А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Властелин" (страница 6)

   Глава 7

   Ужасно громыхая при каждом шаге, Бельзедор шагал по коридорам, с любопытством рассматривая все вокруг. Ему все еще не до конца верилось, что Цитадель Зла – его личная собственность, Империя Зла – его исконная вотчина, а миллионы живущих в ней прихвостней – его верные подданные… но он уже начал привыкать к этой мысли.
   – Ваша цитадель – одно из Пятнадцати Зодческих Чудес, Властелин! – рассказывал управляющий. – Более тысячи локтей в высоту и втрое больше – в глубину!
   – В глубину?..
   – О да. Подземная часть втрое больше наземной – и это не считая неисследованных территорий. Некоторые утверждают, что катакомбы под Цитаделью Зла уходят до самого Шиасса!
   Великая и ужасная Цитадель Зла в самом деле оказалась подавляюще огромной. Как поведал управляющий, в ней постоянно проживает свыше пятнадцати тысяч прихвостней – и это не считая дрессированных животных, различных чудовищ, ходячих мертвецов, искусственных созданий и прочей гадости. А если приплюсовать еще и солдат, которые живут в бараках при цитадели, получится совершенно невообразимое число.
   Также управляющий сообщил, что прихвостни делятся на два основных типа – рабочие и солдаты. Как нетрудно догадаться, рабочие работают, а солдаты сражаются. Кроме того, существуют агенты Зла – шпионы, действующие за пределами империи. В большинстве своем это завербованные жители других государств, тайно служащие лорду Бельзедору, – они проходят обучение в Империи Зла, а затем отправляются домой – творить злодеяния.
   Прихвостни попадались на дороге довольно часто. Взгляд то и дело упирался в грозного тролля-стражника или кучку гоблинов, усердно натирающих полы. Они скоблили их так усердно, словно от этого зависела их жизнь.
   – Что-то я не могу понять, – произнес вслух Бельзедор. – Слуг, как я вижу, в цитадели очень много – но вокруг все равно ужасно грязно.
   – О, мы за этим тщательно следим, Властелин! – часто закивал управляющий. – Вы не представляете, каких трудов стоит поддерживать нужный уровень грязи!
   – Нужный – это какой?
   – Чисто декоративный, Властелин. Грязь служит для украшения и устрашения – цитадель должна представать гостям мерзкой и запустелой, на самом деле вовсе не будучи таковой. В свое время вы проделали огромную работу, вычисляя наиболее оптимальный уровень. Но пойдемте же, я покажу вам Артефакт Силы!
   Упомянутый Артефакт Силы лежал в секретном хранилище… находящемся на самом видном месте. Пожалуй, только слепой не заметил бы этой замаскированной двери – настолько плохо и нелепо замаскированной, что туда просто хотелось вломиться.
   А внутри на каменном постаменте стояла хрустальная чаша удивительно безвкусного вида. Любой настоящий художник вырвал бы себе глаза, чтобы только не видеть этих красных и черных узоров, наползающих друг на друга так, что создавалось впечатление двух спаривающихся черепах.
   Причем черепаха-самка еще и колотила в барабан.
   – Что это? – приподнял брови Бельзедор.
   – Это самая ценная вещь здесь, Властелин, – ответил управляющий. – В этом артефакте заключена вся ваша сила. Если его уничтожить, вы умрете!
   – Правда? – огорчился Бельзедор. – Мне, честно говоря, неприятно знать, что моя сила заключена в чем-то… подобном.
   – А она там вовсе и не заключена, – усмехнулся управляющий. – Вы бессмертны, Властелин, а ваша сила заключена в вас и только в вас.
   – Что-то я не понимаю.
   – Все очень просто. Мы распускаем этот слух специально для героев. Они прутся прямо к этой дурацкой вазе, не замечая действительно важных вещей. И здесь мы их берем тепленькими. Но если какому-нибудь герою все же удастся уничтожить артефакт, вы должны притвориться мертвым.
   – Это зачем еще?
   – Чтобы не обманывать их ожиданий. Пусть думают, что победили. Герои приходят и уходят, а вы остаетесь. Потешьте их самолюбие, Властелин.
   – Ну, если это действительно нужно…
   В секретном хранилище оказалась не одна, не две, а целых четыре двери. Та, через которую Бельзедор и управляющий вошли, никем не охранялась – зато та, через которую вышли, охранялась превосходно. Охранялась громадной зверюгой, сидящей на цепи… кажется, якорной. Более тонкая ни за что бы не удержала подобное чудовище.
   – Это ваш любимый питомец, Властелин! – сияя, объявил управляющий. – Его зовут Отрыжка!
   – А почему мой питомец… такой большой и страшный? – полюбопытствовал Бельзедор. – И эти щупальца…
   – Вам всегда нравились подобные зверьки. У нас в цитадели есть и другие, еще больше и страшнее.
   – Здорово как. А может, лучше собачку заведем?
   – Собачки у вас уже есть. Огнедышащие паргоронские псы. Они патрулируют коридоры по ночам.
   – Тогда, может быть, рыбок?..
   – Рыбки у вас тоже есть. Гигантские белые акулы-людоеды. Вы кормите их…
   – Ладно, можешь не продолжать. Я понял. Кстати, почему мой питомец так нехорошо на меня смотрит?
   – Он на всех так смотрит, Властелин. Близко лучше не подходите, может наброситься.
   – Но я же его хозяин.
   – Да, но он довольно близорук, у него никудышная зрительная память и мозг размером с кедровый орешек. Он уже дважды пытался вас сожрать, Властелин.
   – Хорошо, что у него это не получилось.
   – В третий раз получилось.
   – Почему же я тогда жив?
   – Потому что вы Темный Властелин. Вы возродились.
   – Возродился после того, как меня… съели?
   – О да. Вы вылезли…
   – Не рассказывай.
   Диковинам Цитадели Зла не было числа. Управляющий раскрывал дверь за дверью, показывая очередную мерзость, и с восхищенным видом рассказывал, какая эта мерзость замечательная.
   – А вот здесь у нас террариум, – говорил он. – Тут разводят розовых жаб.
   – Розовых жаб? – удивился Бельзедор. – Зачем нам розовые жабы?
   – Не нам, а вам, Властелин. Раньше вы любили дарить их девушкам.
   – И им это нравилось?
   – Ну… некоторым. Идемте дальше, Властелин. Вот здесь мы производим доспехи для стражей Цитадели Зла. Здесь работают лучшие кольчужники – они могут выполнить любой заказ. Ваши доспехи тоже ковались именно тут – по специальным разработкам. Их делали почти три луны, но в результате получился шедевр.
   Бельзедор осмотрел закопченное помещение, освещенное лишь огнями горнов – десятками, сотнями полыхающих горнов. Завидев гостей, к ним подошел старший кольчужник – коренастый седобородый цверг в длинном красном колпаке.
   – С возвращением вас, Властелин, – пробасил он. – Что прикажете? Нет ли каких-нибудь пожеланий? Может быть, удлинить шипы на ваших доспехах?
   – Нет, благодарю. Меня вполне устраивает их длина.
   – Что ж, дело ваше… – пожевал губами кольчужник. – Но если передумаете, я буду здесь.
   Вслед за кольчужниками управляющий показал трудящихся в цитадели оружейников, ювелиров, амулетчиков, зачаровывателей, гвоздарей, шпорников, снуровщиков, пряжечников, литейщиков, жестянщиков, древковщиков, ножовщиков, бумажников, пергаментщиков, мебельщиков, горшечников, часовщиков, зеркальщиков, парфюмеров, стеклодувов, прядильщиков, сукновалов, ткачей, сапожников, шляпников, гобеленщиков, кожевников, ременников, поясников, скорняков, булавочников, а также других, менее важных профессий.
   – А вот здесь у нас агонугацитаторы, – произнес управляющий, открывая очередную дверь.
   За ней открылись бесконечные ряды людей, занятых своей работой. Они не отвлеклись, даже чтобы посмотреть, кто пришел.
   – Хм… – задумчиво произнес Бельзедор, оглядывая огромную мастерскую. – А зачем нам агонугацитаторы? Да еще так много?
   – Вот этого я не знаю, – развел руками управляющий. – Это же вы распорядились их нанять, Властелин. Еще до своего исчезновения.
   – Я распорядился?.. А зачем?
   – Тоже не знаю. Вы мне этого не сказали. Это был какой-то ваш особо секретный проект, Властелин.
   – Понятно. Кстати, ответь тогда еще на один вопрос.
   – Если это в моих силах, Властелин.
   – Кто такие агонугацитаторы?
   – Как, разве вы не знаете? – поразился управляющий. – Агонугацитаторы – это специалисты по агонугацитации.
   – А что такое агонугацитация?
   – А вот этого я не знаю. Простите, Властелин.
   В самой последней мастерской, показанной управляющим, оказался один-единственный работник. Пожилой худощавый мужчина с кустистыми усами и венчиком седых волос, обрамляющих плешь. Он был облачен в удобный шелковый халат, квадратную шапочку с кисточкой и домашние шлепанцы. На Бельзедора он поглядел с рассеянным дружелюбием и коротко поклонился.
   – Познакомьтесь, Властелин, это мэтр Курдамоль, – представил старика управляющий. – Он работает на нас относительно недавно, но уже успел зарекомендовать себя с самой лучшей стороны.
   – Очень приятно с вами познакомиться, Властелин, – снова поклонился Курдамоль.
   – Вы уже встречались, мэтр, – сообщил управляющий.
   – Правда? Боюсь, я этого не помню.
   – Что, и вы тоже? – удивился Бельзедор.
   – Да, у мэтра ужасная память на лица, – подтвердил управляющий. – Зато просто потрясающая – на числа.
   В отличие от предыдущих, в этой мастерской оказалось очень уютно. Совершенно нерабочая обстановка – мягкая мебель, картины на стенах, разбросанные где попало книги. Только стол с множеством колдовских горелок и бурлящими на них колбами показывал, что тут все-таки еще и работают.
   – Мэтр Курдамоль – волшебник-исследователь, – сообщил управляющий. – Он один из тех пытливых умов, кого не удовлетворяют старые магические методы, поэтому он постоянно экспериментирует с новыми, неопробованными. Иногда это приводит к потрясающим результатам. Правда, реже, чем хотелось бы.
   – О, вот как? – вежливо улыбнулся Бельзедор. – А где вы учились, мэтр?
   – Я магистр Трансмутабриса и Монстрамина, – гордо ответил Курдамоль. – Впечатляет, не правда ли?
   – Что это за названия? – тихо спросил Бельзедор у управляющего.
   – Институты Доктринатоса. Я вам потом расскажу, Властелин.
   – Потом так потом. Между прочим, господин управляющий, а зачем этот мэтр Курдамоль нам вообще нужен?
   – Как это зачем? – удивился управляющий. – У Темного Властелина непременно должен быть свой безумный гений.
   – Я не безумный, – возразил Курдамоль, деликатно слушавший этот разговор.
   – Да, это так, – согласился управляющий. – К сожалению, мэтра Курдамоля нельзя назвать по-настоящему безумным. Он всего лишь чудаковат и рассеян.
   – С этим я тоже не согласен, – снова возразил Курдамоль.
   – Хорошо, и чем же занимается… безумный гений? – спросил Бельзедор. – Чем вы здесь занимаетесь, мэтр?
   – В данный момент создаю новый вид хомунциев, – оживленно ответил Курдамоль. – Вам ведь известно, кто такие хомунции, Властелин?
   – Мм… конечно, я знаю, но ты все-таки напомни.
   – Хомунции – это сверхкрошечные живые существа, – с удовольствием объяснил Курдамоль. – Именно они выполняют все те работы, что мы считаем естественными, само собой разумеющимися.
   – Например?
   – Например, гниение, разложение, брожение, скисание… Наша кровь – это, по сути, мириады алых хомунциев, несущихся в бесконечном потоке. Хомунции везде, Властелин. Злобные хомунции заражают нас болезнями, но благородные хомунции-стражи, живущие в наших телах, неустанно с ними борются. Хомунции – это моя главная страсть, Властелин.
   – И сейчас вы создаете новый вид?
   – О да. Я создаю такого хомунция, который будет нейтрализовывать последствия алкогольной токсикации в организме…
   – Слишком много непонятных слов, мэтр, – перебил его Бельзедор.
   – Если попросту – это протрезвляющий хомунций. Если он живет в человеке, тот не сможет опьянеть – вино и любой другой хмельной напиток будет для него не более чем горькой жидкостью.
   – Какой ужас.
   – Вот именно, Властелин! Представляете, как взвоют людишки, когда я добьюсь успехов и мы выпустим моих хомунциев на свободу?! В мире не останется пьяниц! Никто не сможет опьянеть! Все виноделы и кабатчики разорятся! Ах-ха-ха-ха-ха-а!..
   – Это будет великим злодеянием, Властелин, – поддакнул управляющий.
   – Да уж, – согласился Бельзедор. – Если нетрудно, покажите, как вы это делаете, мэтр.
   – Совершенно ничего трудного! – замахал руками Курдамоль. – Вот, посмотрите, здесь все элементарно.
   Бельзедор с любопытством подошел к лабораторному столу. На нем в рядок лежали плоские стеклянные чашки, полные какого-то заплесневелого желе. Прямо на его глазах Курдамоль взял еще одну чашку, чистую, и налил туда прозрачной жидкости.
   – Все элементарно, Властелин, – прокомментировал он. – Чтобы получить чистую хомунциальную культуру, нужно выделить отдельного хомунция и заставить его размножаться. Для этого мы…
   – Отдельного? – перебил Бельзедор. – Вы хотели сказать, нужно выделить двух хомунциев, не так ли? Маму и папу?
   – Нет, Властелин, в том-то и дело, что хомунции не связаны этими досадными ограничениями! Они размножаются поодиночке, рожают детей сами от себя! Удивительно, верно?
   – Невероятно.
   – Так вот, мы наливаем в чашку питательную среду, добавляем агар-агар… это такое вещество, которое я делаю из водорослей… после чего в чашке получается такой вот… студень. По его поверхности размазываем капельку материала, в которой есть хомунции. Через два-три дня весь студень покроется мелкими бляшками – деревнями хомунциев. Теперь мы берем обычную иголку, осторожно поддеваем любую деревню… и переносим ее в пробирку. Пока что все элементарно – не требуется даже волшебства.
   – А дальше? – полюбопытствовал Бельзедор.
   – А дальше мы используем методы, применяемые на реанимационном факультете Монстрамина. В частности, я использую вот эту маленькую магическую колбу, в просторечии именуемую Смесителем. Помещая в него двух разных существ, мы извлекаем одно… соединяющее в себе свойства обоих. Гибрид. Таким образом, путем длительных экспериментов можно прийти к совершенно удивительным результатам, Властелин!
   Бельзедор уважительно покивал, глядя на бурлящую колбу.
   Совершив беглый осмотр Цитадели Зла, сопровождаемый управляющим Бельзедор вышел наружу. Он уже знал, что через бездонную пропасть вокруг острова ведут четыре моста – абсолютно одинаковые, различающиеся лишь статуями и охранными устройствами. Соответственно, существует четыре основных входа в цитадель – это не считая потайных.
   У входа сидело то самое прожорливое чудовище, которое несколькими часами ранее сожрало изрядный кусок дубравы и проглотило самого Бельзедора. При виде Темного Властелина этот громадный жабогиппопотам попытался поклониться, но получилось плохо – большая часть его тела состояла из головы.
   – Ты – Проглот, если не ошибаюсь? – неуверенно спросил Бельзедор.
   – Так меня зовут, Властелин, – невнятно прогундело чудище. – Простите, что я вас сегодня проглотил.
   – Ничего страшного, со мной все в порядке. Язык не болит?
   – Немного, – смущенно признался Проглот. – Вы мне его чуть не оторвали, Властелин…
   – Извини, я не хотел. Кстати, это было сложно – съесть меня?
   – Ничего сложного. Я ем все, что шевелится, Властелин. То, что не шевелится, тоже ем. Я ем все. Могу съесть дом… хотите, я съем дом, Властелин?
   – Как-нибудь в другой раз.
   – А гору? Хотите, я съем гору? Я еще никогда не работал с такими объемами, но уверен, что справлюсь.
   – Нет, этого нам тоже пока что не нужно.
   – Но вы не забудьте мне сказать, если это когда-нибудь понадобится, – попросил Проглот. – Я с удовольствием съем все, что пожелаете.
   – Какое… удивительное существо, – вежливо похвалил Бельзедор, отойдя от Проглота на некоторое расстояние. – Кто он такой?
   – Последний из Черных Пожирателей, Властелин, – любезно ответил управляющий.
   – Черных Пожирателей?..
   – Это разновидность Всерушителей, Властелин.
   – А кто такие Всерушители?
   – Хтонические чудовища, первозданные владыки мира. В глубокой древности Черные Пожиратели составляли одно из ударных звеньев армии Таштарагиса. Но после того, как закончилось Тысячелетие Мрака, они постепенно вымирали, и до нынешних времен дожил только наш Проглот. Для Всерушителя он, кстати, очень молодой – ему нет даже двух тысячелетий.
   – И в самом деле, совсем юный.
   – Однако, несмотря на молодость, Проглот – один из самых могучих ваших слуг, Властелин. Мы используем его только в особо важных случаях.
   – Типа ловли меня?
   – Да, Властелин. Это был самый простой и быстрый способ вернуть вас домой. Простите нас.
   К северу от Цитадели Зла тянулись бесконечные каменные бараки. При виде Бельзедора вооруженные до зубов прихвостни вытягивались в струнку, приветственно рычали, размахивали жуткого вида железяками.
   Солдаты выглядели удивительно разношерстно. Пожалуй, здесь были представлены все виды, расы и национальности Парифата. Кроме людей в армии Бельзедора служили орки, гоблины, темные эльфы, гномы, цверги, крысолюды, минотавры, сил-уни, болотники, огры, великаны, тролли, циклопы, крегураки, акрилиане, ботвинники и множество еще таких существ, которых даже поименовать затруднительно.
   Империя Зла – одно из самых многовидовых государств в мире.
   – В вербовке мы придерживаемся политики широких взглядов, – рассказывал управляющий. – Любой желающий может записаться в ваши Легионы Страха – требуется лишь заполнить анкету и пройти медосмотр. У нас хороший оклад и пенсия, поэтому недостатка в желающих обычно не бывает.
   – Как любопытно. А кто у меня главнокомандующий? – поинтересовался Бельзедор.
   – Вы сами, Властелин! Вы великий полководец! Вы не знаете себе равных на поле брани!
   – Боюсь, я этого не помню.
   – Вы непременно все вспомните, Властелин.
   После бараков Бельзедору показали громадное здание, похожее на увеличенный в сто раз конный завод без крыши. Управляющий гордо возвестил, что это крупнейшая в Империи Зла драконятня.
   – Тут мы держим наших боевых драконов, Властелин! – объявил управляющий. – Если вам интересно, мы можем также посмотреть питомники бегемотов, левиафанов и паргоронских псов…
   – Драконов?.. – озадаченно моргнул Бельзедор. – Но разве драконы не вымерли?
   – Они существа не самые распространенные, это верно. Но кое-где еще встречаются – в основном поодиночке. Без ложного хвастовства скажу, что у нас самая большая драконья колония в мире… после Драконии, конечно, но Дракония не в счет.
   Драконов здесь и в самом деле оказалось порядочно. Куда ни глянь – здоровенные крылатые ящеры всех мастей и расцветок. В основном тут были представлены драконы сапфировые, драконы рубиновые и драконы изумрудные – соответственно голубого, красного и зеленого цветов. Также имелось два горных дракона – с очень прочной и толстой чешуей, звенящей как медь при каждом движении. Был и один ледяной – снежно-белый с алыми глазами, вместо огня изрыгающий волны обжигающего мороза.
   Но жемчужиной этой коллекции оказался представитель редчайшего вида черных драконов. Почти сто локтей в длину – он значительно превосходил размерами любого своего сородича. При виде Бельзедора в холодных глазах исполинского ящера отразилось нечто вроде радости – он с грохотом зашагал по каменному полу, не обращая внимания на оклики служителей.
   – С возвращением, хозяин, – неожиданно тихим голосом произнес дракон, склоняя голову. – Я скучал.
   – К сожалению, я тебя не помню, – виновато ответил Бельзедор. – Мы были знакомы?
   – Я Растаэрок, хозяин. Ваш личный дракон. Вы всегда путешествовали верхом на мне – и никто в ваше отсутствие не смеет забираться мне на спину.
   Действительно, на спине гигантского ящера виднелся небольшой шатер, закрепленный сложной системой цепей. Заметить его было не так-то легко – как и чешуя чудовища, шатер был абсолютно черного цвета.
   – Быть может, вы желаете прокатиться, Властелин? – предложил управляющий.
   – А можно? – переспросил Бельзедор.
   – Я самый крупный, могучий и быстрый дракон в мире, хозяин, – тихо произнес Растаэрок. – И я с нетерпением жду, когда мы снова поднимемся в небо.
   – Хм… Я бы хотел посетить тот город вдали… это столица Империи Зла, верно?
   – Совершенно верно, Властелин, – ответил управляющий. – Ваша столица – великий город Бриароген. Будет очень хорошо, если вы сегодня там покажетесь – прихвостни очень беспокоятся из-за вашего длительного отсутствия.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация