А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Простая магия любви" (страница 5)

   Глава 5
   Сельские забавы

   Купальник у Ани был один, они с мамой купили его еще в прошлом году перед поездкой на курорт в Черногорию. Тогда Аня еще оставалась блондинкой и не занималась благородным искусством магии, поэтому он был самым обычным: ярко-голубым, с золотым кантиком. Когда-то от одного взгляда на этот купальник Аню захлестывала волна восхищения, да и теперь, несмотря на презрение к голубому и розовому, она считала его весьма милым.
   Померив его перед зеркалом, девушка убедилась, что он сидит не хуже, а даже лучше, чем в прошлом году. Все-таки хорошо, что мама положила его в сумку с вещами – сама Аня была в тот момент в таком горе и отчаянии, что даже не задумалась о подобных пустяках. Надевать поверх голубого купальника черный топ и юбку показалось глупым, и девушка, оглядев развешанную за шторкой одежду, все-таки выбрала легкий светлый сарафан. На голову она водрузила соломенную шляпу с такими огромными полями, что они полностью закрывали лицо.
   – Купаться? – окликнула ее тетя Саша, когда Аня вышла во двор. – Ну молодец! Нет ничего лучше, чем хорошо отдохнуть после хорошей работы. Игорь говорит, ты ему очень помогла.
   – Пустяки, – ответила Аня, хотя смутилась от неожиданно приятной похвалы.
   Когда девушка пришла к озеру, вся компания уже была в сборе. Полная девчонка в ужасном оранжевом купальнике с визгом гоняла полотенцем рыжего мальчишку, а Лешка сидел на берегу в расстегнутой рубашке с плеером в обнимку.

«Я не спрашиваю, сколько у тебя денег,
не спрашиваю, сколько мужей.
Я вижу, ты боишься открытых окон
и верхних этажей.
И если завтра начнется пожар,
и все здание будет в огне,
Мы погибнем без этих крыльев,
которые нравились мне»,

   – разносился по округе хрипловатый голос.
   – Привет всем! Это та самая Аня, о которой я вам говорила! – торжественно объявила Таня. – Познакомься. Этот музыкальный фанат – Лешка, вон тот, рыжий, – Олег, преследует его Света. А это Вадим и Пашка.
   – Не перепутай! Мы так похожи, что иногда сами себя путаем! – объявил высокий темноволосый парень.
   – Все потому, что мы братья-близнецы, разлученные в детстве, – хихикнул маленький и толстый блондин. – Запомни: я – Вадим, он – Пашка!
   – Паш, хватит придуриваться! – одернула Таня, и блондин с показным огорчением развел руками:
   – Ну вот видишь, опять перепутал! Пашка – это я, а Вадим – он!
   И оба, перемигнувшись, манерно поклонились.
   Они были такие смешные, что Аня улыбнулась.
   Тут рыжий, за которым гонялась с полотенцем некрасивая Света, вдруг налетел на валявшуюся на берегу корягу и грохнулся носом под дружный смех остальной компании.
   Даже Аня не смогла удержаться от хохота, так нелепо и смешно он, падая, взмахнул руками. Не засмеялся только Лешка. Он небрежно кивнул Ане, словно старой знакомой, и вновь задумчиво уставился на идущую мелкими волнами гладь озера.
   – А вот мне и не больно! – закричал рыжий, вскакивая на ноги. – Хотите, я еще упаду?
   Он подскочил на месте и плюхнулся на зад.
   – Догнала! Догнала! – радовалась Света, охаживая рыжего полотенцем. Олег потешно кривлялся и громко стонал, будто от непереносимой боли.
   «Клоун», – решила Аня, сразу же потеряв к нему интерес.
   – Хочешь на моем полотенце позагорать? – предложила Таня, подвигаясь на край большого полосатого желто-коричневого полотенца. Она уже разделась до купальника, и Аня еще раз с неудовольствием отметила, что бывшая подруга выглядит что надо. Худенькая, но вместе с тем фигуристая, грациозная, загорелая до черноты, что удачно подчеркивал ярко-желтый открытый купальник.
   Честно говоря, Аня бы предпочла, чтобы Танька выглядела чуть-чуть менее привлекательно. Ну хотя бы как Света.
   – Я никогда не загораю, – категорично заявила Аня. – Но, пожалуй, пойду искупнусь, жарковато что-то, – и она стянула через голову сарафан.
   Когда подол светлого сарафана перестал закрывать лицо, Аня с удивлением заметила, что рыжий клоун стоит напротив и нагло пялится на нее.
   «Вот придурок», – решила она.
   И рыжий, словно прочитав ее мысли, вдруг закрутился на месте.
   – Все смотрите, как я могу! Сейчас сделаю «блинчик»! – заорал он и принялся кидать в озеро камни.
   Однако камни, вместо того чтобы подскакивать на волнах, упрямо тонули.
   – Иди, Олег, порепетируй, – мягко и покровительственно сказала Таня, приподнимаясь на локте. – Леш, поставь что-нибудь... поромантичнее! – чуть повернулась она в сторону сидящего на берегу парня.
   – Тебе что, старый «Наутилус» не нравится? – спросил он, но тем не менее тут же послушно переключил на что-то певуче-французское.
   Таня удовлетворенно кивнула и, снова откинувшись на полотенце, блаженно прикрыла глаза.
   «Она тут прямо-таки царица», – подумалось Ане.
   – Ань, – окликнула вдруг Танька, – я давно хотела попросить: дай мне свой московский адрес, а то опять потеряешься на несколько лет.
   – Бумаги нет, – попыталась отговориться та, делая шаг к воде.
   – У меня есть, – девушка протянула руку и, нашарив принесенную сумку, расстегнула ее и вытащила листок бумаги и ручку. – На, запиши сейчас, а то потом забудем.
   – Пожалуйста, раз ты так хочешь, – Аня удивленно пожала плечами и, взяв у приятельницы бумагу и ручку, записала свой домашний адрес, е-мейл и номер аськи.
   – Спасибки! – Таня не глядя сунула листок обратно в сумку.
   Входить в воду было холодно, однако стоило только пересилить себя и нырнуть, все сразу пришло в норму.
   Честно говоря, было здорово. Вот так просто бултыхаться в воде, брызгать друг в друга, нырять – кто глубже. Потом мальчишки сложили руки «качелями», и все желающие смогли прыгнуть с этого трамплина в воду.
   Аня совершенно забыла о необходимости казаться печальной и загадочной и веселилась вместе со всеми. Тем более Лешка смеялся так заразительно, что не присоединиться к нему было попросту невозможно.
   Единственное, что раздражало, – это рыжий. Он постоянно крутился под ногами, строил отвратительные гримасы, а как-то даже напугал Аню, поднырнув и схватив ее за ногу.
   От неожиданности она громко взвизгнула, а когда рядом вынырнула наглая рыжая макушка, не сдержалась и со всей силы шлепнула по ней ладонью.
   – Дурак! Брысь отсюда! – закричала она.
   Рыжий посмотрел на нее такими разнесчастными грустными глазами, что казалось, вот-вот заплачет.
   – Клоун! Нечего тут глазки строить! – добавила Аня и отвернулась.

   Потом они шли с озера всей компанией, все так же смеясь и обмениваясь шутками. И Лешка шел рядом с Аней.
   – Придешь вечером? – спросил он, когда они подходили к ее дому.
   И Аня как можно небрежней кивнула:
   – Ну да, кажется, у меня на вечер как раз не было планов.
   Лешка рассмеялся. И Аня, поняв, что сморозила глупость, засмеялась вслед за ним.

   Вечером она в своем любимом наряде появилась там, где уже собралась компания. Гремела музыка.
   – Привет всем! – Аня улыбнулась.
   – И тебе привет, – отозвались в ответ.
   Рыжий отсутствовал, что весьма обрадовало девушку. Он почему-то был ей неприятен. Почему – она и сама не могла сказать.
   «Главное – делать все непринужденно», – напомнила себе Аня и, отыскав глазами бывшую подругу, тут же подошла к ней и присела рядом на поваленное бревно.
   – Слушай, а почему ты любишь черное? – поинтересовалась Танька, лениво закуривая сигарету.
   То, что подруга курит, стало для Ани откровением. Она даже позавидовала, наблюдая, как тонкие пальцы элегантно держат сигарету, как Танька по-взрослому пускает дым, щуря сквозь него таинственные зеленые глаза.
   – Мне нравится так одеваться, – ответила Аня и негромко, но многозначительно добавила: – К тому же это свойственно таким, как я.
   – Каким это?
   – Тем, кто занимается магией, – пояснила Аня, отряхивая юбку от воображаемых пылинок, а сама между тем украдкой внимательно следила за реакцией подруги.
   – А ты занимаешься магией? Это как ведьма? – не унималась Танька.
   Аня вспомнила ужасную старуху и быстро замотала головой:
   – Нет, не совсем.
   – А то, знаешь, есть здесь одна ведьма. Ее бабой Фаей зовут. Злющая, как черт. Если что не по ней – сразу какое-нибудь страшное проклятие нашлет. Ее все в деревне боятся, хотя и уважают – говорят, и лечить может, человек два года парализованный лежал, а она его за неделю на ноги подняла.
   – А, вы о ведьме? – вмешалась Света, пристраиваясь на бревне рядом с Таней и стреляя у нее сигаретку. – Лечит-то она хорошо, но это у нее не главное. Моя бабушка рассказывала, что поссорилась баба Фая еще в старые времена с одним мужиком. Он то ли председателем колхоза был, то ли бригадиром, сейчас уж не помню. Он все хвастался, что ни в какие волшебные штучки не верит, а она его так прокляла, что он месяц тяжело болел, мучился страшно, уже думали все, хоронить придется, да он из последних сил пополз к ней прощения просить.
   – И что, простила? – с любопытством спросила Аня.
   – Простила, раз приполз. Но, говорят, он потом на нее три года работал, вкусности всякие из города возил, тогда их не так просто, как сейчас, достать можно было, – с неохотой ответила девушка.
   – А я слышал, – подошел к ним темноволосый Вадим, – что в свое время ведьма эта была красавицей, ей тогда и колдовать не нужно было: все мужики любые капризы исполняли. А потом, значит, приехала сюда молодая учительница: хорошенькая, со светлыми волосами, ну как наша Танька. Здесь тогда еще школа была, теперь от нее только фундамент остался. Видели, наверное, так вот к этой учительнице один из бабы-Фаиных ухажеров переметнулся. Ну она тогда разозлилась. «Не будет тебе, – говорит этой учительнице, – житья на свете. Станешь ты такой безобразной, что все плеваться будут». И что бы вы думали? – парень замолчал, выдерживая многозначительную паузу. – Та учительница и вправду сохнуть начала, а на лице у нее болячка какая-то появилась и стала расти, расти, пока не сделалась вся половина лица как у дракона – будто чешуйчатая и сине-красная!
   – Ну тебя! – возмутилась Танька. – Какую гадость рассказываешь!
   – А еще у одного мужика собака была, – продолжала рассказ Света, – она ведьму как-то облаяла и сразу после этого сдохла!
   – О чем секретничаем? – Лешка, приглушив звук плеера, тоже захотел присоединиться к беседе.
   – Так, о ведьме! – засмеялась Таня, пуская дым ему в лицо.
   – Тьфу! Ты прям как паровоз! – Лешка отстранился и замахал перед лицом рукой. – А знаешь, что курящая девушка – это отвратительно и целоваться с ней все равно что с пепельницей?
   Аня хихикнула. Вот и зря она завидовала Таньке. Хорошо, что сама она не курит.
   – Не обольщайся! – Танька выпустила еще один клуб дыма. – Я с тобой целоваться и не собиралась.
   – Ну тогда каждый при своем интересе, – Лешка протянул ей руку, и Танька пожала ее. – А при чем здесь ведьма? Страшилки на ночь захотелось порассказывать? – снова спросил он.
   – Нет, почему. Просто она тоже ведьма, – Таня обличающе указала на Аню рукой.
   И все с интересом уставились на Аню.
   – Что, правда? – удивился Лешка.
   Чувствуя себя немного неловко под пристальными взглядами, Аня постаралась принять равнодушный и загадочный вид.
   – Конечно, правда. А почему бы и нет. Вот протяни руку.
   Лешка недоуменно поднял брови, но исполнил ее просьбу.
   Аня поднесла к его руке свою – так, чтобы между их пальцами оставалось какое-то расстояние.
   Пальцы приятно закололо.
   – Чувствуешь? – спросила она Лешку.
   – Кажется, чувствую, – неуверенно ответил он. – А что это?
   – Это энергетическое поле. Оно есть у каждого человека, и сейчас мое поле взаимодействует с твоим, – тоном, каким, по ее мнению, разговаривает с учениками Астарот, объяснила Аня. – Ну это, разумеется, самое простое. Маг может гораздо большее. Магия способна менять окружающий мир, хотя это вмешательство не всегда заметно непросвещенному человеку. Самое главное в магии – это сила воли.
   – И ты ей обладаешь? – спросила Танька.
   Ане показалось, что в ее голосе прозвучала то ли обида, то ли ревность.
   – Конечно, – бросила она с превосходством.
   – Сможешь доказать? – Таня нахмурилась: – Не люблю хвастунов.
   – Ну и как она тебе это докажет? – вмешался молчавший во время этого обмена репликами Лешка.
   – А просто! – Таня улыбнулась, явно что-то придумав. – Мы вот о бабе Фае говорили. А у нее, между прочим, во дворе растет самый высокий и крупный львиный зев. Нарвешь букет – поверим тебе. Как тебе такая идея?
   Даже в детстве они никогда не решались подойти к забору бабы Фаи близко и улепетывали всякий раз, стоило только ужасной старухе появиться на пороге.
   – Ух ты! Я бы не пошла! – выдохнула Света. – Жуть-то какая!
   – Может, не стоит? – неуверенно спросил Лешка.
   – Да, Тань, больно ты сурова! – покачал головой толстый Пашка, вертя в руке незажженную сигарету.
   – Нет, почему же, – торопливо произнесла Аня. – Я цветы люблю. Схожу, без проблем. Когда?
   – Прямо сейчас, – предложила Танька.
   – Договорились. Будет вам львиный зев.
   – Только поосторожнее! Не попадись ведьме! – крикнул вслед Вадим.
   – О себе лучше побеспокойся! – Аня встала, отряхнула юбку и двинулась по дороге.
   – Погоди! – из темноты за ней выскочила Таня и, догнав девушку, положила руку ей на плечо. – Извини, я просто хотела тебя проверить. Не люблю болтунов. Знаешь, некоторые болтают себе, а за свои слова вообще не отвечают. Пойдем обратно.
   – Нет, ты же хотела цветов, – Аня осторожно сняла Танину руку со своего плеча. – Я за свои слова отвечаю. Так что будет тебе львиный зев – сколько угодно.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация