А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Простая магия любви" (страница 10)

   Глава 10
   Последний рубеж

   Серебрилась под ярким солнцем покрытая мелкой рябью гладь озера. Качались на легком ветерке камыши, на одном из них, самом высоком, сидела огромная стрекоза с прозрачными светло-голубыми крыльями. Огромные фасетчатые глаза без любопытства смотрели на мир.
   Плеснула волна, лизнув берег, весело защебетали в густой листве деревьев невидимые снизу птицы. Все вокруг наполняла спокойная, неброская, но от того еще более полная радость.
   Аня стояла и смотрела на все это, наслаждаясь каждой минутой.
   Но вдруг девушка ясно почувствовала, что за ней кто-то стоит. Медленно, словно минуты растянулись, как жвачка, она оглянулась.
   За спиной была улыбающаяся Танька.
   – Привет! Это тебе! – сказала она, протянув Ане куклу.
   Аня знала эту куклу. Это была самая лучшая и любимая Танькина кукла – очень красивая мулатка с длинными волосами цвета выгоревшей на солнце пшеницы и застенчивыми зелеными глазами под полуопущенными длиннющими ресницами. Она казалась живой.
   – Это мне? – удивилась Аня, не решаясь протянуть за подарком руку.
   – Конечно, тебе! Я так рада, что ты приехала, – ответила подруга. – Ну бери же, и давай играть. Чур, здесь мой дом!
   – А во что мы будем играть? – спросила Аня, принимая куклу.
   – Как это во что? Во что и всегда! В озерных принцесс. Наш отец – водяной царь – построил для нас этот замечательный дворец...
   Что-то во всем этом чувствовалось не то. Что-то странное, едва уловимое. Может, этот едва различимый гул?
   На дороге, ведущей к озеру, столбом поднималась пыль.
   Присмотревшись, Аня увидела, что по ней на всей скорости несется мотоцикл.
   Поравнявшись с ними, мотоцикл резко затормозил и остановился. Теперь Аня смогла разглядеть, что это новенькая «Хонда». На водителе был глухой черный шлем, но девушке не нужно было видеть лицо, чтобы знать, кто это.
   Она резко повернулась к Таньке, которая смотрела на нее, все так же улыбаясь.
   – Я не буду с тобой играть. И вообще, я тебя ненавижу и проклинаю! Умри! – крикнула Аня, вытянув в сторону подруги палец так, как делала это ведьма.
   Тонкий луч темного света сорвался с ее руки и ударил Таню в грудь. Та вскрикнула, упала на колени. Волосы свесились на ее лицо, и Аня поспешила отвернуться, вовсе не желая видеть наполненные болью глаза.
   Оставив за спиной умирающую среди перешептывающихся сплетников-камышей бывшую подругу, девушка шагнула к дороге, к Лешке.
   Он медленно расстегнул застежку шлема и стянул его с головы.
   А под шлемом было морщинистое лицо бабы Фаи!
   – Попалась, голуба! – с торжеством взвизгнула старуха. – Что, не осталась чистенькой! Говорила же я, что мы с тобой одного поля ягодки! Сила-то моя у тебя! Никуда теперь не денешься!
   Она дико захохотала, тряся головой со спутанными седыми космами.

   И Аня проснулась.
   Сердце тревожно билось в груди, растревоженное ночным кошмаром, но за окном уже было бледное раннее утро. Пели первые птицы. Аня находилась у себя, на втором этаже дома тети Саши, в светлой комнате, обитой деревянными рейками.
   – Какая чушь только не приснится! – пробормотала Аня.
   Она встала и, ежась от пронизывающего утреннего холода, подошла к окну. Каждый глоток свежего воздуха наполнял легкие, тесня тяжесть кошмара, отдаляя его и переводя из состояния «это настоящие» в категорию «это только сон, все пустяки».
   Стараясь согреться, девушка обхватила себя руками. О возвращении в кровать не шло и речи, а дремоты не было ни в одном глазу.
   «До чего дурацкий сон, – думала Аня, переминаясь босыми ногами на голом полу, – дурацкий и бессмысленный. Ну при чем тут игра в речных принцесс?! Забыть! Лучше просто забыть об этом!»
   Она решительно направилась к занавеске, сняла с вешалки джинсы и футболку, переоделась и тихо спустилась вниз.
   Дверь в спальню тети Саши и дяди Игоря была закрыта. На часах нет и шести утра. И угораздило же ее проснуться в такую рань!
   Аня нащупала в прихожей свои кроссовки, осторожно, стараясь не греметь, отодвинула дверной засов и повернула в замке ключ. Дверь открылась легко, без единого скрипа, и девушка вышла на улицу.
   По саду низко-низко стелился легкий туман, но небо было ясным. Наверняка день опять будет солнечным. Аня ступила за калитку и огляделась. Идущая через всю деревню дорога была похожа на стрелу. Всего две стороны. С одной – там, где оперенье, – покосившийся дом старухи, с другой – озеро.
   Аня даже не знала, какая из сторон лучше, поэтому, повернув направо и пройдя между заборами чужих садов, вышла в поле. Вдалеке, за деревьями на холме, темнела ограда деревенского кладбища. Даже не глядя в эту сторону, девушка пошла по полю, покрытому жесткой травой и какими-то мелкими желтыми цветами. Ей не хотелось думать ни о чем.
   Она шла и шла прямо к горизонту, перепрыгивая через кочки и рытвины. Шла, шла и шла...

   Домой Аня вернулась, когда тетя Саша и дядя Игорь уже не знали, что думать от беспокойства. Совершенно незаметно для себя девушка умудрилась совершить прогулку длиной в два с половиной часа.
   Решение было принято, и на душе стало удивительно легко. Наверное, из нее никогда не получится настоящая ведьма, но это не важно. Хорошо, что ритуал приворота Лешки не удался. Пусть он останется с Таней, они здорово смотрятся вдвоем, а она сама уедет домой при первой же возможности. Оставаться на даче опасно. Аня смутно чувствовала, что с бабой Фаей лучше не враждовать – либо подчиниться ей и делать то, что она хочет, либо убраться на всякий случай подальше.
   Аня сложила и засунула в сумку черную готическую юбку. Права баба Фая: не можешь соответствовать, не поддерживай зловещий имидж и не рядись в пафосные тряпки – это выглядит смешно.
   И тут пальцы коснулись мешочка, который дала старуха. Странно, девушка совсем забыла о нем.
   Рука отдернулась, будто Аня наткнулась на холодную скользкую змею.
   От этого лучше избавиться и немедленно вынести из дома.
   Девушка брезгливо, двумя пальцами, взяла грязную тряпку. Теперь нужно придумать, как с ней поступить. Может, выбросить где-то подальше? Или открыть и развеять по ветру – а то мало ли, кто найдет и что из этого получится. С корее всего, без слов заговора содержимое тряпицы не будет действовать. Но вдруг нашедший все же сможет распорядиться им правильно.
   Аня взяла полиэтиленовый пакет и опустила узелок туда, стараясь как можно меньше касаться его. Опять же на всякий случай.
   Со своей зловещей ношей девушка вышла за ворота и снова остановилась, думая, куда отнести мешочек. Самым правильным было бы спрятать его у дома бабы Фаи, но встречаться со старухой Ане категорически не хотелось. Более того, ее от одной мысли об этом пробирала холодная дрожь, несмотря на то что утро было солнечным и жарким.
   Она рассеянно огляделась и вдруг заметила странную фигуру. Стоящий возле кустов сирени парень был похож на обычного Лешку и вместе с тем, казался каким-то другим. Его лицо осунулось, а плечи опустились, словно от тяжести. Нет, это был вовсе не тот Лешка, что пел про любовь к ведьме и гордо, поднимая столбы пыли, носился на верной «Хонде» по кривым проселочным дорогам. Его словно измучили, засыпали серой пылью.
   Он стоял и смотрел на Аню абсолютно чужим затравленным взглядом.
   Девушке стало не по себе. Ей потребовалось сделать над собой усилие, чтобы шагнуть туда, к чужому Лешке.
   – Привет, что с тобой? – спросила она, чувствуя, что в душу закрадывается страх: с Лешкой что-то случилось. У него какие-то проблемы. Может, неприятности в семье? Поссорился с отцом? Кто-то серьезно болен.
   – Со мной... – Лешка задумался, будто мысли с трудом ворочались в его голове. – Нет, ничего. Просто захотелось тебя увидеть.
   – У тебя точно все нормально?
   Лицо парня выразило искреннее страдание.
   – Можно я побуду рядом с тобой? – произнес он словно против воли.
   «Сработало!» – вдруг поняла Аня, и сердце ее провалилось в пятки. Желание осуществилось, но почему-то это не принесло радости. Более того, девушке стало горько и противно. Ей не хотелось смотреть на Лешку, не хотелось видеть его униженным и потускневшим. Разве таким он ей нравился?
   «Терпи! Ты сама это выбрала!» – говорила себе Аня. Зажатый в руке мешочек жег ее руку.
   Лешка молчал и только смотрел на нее затравленным взглядом.
   – Ты извини, мне надо идти, – девушка отводила глаза, чувствуя, что по спине стекает струйка горячего пота.
   Парень вздрогнул, словно его разбудили, и провел рукой по лицу.
   – Это ты прости. Сам не знаю, что на меня нашло, – он повернулся и бегом бросился прочь.
   «Что же я натворила!» – с ужасом подумала Аня.
   Погруженная в неприятные мысли, она медленно пошла по дороге.
   – Привет! – окликнул вдруг знакомый голос.
   Аня оглянулась и с неудовольствием увидела рыжего.
   – Привет, – равнодушно ответила она и пошла в сторону озера, надеясь, что рыжий отвяжется. Только его сейчас и не хватало.
   Но не тут-то было. Олег, сочтя ее ответ разрешением продолжить беседу, пошел рядом и принялся увлеченно рассказывать что-то.
   Аня не слушала его, продолжая думать о своем.
   И вдруг он резко – так, что девушка едва не упала, схватил ее за руку и повернул к себе.
   – Ты не ответила! – сказал он, не отпуская ее запястья.
   На лице рыжего была написана злость.
   – На что не ответила? – очнулась Аня. Он держал ее слишком крепко. Наверняка останутся синяки – у нее это быстро.
   – Так ты даже не слушала! Я так и знал! Откуда это пошло: рыжий – значит клоун?! Меня всегда рыжим и клоуном дразнили! И что оставалось? Делать вид, что мне все по фигу, и кривляться, кривляться, кривляться! А мне это надоело! – кричал он, и лицо его стало багровым. – Я думал, ты особенная! А ты такая же дрянь, как и другие!
   Что же это происходит? Похоже, сегодня решительно все посходили с ума!
   – Отпусти меня! – Аня крутанулась, пытаясь вырваться, но пальцы рыжего накрепко вцепились в ее руку.
   – Я тебя ненавижу! – он распалялся все больше и больше.
   Положение становилось неприятным. И, как назло, никого вокруг.
   – Ну и пожалуйста, ненавидь сколько хочется. Живо отпусти! – закусив губу, Аня пыталась вывернуться, мешочек, который она несла, упал в густую траву.
   – Не получится! – прокомментировал рыжий, глядя на ее напрасные старания. – Надо было больше каши есть и меньше на физре сачковать. Вот видишь, я могу сделать с тобой все, что угодно.
   Он прижал девушку к себе, ловко согнув ей локти.
   Аня изловчилась и пнула его в коленку.
   А рыжий вдруг отпустил ее руки и коротким резким ударом, почти без замаха, ткнул в грудь. От неожиданности и резкой боли Аня упала на дорогу.
   Рыжий посмотрел на нее сверху, сплюнул и, не говоря больше ни слова, пошел прочь.
   А девушка, оставшаяся в дорожной пыли, разрыдалась. Такого унижения она не чувствовала еще никогда.
   Наплакавшись и размазав по лицу смешанные с пылью слезы, Аня отыскала в траве узелок старухи. Ее планы кардинально поменялись.
* * *
   Друзья позабыли о ней, а Таня больше не появлялась у калитки. Наверное, всему наступает предел.
   Несколько раз с дороги доносился рев мотоцикла, но Аня тут же пряталась в доме. Ей не хотелось видеть Лешку. Она просто не могла его сейчас видеть. Таким, каким он теперь стал.
   Лешка, Таня, солнечный берег реки – все это казалось далеким и нереальным. Аня чувствовала себя так, будто стала куклой в чьих-то чужих руках, кораблем со сломанными парусами – игрушкой бушующих волн.
   Позабытая книга, по-прежнему раскрытая на восьмой странице, лежала рядом.
   Аня, закрыв глаза, вспоминала. Чужие слова, произносимые непослушными чужими губами, резкое дуновение холодного ветра среди солнечного спокойного дня, громкий и болезненный, словно вздох, шепот листвы, твердая земля, которую она царапала плоским куском кирпича, затем пальцами, закапывая у калитки маленький грязный мешочек.
   Сделанного не вернешь. Но что будет теперь? Может быть, ничего? Вот она сидит и нервничает, а не случилось ничего плохого. Все абсолютно нормально. Магии вообще не существует, вернее, она существует, но только в детских книжках про мальчиков-суперволшебников.
   «Ничего не сработает, потому что на самом деле я вовсе не хочу этого», – думала Аня, глядя на снующих по дорожке муравьев. Мимо проходили длинные муравьиные караваны, везущие из дальних стран разнообразную добычу. Девушка смотрела на них и думала о рыжем. Он повел с ней себя по-свински, однако почему-то его тоже было жалко. Права ли она, поступив так, как поступила? Очнувшись от ночного кошмара, Аня была уверена, что никогда не последует совету старухи, но потом словно затмение нашло...
   Аня неподвижно сидела на качелях. Как хорошо, что тетя Саша и дядя Игорь ушли к соседям. Сейчас ей необходимо побыть в одиночестве. Совсем одной...
   По дороге, сигналя, проехал милицейский «уазик» и почти сразу за ним – машина «Скорой помощи». Аня проводила их равнодушным взглядом и пошла в дом, позабыв о книге.
   Она залезла в холодильник, достала привезенное из города зеленое яблоко и принялась жевать его.
   Стрелки часов ползли медленно-медленно, и каждая минута казалась равна году. В доме было тихо, даже с улицы не доносилось ни единого звука.
   «Говорят, такая тишина бывает перед грозой», – подумала Аня и даже выглянула в окно, но небо по-прежнему было безоблачно ясным.
   Вот хлопнула входная дверь, и в гостиную, где сидела в кресле Аня, уставившись в выключенный телевизор, вошла тетя. Она выглядела взволнованной и возбужденной.
   – Олег Ситников, такой рыжий мальчик – он ведь из вашей компании? – спросила она без всяких предисловий.
   Аня приподнялась в кресле, уже понимая – не умом, а чем-то, что было глубже и сильнее ума, – что произошло что-то нехорошее.
   – Да. Что случилось?
   Тетя покачала головой и опустилась на диван.
   – Он ведь не с родным отцом живет, а с отчимом... – проговорила она, расправляя на коленях цветастую юбку.
   – Да, и что дальше? – поторопила Аня.
   – Оказывается, отчим его регулярно бил. Ближайшие соседи знали, но не вмешивались – дело семейное, что уж там. А сегодня...
   – Что сегодня?! – Аня уже не могла ждать.
   – Сегодня мальчик крупно повздорил с отчимом, говорят, даже поднял на того руку, и отчим так разозлился, что впал в бешенство и избил Олега до полусмерти.
   – А его мать? – новость была такой ужасной, что Аня просто отказывалась в нее верить.
   – Если здоровый мужик войдет в раж, разве сможешь тут помешать? Мать пыталась вступиться, и ей под горячую руку досталось. Но, конечно, не так, как Олегу. Его на «Скорой» увезли. А этого изверга – в милицию. Но самое страшное, соседи-то обо всем знали и не помешали. Бедный мальчик!
   Аня почувствовала, что все темнеет у нее перед глазами.
   Пошатываясь, она встала и, как слепая, пошла к двери.
   – Анечка, ты куда? – окликнула обеспокоенная тетя.
   – Я вернусь. Мне надо... Одно дело сделать...
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация