А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Бескровная охота" (страница 27)

   Все старые цивилизации были маленькими, компактными и немногочисленными. Зато теперь грядка разрослась до размеров всей планеты. Они специально размножили вас до предела. Отсюда демографический взрыв и сексуальная революция двадцатого века. Урожай огромен, но почва истощилась. Вы больше не способны родить гениев и гигантов. И вот в начале двадцатого они пришли, чтобы убить вас. Они пришли в золотое время, время последнего расцвета вашей культуры, пришли, чтобы срезать вас под корень, чтобы сожрать вас полностью. Они пришли незаметно, и незаметно вы начали тупеть. Больше двух веков вы тупели и утрачивали мозговой потенциал. Теперь у вас не осталось ни образования, ни культуры, ни ума. Пустыня культуры, мозговая мель. Но Тиссернаусы уже не уйдут, они срежут вас до корней, сожрут все, что только можно, перекопают грядку и обоснуются на вашей гостеприимной планете. Людей больше не будет. А следующими станем мы, или еще кто-нибудь. Но, к вашей чести, мы никогда не будем так вкусны, как были вы. Люди – это странный цветок, который вырос из крови и боли. Вся ваша история – сплошная живодерня. И, несмотря на это, вопреки этому, или, может быть, благодаря этому вы вырастили в себе нечто невероятное. Некоторые ваши мозговые ценности были так высоки и так неповторимы, что…
   – Что нас обязательно должен был кто-то сожрать, – перебил Охотник. – Но не будем говорить в прошедшем времени. Что можно сделать?
   – Подожди, я чувствую запах огня, – встревожился вирус. Он встал и обернулся. В ста метрах за их спинами разгоралась пламя.
   – Нет! – сказал вирус и заорал, – Нет!!!!!!!!!!!!

   Алекс поджег деревья и нырнул в темноту. Но не успел он сделать и трех шагов, как множество конечностей схватили его сзади. Он обернулся и увидел, что борется с деревом. Он попробовал вырваться или хотя бы отломить несколько веток, но ему это не удалось. За несколько секунд огонь поднялся в человеческий рост и отлично осветил все вокруг. Деревья горели, как свечи. Две одинаковые фигуры бежали в сторону огня. Алекс прекратил борьбу – дерево было явно сильнее.
   – Вот и все, – сказал ему внутренний голос, – теперь вы все умрете.
   – Кто ты? – спросил Алекс шепотом.
   – Я твой страшный враг. Сейчас я внутри тебя. Теперь тебе некуда от меня деться.
   – Кто ты? – повторил Алекс.
   – Я объясню тебе это за минуту до того, как ты умрешь, – сказал голос, – если только ты раньше не вспомнишь сам.
   Дерево все еще продолжало его держать, но теперь оно изменило форму: втянуло большинство ветвей и стало более округлым и компактным. А также исчезли все листья. Через несколько секунд подоспел Охотник. Рядом с ним был другой человек, точнее, не-человек, сейчас почти не притворяющийся человеком. Лицо вируса странно, неуловимо изменилось, изменилось лишь слегка, но, тем не менее, стало таким, каким никогда не может быть человеческое лицо. Лицевые кости текли, как смола в жаркий день.
   – Почему ты не остановил его вовремя? – спросил вирус.
   – Я не думал, что он будет поджигать, – ответило дерево, у которого осталось уже всего четыре ветви, обвившиеся вокруг пленника. Я почувствовал запах химиката, но я не видел огня.
   – Как ты мог не увидеть огонь?
   – Это бесконечная спичка, – объяснил Охотник, – она невидима в темноте.
   Вирус повернулся к нему.
   – Почему он это сделал?
   – Не понимаю.
   – Вы умрете, – сказал вирус, – вы умрете потому что вы виноваты. Мне жаль, что ваша миссия останется невыполненной.
   – Но, может быть, наша миссия важнее?
   – Она действительно важнее, в тысячу раз важнее, – согласился вирус. – Но, как ты знаешь, мы слушаемся чувства, а не разума, и наша мудрость именно в этом. Мое чувство говорит, что вы должны умереть. Значит, разум должен подчиниться.

   Глава двадцать третья: снова Земля

   Лора больше не жила в лесу. Она поселилась на квартире у Иваныча, который оказался не столь уж противным типом, хотя приятного было и мало. Сейчас Иваныч целыми днями сидел в своем кабинетике и что-то писал. Но вопрос Лоры он ответил, что пишет свое поэтическое завещание. Ночами он плакал вслух и пил крепчайший кофе. По утрам цвет его лица был почти травянисто-зеленым. Днем кофе заменялось пивом. Пива Иваныч пил столько, что бегал в туалет каждые пятнадцать минут. Все стены в его комнатах были увешаны фотографиями обнаженных и полуобнаженных старушек. Кажется, что женщины младше пятидесяти его действительно не волновали.
   За ту неделю, которую Лора провела с ним, Иваныч значительно отупел. Настолько, что порой уже не был способен поддерживать простой разговор. Временами, однако, на него еще находили периоды просветления, и он разговаривал почти нормально. Остальных людей Лора могла видеть лишь из окна, да еще слышала их вопли за стеной. Ни то, ни другое не радовало. Люди орали все больше, а говорили все меньше. Их крики все сильнее напоминали вопли больного животного. Мелкие и большие драки на улицах стали обычным делом. Все больше пьяных и изувеченных залеживались на улице до утра, а утром, прийдя в себя и охладившись в серебристых росах, уползало восвояси. Молодежь вываливалась на улицы вечерами, била друг другу морды, а также била уцелевшие стекла нижних этажей, щупалась, задирала юбки и активно пыталась размножаться на заплеванных скамейках и под ними. Мусор на улицах давно никто не убирал, и он утаптывался слой за слоем, к восторгу археологов будущего тысячелетия, если только оно наступит. Елочки подросли и теперь были примерно по пояс взрослому человеку. Своей совершенной геометрической формой они напоминали направленные контуры антенн. К концу недели Иваныч стал слегка заикаться. Последний из его светлых дней случился в пятницу. Тогда он и разговаривал с Лорой в последний раз.
   Он вернулся с утренней прогулки, сел за стол и положил голову на руки.
   – Что случилось, папаша? – спросила Лора.
   – Заткнись, мусорник.
   – На себя посмотри, – парировала она.
   – Зато я не железный.
   Бессмысленный разговор вроде этого уже был не в новинку, и Лора собралась уйти на кухню, чтобы подзарядить свои аккумуляторы. Но здесь Иваныч изрек что-то разумное.
   – Сегодня на улице я видел старуху, – сказал он, – и я понял, что наша смерть близка.
   – Не сгущай краски, – ответила Лора.
   – Я ничего не сгущаю. Ей было лет семьдесят. Она стала на четвереньки прямо посреди улицы, задрала юбку и с наслаждением выпускала газы. Я видел блаженство на ее лице. Ее задница была землистого цвета, с синевой, бугристая, обвислая, плоская, просиженная.
   – А что остальные? – спросила Лора.
   – Никто не обратил внимания.
   – Тогда точно каюк, – ответила она и пошла на кухню.
   Иваныч заперся в своей комнате и больше не выходил. Когда он не вышел на следующий день, Лора забеспокоилась. Впрочем, были и другие причины для беспокойства. В тот день перестали работать последние теле и радиоканалы. Газеты не выходили уже давно, даже самые желтые листки. Этой же ночью отключилась и телефонная связь. Городской транспорт не ходил уже не дели две, но теперь на улицах не осталось и частных машин. Порой проползали лишь пустые биомы, с открытыми дверцами, приглашающие пассажиров. Популяция биомов существовала во всех городах независимо от людей. Эти удобные автомобильчики были устроены так, что имели мужской и женский пол и были способны к самостоятельному размножению, напоминающему размножение животных. Система размножения делала их несколько тяжеловатыми, это точно, зато они ничего не стоили и всегда были под рукой. Примитивный мозг биомов был занят лишь одной проблемой: как бы найти пассажиров и как бы доставить им побольше удовольствия. Из-за смешения квази-генов при размножении биомов молодые биомчики обычно рождались разноцветными и очень красивыми. Сейчас машины страдали: никто не пользовался их услугами.
   Сутки спустя Лора вошла в кабинет на верхнем этаже, где обычно закрывался Иваныч. Случилось то, чего она и ожидала: хозяин был давно мертв, он, скорее всего, наглотался таблеток. На столе лежало его краткое поэтическое завещание.
...
   Козлов так много в мире, блин! А я из них совсем один. Совсем один, из них один, но никого мы не виним.
   – А про старушек мне понравилось больше, – ответила Лора уже несуществующему собеседнику. Где-то он сейчас и слышит ли?
   К счастью, елочки на нее совершенно не влияли. Она не замечала за собой никакой особенной тупости. В следующие два дня людей на улицах стало значительно меньше. Все это время Лора провела в полном одиночестве, а одиночество, как известно, заставляет думать. И она думала. В первый раз ей пришло в голову, что можно бы что-нибудь и предпринять. Елочки ведь не железные.
   – Елочки ведь не железные, черт! – сказала она вслух, – их можно повыдергивать!
   Почему бы и нет? Ведь выкопал же Иваныч одну из елочек, чтобы пересадить ее в горшок. Почему нельзя уничтожить их все?
   Решение было таким простым, что она засомневалась. Не могло все это быть таким простым. Наверняка эти деревяшки как-то подстраховались.
   Для начала она решила выйти на улицу.
   Улица была пуста. Засыпана мусором по всей ширине. Среди мусора было протоптано несколько извилистых тропок. Так протаптывают дорожки в глубоком снегу. Здесь и там засохшие кучки нечистот. Елочки торчат везде, где не положен асфальт. Лора вышла ранним утром и на протяжении получаса не встретила ни одного человека. Даже биомчики куда-то пропали. Вскоре она пришла к зданию японского восьмиэтажного супермаркета «Бинго-Бум».
   Эта штука была построена по самой современной версии кремниево-органического программирования, поэтому сейчас выглядела как новая. Здание само выращивало новые стекла взамен выбитых и само заменяло краску на своих наружных панелях. Оно было запрограммированно на полное самовосстановление. Лора вошла внутрь и вызвала лифт.
   Блестящая капля плавно спустилась и открыла дверь. За дверью сияло большое зеркало невероятной чистоты. На зеркале было написано матерное слово.
   Она поднялась на шестой этаж и прошла в зал современных технологий. Здесь продавались большие компьютеры, каждый из которых мог бы послужить ей запасным телом. Но она пришла сюда не ради запасного тела. Она собиралась создать запасной разум.
   Вся технология подобных работ была вшита в ее память, поэтому Лора не боялась ошибиться. Она подключила нужные блоки и начала работать. Никто ей не мешал. Супермаркет был абсолютно пуст. Скорее всего, здесь не осталась даже сторожа. Мародеры разграбили только нижние этажи, поленившись подняться выше. Вскоре она имела аппарат, который был точной копией ее самой. Робот имел ее тело, не поцарапанное, и ее разум, весь, за исключением старых воспоминаний. Это Лора сделала специально, чтобы потом не возникало вопроса о приоритете: кто кого создал. Полная версия очевидно и создала неполную.
   – Ты это я, – сказала Лора, когда пересадка сознания успешно завершилась.
   – Могла бы и не говорить, сама понимаю, – ответил робот.
   – Как тебе в новом теле? – спросила она.
   – Нормально. Точно так же, как и тебе. Но предупреждаю, мы с тобой работаем вместе, но и рисковать будем вместе. Я не полезу под пули.
   – Почему? – удивилась Лора.
   – Ты бы тоже не полезла. А я – это ты.
   – Не совсем, – возразила она, – ты – это копия.
   – Может быть. Но это не значит, что я хочу умирать. И я не позволю себя стереть, потом, когда все закончится. Я хочу жить не меньше тебя.
   Они продолжали спорить и, в конце концов, не придумали ничего лучшего, чем бросить монетку. Они влезли в кассу и нашли там всего одну металлическую монетку, ценностью в одну уешку. На монетке с обеих сторон был изображен глобус, символизирующий то, что валюта уже давно стала всемирной. Решка имела выпуклый глобус, а орел – вогнутый. По ребру бежала надпись: «радуйся, что я есть».
   Лора проиграла.
   – Тогда пойдешь ты, – сказал робот. – Если с тобой что-то случится, я попробую тебя вытащить.
   – Ты ничего не умеешь, – возразила она.
   – Но ты тоже ничего не умеешь, – ответил робот. – Если я тебя не вытащу, ты останешься жить во мне, в усеченном варианте.
   – Есть еще несколько копий у меня дома, – сказала Лора. – Не забудь о них.
   – Прекрати это, – ответил робот. – Не строй из себя Создателя. Ты не можешь мне ничего подсказать, потому что я знаю все, что знаешь ты. Я прекрасно помню об этих копиях. Давай, иди.
   И она пошла.

   В принципе, елочки росли повсюду, начинать можно было с любых. Она еще раз оглянулась на супермаркет. Там, за прозрачными зелеными панелями, осталась ее соратница и помощница. Тоже мне, помощница, толку от нее никакого.
   Лора пересекла улицу и завернула за угол. Раньше здесь располагались две широкие клумбы с цветами и чахлыми подобиями кипарисов. Теперь все было засажено елочками. Она подошла и сомкнула на ближайшем стволе зажимы своего переднего манипулятора. Ствол оказался на удивление мягким и податливым. Легкое движение – и елочка лежала на асфальте, топорща белые упругие корешки. Лора осмотрелась. Ничего не произошло. Ни грома, ни землетрясения, ни полицейских сирен. Просто одним врагом стало меньше. Она потянула за следующий ствол.
   Вначале ей показалось, что она раскопала муравейник. Множество маленьких черных, слегка блестящих, шариков покатились по земле. Они были очень маленькие и действительно, слегка напоминали бегущих муравьев. Шарики облепили ее ходовые манипуляторы, и Лора испугалась. Она бросилась бежать и успела пробежать метра четыре или чуть меньше. Потом ее манипуляторы отказали, и она плюхнулась в пыль. Черные шарики сновали перед ее глазами. Она ясно ощущала как одна ее схема отключается вслед за другой. Это было очень болезненно, так, что она пыталась кричать – но голосовой блок уже не работал. Потом стало легче. Боль ушла, осталось лишь сонливость. Она погружалась в сон так, как погружается промокший газетный лист на дно глубокого черного пруда, очень медленно, шевеля всеми своими плоскостями, переворачиваясь и, наконец, окончательно исчезая из мира живых.
   Она была настолько уверена, что умрет, что даже не поверила своим глазам (точнее, линзам), когда они зафиксировали свет.
   Это была небольшая комната, вся в темно-синих тонах. Лора лежала на столе, с отвинченными манипуляторами. Стол был просторным, особенно в такой проекции, он напоминал футбольное поле. С другой стороны стола сидел человек и внимательно смотрел на Лору. Человек был крупным, тяжелым, напоминал большую гориллу. И его взгляд был совершенно разумен. Совершенно хамский взгляд.
   – Проснулся? – спросил человек.
   Лоре сразу не понравилась его улыбка.
   – Не «проснулся», а «проснулась», – ответила она. – Прошу обращаться со мной, как с женщиной.
   – Ну, как с тобой обращаться, это мы придумаем, – сказал человек. – Например, подключим потенциал к твоему генератору боли. Вот такие слова я знаю, как видишь. Это тебе не тютельки.
   – Не получится, – соврала Лора, – у меня разрушен этот порт.
   – А мы его исправим. Ты знаешь, сволочь, куда попала?
   – Узнаю, если ты расскажешь. Думаю, что ты работаешь на них. На алиенов. Они ведь скоро прийдут и тогда ты сможешь жизнерадостно лизать им их чешуйчатые задницы.
   – Ха-ха-ха! – ненатурально рассмеялся человек. – А я думал, что ты что-нибудь знаешь.
   – Что-нибудь? – удивилась Лора. – Это что, например?
   – Например то, что алиены уже здесь.
   – Они успели приземлиться за последние пол часа?
   – Они здесь уже второй месяц.
   – Почему же я их не видела?
   – Ты их видела. Пошевели шариками, а то заржавеют.
   – Не может быть! – воскликнула Лора. – Это елочки?
   – На самом деле это совсем не елочки. За «елочек» я бы тебе сразу рожу расквасил, если б она у тебя была. Поняла? Это великолепные Тиссернаусы.
   – Растения?
   – Разумные растения, сверхразумные растения, – почтительно сказал человек. – Те самые, которые ты пыталась уничтожить.
   – Ой, я же не знала, – начала выдумывать Лора. – Я просто хотела построить шалашик и жить на лоне природы. Эти елочки, то есть великолепные Тиссернаусы, они такие красивые!
   – Ну ладно, поболтали, и хватит. Щас перейдем к делу, – сказал человек. – Для начала проверим, кто ты такая.
   – Я и сама скажу.
   – Сама ты можешь и соврать. А сейчас мы к тебе подключм этот кабель. Вот так. Чтобы можно было считывать информацию. Что, не понравилось? Ничего, сбежать ты теперь не можешь.
   – Предатель! – воскликнула Лора. – Ты работаешь на них! Как ты можешь! Сколько тебе заплатили?
   – Нисколько. Меня просто оставят в живых. И дадут мне гарем из сотни молодых телочек, чтобы я хорошо размножался. Они не хотят полностью извести человеческую породу. Просто они питаются нашим майнд-потенциалом, так называется эта штука в мозгу. Они считают, что этот потенциал очень вкусный. Ням-ням, как конфетки… Ага, вот и первая информация… Ты, оказывается, работала стандартизатором. Я помню эти штуки с желтыми полусферами. Я их видел. И знаешь, что интересно?
   – Знаю, – сказала Лора. – Эти полусферы были внеземного происхождения. Нам их подсунули именно Тиссернаусы. Полусферы выкачивали из нестандартного мозга излишек майнд-потенциала. И он становился стандартным. А Тиссернаусы пожирали все, что было выкачано. Наша служба работала на них. Но я знаю и еще одну вещь.
   – Что?
   – Можно не только выкачивать майнд-потенциал, можно его и добавлять. Со мной такое однажды произошло: из нормального человека я стала нестандартной.
   – Это мне известно, – сказал человек, – к сожалению, известно. Они вкачали в меня добавочную лошадиную дозу этой дребедятины, хотя я их ни о чем не просил. Я всегда был простым человеком, а им понадобился умный работник. И они сделали меня умным. Я даже теперь знаю, что такое интеграл. А в компьютерах я так шарю, что дальше некуда. Интеграл, ха! Хотя раньше за такое слово я просто морды бил. Направо и налево. Понимаешь, как там тебя, мне это не прет. Я не хочу быть умным. Мне хорошо было жить простым.
   – Помоги мне, – сказала Лора. – Может быть, мы с тобой последние нормальные люди на этой планете. Мы должны объединиться, чтобы их победить. Вспомни, что ты человек! Вместе мы можем что-нибудь сделать. Сейчас ситуацию еще можно поправить. Все еще живы. Если всех людей снова накачать этой самой мозговой энергией, они станут нормальными. Помоги мне, пока не поздно!
   – Не, не хочу. Я же не идиот.
   – Подумай!
   – Ни за что. И потом, уже поздно. Через месяц на Земле не останется ни одного живого человека. Конечно, кроме тех, кого оставят для племенного разведения. Кроме меня, например. Это меня устраивает. А на всех остальных мне глубоко плевать. Все эти бабские ой-ой-ой! и ай-ай-ай! меня ни капельки не волнуют. Люди проиграли. Нужно уметь проигрывать.
   – Тебе их не жаль?
   – Нет. Сильнейшие должны побеждать слабейших. Это называется эволюция. Знаешь, до пришествия я был вышибалой в баре. Что мне светило в жизни? Ничего. А теперь у меня будет все, и надолго. И бесплатно. Это называется сотрудничество… Кто твои сообщники?
   В этот момент он включил болевой потенциал, И Лора ощутила, как ее внутренности просто плавятся от боли. Но через секунду боль исчезла.
   – Хе-хе, понравилось, да? Это только начало. Дальше все будет гораздо интереснее. Заговоришь ты или нет, не имеет значения. Мне нравятся когда кричат. Кричи!
   Он снова включил боль и Лора заорала.
   – Отлично поддаешься дрессировке. Если ты не расплавишься, я попрошу, чтобы тебя пересадили в нормальное женское тело и отдали мне. У тебя была большая грудь?
   – Я была столетней старухой с циррозом печени и со слоновыми ногами, – соврала Лора.
   – Не, брехня. Ты была просто персиком. Я же все твое нутро вижу на дисплее. Я могу просмотреть все твои воспоминания. О, вот это мне нравится. Ты когда-нибудь стояла перед зеркалом голой и смотрела на себя? Если стояла, то я сейчас найду эту картинку и посмотрю, как ты выглядела. Ага, вот, уже что-то. Правда, не то, что я хотел. Твоя сообщница спряталась в супермаркете Бинго-Бум. Сейчас мы ею займемся. Видишь, ты ничего не можешь от меня спрятать… Даже если она ушла из супермаркета, это ничего не меняет. Мы знаем все места, куда она могла бы пойти. Например, к тебе домой. Ага, вот и адрес.

   Лора, оставшаяся в супермаркете, точнее, ее копия, не теряла времени зря. Как только она увидела, что оригинал схвачен, она решила бежать и даже бросилась к лифту. Но уже через несколько шагов передумала. Вернувшись к окну, она смотрела, как черное нечто облепило ее соратницу, смотрела, как подъехал фиолетовый фургончик и два андроида всунули настоящую Лору внутрь. Ее манипуляторы уже не трепыхались к тому моменту.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация