был насквозь фальшивым: он изображал старину (или, по крайней мере, почтенный возраст), будучи построен за последний год. Фальшь просвечивалась в каждой вещи, но была незаметна невнимательному взгляду.
   Дом стоял посреди старого абрикосового сада. Старый сад уже умирал, многие деревья цвели в последний раз. Дом умирал тоже. Дом был черепной коробкой огромного и злобного многоклеточного существа, щупальца которого тянулись на многие сотни километров. Две арки у передней стены напоминали глазницы, а широкие ступени под ними – оскал зубов. Фальшиво-старый плющ, спускающийся с крыши, были волосами, чудом сохранившимися на голом черепе. Но дом был еще жив – мозг был связан с остальными, широко разбросанными по стране органами. На первом этаже приглушенно и мелодично теленькали телефоны; входили и выходили люди с крысиными лицами; в саду стояло несколько пустых автомобилей и печально бродил садовник. Дом жил, но умирал.
   За прошедшие дни Одноклеточная дважды встретилась с хозяином дома. В первый раз он был хозяином, во второй – только пациентом. Она сразу же поставила свои условия и ни разу от них не отступила.
   Решающая операция должна была быть проведена сегодня, в четыре часа дня; после этого Одноклеточная получает сто тысяч и тело ребенка, чтобы отвезти матери, затем она остается в доме до полного выздоровления пациента. Относительно выполнения последнего пункта у Одноклеточной было свое мнение.
   Одноклеточная спустилась в одну из лабораторий, чтобы понаблюдать за крысами. Эти комнаты были точными по­добиями комнат лечебницы № 213, где она проработала столько лет. Каждая деталь продолжала удивлять своей знакомостью. Незнакомыми были только люди. В каждой комнате находилось по охраннику – по одной вооруженной и послушной человеческой клетке, лишенной собственного разума. Охранники относились к Одноклеточной с уважением. Так было предписано.
   Она заговорила с охранником.
   – Вы действительно можете его спасти? – спросил человек-крыса.
   – Конечно, иначе бы я не пришла сюда.
   Этот охранник был единственным пожилым человеком в доме, не считая хозяина.
   – Вас действительно заботит его судьба? – спросила Одноклеточная. – Почему?
   – Мы начинали вместе, – сказал человек-крыса. – Сначала нас было немного и каждый имел равные права. Каждый мог прийти и уйти.
   – Так было недолго?
   – Да, потому что появились предатели.
   – Разве их не было потом?
   – Потом – ни одного.
   – Их слишком быстро уничтожали, – сказала Одноклеточная. – Наверное, уничтожали даже предварительно, на всякий случай. А что было дальше?
   – Потом он по-настоящему объединил нас. Он всегда был умнее других. А сейчас на смену нам пришла молодежь – это безмозглые люди, они умеют только стрелять и драться. Но от них другого и не нужно. Они не опасны.
   – А кто опасен?
   – Все те, кто сильнее нас. Например, Охрана Порядка или армия. Они ведь знают о нас все. Но мы можем больно укусить.
   – Вы не боитесь отдельных людей, таких, как я? – спросила Одноклеточная.
   – Вы неспособны нам повредить, но можете помочь.
   – Конечно, – сказала Одноклеточная, – это я и собираюсь сделать.
   Она склонилась над стеклянным ящиком с недавно прооперированной крысой. Животное взглянуло ей прямо в глаза и замерло на мгновение.
   – Правильно, – сказала Одноклеточная. – Все замечательно. Все будет замечательно.
   Дом стоял посреди старого абрикосового сада. К четырем часам весь сад погрузился в белое облако – был очень теплый день. Ровно в четыре она ввела иглу в мозг ребенка. Ребенок дернулся и замер.
   – Она уже умерла? – спросил один из охранников.
   Одноклеточная впервые видела несанкционированную жалость на одном из крысиных лиц. Такие и становятся предателями. Точнее, их уничтожают заранее.
   – Нет, – сказала она, – это только кома. Девочка проживет еще несколько часов или суток. Не беспокойтесь о ней, ее похоронит мать.
   – Жаль ее, – сказал охранник.
   Жаль тебя, подумала Одноклеточная.
   В 17-23 операция была закончена. У пациента прекратилось слюнотечение. Одноклеточная ввела транквилизатор.
   – Все, – сказала она, – до завтра он будет спать. Уже завтра ему станет чуть лучше.
   Она вышла в абрикосовый сад. Печальный садовник помог открыть дверцу машины. Тело ребенка, завернутое в серую материю, положили на заднее сиденье.
   – Вам не было ее жаль? – спросил тот самый охранник.
   – Мне никого не бывает жаль, – ответила Одноклеточная.
   По дороге к железнодорожному переезду она заехала к доктору Д. и забрала с собой женщину – растительное по­добие человек. Женщина ни на что не реагировала, с ней можно было обращаться, как с куклой. Одноклеточная пристегнула ее на переднем сиденье и зачем-то назвала по имени. Женщина продолжала смотреть на свои колени. Одноклеточная назвала имя еще раз. Она так долго хотела это сделать.
   За несколько недель сосновый лес не изменился – он был таким же рыжим и задумчивым, так же падали и плакали иголки.
   – Печаль сгущается до плотности вина, – сказала Одноклеточная. – Помнишь ли ты это?
   Женщина молчала.
   – Я уверена, что сейчас мы встретим его, – сказала Одноклеточная. – Ты его не узнаешь, как не узнала меня. Но он тебя узнает обязательно. Ты не поймешь его слов, как не понимаешь моих. Ты не запомнишь моих слов, поэтому я скажу. Тебе повезло больше – ты не знаешь, что такое одиночество. И не узнаешь. А я уже прошла этот путь до половины, и самая трудная половина – впереди. Это ничего, что ты меня не слышишь, я буду говорить.
   Она продолжала говорить до тех пор, пока не увидела его.
   Мафусаил сел сзади.
   – Напрасно ты это сделала, – сказал он.
   – А почему, по-твоему, я ждала три недели?
   – Ах вот как, – сказал Мафусаил.
   Если бы они были обычными людьми, из разговор звучал бы более понятно.
   «Напрасно ты ее нашла, – сказал бы Мафусаил, – даже ради нее я не соглашусь на смерть еще одного ребенка. Конечно, больше всего на свете я хотел бы ее спасти, но не ценой детской жизни».
   «Ты меня недооцениваешь, – сказала бы Одноклеточная. – Я провела три недели в самой лучшей лаборатории, и это время не пропало зря. Я смогла найти способ регенерации нервной ткани, способ совершенно безопасный для донора. Мы сможем ее спасти, никого при этом не убивая. И я гарантирую, что после операции она не превратится в чудовище».
   «Значит, ты все же смогла это сделать, – сказал бы Мафусаил, – я наделся, но не знал, возможно ли это. Спасибо».
   – Что с девочкой? – спросил Мафусаил.
   – Жива.
   – Ты ничего не сделала?
   – Нет, сделала, но я не стала разрушать мозг ребенка. Я взяла только полкубика ликвора.
   – Значит, ты ввела в его мозг просто бесполезную жидкость?
   – Не так примитивно, – сказала Одноклеточная. – Меня всегда удивляло, что те люди были похожи на крыс. Поэтому я пошутила.
   – Как?
   – Я пересадила ему клетки крысиного мозга. Это было весело.
   – Это слишком жестокая шутка, – сказал Мафусаил, – что будет с ним?
   – Это науке неизвестно.
   – Не нужно было.
   – Знаю. Я просто ужалила в нервный узел и теперь многоклеточное чудовище умрет.
   – Тебе не было его жаль?
   – Было, – сказала Одноклеточная, – я уже почти стала собой, меня почти не радует собственная жестокость. Но это было нужно.
   – Это ничего не изменит, – сказал Мафусаил, – от умирающего тела отпочкуется несколько отростков. Они будут расти и сражаться друг с другом. Они будут бороться и пожирать друг друга. Так всегда поступали и огромные государства, и мелкие клопообразные многоклеточные, паразитирующие в каждом государстве. Посмотри. Мы ведь живем в стране, где все люди больны, но излечиваются лишь единицы. В стране нездравого смысла. В стране, где даже солнце встает на западе, – особенно в последние годы.
   На обочине магистрали копошились люди. Они снимали устаревшие лозунги огромных размеров и устанавливали столь же огромные новые. Одна идеология сменяла другую. Новый уицраор отпочковался и начал смертельную борьбу против своего родителя.
   – Я вижу, – сказала Одноклеточная, – но все же хочется надеяться.
   – Хорошо, что мы живем в чужой стране, – сказал Мафусаил, – и в невообразимо далекое время. Поэтому никто из читающих книгу не станет принимать высказанное на свой счет. А если будет, то он либо глупец, либо относится к породе тех редких людей, которые хотят что-то исправить. Будем надеяться, что глупцы не доберутся дальше первых страниц или поймут слишком мало и скажут: «это неправда» и успокоятся, а те люди, которые хотят что-то исправить, действительно исправят хоть что-нибудь.
   Они ехали вдоль огромного лозунга – настолько большого, что читались лишь две-три соседние буквы.
   – Что ты сделаешь с деньгами? – спросил Мафусаил.
   – Отдам их Лизе вместе с ребенком. Кажется, она хотела уехать за границу. Пусть едет, если хочет.
   Они добрались до конца лозунга. Новая фраза звучала не менее глупо, чем предыдущая.
   – И все-таки ты надеешься? – спросил Мафусаил.
   – Да, я все-таки надеюсь.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32]

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация