А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Бескровная охота" (страница 30)

   – Откуда они здесь взялись?
   – Они здесь живут. Наверное, они жили здесь еще за миллион лет до прихода людей, они продолжают здесь жить и сейчас. Это их дом. А мы их завтрак.
   В этот момент большой пуркадин прыгнул. Его лапы не достали до карниза всего сантиметров на двадцать. Охотник среагировал мгновенно: швырнул камнем ему в голову. Звук был такой, как будто камень ударился о чугунную болванку.
   – Надо же, я попал ему в нос! – огорчился Охотник. – Его нос такой прочный, что пуркадин не чувствует боли. Я хотел ударить его в глаз. Ну ладно, это не важно. Я пошел. Здесь ты в безопасности. Сиди и жди меня.
   – Что?!!
   – Сиди и жди. Они не смогут допрыгнуть. Максимум, он схватится когтями за край. Подтянуться все равно не сможет. Если все-таки уцепится, бери большой камень и бей его без сожаления по лапам. Чуть выше того места, где выдвигаются когти. Там ему будет больно. Ну, я пошел. Можешь поцеловать меня на прощание.
   – Ты вернешься?
   – Если все будет в порядке.
   – Что я буду есть и пить?
   – Но я же не ухожу на месяц! А недельку можно прожить и голодной. Это я пошутил. Просто сиди и не высовывайся. Не вздумай пойти со мной, ты просто сорвешься со стены.
   – Не вздумаю даже в страшном сне. Подставляй щеку.

   Глава двадцать шестая: Проклятый корабль

   Великий Сасино услышал шум и крики. Что-то происходило за дверьми. Великий Сасино даже не успел встать из-за стола, как дверь вылетела с грохотом, и в комнату ворвался большой человек без наручников. Тот самый, который был в наручниках еще два часа назад и задавал вопросы Великому Сасино.
   – Кошмар, – сказал Охотник и отшвырнул стол в сторону. Великий Сасино отошел к стене. Он уже понял, с кем имеет дело. – Кошмар, вся ваша техника гнилая и поганая. Я сломал два вездехода, прежде чем доехал сюда. Твои люди совсем не умеют драться. Ты что, их плохо кормишь?
   – У них нет оружия, – ответил Великий Сасино.
   – Я заметил. Почему?
   – Это долгая история. Я могу тебе ее рассказать.
   – Рассказывай. Только подойди сюда. Стой здесь, чтобы я смог тебя достать. При первой же гадости с вашей стороны я тебя убью. Ты в этом сомневаешься?
   – Как я могу сомневаться в искусстве настоящего охотника?
   – Вот так-то лучше, – сказал Охотник. – А я тебя сразу узнал, в первую же секунду, когда твоя рожа появилась на экране. Ты на самом деле Великий Сасино?
   – На самом деле, – устало сказал пират.
   – Тогда тебе должно быть семьдесят два года. А выглядишь ты на сорок. Кто-то из нас сошел с ума.
   – Это проклятый корабль, – сказал Великий Сасино, – это проклятый корабль.
   – Я слышал много сказок о проклятых кораблях. И о летучих Голландцах. Это просто выдуманные истории.
   – Это не сказка. Это правда.
   – Тогда я тебя слушаю, – согласился Охотник. – И не вздумай бузить. Я тебя предупредил.
   – Когда-то мы были лучшими, – начал Великий Сасино, – нами пугали детей. И это было правильно, ведь мы были самыми жестокими, самыми беспощадными, самыми дерзкими. Но однажды мы совершили непоправимую ошибку. Мы слишком много возомнили о себе. Мы, то есть, я. От беспредела всегда рано или поздно поедет крыша. Тогда я этого не понимал, потому что был молодым и не понимал вообще ничего. Меня просто все боялись, все подряд, и поэтому я чувствовал себя богом. Мы наехали на саму сеть.
   – Как это возможно?
   – Глупо, да? Но тогда сеть была не так сильна, как сейчас. Сейчас даже последний идиот не захочет с ней связываться. Если честно, то я думал, что за сетью стоят люди. А если есть люди, то с ними можно разобраться. Это сейчас мы знаем, что сеть сама по себе. У нас тогда было два или три пиратских вклада в сетевом банке. Разумеется, никаких процентов мы не получали. Я решил, что это несправедливо, и предложил разобраться. Сеть прислала своего представителя. Это был человек, а может быть, он просто притворялся человеком. Он вел себя нагло, с большим самомнением. Я долго не думал, я вообще не умел долго думать в то время. Я приказал своим людям его убить. Они убивали его со всем искусством. Они растянули это удовольствие на целый месяц, так, чтобы каждый мог принять в нем участие. Мои люди всегда были большими затейниками. Тогда у меня было почти десять тысяч человек. Сейчас – столько же.
   Мы думали. что это нам сойдет с рук. То есть, я так думал. Конечно, сеть не оставила бы такой случай без внимания. Но я был согласен ввязаться и в войну. У меня была лучшая техника в известной части вселенной, лучшие люди. Я был очень жесток и бесстрашен. Но сеть не стала на нас нападать, она просто сообщила, что с такого-то времени нам запрещается убивать. Конечно, мы не послушались. Сразу же после этого запрета, в тот же день, мы казнили трех заложников, которых держали уж не помню для чего. Мы их казнили – и ничего не произошло. По крайней мере, поначалу. Ничего не происходило до самого наступления темноты. А темнота у нас обычно наступает в полночь, по внутреннему времени.
   – Что же случилось в полночь?
   – А в полночь они вернулись.
   – Все трое? – спросил Охотник.
   – Нет. Тридцать шесть человек. Из каждого убитого стало двенадцать. Каждый из них раздвенадцатерился. Ну, понятно, мы только посмеялись и скормили их пуркадинам. Всех этих тридцать шесть оживших друзей. Но на следующую ночь их стало еще в двенадцать раз больше.
   – То есть, – Охотник задумался, – то есть, их вернулось четыреста тридцать два человека?
   – Может быть, я не силен в математике, – ответил Великий Сасино. – Но это уже было слишком. Конечно, мы могли бы убить и этих, но если бы они вернулись на следующий день еще раз, их бы стало не меньше чем нас. А потом в десять раз больше. Кому это надо?
   – И что же вы сделали?
   – Ну, мы выбрали десяток из них и снова бросили пуркадинам. На следующую ночь они вернулись, умноженные на двенадцать. И тогда мы поверили, что нам сеть не победить. Мы больше не могли убивать. А что такое пират, который не может никого убить? Мы больше не могли воевать, мы не могли нападать, захватывать корабли, мы ничего не могли. И, даже если бы какая-то шваль решила на нас наехать, мы бы не смогли победить ни в одной разборке, потому что нас могут убивать, а мы не можем. И нам пришлось прятаться. С тех пор мы висим здесь и аккуратно ловим все, что пролетает мимо. Но этим дело не закончилось.
   – Этим только началось? – предположил Охотник.
   – Вот именно. Я подозреваю, что сеть на самом деле творит беспредел еще больший, чем творили мы. Она самый большой пират в этой вселенной. Все мы перед ней козявки. Конечно, она не оставила нас в покое. Те сотни мертвецов, которые вернулись, они были не просто мертвецами. Они помнили, кто их убил, и они не простили.
   – Они убили твоих людей?
   – Нет. Если бы. Они собирались по двенадцать, и, самое главное, они ничего не говорили, не говорили даже между собой, они всегда молчали и все делали молча, так вот, они собирались по двенадцать, и, как только их обидчик ложился спать, становились все вместе вокруг его койки. Наклонялись и смотрели в глаза. Заснуть было невозможно. Первые ночи мы совершенно измучились. Мы пробовали прогонять их, запирать их и запираться самим, ничего не получалось. Они снова возникали у койки. И снова смотрели в глаза. Тогда, когда люди совсем услали, они все же начали засыпать. Из этого тоже ничего не вышло. Эти оборотни брали руки, ноги, прикладывались к шее, прокусывали кожу и начинали пить кровь. Никто не может спать, когда двенадцать вурдалаков сосут из него кровь. После первых двух недель люди дошли до такого состояния, что перестали отличать сон от яви. Еще неделю спустя мы научились спать стоя. Затем научились спать во время ходьбы, во время работы, во время разговора. Мы научились спать и не спать одновременно. А вурдалаки все время ходили за нами по пятам. Они ждали, пока мы свалимся. И некоторые, действительно, валились. Они набрасывались на человека и начинали сосать. Они хлюпали и чавкали, они были страшно голодны.
   – Они многих убили? – спросил Охотник.
   – В том-то и дело. Ни одного. Они высасывали человека до синего состояния, а на следующую ночь, ровно в двенадцать, высосанный возвращался живым. И он был таким же усталым, как и сутки назад. И снова ему приходилось спать стоя, спать во время работы, спать во время разговора. Мы не могли умереть. Вскоре многие захотели покончить с собой. Они испробовали все: лезвия, яд, радиацию, веревку, пули, даже бомбы. Они умирали, но на следующую ночь возвращались опять. Прошло время, и мы заметили, что не можем умереть об болезней. Мы перестали болеть. У нас на борту было полно биологического оружия. Когда всем стало невмоготу, мы решили умереть вместе и просто разбили пару пробирок. Ничего не случилось. То есть, случилось, все мы умерли в жутких муках. Потом снова вернулись. Потом снова умерли в жутких муках, потому что инфекция еще не исчезла. Мы умирали десятки, а может быть, и сотни раз. Но мы так хотели спать, что часто даже не знали, живы мы или мертвы. Наконец, инфекция перестала действовать, и мы поняли, болезнью нас не возьмешь. Тогда мы стали ждать старости. Ты понимаешь, что произошло.
   – Понимаю, – ответил Охотник, – вы перестали стареть, правильно?
   – Абсолютно. Никто из нас не старел. Это был ад, и это остается адом до сих пор. Мы перепробовали все возможные способы смерти, вплоть до самых ужасных, надеясь, что ужасная смерть окажется последней, все зря. Это длится уже больше тридцати лет. Сколько это будет продолжаться?
   – Миллиард столетий, – ответил Охотник, – или миллиард миллиардов столетий, насколько я знаю сеть. Она ведь не разменивается по мелочам. Это будет продолжаться до тех пор, пока существует сама сеть. Ты знаешь, что она сама говорит о своей смерти?
   – Никогда не слышал.
   – Она говорит, что исчезнет тогда, когда существа породы Ырь перестанут жевать. Но никто из людей не знает, кто такие существа породы Ырь. Во всяком случае, она не будет жить бесконечно.
   – Есть еще одна возможность, – сказал пират. – Мы, конечно же, пробовали связаться с сетью и вымолить у нее прощение. Вначале она просто не хотела с нами разговаривать, и так было долго. Но наконец она ответила.
   – И что же она ответила?
   – Она сказала, что есть способ умереть. Мы умрем, если будем убиты сразу, все десять тысяч человек одновременно. При этом нас из сострадания должен убить один из наших пленников, которому мы причинили муки. И этот пленник по собственному желанию должен умереть вместе с ними.
   – О! – сказал Охотник, – вы его ловите, мучаете, рассказываете свою историю, а он из сострадания умирает вместе с вами? Гарантирую, что такого человеколюбца вы не найдете. Лет сто назад они все вымерли. Или двести. Тогда еще можно было отыскать какого-нибудь фанатика-миссионера, который бы согласился пожертвовать собой рази кучи негодяев. Но сейчас люди стали проще. Ни один человек на это не пойдет. Нет смысла.
   – Но ведь есть сказка, в которой красавица целует чудовище, – сказал пират.
   – Во-первых, ее при этом не убивают. Во-вторых, это чудовище лишь внешне, внутри оно прекрасно. Вы же – чудовища и в душе. Хотя лично я испытываю к вам добрые чувства.
   – Правда? – удивился пират.
   – Ага. Когда я был совсем маленьким, меня пугали Великим Сасино. Ты был как Синяя Борода, только намного реальнее. Я видел твои портреты, я читал списки твоих жертв, я слышал о твоих преступлениях. Многие мальчики избирали тебя своим героем. А потом ты просто исчез. Никто не знал, куда ты делся. Ты так и остался для меня сказкой, рассказанной на ночь.
   – Технические проблемы мы решили, – сказал пират.
   – А именно?
   – Мы имеем здесь на корабле тысячи способов мгновенного уничтожения. Если бы кто-то согласился нажать кнопку и умереть вместе с нами, это было бы совсем несложно. Поэтому я хочу…
   – Ты хочешь, чтобы я поговорил со своими друзьями и предложил им эту идею. Может быть, кто-то согласится. Уверяю тебя, не согласится никто, – сказал Охотник.
   – И все-таки, ты попробуй.
   – Попробовать я могу, – сказал Охотник. – Но откуда я знаю, что ты не врешь? Может быть, ты мне рассказал сказку, а как только я потеряю бдительность…
   – Настоящий Охотник никогда не теряет бдительность.
   – Разумно.
   – И ты можешь проверить мои слова сам. Убей меня в тысячный раз.
   – Прямо сейчас?
   – Прямо сейчас, – сказал пират.
   – Хорошо, ты умрешь без мучений.
   Охотник протянул руку к шее Великого Сасино. Через пару секунд все было кончено. Пират лежал на полу с выпученными глазами.
   – Мертвяк как мертвяк, – сказал Охотник. – Ладно, подождем до полуночи.

   – Я сделаю это, – сказала Лора.
   – Ты? Зачем? – удивился Охотник.
   – Я сделаю это при одном условии. Точнее, при двух. Во-первых, ты сказал, что они будут меня пытать. Пусть пытают меня не слишком старательно. Я не хочу терпеть сильную боль. Во-вторых, способ смерти должен быть таким, чтобы не повредить ни одну инфо-систему этой станции. Это возможно?
   – Думаю, что да. Он сказал, что имеет в запасе множество разных способов.
   – Тогда я должна тебе кое-что сообщить. Не знаю как ты это воспримешь.
   – Как плохой прогноз погоды.
   Она криво улыбнулась и постучала пальцами по столу.
   – На самом деле я не человек. Я просто программа в человеческом теле. Мне жаль тебя разочаровывать.
   – Я знаю это, – сказал Охотник. – Я догадался уже давно.
   – Да? Тем лучше. Я хочу войти внутрь инфо-системы этой станции и остаться там, – сказала Лора, – мое тело умрет, но самая я останусь жить. На самом деле, мое тело уже умирало несколько раз, да и вообще, это не мое тело, оно совсем мне чужое. Я даже не успела как следует к нему привыкнуть. Здесь достаточно большое инфо-пространство, его хватит на сотни таких, как я.
   – Что ты с этого имеешь?
   – Кое-что.
   – Кое-что – это не ответ.
   – Допустим, – сказала Лора, – допустим, что я буду здесь жить не одна.
   – С Тюриным? – спросил Охотник. – Но он ведь сволочь распоследняя. Он сбежит от тебя при первой же возможности.
   – А здесь у него не будет такой возможности. К тому же, прежде чем выпускать его на волю, я подправлю некоторые его файлы. И он больше никуда не сбежит. Кстати, откуда ты знаешь о Тюрине?
   – Я беседовал с ним, – ответил Охотник. – Ты же не думаешь, что я стану терпеть неизвестного постороннего человека на своем корабле?
   – Он не человек.
   – Я неправильно выразился. Постороннюю личность.
   В этот момент виртуальный экран проснулся. За ним было все такое же усталое лицо Великого Сасино. Охотник посмотрел на циферблат, вмонтированный в стол, циферблат показывал внутреннее время. Ночь. Десять минут первого.
   – Я вернулся, – сказал пират.
   – Ты опоздал на десять минут.
   – Меня задержали дела.
   – У меня для тебя новость, – начал Охотник.
   – Я знаю эту новость, – ответил пират. – Твоя подруга согласна умереть за нас. Мы это ценим. Семь минут назад ко мне явился посланник сети, чтобы сообщить это.
   – Но мы поговорили об этом всего пять минут назад, никак не семь, – не поверил Охотник.
   – Это не имеет значения. Ее пути неисповедимы. Для нее нет ни времени, ни временных барьеров. Посланник, который пришел, был тем самым человеком сети, которого мы убили тридцать лет назад. Тем человеком, с которого все началось. Сеть вернула его к жизни.
   – Ну что же, одним грехом меньше, – сказала Лора.
   – Он сказал, что сеть меняет условия нашего соглашения. Мы можем умереть, но мы не исчезнем. Специально для нас будет создана планета козлоидов.
   – Козлоидов? – удивился Охотник.
   – Маленькая планета, на которой будет править посланец сети. Тот, которого мы убили вначале, тот, который пришел сейчас. Мы все будем его рабами. Нашей обязанностью будет бесконечно ему угождать. Каждый, кто вызовет его гнев или неудовольствие, будет превращен в животное: в биологически полноценного козла. Все мы будем отзываться на номера и называться козлоидами, вместо людей.
   – Хорошо придумано, – сказал Охотник. – Я всегда считал, что простая смертная казнь – слишком малое наказание для больших убийц. Просто ничего хуже смертной казни придумать было невозможно. Теперь сеть исправила эту несправедливость. Может быть, ваш пример кого-нибудь образумит. Итак, вы согласились?
   – Да, – ответил Великий Сасино, – мы согласились стать козлоидами. А что, у нас был другой выход?
   – Каждый сам виноват в своих проблемах, – сказала Лора. – Мне вас, ребята, ни капельки не жаль. Только не вздумайте сделать мне слишком больно, иначе я отказываюсь нажимать ту самую кнопку.

   Лора осталась на станции. Теперь их было трое. Они задержались на сутки, зато теперь вместо маленького гравилета они имели отличный большой лайнер с превосходным вооружением. Тот самый проклятый корабль, который был ставкой Великого Сасино тридцать лет назад. Все эти годы проклятый корабль не летал. Его вооружение было просто невероятно в свое время, но теперь, по прошествии стольких лет, оно стало просто очень хорошим. Проклятый корабль был способен разнести одним выстрелом небольшую планетку. При желании мог уничтожить целую планетную систему. Жилые отсеки были рассчитаны на двенадцать тысяч человек, но управлялся корабль всего одним пилотом. Не забыл был и старенький гравилет: он покоился где-то в глубине чрева этого технического чудища. Когда будет нужно, он снова взлетит.
   Системы очистки хорошо работали все это время, и внутри не было даже пыли. Все выглядело так, будто хозяева только вчера закончили генеральную уборку и тихонечко ушли. Смущал лишь дизайн панелей, приборов, комнат, тренажеров, оружия и всего, всего, всего. При первом же взгляде на все это современный человек ощущал запах нафталина. Все-таки, за тридцать лет эстетика поменялась. Зато Асе корабль понравился. Она сразу почувствовала себя как дома. Она даже призналась, что все это время жила в мире будущего, как в большом и комфортабельном туалете, который ей подсунули вместо жилой комнаты. Будущее казалось ей таким же ненастоящим и неправильным, как могло бы показаться какой-нибудь ограниченной старой деве, если бы такая еще где-нибудь существовала. Впрочем, на самом деле, Ася и была старой девой, родившейся около сорока лет назад, или даже больше. Она тоже помнила страшные истории о Великом Сасино.
   – Почему ты решил взять меня с собой? – спросила она.
   – Хотел напроситься на поцелуй.
   – Ну это понятно. А еще?
   – Это все-таки пираты. Я знаю, что могут сделать пираты с семнадцатилетней девушкой, особенно с такой привлекательной.
   – А Лора? Что бы сделали с ней?
   – Ничего такого, что бы ей не понравилось. По крайней мере, поначалу. Она женщина простая и ее тело привыкло к удовольствиям. Это сразу видно. Но даже не в этом дело. Я должен был спасти именно тебя.
   – Почему?
   – Когда мы прибудем на планету Бурь, мне понадобится твоя помощь… Остается три минуты. Давай выключим свет.
   Они выключили свет, и Охотник настроил режим максимальной прозрачности. Стена перед ними исчезла. Невдалеке, в какой-нибудь тысяче километров от них, висела маленькая планетка, уже не пытающаяся никого обмануть. Она уже не выглядела как громадный самородок – лишь как неровная металлическая капля с шершавой поверхностью. Оставалось две минуты. Затем минута с небольшим – до того момента, когда Лора нажмет кнопку и люди на станции умрут. И вдруг что-то случилось: позади станции зажглась новая звезда.
   Первые секунды звезда светила ярко, затем поблекла и стала быстро увеличиваться в размерах. Сработали защитные системы корабля, распознав гравитационную атаку.
   – Что это? – спросил Алекс.
   – Рождается новая планета, – ответил Охотник, – планета козлоидов. Смотри, как она растет.
   Планета раздувалась с каждой секундой. Наконец, она замерла и совсем потемнела. Она имела голубой оттенок, который заставлял вспомнить Землю.
   – Эта сеть, – сказала Ася, – она слишком сильна.
   – Согласен, – ответил Охотник. – Она слишком сильна и делает лишь то, что хочет. Никто из нас не в безопасности. И никто из людей никогда не будет в безопасности. Никогда во веки веков. Это страшно. Но насколько это страшно, покажет лишь будущее. Нам нужно с этим смириться. Идиллические века верховенства человеческой расы прошли. Они никогда не вернутся. Бунт невозможен – или ты погибнешь, как суслик под катком асфальтоукладчика. Теперь наступило ЕЕ время. Что это? Вы слышите?
   В глубине корабля раздался протяжный вой. Невозможно было понять, вой человека, или вой зверя. Затем к вою присоединились многие голоса, и он сменился ревом, мощным, но далеким. Рев не прекращался. Казалось, что в нем слышатся ликующие нотки.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [30] 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация