А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Бескровная охота" (страница 32)

   – А если починить?
   – Починить нереально. Так же, как и вылечить. Выр стреляет сгустками энтропии, а второй закон термодинамики утверждает, что энтропия может только повышаться. Раз ты получил такой сгусток, пути назад уже нет. Второй закон не может нарушить никто, даже сама сеть. Выр не просто убивает, он дает суперсмерть, смерть в квадрате, смерть в десятой степени. Но этой штукой опасно пользоваться в лесу. В таком лесу.
   – В каком лесу? – не поняла она.
   – Над нами будут миллионы тонн мертвой тяжести. Все это держится на множестве стволов. Если я попаду в ствол, он станет хрупким как гранит или мрамор, он раскрошится под собственным весом. И все, что сверху, обрушится на нас.
   – Тогда, может быть не надо?
   – Надо. Смотри.
   Он взял оружие, напоминающее короткую широкую трубу и щелкнул переключателями. Затем вытащил тонкий тросик с расширением на конце и закрепил его на своем виске. Потом снял рубашку.
   – Ты выглядишь, как боевой слон, – заметила Ася, – я не знала, что бывают такие люди.
   – Не совсем люди. Смотри. Хорошее современное оружие всегда интеллектуально, поэтому дурак не сможет им воспользоваться. То, что мы имеем здесь, не совсем современно, но все же хорошо. Сейчас я напрямую подсоединил выр к своему мозгу. Он будет управляться моими мыслями. Но лишь наполовину.
   – А на вторую половину?
   – А на вторую половину он сам будет управлять мной. Это боевое сотрудничество. У нас с ним общие цели. И вдвоем нам думать легче. Он никогда не попадет в ствол, даже если я сам этого захочу. Если я сделаю глупость, он метя поправит. Если он сделает глупость, я поправлю его.
   – Ты ничего больше не берешь?
   – Беру, а как же. Сейчас подумаю, нам нельзя брать много. Например, возьмем вот этот вейерный резак. Мы воюем с растениями, а в растения нужно не стрелять, их нужно срезать. Ну, и еще много других мелочей. На всякий случай. Вот, это называется огнемет.
   – Он тоже умеет думать?
   – Нет. Но его направляют твоя ненависть или твой страх. Тебе достаточно будет только нажать на триггер, а попадет он сам.

   Шахта сохранилась неплохо, но генератор, запускающий лифт, не работал. Пришлось подсоединиться напрямую к музыканту. Два человека вошли в кабину, и та медленно и со скрипом двинулась вниз. «Приглашаем всех желающих принять участие в бескровной охоте», – облезлой краской было написано на выцветшей стене кабинки. Клочки газет на полу, запах старой мочи. Несколько раз лифт останавливался, затем с трудом сдвигался и полз дальше. Глубина шахты была метров сто. Когда они опустились в самый низ, Охотник снял ботинки и брюки. Теперь он остался только в трусах.
   – Если ты хочешь меня соблазнить, то тебе это удалось, – сказала Ася.
   – Единственная лампа это та, что светит в кабинке. Но ее я отключу через минуту. Здесь будут совершенно темно. Так темно, как в гробу, вкопанном на сто метров под землю. Поэтому ты не сможешь меня видеть. И соблазняться.
   – Тогда зачем ты разделся?
   – Чтобы чувствовать. Мы будем двигаться без света, на ощупь и на слух. Чувствительность моей кожи позволяет ощущать окружающее пространство, так же, как делает это летучая мышь.
   – Люди так не умеют, – возразила она.
   – Я ведь сказал, что я не человек. Я то, чем человек мог бы стать, если бы захотел. А, что это!
   – Что там? – она наклонилась.
   – Битое стекло, – сказал Охотник. – Эти уроды набили здесь целую кучу осколков. А мне прийдется идти босиком.
   – Нет, это невозможно, ты порежешь ноги. А ты точно, не человек. Человек бы в таком случае выругался. Или хотя бы черта вспомнил. Ты так не умеешь.
   Он пропустил ее слова мимо ушей.
   – Не порежу. Но идти будем медленно. Ты за моей спиной.
   Он щелкнул выключателем и свет исчез.

   Глава двадцать восьмая: Комары

   Они шли долго и медленно, никогда не натыкаясь на стволы. Ася послушно брела вслед за Охотником, стараясь молчать и прислушиваться. Тишина была мягкой и плотной, как будто уши заткнули ватой. Тяжелые равномерные шаги впереди звучали спокойно и усыпляюще. Она даже начала зевать и вспомнила, что почти не спала прошлой ночью. Ей казалось, что здесь никого нет, здесь просто никого не может быть. Ствол огнемета холодил спину. Эта железка весила килограмм семь, вместе с баллоном. Лямка уже оттянула плечо. Предохранительный шлем давил на лоб. Охотник все же заставил его надеть, на всякий случай. Сам он имел такой же – тонкий, будто кожаный, напоминающий накладную плешь.
   – Ты точно знаешь, куда идешь? – спросила она, наконец.
   – Приблизительно.
   – Приблизительно? Плюс – минус световой год?
   – Я видел карту рабочих маршрутов, по которым ходили собиратели грибов, – сказал Охотник. – Они всегда обходили четыре точки на территории этого леса, и обходили их как можно дальше. Это не случайность. Я думаю, это именно те места, которые нам нужны.
   – Здесь так темно, что мне мерещатся скелеты, – сказала Ася. – Идти еще далеко?
   – Километра четыре. Или три с половиной. Мы уже свернули с маршрута, ты заметила? Теперь пойдем быстрее.
   – Почему быстрее? Эй, подожди!
   – Нет антропогенного загрязнения, – сказал Охотник издалека. – То есть, нет стекол под ногами. Просто песок. Ты тоже можешь разуться. Так намного приятнее идти.
   Но она отказалась.
   Теперь Охотник шел быстро, так, что она даже запыхалась. Пройдя немного, он остановился.
   – Не пыхти так. Ты мешаешь мне слушать.
   – Я же не могу отключить свои легкие или перейти на дыхание космической энергией. Может быть, ты так и делаешь, но мне нужен воздух, кислород. А его здесь мало. Ты никогда не думал, что нас здесь могут просто задушить?
   – Я учитывал эту возможность, – ответил Охотник. – Помолчи, пожалуйста. Ты слишком много говоришь.
   Они прошли в тишине еще около получаса. Затем Охотник остановился и, судя по звуку, воткнул что-то в песок.
   – Мы пришли, – сказал он.
   – Ты так уверен?
   – На девяноста девять процентов. А теперь зажмурь глаза. Я включаю свет.
   Зажглось что-то вроде маленького фонаря на палке, которая торчала в песке. Фонарь давал слабый голубоватый свет. В этом мертвенном сиянии Ася разглядела скелет, лежащий у самых ее ног. Она закрыла себе рот рукою, чтобы не заорать.
   – Ничего, ничего, – сказал Охотник, – это кто-то из неудачников, которые приходили сюда до нас. Может быть, грибники. Посмотри туда. Видишь холм, там, за вторым рядом стволов? Здесь везде была удивительно ровная почва. Этот холм уникален. Если вход не там, то его нет вообще.
   – Что это? – она посмотрела вверх. – Это уж точно не ветки. Ты заметил?
   – Конечно, не ветки. Это устройства для выкачивания энергии из наших мозгов. Если бы не шлемы, мы давно были бы мертвы. Я, во всяком случае. Насчет тебя ничего не могу сказать, но лучше не рисковать… Послушай.
   Она прислушалась, но тишина оставалась все такой же плотной, близкой и вязкой.
   – Я ничего не слышу.
   – Мы здесь не одни.
   Охотник снял с плеча оружие и бросил его в сторону, не глядя. Массивный металлический обрубок, вместо того, чтобы упасть, повис в воздухе на расстоянии вытянутой руки. Он медленно поводил своим тупым носом из стороны в сторону. Наконец, она услышала.
   Это напоминало звук отдираемого пластыря. Это приближалось сразу со всех сторон. Охотник дернул ее за руку, она споткнулась о скелет и едва удержалась на ногах. Они перебежали ближе к холму. Здесь почва казалась намного темнее, может быть от того, что фонарь светил издалека. В темноте двигались тени, двигались так быстро и так неестественно, непривычно для глаза, что глаз не успевал ничего различить и воспринимал лишь движущуюся бесформенность, движущийся абсурд. Не думая, она потянула триггер и струя огня ударила в промежуток между стволами. Каждый ствол был не меньше метра в диаметре и отсвечивал золотистым, будто металлическим блеском. В свете горящей струи враг на мгновение стал видимым: это были широкие длинные ленты, быстро перепрыгивающие с дерева на дерево и обматывающиеся вокруг стволов.
   Энтропийный выр пыхнул несколько раз и ближайшие ленты упали, рассыпались в прах, будто были сделаны из пепла. За ними двигались новые, это было кипение, водоворот враждебной жизненной энергии – и они были центром водоворота. Выр пыхнул еще раз, потом еще и стал стрелять без остановки.
   – Цветок, – совершенно спокойно, лишь с тихой ноткой задора в голосе, сказал Охотник, – давай мне цветок.
   Она отдала цветок и продолжала палить из огнемета. Огонь действовал на ленты: поначалу они вели себя так, будто не боялись огня, но постепенно поддавались ему все сильнее и сильнее. Ленты начинали дергаться, скручиваться, извиваться и, наконец, загорались.
   Ася попробовала переступить с ноги на ногу и упала: кто-то крепко держал ее стопы. Упав, она выронила ствол огнемета. Ее руки уперлись в упругие живые стебли. Стебли сразу же обвились вокруг ее запястий и локтей. Охотник, не поворачиваясь, поднял серебристый диск резака и что-то с ним сделал. Все ближайшие стебли мгновенно оказались срезанными. Ася посмотрела на свои освободившиеся руки – ни единой царапины. Ничего себе. Но стебли продолжали расти.
   – Иди сюда! – сказал Охотник и быстро пригнулся, уворачиваясь от живой стрелы, прыгнувшей прямо на него. Он дернул Асю за локоть, так, что она потеряла равновесие. Ее ноги проваливались в песок. Она упала и стала погружаться. Попыталась закричать, но что-то гораздо более громкое, чем просто крик, вдруг заорало со всех сторон одновременно. Она ощутила, как чужой звук входит в ее горло, заглушая ее собственный вопль. Потом она с головой погрузилась в песок и провалилась в розовую тьму.

   Вначале ее глаза, ослепленный вспышками, ничего не могли разглядеть. Потом она увидела несколько полос розового свечения, выделяющихся на фоне коричневатой тени.
   – Поднимайся, мы внутри, – сказал Охотник.
   – Мы смогли войти?
   – Это было нетрудно. Шлюз открылся, чтобы впустить цветок.
   – Где мы?
   – В хранилище. Мы вошли. Это значит, что бактерия проникла в мозг. Теперь она будет делать свое дело. Две бактерии, собственно говоря. Ты и я. Это хранилище майнд-энергии. Возможно, не только человеческой. Идем, старайся не наступать на цветы.
   – Я ни за что на них не наступлю, – ответила Ася. – Они очень красивые. Но что мы будем здесь делать? Хорошо, мы вошли, ну и флаг нам в руки, как говорила моя бабушка, а что дальше? Мы ведь должны что-то выключить или переключить? Как мы это сделаем? Здесь есть клавиатура?
   – Я знаю код, – сказал Охотник, – они мне его сообщили.
   – Вирусы?
   – Да.
   – Откуда они его знают?
   – У них везде свои шпионы. На Земле шпионы притворяются людьми. Здесь они притворяются деревьями или травой. Это их проблемы. Главное, что они дают информацию. Наша задача – пустить поток энергии к Земле. На самом деле это нетрудно. Энергия сжата здесь как воздух в надувном шаре. Достаточно сделать одну-единственную маленькую дырочку, и она начнет выходить. Я должен сделать так, чтобы она выходила в правильном направлении.
   – То есть, к Земле?
   – Да. Канал связи с Землей сейчас в рабочем состоянии. Здесь недалеко должен быть распределительный пульт.
   – Почему ты уверен, что он недалеко?
   – Я не говорю об основном пульте, он за тысячи километров от нас. Здесь будет всего лишь что-то вроде маленькой захолустной подстанции. Мы ведь собираемся проколоть только микроскопическую дырочку в этом шаре. Этого хватит. Надеюсь, что здесь, внутри, у них нет охраны… Черт! Я правильно выразился на твоем языке?
   – Абсолютно. Что случилось?
   – Я убил комара на своей лопатке. Теперь нужно спешить.
   – Зачем?
   – Комар может оказаться ядовитым. Он же здесь на просто так. Подожди.
   Охотник снял с ремня что-то небольшое, невидимое в темноте, и помазал укушенное место. Наверное, это было лекарство. Потом приложил к глазам предмет, напоминающий очки.
   – Я нашел, – сказал он. – Это совсем рядом.
   Он бросил очки, или что там это было, под ноги и заспешил вперед. Ася пошла за ним. Сейчас ее глаза так привыкли к этому мраку, что она хорошо различала крупные предметы. Перед нею было поле, усеянное большими каменными шарами не совсем правильной формы. Охотник нажал на ближайший шар и откатил его в сторону. Затем перекатил другой шар на образовавшееся пустое место.
   – Это и есть клавиатура, – сказал он. – Ты разочарована? Хотела увидеть кнопки? Но у растений нет пальцев, чтобы их нажимать.
   – Теперь все в порядке? – спросила она.
   – Да. За исключением двух вещей. Меня укусили еще несколько комаров, это во-первых. Нас обязательно будут ждать на выходе их хранилища, это во-вторых. Но, даже если мы погибнем, мы сделали свое дело, – добавил он довольно весело.

   Алекс не умел пилотировать гравилет. Он даже машину, свой старенький Рено-Бубс, никогда не умел водить хорошо, так, как делали другие – со свистом, гиканьем, с подпрыгиванием на асфальтовых выбоинах. Перед расставанием Охотник дал ему основные инструкции и настроил автопилот на полет к Харону. Это оказалось не так уж и сложно, потому что от Планеты Бурь была натянута прямая гравиструна. Струна порядком засорилась и провисла, поэтому всю дорогу гравилет сильно трясло. Алекс ничего не мог с этим поделать. Он так и не смог выспаться или хотя бы отдохнуть. К тому моменту, когда кораблик завис над посадочной площадкой, Алекс уже находился на пределе: он был устал, зол и вообще ему все надоело. Хотелось что-нибудь разбить или набить морду кому-нибудь не слишком сильному. Последнее даже лучше.
   Он не брился и не умывался уже четыре дня. Не чистил зубы три недели. Не стриг ногти больше месяца. И очень давно не смотрелся в зеркало. Но все это его устраивало. Не устраивало лишь то, что не было никакой возможности отдохнуть. За все время полета он ни разу не преклонил головы, лишь только он прикладывал голову к какому-нибудь предмету, как все вокруг начинало подпрыгивать и предмет пребольно стукал Алекса в висок. Из-за тряски невозможно было спать даже на мягкой подушке.
   Алекс взял то снаряжение, которое было в списке, и приготовился уже надевать защитный костюм, как вдруг краем глаза заметил что-то необычное. В углу, под креслом, из-под ковра высовывалась зеленая веточка. Алекс нагнулся и выдрал елочку с корнями. Нет никакого сомнения. Это она. Точнее, они. Все это время Тиссернаусы были на корабле.
   После этого он потратил еще несколько часов, ползая под креслами и проверяя все укромные места. В результате он имел около сотни вырванных ростков, некоторые из которых были совсем маленькими, а другие, самые большие, величиной с ладонь. Алекс сжег их в бортовом инсинераторе и сразу почувствовал себя лучше. Усталость не прошла, зато раздражение как рукой сняло. Тогда он побрился, подстриг ногти, почистил зубы и надел свежее белье. После чего лег и проспал три часа. Затем умылся, хорошо позавтракал и почувствовал себя человеком. Перед тем, как выходить на Харон, он взял с собой легкое оружие – простой игловой пистолет. Как ни крути, а там на станции около сорока человек, хотя все девчонки, если только не выжил однорукий.
   Он вышел на посадочную площадку и осмотрелся. Здесь все осталось по прежнему. Все так же гуляли вдоль близких горизонтов квантовые смерчи. На защищенной части площадки собралось много пыли, и на ней отпечатались следы маленьких ножек. Следов было не мало. Видно, девушки частенько выходили сюда, чтобы полюбоваться звездами и помечтать о корабле, который выплывет из дальних пространств и увезет их отсюда. И желательно, чтобы на таком корабле завелся принц, хоть какой-нибудь маленький дохленький принцик. Все девушки одинаковы. Алекс вошел в шлюз и мгновенно получил мощнейший удар по шее.
   Он свалился, но не потерял сознания. Света не было, кто-то его выключил. Второй удар пришелся по спине, но Алекс не стал дожидаться третьего: он начал палить из пистолета в сторону предполагаемого противника. Послышался звериный вой. Ага, сволочь, иглы тебе не понравились!
   Внутрення дверь распахнулась и нечто человекоподобное бросилось бежать по коридору. Противник удирал. Алекс послал вдогонку еще несколько игловыстрелов. Эти иглы – отличная штука. Они не просто вонзаются в плоть, а еще и растопыривают микроусики, для фиксации, а затем начинают всверливать свое болевое жало. Болевое – потому что оно оборудовано электронным усилителем боли. Ты у меня еще не так завоешь, кем бы ты ни был!
   Внутри станция преобразилась. Порядок, комфорт и умеренная роскошь сменились мусором, вонью и блевотиной на каждом шагу. Стены были исписаны нецензурными выражениями, с уймой орфографических ошибок. Все хрупкие предметы разбиты, и осколки валялись поблизости, втоптанные в ковер беззаботными ногами. Алекс прошел по центральному коридору, ожидая, что враг еще раз проявит себя. Но враг не появился.
   У ботанического сада он остановился, чтобы натянуть защитный шлем. Шлем был сделан из тягуче-упругого вещества, отдаленно напоминающего резину. Особенно важно, чтобы шлем прикрыл оба виска. Надев шлем, Алекс вошел в сад. Здесь уже не осталось никаких экзотических растений – лишь взрослые откормленные Тиссернаусы пушистились здесь и там. Елочки стояли метра по два в высоту каждая. Алекс выпустил в ближайшую заряд игл, но та даже не колыхнула ветвями. От игл ей было не холодно и не жарко.
   Тут же, в саду, он нашел двух в доску пьяных девиц с расцарапанными физиономиями. Обе валялись в траве почти голые, в порванных остатках одежды. Разбудить их не удалось.
   После этого он спустился на нижний уровень. Здесь были технические этажи и кое-какие административные помещения. Он вошел в один из офисов и попробовал включить компьютер. Ничего не работало, все было сломано.
   Выходя, он услышал шорох за спиной и мгновенно выстрелил. Иглы полетели широким веером и забарабанили как дождь. Одна игла вонзилась в руку длинноволосой девушке с восточными чертами лица. Та не стала кричать, а молча бросилась под стол, проползла там, надеясь пробраться к выходу, но в последний момент была поймана за волосы.
   – Стой! – закричал Алекс. – Ты кто такая?
   – А ты кто такой?
   – Я человек с Земли.
   – Врешь!
   – Правда. Давай вытащу иглу.
   Он выдернул иглу и промокнул куском бумаги каплю крови.
   – Все будет хорошо, – сказал он. – Рассказывай, что тут у вас.
   – Я расскажу, если ты пообещаешь его убить.
   – Кого?
   – Однорукого дьявола.
   – Я обещаю сделать так, что он тебя больше не обидит. Это нормально?
   – Нормально. Но если ты захочешь меня изнасиловать, я прокушу тебе горло в первую же ночь. Я не твоя женщина.
   – Хорошо, – сказал Алекс, – кусай на здоровье, мне не жалко. А теперь садись и рассказывай.
   – Вначале он был нормальным, – начала девушка, – и он всем нам немножко нравился. Некоторым даже не немножко. Некоторым даже очень. У него не было руки, но на Земле ведь такое лечат, а еще лучше, когда делают протез. Я слышала, что современные протезы в сто раз лучше обыкновенной живой руки. Ну ладно. А потом он стал распускаться. Почувствовал себя единственным самцом в стаде, по-моему. Стал к каждой приставать и всех лапать. Он был очень сильным, мы бы никак с ним не справились. И он умел хорошо драться. Он рассказывал, что когда-то был главным охранником на этой станции. Он показывал свои мускулы и всякие разные штучки и нам это очень нравилось. А потом он начал командовать. То есть, распоряжаться. Он обращался с нами, как со служанками. А если мы не слушались, он нас бил. Мы ничего не могли с этим поделать.
   – А если собраться вместе?
   – Да какое там вместе! Мы же сразу разделились. Человек десять девчонок сразу стали его свитой, и он объявил их своими любимыми женами. Остальных он называл стадом. Вечерами он начинал охотиться за стадом. Ловил кого-то и насиловал. А любимые жены помогали держать. Постепенно он опустился. Стал много пить и с каждым днем все больше. У него выросла черная борода и длинные ногти. Он не мылся и вонял. Его любимые жены от него не отставали, все как одна. Он становился злее и злее. А три дня назад он убил первую из нас, которая не хотела ему покориться. Ударил по голове и убил. Вчера, кажется, убил еще двоих. Одну случайно, а вторую за что-то наказывал. Но я точно не знаю, меня там не было. Теперь мы прячемся. Вот и все. Таких как я осталось лишь трое или четверо, я точно не знаю.
   – А все остальные?
   – Все, кто с ним переспал, стали его женами. Они копировали его привычки, они стали такими же злыми и пьяными. Очень хорошо, что у него нет оружия. Он все время его искал, говорил, что здесь, на станции, оружия на самом деле полно, только надо его найти и что-то открыть. А у тебя есть оружие. Только я все равно не стану твоей женой.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация