А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Простая магия любви" (страница 2)

   Глава 2
   Триумф ведьмы

   Однако следующий день принес сплошные разочарования. Целое утро прошло в бестолковом напряженном ожидании, а когда Аня все-таки выбралась на улицу, первыми, кого она увидела, были Антон и Ольга. Они, как ни в чем не бывало, сидели на лавочке на детской площадке.
   «Не может быть!» – прошептала Аня и поспешила укрыться в подъезде, чтобы сладкая парочка ее не заметила. Стоя у грязного, покрытого разводами и разнообразными надписями окна подъезда, девушка смотрела вниз, где двое на лавочке разговаривали, не сводя друг с друга глаз, и словно бы смеялись над ней.
   «Ищи недостатки в себе, а не в системе», – написала ей Астарот, и Аня впервые почувствовала злость по отношению к наставнице. Подумаешь, умная какая! Возможно, никакой магии и вовсе не существует! Не работает она, и все, и верить в нее так же смешно и нелепо, как в глупые детские сказочки.
   Вскоре позвонила закадычная Анина подруга Лена.
   – Выходи! – весело сказала она. – Тут уже целая компания подобралась, только тебя и ждем!
   Аня тяжело вздохнула. Даже подруге не понять ее проблем! Ленка может позволить себе жить беспечно. Над ней не тяготеет магический дар, который нужно реализовывать, чтобы избежать дурных последствий. Астарот не зря предупредила, что нет ничего хуже ведьмы, внутри которой заперт нереализованный дар, – она приносит несчастья и себе, и окружающим.
   – Что-то случилось? – спросила Лена, обеспокоенная воцарившимся вслед за душераздирающим вздохом ледяным молчанием.
   – Ничего не случилось! Абсолютно ничего! – ответила Аня, едва сдерживая слезы. – Гуляйте без меня, – и повесила трубку.
   Вернувшиеся с работы родители завели разговор о тете и о даче, но Аня не слушала их – у нее и так был тяжелый день, и легла спать пораньше, но долго не могла заснуть, ворочаясь с боку на бок.

   Разбудил ее громкий телефонный звонок. Все еще не желая вставать (кажется, она только-только нормально заснула, избавившись от длящегося почти всю ночь кошмара), Аня натянула на голову одеяло, но навязчивая бодрая мелодия пробиралась и под него, раздражая и не давая ни малейшей возможности нырнуть обратно в теплое спокойствие сна.
   – И кто это такой навязчивый? – пробормотала Аня, все же вылезая из-под одеяла, и, спотыкаясь, побрела в коридор, где лежала телефонная трубка.
   Да, – сонно пробормотала она, принимая звонок.
   – Аня? Привет! Как хорошо, что ты дома!
   Аня болезненно поморщилась. Звонила Маша Пименова, и ничего хорошего этот звонок не сулил. Девушка бросила взгляд на часы. Всего-то половина десятого, добрые люди в это время еще сны досматривают.
   – Я так рада! Спасибо тебе! – частила Маша, и до Ани начало доходить, что что-то здесь не так.
   – На здоровье, – зевая, ответила она, думая, как бы не опозориться перед одноклассницей и как можно незаметнее выяснить у той, с чем связан ранний звонок и за что именно ее благодарят. А то вдруг случайно сделаешь доброе дело и даже не заметишь.
   Но, к счастью, Машу и не нужно было расспрашивать.
   – Вчера я весь день волновалось. Ну, как все получится после того... – Пименова смутилась. – Ну я не знаю, как в таких случаях все происходит... А потом, уже вечером, он позвонил мне, и мы проболтали целый час!
   – Кто позвонил? – переспросила Аня, понимая, что ничего уже не понимает, и чувствуя себя абсолютной и беспросветной идиоткой.
   – Как это кто? Ты что, спишь? Ну просыпайся же! Антон, кто еще?!
   Счастье колокольчиками звенело в голосе Маши Пименовой, и Аня даже потерла ухо, оглушенная этим звоном безоблачного счастья.
   – И?.. – спросила она, не зная, что говорить дальше. Сонливость как рукой сняло.
   – Он расстался с Ольгой! Вчера они поговорили, и он сказал ей, что их встречи были ошибкой!
   – Так и сказал? – не удержалась от легкой иронии Аня.
   Но счастливая Маша не обратила на нее внимания.
   – Примерно так! Не важно! Главное, что он просил у меня прощения, а еще мы сегодня идем с ним в кино и в кафе! Он пригласил меня! И я сразу позвонила тебе, чтобы ты первая об этом узнала. Мы так тебе благодарны!
   – Ага, конечно. На здоровье, – зачем-то повторила Аня.
   – Все, мне некогда! Я в парикмахерскую записалась. Побегу, а то опоздаю! – бойко отрапортовала Маша, и в трубке зазвучали сигналы отбоя.
   Аня поставила трубку на базу и еще с минуту стояла, абсолютно ошеломленная произошедшим, а затем вдруг подпрыгнула.
   – Получи-и-илось! – заорала она счастливым голосом. – У меня все получилось!
   Настроение взлетело до небес. Включив на полную громкость диск группы «HIM», Аня сунула в рот оставленный для нее мамой бутерброд и, открыв шкаф, принялась, пританцовывая в такт мелодии, придирчиво подбирать одежду.
   Собственно, выбирать было почти не из чего. Вкусы Ани и ее мамы существенно расходились не только по вопросу оформления комнаты, но и по части подбора гардероба. И, увы, мама все еще считала свой голос решающим – да так оно и было, поскольку на ее стороне оказались финансы и моральная поддержка Аниного отца, а на Аниной – лишь ее собственные представления. В общем, длинная черная юбка у нее была только одна, зато вполне готичного вида, с воланом по подолу. К этой юбке Аня добавила простой черный топ и украшение в виде серебристых черепов, нанизанных на черный каучуковый шнур, – Ленин подарок, при виде которого мама с папой хором воскликнули: «Немедленно выбрось эту гадость!» – но потом ничего, забыли.
   Подкрасив глаза и наложив на веки темно-серые тени, а на губы – кроваво-красную помаду, девушка с удовольствием оглядела себя в большом зеркале. Образ получился яркий и достойный (и чего маме не нравится?). Черные волосы красиво блестели в свете лампы, подчеркивая белизну гладкой кожи. Кожей Аня гордилась особо. К счастью, у нее даже в пятнадцать лет почти не было прыщиков, а еще она старательно избегала солнца, оставляя вульгарный загар на долю всяких гламурных дурочек. Статус ведьмы обязывал, и тщательно создаваемый имидж нужно было лелеять и поддерживать.
   Аня послала зеркалу последний загадочно-томный взгляд и вышла из дома.

   – Это идет из глубины. Вот представьте, что внутри вас – огненный шар, и выталкивайте его наружу, – объясняла Аня собравшимся вокруг нее девчонкам. Все они сидели на изогнутой лестнице, на детской площадке. Аня – в центре, закинув ногу на ногу, покачивала изящной туфелькой. Все-таки как много зависит от настроения! Вчера она чувствовала себя последней неудачницей и не могла без отвращения смотреть на свое отражение в зеркале, а сегодня – ощущала королевой бала: загадочной, могущественной, уверенной. Дворовая компания казалась ей группой верноподданных, жадно ловящих каждое ее слово, каждый милостивый взгляд. Она царила среди них.
   – Но для этого же требуются способности? – спросила, заглядывая в глаза, веснушчатая Наденька Дюжева, в которой единственно хорошего и было-то – пышные рыжевато-каштановые волосы.
   – Разумеется, – Аня повела плечом, всем видом выражая собственное превосходство. – И еще нужно упорство и уверенность в собственных силах. Магическое действо – это приложение воли мага к объективному миру, приводящее в результате к изменению мира, – объяснила она, в точности повторяя то, что написала Астарот, когда Аня впервые спросила ее о магии.
   Девчонки замолчали – то ли размышляя над фразой, то ли в смиренном осознании собственного ничтожества.
   В общем, день удался. И только Ленка была какая-то скучная. Сперва Аня не замечала этого, увлеченная своей звездной ролью. Но, в конце концов, не обращать внимание на молчание подруги стало нельзя.
   – Ты чего? – спросила Аня, чувствуя раздражение из-за того, что подруга не спешит разделить с ней триумф победы. Говорят, друг познается в беде. Но легко сочувствовать, когда другому плохо, а вот попробуй порадоваться за него – просто так, от всего сердца, без капли зависти.
   – Так, – отмахнулась Ленка, – думаю.
   – И что же, позволь спросить?
   Подруга уставилась на собственные босоножки – переплетение веселеньких разноцветных ремешков.
   – Как понимаю, ты все-таки сделала то, что собиралась... ну о чем ты говорила тогда... – произнесла она, наконец, не поднимая взгляда.
   – Ну, сделала. И что?
   В Анином голосе послышались резкие ноты. Она всегда уважала тактику упреждающего удара – зачем ждать, пока тебя ударят, лучше сделать это первой.
   – А уверена ли ты, что это правильно и справедливо? Воздействовать на чужую волю – подло!
   – Ой, подумаешь! – Аня расхохоталась. – Ты что, Антона не знаешь? Он бы по-любому Ольгу бросил. Вопрос только, как скоро. А потом так же к новой девчонке прицепился. Так почему бы не к Машке?
   – Машка – дура, – заявила Лена неожиданно зло. – Антону нужна не она.
   – А кто же?
   – Другая! Умная, чуткая, терпеливая. Только такая девчонка его характер обломать может.
   – И где же ты такую возьмешь? Что это ты так за судьбу Антона волнуешься? Личный интерес? – хмыкнула Аня.
   – Ты не права, – покачала головой Лена, нервно теребя выбившуюся из «хвостика» прядь волос. – Просто у Антона есть право самостоятельно распоряжаться собственной жизнью.
   – Распоряжается он! Да он за каждой уже побегать успел!.. Ну, почти за каждой, – уточнила Аня, косясь на подругу. Белобрысая, словно бы бесцветная, Лена поджала тонкие губы: как раз за ней признанный ловелас класса никогда не бегал. – И вообще ну его. Будто нет тем поинтереснее!
   Несмотря на то что дело шло к вечеру, припекало солнце, весело щебетали птицы, и спорить о чем-либо вообще не хотелось.
   Ленка отвернулась и замолчала. «Обиделась», – решила Аня, но расспрашивать ее не стала: каждый имеет право пребывать в дурном настроении.
   Тем временем подошли знакомые мальчишки, завязалась общая беседа, и Ане стало не до подруги, тем более что сама она была сегодня на высоте и чувствовала к себе особенное внимание.
   Когда начало темнеть, к компании присоединились Маша и Антон. Парень нежно обнимал свою вновь обретенную девушку за талию, а та счастливо и совершенно невпопад смеялась.
   – Вижу, наши голубки опять вместе! – хмыкнул Колька из параллельного. – Да вот надолго ли?
   – Навсегда! – пылко отрезал Антон, по-хозяйски прижимая подругу к себе. – Маша – лучшая девушка на свете.
   Маша снова счастливо хихикнула.
   «Ну и придурки. Вот уж точно: два дебила – это сила, – раздраженно подумала Аня. – Я права. Они достойны друг друга». И она оглянулась, ища глазами Ленку, чтобы шепнуть ей, что кого-кого, а Антона уж точно жалеть не стоит, но той не было. Ушла и даже не попрощалась. Настроение резко сбавило обороты, и Аня, игнорируя все просьбы потусоваться еще немного, помахала всем ручкой и направилась к своему подъезду.
   Родители сидели на кухне за поздним ужином.
   – А, явилась не запылилась, – сказала мама, доставая из сушилки еще одну тарелку. – Мой руки и иди есть.
   Аня вымыла руки и, сев за стол, принялась ковыряться вилкой в винегрете, отодвигая на край тарелки горошек, который она терпеть не могла.
   – Как, собралась уже? – спросил меж тем папа, накладывая себе добавки.
   – Это куда? – не поняла Аня.
   – Как это куда?! С тетей Сашей и дядей Игорем на дачу. Завтра с самого утра выезжаешь, – огорошил папа.
   Мама, уже закончившая с едой и вымывшая тарелку, вытерла мокрые руки о фартук и укоризненно посмотрела на дочь.
   – Что же это ты вчера все прослушала? И никаких возражений! – строго добавила она, видя, что Аня хочет что-то сказать. – Тебе полезно на свежем воздухе побыть. Покупаешься, позагораешь. А то, ишь, немочь бледная!
   – Фу! Ты же знаешь, я никогда не загораю! – возмутилась Аня. – И вообще, на даче от тоски повеситься можно. Не поеду.
   – Анна Сергеевна! – рявкнул отец. – Что за детство, что за выкрутасы?! Мы уже обо всем с тетей Сашей договорились, так что доедай – и марш собираться!
   – Ах вот как вы со мной обращаетесь?! – обиделась Аня, откладывая вилку. – Как Пушкина – в ссылку? Обо всем договорились, а меня и спросить забыли. Ну хорошо же. А я тогда есть не буду! – она демонстративно отодвинула тарелку и сложила на груди руки.
   – Анечка, – расстроенно воскликнула мать.
   – Не уговаривай ее. Проголодается – поест. И от дачи это ее тоже не спасет, – остановил ее отец.
   – Аня, – мама, тяжело вздохнув, опустилась на стул, – пойми нас, деточка, мы видим, что в последнее время ты просто сама не своя. Твоя компания дурно на тебя влияет...
   – Нет, это я влияю на них дурно, – сообщила Аня. – Ну что же, если я здесь никому не нужна, пойду паковать вещички.

   – Ничего, – успокаивала она себя, – буду жить, страдая в изгнании. В этой деревне наверняка одни придурки, общаться не с кем. Но ничего. Возьму с собой побольше книг, стану читать что-нибудь умное.
   Она подошла к книжному шкафу и наугад выбрала несколько томов потолще.
   Теперь нужно было попрощаться с друзьями. Аня заглянула в аську. К счастью, Астарот была онлайн, она вообще нечасто пропадала из сети, и сначала Аня все удивлялась, почему наставница вечно сидит дома, а потом поняла, что та, благодаря мистической связи между ними, просто оказывается на месте всякий раз, когда действительно нужна.
   «Привет, – написала ей Аня, – меня ссылают в деревню».
   «Крепись, – тут же пришел ответ. – Испытания закаляют. Этой ночью, например, зло пыталось совершить прорыв в наш мир. Нам, хранителям, пришлось встать на защиту. Враждебные проявления сгустились из воздуха и приняли демоническое обличье отвратительных созданий с рогами и кожистыми крыльями, как у летучей мыши. Они издавали ужасные воющие звуки и гремели огромными железными когтями...»
   Аня на секунду отвернулась от монитора, отвлеченная скрипом двери. Но нет – никого. Ей не хотелось бы, чтобы родители прочитали то, что пишет Астарот, – они бы просто ничего не поняли, а вернее, поняли бы совершенно превратно. В самом начале знакомства с Астарот Аню смущали такие описания, но потом она узнала от наставницы, что кроме видимого мира есть еще иной, путешествовать по которому могут опытные, подготовленные души, чья прямая задача – биться со злом и злыми сущностями, которые так и пытаются проникнуть в наш мир. Конечно, в реальности они не появляются в форме бесов – это та оболочка, которую дорисовывает наше воображение, на деле они невидимы, но приносят зло, войны, болезни, катастрофы. И это здорово, что существуют люди, всегда готовые встать заслоном на их пути!
   Ане было приятно, что ее наставница – одна из них. И досадно, что люди даже не знают об этом. Астарот заслужила, чтобы ей оказывали всевозможные почести, но, насколько понимала Аня, в ее обыденной жизни этого не было. Впрочем, Астарот ничего о себе не рассказывала, Аня спрашивала несколько раз, где она учится и чем занимается, но та никогда не отвечала и уводила разговор в сторону.
   Девушка вздохнула и вернулась к тексту.
   «Я вышла против них со сверкающим серебряным мечом, а за спиной у меня были белоснежные крылья, – писала наставница. – Это моя любимая боевая форма. И я дала им бой! Меня ранили, но когда моя кровь упала на моих врагов, им пришлось несладко. Кровь разъедала их, словно кислота. И я победила. На самом деле, все то, что я описала, лишь визуальное выражение нашей схватки. В реальности сражались не наши тела, а наши души – наша воля и наша Сила. К счастью, удалось в очередной раз отразить натиск врагов, но мне даже страшно подумать, что случится с нашей несчастной Землей, если они однажды прорвутся».
   Теперь, прочитав о новых подвигах наставницы, Аня почувствовала стыд. Она-то думала, что ей выпали тяжелые испытания, но по сравнению с подвигом Астарот это всего лишь прогулка, и говорить не о чем.
   «Хотела бы я стать такой, как ты», – написала она.
   «Такой же навряд ли возможно, но я вижу в тебе потенциал. Верь, ты избранная, следуй путем, который укажу тебе я».
   «Я постараюсь», – ответила Аня и вздохнула, сама понимая, как наивно и по-детски звучат ее слова. Рядом с наставницей она казалась неразумным ребенком.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация