А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Простая магия любви" (страница 6)

   Глава 6
   Великий облом

   Луна светлела в небе тусклым пятном. Даже не полная – так себе, краешек. «Стареющая», – машинально отметила Аня.
   Девушка шла по дороге. Совсем одна. Вот уже перестала быть слышна музыка и голоса новых приятелей. По мере приближения к цели задора становилось все меньше, а опасений, как назло, появлялось все больше.
   «Ерунда, – говорила себе девушка. – Все эти истории про ведьму – полная чушь. Такие наверняка, в каждой деревне есть. Обычные страшилки, ничего особенного. Уж мне-то что ведьм бояться? Вот Астарот наверняка справилась бы с местной колдуньей играючи».
   Астарот – да. Та являлась опытной и сильной ведьмой, такое испытание показалось бы ей детской игрой. Но вот Аня... Она и сама не была уверена, что действительно обладает какой-то необычной силой. Рисуясь перед друзьями, девушка увлекалась и забывала о собственных сомнениях, но стоило только остаться одной, и вопросы терзали ее с новой силой. Иногда Ане казалось, что ее магические способности – только недоразумение, ей каким-то образом удалось ввести в заблуждение Астарот, а на самом деле она ноль, пустышка.
   Магия и привлекала, и пугала одновременно.
   Сейчас, как и всякий раз перед испытаниями, Ане было страшно. Умом она понимала, что бояться старуху не стоит, но страх все равно не оставлял.
   Давным-давно, когда Ане было еще лет десять, они с девчонками устроили игру в комнату ужасов. Ее вывели в коридор, а подруги расставили по комнате всякие «страшные предметы» и водили ее с завязанными глазами, сопровождая это завыванием и другими устрашающими звуками. Предметы были самыми обычными – зубы чудовища изображала расческа, мозг – зубная паста, паутину – натянутые нитки. Умом Аня понимала это. Но когда у тебя плотно завязаны глаза, мир вдруг становится иным. Разум словно бы отключается, и откуда-то из подсознания неотвратимо поднимается древний животный страх – иррациональный и почти не поддающийся контролю, захватывающий тебя с ног до головы.
   Вот и сейчас Аня ощущала нечто подобное. И с каждым шагом ужас все нарастал.
   Скособоченный домик, стоящий на отшибе деревни, возник перед ней внезапно. В окнах, за занавесками, теплился едва различимый свет. Окружал дом потемневший забор, местами прогнувшийся до самой земли под натиском времени и стихий.
   Проникнуть во двор было легче легкого, однако девушка остановилась.
   «Я не делаю ничего плохого, – сказала она себе, – всего лишь хочу нарвать цветов. Львиный зев – сорняк, так что я еще совершаю благородное и полезное дело».
   На сердце было неспокойно, ужасно хотелось вернуться к компании, может быть, отшутиться, может, сказать, что она не ведется на слабо. Да что уж там, уже повелась. Теперь отступать поздно. Аня вспомнила Лешку и упрямо закусила губу: лучше нарвать эти идиотские цветы, чем опозориться перед ним, показать, что она – трусиха и слабачка. Перед ним и перед Танькой.
   Медлить дальше казалось глупо. Аня осторожно переступила через гнилые доски и огляделась. Сад был запущен. Кусты и высокая сорная трава росли здесь в беспорядке. Ближе к дому действительно обнаружились высокие кустики львиного зева.
   Девушка прислушалась: ни единого звука. Тишина была такая, что по коже пробирал мороз.
   Торопясь закончить побыстрее, Аня принялась дергать уже ненавистное растение.
   Львиного зева ей захотелось! Будет ей львиный зев, – бормотала она себе под нос, в спешке режа руки о высокую острую траву.
   Наконец букет был собран, и весьма приличный. Аня прижала его к груди и повернулась, чтобы уйти, но тут дорогу ей преградила невысокая темная фигура.
   – А вот и гости, – послышался хриплый старческий голос. – Али тебя, голуба, не научили, что брать без спроса нехорошо?
   Аня попятилась и неожиданно уткнулась спиной в стену дома.
   – Я только львиный зев... – пробормотала она.
   – Ах только?! Отчего же? Никто еще не называл бабу Фаю скупой. Подойди-ка, у меня найдется для тебя еще кое-что! – старуха приближалась, а голос ее окреп и показался Ане громче раскатов грома.
   Сердце захлестнул все тот же мутный безотчетный ужас.
   А когда холодные, но в то же время обжигающие пальцы старухи коснулись ее груди, девушка не выдержала и закричала.
   Аня не помнила, как вывернулась из трясущихся старческих рук, как сломя голову неслась по дороге – туда, к людям.
   Опомнилась она уже перед пятачком, на котором собиралась компания. Там мерцал свет и играла музыка, оттуда шло тепло, ощущение безопасности и уюта.
   Место, к которому прикоснулась старуха, горело, а девушку до сих пор била крупная дрожь. Врываться к ребятам напуганной Аня вовсе не хотела. Она остановилась, медленно набрала в легкие воздух. Вдох-выдох, вдох-выдох. Понемногу сердце стало биться тише, а дыхание выровнялось. Аня поправила волосы и уже спокойно вышла в круг отбрасываемого фонарем света.
   – Доставка цветов. Заказывали? – произнесла небрежно и вывалила на колени сидящей Таньки свою добычу.
   Ее голос дрожал, но несильно, едва заметно, и, похоже, никто в компании не обратил на это внимания.
   – Львиный зев. Крупный. Такой только у ведьмы растет, – прокомментировал уважительно Пашка. – Целый пучок, не поскупилась.
   – А что, не таскать же по травинке, – пожала плечами Аня. – Много? Так отнеси назад бабе Фае, скажи, от меня.
   Аня сделала вид, что хочет взять цветы и отдать их парню, но тот испуганно попятился.
   Девушка вздохнула свободнее. Ледяной ужас понемногу отступал. Не произошло ничего страшного. Ну, коснулась ее старуха – и что? Неприятно, но переносимо. Не стоит даже думать об этом.
   Все засмеялись. И Аня – громче и веселее прочих. Теперь, когда она была уже среди своих, в безопасности, встреча со старухой казалась ей не более чем забавным приключением. Подумаешь!
   – Ты храбрая, – Таня встала, осторожно положив букет на бревно. – Прости, я была не права. Мир? – Она протянула руку, и Аня, поколебавшись, пожала ее.
   – Молодец!
   – Так держать! – заговорили одновременно со всех сторон. Кто-то пожимал руку, кто-то по-товарищески хлопал по плечу. Это было ее время – время триумфа.
   Но, самое главное, Лешка! Он смотрел на нее задумчиво, не отводя глаз. И от этого взгляда счастье наполняло Аню.
   Выходит, все было не зря. Она преодолела себя, справилась со страхом и вот получила заслуженную награду!
* * *
   – А давайте ночной пикник устроим, – вдруг предложил Лешка. – У озера, под звездами.
   – Здорово! – взвизгнула Таня, от радости даже подпрыгнув на месте. – Будет весело! Посидим немного, а потом – купаться!
   – Прикольная идея! – оживилась компания.
   – Кто нас ночью на пикник отпустит? – спросила Света, разбив настроение всеобщего ажиотажа. – Тебя, – она повернулась к Тане, – может, и отпустят. А меня – точно нет. И рыжего – у него отчим, сами знаете, зверь.
   «Вот без тебя и особенно без рыжего точно обойдемся», – подумала Аня, между тем прекрасно понимая, что и ее тетя, скорее всего, не отпустит. Тут уж проси не проси.
   – А мы и спрашивать не будем. Улизнем, пока все спят – и дело сделано! – нашлась Таня.
   – И что с продуктами? – продолжала спор Света. – Откуда мы их возьмем?
   Тут Аня почувствовала, что пришло ее время вмешаться.
   – Пустяки, – сказала она. – Вовсе не обязательно тащить всякие деликатесы. Принесем по паре картошек, соль, зелень с огорода. Картошку можно запечь в золе. Знаете, как вкусно получается? Ни с каким «Макдоналдсом» в сравнение не идет!
   Идея понравилась, все быстро договорились, и Аня, возвращаясь домой, чувствовала себя героиней дня.
   Однако ночью, когда девушка осталась одна, страх вернулся. Лежа на кровати, Аня пыталась заснуть, но дом словно нарочно мешал ей в этом. Что-то поскрипывало, шелестело, хлопала форточка, и девушке казалось, будто вокруг шныряют невидимые настойчивые существа. В конце концов Аня натянула на голову одеяло и зажала руками уши, чтобы не слышать, но от этого ощущение чужого присутствия только усилилось.
   Заснула девушка уже под утро, когда за окном забрезжил свет.

   Следующий день прошел в ожидании грядущей авантюры. Аня приготовилась к пикнику заранее – положила в пакет несколько отмытых желтокожих картошек, помидоры и свежую зелень. Ей ужасно захотелось добавить что-нибудь, приготовленное ею самолично, чтобы ребята оценили ее хозяйственность и домовитость, но, во-первых, нельзя было выдать себя тете Саше, а во-вторых, Аня все еще помнила, что старалась создать загадочный имидж, к которому подходили скорее томные жесты и карты Таро, чем свежеиспеченные булочки.
   Она полностью была одета (купальник, а прямо на него – светлый сарафан) задолго до наступления условленного времени. Пришлось помаяться в ожидании – послоняться по саду, раскрыть и снова закрыть оставленную на восьмой странице книгу. К счастью, тетя на весь вечер ушла поболтать к соседке, а дядя Игорь, ненаблюдательный, как все мужчины, не заметил волнения племянницы.
   Но вот, наконец, наступил долгожданный час. Тетя Саша и дядя Игорь отправились спать, и Аня, тихо выбравшись из дома, пошла на место встречи.
   Из всей компании не явилась только Света – то ли ее застукали, то ли она побоялась сбежать из дома. Впрочем, Аню это не расстроило. Главное, что был Лешка.
   До озера ребята дошли быстро, почти не переговариваясь и не включая фонариков – соблюдали конспирацию, хотя кто их увидит в такое время! И дачники, и деревенские небось уже девятый сон видят.
   Аня шла рядом с Танькой и Лешей. Сердце колотилось, а в груди ощущалось волнение – не такое, как вчера, скорее приятное. Этот безмолвный поход, и темные фигуры друзей, и узкое пятно луны, которое вызывало вчера только раздражение, – все сегодня казалось романтичным и интересным.
   Уже на подступах – там, где нужно было сворачивать на тропинку, – мальчишки включили фонарики. Рыжий тут же пристроил фонарик себе под подбородок и принялся пугать Аню, строя страшные рожи. «Вот дурачок! – думала девушка, глядя на его старания. – Можно подумать, ему лет десять! Мальчишки и вправду взрослеют позднее девчонок. Хорошо, что Лешка не такой!»
   Вскоре послышался тихий плеск воды, и компания принялась устраивать место для костра. Лешка притащил туристический коврик, на который тут же усадили обеих девчонок. А парни взяли на себя мужскую работу по сбору дров и добыванию огня с помощью зажигалки.
   Костер все никак не хотел разгораться. Аня с удовольствием наблюдала, как ребята, строя из себя заядлых путешественников, покорителей джунглей и прерий, дают каждый свои советы по разведению огня, и все – примерно с одним результатом.
   Наконец труды увенчались успехом. Несмотря на жаркий день, ночь была сырая и довольно прохладная, так что Аня, уже успевшая продрогнуть, предложила Тане пересесть поближе к огню. Девушки так и поступили.
   Тем временем из пакетов было вынуто все, что должно было составить сегодняшнее пиршество. На природе Ане сразу же захотелось есть. Запеченная на углях обыкновенная картошка казалась ей соблазнительнее тех обедов и ужинов, которыми кормила ее тетя Саша. А ведь тетя Саша была непревзойденной мастерицей по части разнообразной домашней еды!
   Ребята, видимо, разделяли ее мнение, потому что едва дождались, когда наберется достаточно золы. Пока картошка пеклась, все сидели вокруг, и кто-нибудь беспрестанно тыкал в нее палочкой, проверяя, не готова ли.
   – Уже мягкая! – говорил один.
   – Не может быть, мы же только положили, – возражал другой.
   – Сам попробуй, мягкая же!
   В конце концов картошка была извлечена. Пускай жестковатая и недопеченная в середине, но все равно самая ароматная и вкусная на свете.
   Когда с едой было покончено, мальчишки подбросили в догорающий костер еще немного веток, а Лешка вдруг вытащил из здоровенной сумки, которая уже давно вызывала у Ани недоумение, гитару.
   – Не против? – оглянулся он на девчонок, забывших о размолвках и сидевших рядом, словно родные сестры.
   Здесь, в укромном месте у озера, звуки словно тонули, растекаясь по низине, поэтому можно было не бояться того, что их услышат в деревне.
   – Спрашиваешь! – восторженно выдохнула Танька. – Вот чего нам сегодня не хватало!
   – Конечно. А что ты поешь? – спросила Аня, уже догадавшаяся, что именно Лешкино пение она слышала в тот вечер, когда подглядывала и чуть не попалась за этим неблаговидным занятием.
   – Ну, в основном русский рок, – ответил Леша, склонившись над гитарой и что-то там подкручивая.
   – Можно было догадаться! – засмеялась девушка.
   – А тебе он нравится? – Лешка поднял голову и серьезно взглянул на нее.
   Это была бы даже не ложь – вполне оправданное стремление найти что-то общее, стать ближе к симпатичному тебе человеку. Только маленькое преувеличение, но Ане хотелось в эту ночь говорить только правду.
   – Я не очень много его слушала, – призналась она. – Но то, что ты иногда ставишь, мне, пожалуй, нравится. Буду рада, если ты споешь.
   Лешка кивнул и опять склонился к гитаре, перебирая струны.

«Скоро-скоро он узнает, где чужие, где свои,
Он не отбрасывает тени, он идет, как лед, через ручьи.
Он не нашел себе другую, он влюбился в ведьму и
Ушел на дно, камнем на дно. О-о-о...
У-у-у-у! Он вылетел за ней в трубу,
У-у-у-у, он вылетел за ней в трубу,
И крикнул ей: «Моя любовь, ты моя любовь».

   Песня неожиданно затронула. Может, дело было в том, что над головой расстилалось темное небо, на котором едва-едва были видны звезды, в ярких языках костра, ночном ветерке, колышущем травы... Эта песня с четким ритмом, похожим на стук сердца, была своя. До самого донышка. А еще слова...
   «Почему Лешка выбрал именно ее?» – думала Аня, замирая от счастья.
   Потом были и другие песни, и купание в ледяной воде озера, необыкновенно таинственного ночью, похожего на потемневшее старинное зеркало, но та первая песня запомнилась ярче всего, легла на сердце так, словно там было специально подготовленное для нее местечко.

   Они просидели почти всю ночь. Даже рыжий притих, и Аня только иногда ловила вдруг на себе его внимательный, задумчивый взгляд.
   «Вел бы всегда себя так – сидел и помалкивал. Наверное, я ему нравлюсь. Но пусть не рассчитывает, у него ни одного шанса!» – решила девушка.
   Ранним утром, в сером предрассветном сумраке, они возвращались домой. С волосами, еще мокрыми после купания, немного усталые, но очень довольные. Аня испачкала золой новый сарафан, но ничуть не сожалела об этом. Честное слово, сегодняшний пикник того стоил!
   Проскользнув в еще спящий дом, девушка осторожно задвинула щеколду и повернула ключ в замке. Она на цыпочках поднялась к себе, а с губ все еще не сходила улыбка. Спать не хотелось. Ей даже не верилось, что люди могут спать в такую волшебную ночь, напротив, хотелось совершить что-то дурацкое и совершенно необыкновенное, и Аня, открыв окно, вытащила оттуда противомоскитную сетку и села на подоконник, свесив ноги на улицу.
   Она сидела и болтала ногами, не думая ни о чем, просто наслаждаясь ощущениями, чувствуя, как бьется в груди сердце. Она не знала, сколько прошло времени, но вот снизу донесся легкий шум. Дядя Игорь всегда вставал очень рано. И Аня поторопилась укрыться в комнате, пока ее не заметили.
   Девушка легла на кровать, прямо как была, в сарафане, и неожиданно провалилась в сон – словно опять нырнула в глубокую озерную воду.
* * *
   На крыльце лежал полураспустившийся букет жасмина. Хорошо, что не львиного зева. Его Аня видеть просто не могла. А жасмин – не страшно, даже трогательно. Свежесрезанные веточки были перетянуты ниткой, однако такой радости девушка не испытывала даже когда на прошлый день рождения получила хрупкие бело-розовые орхидеи.
   Аня подняла букет и понюхала. Как же хорошо, что она приехала на дачу! У нее никогда не было такого романтичного приключения!
   Вечером Аня надела свои любимые джинсы и обтягивающую футболку с забавной рожицей в короне и надписью «Я – КОРОЛЕВА».
   Она специально вышла из дома попозже, чтобы появиться, когда вся компания уже будет в сборе.
   Как и получилось.
   Увидев ее, противный рыжий шутовски раскланялся, вызвав у Ани негодование. Девушка поспешно отвернулась, почувствовав, что краснеет от досады. И тут увидела Лешку. Он восседал на своем хищном мотоцикле – красивый и уверенный, как никогда.
   И сразу вернулись впечатления прошлой ночи и потрескивание костра, и песни... та самая песня. Аня улыбнулась Лешке – так, словно между ними уже была какая-то невидимая миру связь.
   Компания горячо обсуждала вчерашние посиделки, и отсутствующая на них Света с жадным любопытством выспрашивала каждую подробность.
   – Подумаешь, посидели – и хорошо. Что тут год обсуждать! – бросил вдруг Леша. – Может, покатаемся? Тань, ты вроде хотела? С ветерком!
   И Аня застыла, почувствовав, что ее предали. Подло обманули! Всадили нож в беззащитную спину!
   – Спрашиваешь! – воскликнула Таня. – Только побыстрей, с ветерком! И давай махнем через речку – там так прикольно разлетаются брызги!
   Подруга детства села позади Лешки, обняла его, прижавшись к спине, и Ане вдруг стало трудно дышать. Она рассеянно, машинально улыбнулась – как бывает, улыбается человек, которому очень больно, но он ни в коем случае не хочет, чтобы эту боль видели другие.
   Парочка на мотоцикле уехала, подняв целый столб пыли.
   «Может, я все неправильно поняла? – пыталась успокоить себя Аня. – Вчера они держались как приятели, нельзя было сказать, что между ними что-то особенное... Могла же Танька просто попросить покатать ее, а Лешка – добрый и к тому же очень любит свой мотоцикл, только поэтому он не отказал ей».
   Время тянулось медленно. Вадим принялся рассказывать анекдоты. Многие из них Аня слышала уже десятый раз, однако громко смеялась – так что польщенный рассказчик стал обращаться уже непосредственно к ней.
   А Таньки с Лешей все не было.
   Прошла целая вечность.
   Наконец, в наступающих сумерках вспыхнули желтые огни фар, еще минута – и раскрасневшиеся от быстрой езды, довольные ребята были рядом.
   – Отлично покатались! – с гордостью объявила Таня.
   Лешка стоял рядом с ней. Они выглядели, как настоящая парочка!
   «Какая же я дура! Они встречаются! – в панике подумала Аня. – Но зачем она тогда говорила, что он спрашивал обо мне...»
   – А где рыжий? – вдруг спросил Леша, оглядывая ребят.
   – Ушел, – пожала плечами Светка. – Кажется, вы еще не уехали, а он уже ушел.
   – Понятненько, – Таня многозначительно посмотрела на бывшую подругу.
   Аня почувствовала, что в груди сухим жаром поднимается злость.
   – Что понятненько? – жестко спросила она.
   – Ммм... А ты что, не заметила? – осторожно уточнила Таня.
   – Что именно?
   Таня и Лешка заговорщически переглянулись.
   – Так что я не заметила? Говорите уж, раз начали! – Аня шагнула к ним.
   – Ну как, понимаешь ли, все уже знают... Странно, что ты не заметила... Он в тебя влюбился. Помнишь, я говорила тебе, что тобой интересовался один мальчик из нашей компании.
   Аня попятилась.
   Она могла ожидать всего, что угодно, даже того, что в нее ударит молния, но этого!
   Это было похоже на насмешку судьбы: она думала, что ею интересуется Лешка, а на деле таинственным кавалером оказался всего лишь рыжий клоун! Позор!
   Значит, и цветы тоже были от рыжего!
   Идиотка!
   Аня закрыла глаза, и больше всего ей хотелось не открывать их. Зачем смотреть, если она слепая?!
   – Ты чего? – удивилась Таня. – Ты расстроилась?
   – Нет, – Аня криво улыбнулась. – Все в порядке, не напрягайся.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация