А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Властелин" (страница 29)

   Глава 30

   Бесстрашный герой уже минут десять сражался с Темным Властелином. Два клинка невероятной мощи сталкивались и расходились, окутанные клубами дыма и снопами искр. Герой сражался ожесточенно, вкладывая в каждый удар всю силу, всю накопленную ярость. Бельзедор же дрался без особого азарта, скучающе ожидая момента, когда можно будет правдоподобно проиграть.
   – Кстати, а ты не хочешь сначала уничтожить мой Артефакт Силы? – поинтересовался он. – Если его разрушить, я ослабею.
   – Мой наставник сказал, что это просто хитрая уловка, – отмахнулся герой. – Он сказал, что твой «Артефакт Силы» – обычная подделка.
   Бельзедор удивленно приподнял бровь. Похоже, наставник пареньку попался эрудированный. Надо будет с ним потом побеседовать… если представится возможность, конечно.
   А сейчас надо закончить битву. Они с героем как-то незаметно выбрались из тронного зала и теперь постепенно продвигались по коридору. Бельзедор с легкостью теснил своего противника, гнал его все дальше и дальше, заставляя подниматься по лестницам, отступать все выше и выше. По вискам героя градом катился пот, он уже получил две легкие раны – в плечо и в бедро.
   – Я чувствую твой страх, – зловеще произнес Бельзедор, потягивая носом. – Фу, как ты сильно испугался.
   – Это не от меня! – возмущенно выпалил герой.
   – Но не от меня же, – логично заметил Бельзедор. – Лорда Фекалия я тоже здесь не вижу – значит, ты.
   Все больше тесня паренька, Бельзедор в конце концов загнал его на самый верх, на крышу, на одну из драконьих площадок, во множестве лепящихся вокруг главного шпиля. Теперь они сражались под открытым небом – под черными грозовыми тучами, вечно застилающими небеса Империи Зла. Сверху полыхал огненный глаз, а на плоской крыше безжалостно рубили друг друга двое – невысокий юноша в легкой тунике и великан в черных доспехах.
   Бельзедору уже поднадоела эта пляска, но он все не мог улучить момента и убедительно поддаться. Обычно он дожидался, пока кто-нибудь уничтожит очередной Артефакт Силы, но в этот раз проигрывать придется как-то иначе. А подставиться никак не получается – Бельзедор и без того сражается в четверть силы. Увы, на сей раз противник попался не слишком опытный – молодой еще совсем, зеленый.
   Бельзедор даже задумался, не победить ли ему на этот раз. Ну так, для разнообразия. В конце концов, он не всегда проигрывает.
   Например, предыдущий герой, явившийся в цитадель, жаждал заполучить тот самый меч, который сейчас источает клубы мрака в руке Темного Властелина. Бельзедор предупредил парня, что этот клинок опасен для человека – он пожирает нестойкие души, превращая своего хозяина в сгусток Тьмы, обтянутый кожей. Однако герой ничего не хотел слушать – и Бельзедору пришлось его убить. Он никак не мог выпустить во внешний мир столь чудовищное оружие.
   Хотя по-прежнему не помнил, как оно называется.
   – Сдавайся, – предложил Бельзедор герою. – Я вижу в тебе немалый потенциал. Стань моим учеником, и ты станешь по-настоящему силен.
   – Никогда! – бешено воскликнул герой. – Мой наставник сказал, что ты убил моего отца!
   – Он солгал. Я – твой отец.
   Герой окаменел на месте. Рука с мечом замерла, не довершив удар, в глазах отразился ужас и неверие.
   – Что?.. – прошептал паренек. – Ты… Нет, этого не может быть…
   – Прислушайся к своему сердцу, – тихо произнес Бельзедор.
   – Папа!.. – уронил меч герой.
   Не делая попыток продолжать бой, он медленно отступил назад, прижимая руки к лицу.
   – Он что, мне поверил?.. – пробормотал Бельзедор, приподнимая бровь. – Вот дурак-то.
   Бой как-то сам собой закончился. Чудесный меч Деправерон лежал на каменной площадке, как обычный кусок железа. Абсолютно раздавленный герой сидел поодаль, в ужасе глядя на собственные ладони. Его пальцы мелко дрожали.
   Бельзедор опустил меч, задумчиво рассматривая эту картину. Противник, можно сказать, признал поражение. Убедительно поддаться уже никак не получится. Значит, придется либо бросать его в темницу, либо действительно брать в ученики… хотя на кой храк он Бельзедору нужен? Приспешника из этого парня не выйдет – совершенно неподходящий материал.
   И тут над каменным парапетом поднялась седая голова. Наставник героя, о котором все успели забыть, медленно взлетал все выше и выше. Вот он уже ступил на крышу, обметая ее полами длинного одеяния.
   – Вижу, ты проиграл, – сухо заметил старец, глядя на ошеломленного героя. – Слабак. Ничтожество. Не стоило даже поручать тебе это.
   – Почему ты не сказал, что он мой отец?! – гневно выкрикнул герой.
   – Ты что, ему поверил? – устало вздохнул старец. – Вот дурак-то. Он не твой отец. Он просто лжет.
   – Лжет?.. – захлопал глазами герой.
   – Конечно, лжет, тупица! Каким образом Темный Властелин мог бы оказаться твоим отцом?!
   – Но ты ему тоже солгал, – заметил Бельзедор. – Я не убивал его отца.
   – Нет, это как раз чистая правда, – покачал головой старец. – Ты действительно его убил.
   – Когда?
   – Пятнадцать лет назад. Он тоже был героем, тоже явился в твою цитадель и тоже пытался тебя победить. Но ты его убил.
   – А… Тогда это была самооборона.
   Герой растерянно обмяк. Пять минут назад его мир перевернулся с ног на голову – а теперь опять встал на ноги. Не так-то легко выдержать подобное бултыхание.
   – Твой ученик проиграл, – подытожил Бельзедор, обращаясь к старцу.
   – Да, проиграл, – безучастно согласился тот. – Впрочем, я на него особо и не рассчитывал. Он был нужен только для отвлечения внимания.
   Сказав это, старец резко взмахнул рукой. Бельзедор почувствовал невидимый толчок и боль. Вокруг него вспыхнули голубые огни – все тело словно окутало магической клеткой. Бельзедор дернулся, толкнулся – нет, не пускает. Со всех сторон глухая стена.
   – Не старайся, – посоветовал старец, отбрасывая посох, как ненужную палку. – Это заклятие не одолеть даже тебе.
   Криво усмехаясь, волшебник распрямился и провел рукой по лицу. Седая борода стремительно исчезла, морщины разгладились, глаза заблестели.
   – Наставник?.. – приоткрыл рот герой.
   – Меня зовут Драммен, – представился волшебник, чуть склоняя голову в сторону Бельзедора. – Драммен Гальвени, профессор Ингредиора, лауреат премии Бриара второй степени.
   – Вторая степень? – приподнял бровь Бельзедор. – Это впечатляет.
   – О, что там… – раздраженно махнул рукой Гальвени. – Я бы получил и первую, если бы не проклятый святоша Медариэн…
   – А что он тебе сделал? – полюбопытствовал Бельзедор.
   – На последнем вручении первой степени ее должен был получить я! – скрипнул зубами Гальвени. – Я, а не мальчишка Хаштубал! Голоса между нами разделились поровну, и решающее слово оставалось за Медариэном! И он… он проголосовал против меня! Против, несмотря на то что я был его учеником! Я был его учеником, а он… Такая несправедливость…
   Чувствовалось, что эта злополучная первая степень – больное место мэтра Гальвени. Говоря о ней, он раскраснелся, под кожей заходили желваки, глаза гневно сощурились.
   В то же время в тронном зале Дарен и Ньенна с одинаковым ошеломлением таращились во Всевидящее Око. Они обе узнали этого человека – узнали сразу же и мгновенно. Дарен знала его как сэра Драммена, того самого наглого ублюдка, что целую луну жил в ее дворце, прикидываясь ее спасителем и мужем. Ньенна знала его как профессора Гальвени, придворного волшебника Шевларии, занимавшего этот пост больше двадцати лет.
   Но что он здесь делает?
   – Ничего, уж следующая первая степень точно будет моей! – усмехнулся Гальвени. – На этот раз я никому не дам себя обойти!
   – Уверен, так все и будет, – вежливо согласился Бельзедор. – Но я-то тут при чем?
   – О, видишь ли, с некоторых пор мне уже недостаточно просто премии Бриара первой степени. В конце концов, это всего лишь почетное звание. Утоляет тщеславие, не более того. Существуют волшебники, которые давно сняли свои кандидатуры, заранее отказываясь от всех премий.
   – Скромность – это хорошо, – кивнул Бельзедор.
   – В моем случае это не скромность, – самодовольно прищурился Гальвени. – Наоборот. Мне мало всего лишь премии Бриара – неважно какой степени. Я сам хочу стать Бриаром.
   – Стать Бриаром?.. – приподнял бровь Бельзедор.
   Память к нему так и не вернулась, так что он понятия не имел, кто такой этот самый Бриар. По счастью, Драммен Гальвени этого не понял – вопрос Бельзедора он посчитал обычным удивлением.
   – О да! – жадно потер руки он. – Бриар Всемогущий, величайший волшебник в истории этого мира! В его честь названа эта дурацкая премия Мистерии… но сам Бриар на голову превосходил всех нынешних колдунцов! Это ведь именно он создал Парифатскую Империю!
   – Парифатскую Империю?.. – повторил Бельзедор.
   Гальвени снова принял его вопрос за обычное удивление и радостно улыбнулся. Ему явно хотелось об этом поговорить.
   – О да, Парифатская Империя! – сжал кулак он. – В конце эпохи Волшебства на Парифате существовала империя, рядом с которой все нынешние – просто захолустье. Парифатская Империя. Великая. Древняя. Могучая. Ею управляли великие волшебники. На рубиновом троне восседал самый великий из них, с гордостью носящий титул Колдующего Императора. Эта империя просуществовала больше тысячи лет!.. а потом погибла. Ее гибель ознаменовала конец эпохи Волшебства и начало Смутной эпохи. После Парифатской Империи остались только величественные руины и обломки древней магии, которую потомки безуспешно пытались возродить веками. В конце концов на свет появилась Мистерия – но это всего лишь призрачная тень былого могущества…
   – А что не так с Мистерией? – поинтересовался Бельзедор. – Считается, что это оплот мирового волшебства, разве не так?
   – Считается, – хмыкнул Гальвени. – И она действительно… оплот. Но еще Мистерия уже давно стала кандалами, сковывающими все парифатское волшебство. Волшебники Мистерии так ревностно охраняют свою монополию, так тщательно стерегут свои секреты, что тормозят развитие волшебства в мировом значении. Обрати внимание, как редко появляются новые магические методики, как мало создается новых заклинаний. А то, что все же изредка появляется, большей частью оседает мертвым грузом в закромах все той же Мистерии. С какой неохотой их ученый совет в свое время создал Типогримагику! А система порталов? Она не меняется уже полторы тысячи лет! Да и создали ее еще при Колдующем Императоре – нынешняя Мистерия ее всего лишь возродила. Если бы Мистерия не держалась за свои секреты, как скупец за кошель, в мире было бы гораздо больше волшебников.
   – Но ведь волшебные школы есть не только в Мистерии, – напомнил Бельзедор. – Вэй Ю Кёксуянь, Хаташи, Экзеквариум, Технокорпус, сейд, нагартаддха, субтермагия, волшебство эльфов, огров, великанов, Морских Епископов…
   – Да, и все они точно так же стерегут свои секреты с лютостью паргоронских псов, – перебил его Гальвени. – Если волшебников станет слишком много – волшебство станет доступным каждому, а значит – обесценится. Мистерия этого совсем не хочет. Как и все остальные волшебные школы. Но теперь я, я пришел, чтобы вернуть эпоху Волшебства! Пришел возродить империю, охватывающую весь Парифат!
   – Какое… глобальное начинание, – вежливо похвалил Бельзедор. – И с чего же ты планируешь начать?
   – Да, действительно, мне нужно было с чего-то начать… – криво усмехнулся Гальвени. – Я избрал две страны – Йордалию и Шевларию. Молодая сильная республика, еще не омраченная грязью и разложением, – и древняя, прогнившая насквозь, но сказочно богатая империя. Я внедрял в сенат Йордалии своих ставленников, проводил с их помощью полезные мне реформы – и одновременно подтачивал силы Шевларии. Одного за другим я устранял там ярких политических деятелей, пока Шевлария не превратилась в комок жидкой грязи. Ты положил последний кирпич в кладку, похитив принцессу – единственную законную наследницу умирающего императора. Династия прервалась, и это вызвало в стране кризис – идеальный момент для нападения. Я посоветовал сенату Йордалии не медлить – и они прислушались. Если бы Йордалия завоевала Шевларию, я встал бы за кулисами объединенного государства, руководя и командуя, тихо и незаметно дожидаясь момента, когда смогу выйти на сцену…
   – Но Йордалии это не удалось, – напомнил Бельзедор.
   – Да… – скрипнул зубами Гальвени. – Ты хоть представляешь, каково это – двадцать лет строить прекрасный дворец, а потом смотреть, как тупой варвар походя его разрушает?! Своим вторжением ты сломал все мои планы! Ты сплотил Шевларию и Йордалию против общего врага! И мне пришлось с позором бежать из Йордалии, поскольку сенат жаждал моей крови! Эти неблагодарные ублюдки превратили меня в жертвенное животное, свалили на меня все неудачи!
   – Не всегда дела идут так, как нам хочется, – спокойно ответил Бельзедор. – Кстати, ведь в Гарийской Империи тоже был ты?
   – Умный человек не ставит все деньги на одну карту, – кивнул Гальвени. – Именно на тот случай, если в Шевларии что-то сорвется, я запустил запасной план – для Гарии. Там я пошел другим путем, решив воспользоваться похищенной тобой принцессой и внедриться в императорскую семью изнутри. И у меня бы все прекрасно получилось, если бы ты вторично не вмешался!
   – А почему ты оттуда сбежал? – полюбопытствовал Бельзедор. – Ты ведь сбежал, верно? Почему даже не попытался меня остановить?
   – И как ты себе это представляешь? – фыркнул Гальвени. – Императорский двор был уверен, что я рыцарь. Чтобы противостоять тебе, пришлось бы раскрыть всю мою волшебную силу – а это означало полный провал. Я предпочел не тратить зря силы и отойти в сторону.
   – И сейчас ты хочешь отомстить? – предположил Бельзедор.
   – Нет, конечно! – расхохотался Гальвени. – Просто после того, как ты во второй раз сломал мои планы, меня вдруг осенило! Зачем что-то искать, что-то строить, что-то создавать с нуля? Вот же оно – ядро будущей империи! Твоя собственная империя! Империя Зла! Колоссальная мощь, возглавляемая никчемной фигурой, ничтожеством с раздутой репутацией! Все твое могущество сводится к умению возрождаться после смерти – раз за разом, раз за разом… но, кроме этого, ты ни на что не способен! Ты неэффективен! В твоих руках такая сила, такое могущество, а ты… ты просто сидишь в своей цитадели и пугаешь крестьян! Твое место должен занять другой – тот, кто сможет применить все возможности твоей империи! Ты не заслуживаешь такой мощи! Ты слаб! Ты слаб, а я силен! И я буду править твоей империей! Я распространю ее влияние на весь Парифат!
   Бельзедор задумчиво разглядывал клокочущего гневом волшебника, одновременно пытаясь освободиться. Светящиеся прутья чуть заметно подрагивали – еще немного, и мощь Темного Властелина разобьет их вдребезги.
   – Конечно, первым делом я сменю название, – рассуждал вслух Гальвени. – Только полный идиот мог назвать свою страну Империей Зла! Это же настоящий вызов! Красная тряпка для быка! Чего ты ждал, давая стране такое название? Конечно же жаждущие приключений идиоты так и лезут сюда, жаждая твоей крови!
   – Слушай, а тебе не кажется, что это неправильно? – перебил его Бельзедор.
   – Неправильно?! – аж раздулся от ярости Гальвени. – Это как раз самое правильное из всего, что я сделал в жизни!
   – Да я не об этом. Я о твоей речи.
   – А с ней-то что не так? – не понял Гальвени.
   – Просто Темный Властелин здесь я, – напомнил Бельзедор. – Это мне положено толкать речь и рассказывать о своих злодейских планах. Это традиция.
   – А. Ну ладно, рассказывай… о своих планах.
   – Мм… – крепко задумался Бельзедор. – Мм… мм…
   – Ты долго еще?!
   – Извини. Что-то ничего в голову не приходит. Может, отложим до следующего раза?
   – Следующего раза не будет. Пришло тебе время умереть.
   – Да-да, как обычно, – скучающе ответил Бельзедор. – Давай побыстрее.
   – На этот раз ты умрешь окончательно, – мерзко улыбнулся Гальвени, доставая что-то из-за пазухи.
   В его руке блеснул серп. Длинный боевой серп, состоящий из деревянного черена и сильно изогнутого клинка с внутренним лезвием. Необычного цвета металл – темно-сиреневый, чуть заметно сверкающий будто бы внутренним светом.
   – Ты знаешь, что это такое, Бельзедор? – торжествующе произнес Гальвени. – Это серп Гильфаллерии! Адамантовый серп! Он выкован из металла, для которого не существует бессмертных! Вся твоя сила, все твое могущество бессильны перед этим серпом!
   – В самом деле? – приподнял бровь Бельзедор.
   – Сейчас ты сам в этом убедишься! Я пытался уговорить своего… ученика воспользоваться этим оружием, но этот прекраснодушный идиот заладил, что не желает ничего, кроме своего меча! Серп-де – неподходящее оружие для воина!
   – А почему именно серп? – полюбопытствовал Бельзедор.
   – Почем мне знать? – пожал плечами Гальвени. – Это очень древняя реликвия.
   – Так это не ты его выковал?
   – Я адепт Ингредиора, – холодно ответил Гальвени. – Я не кую оружие. Но это не помешает мне им воспользоваться! Сейчас я убью тебя и займу твое место! И уж после этого я не повторю твоих ошибок! Я создам империю, рядом с которой твоя покажется крохотной деревенькой! Я буду править всем миром! Я стану новым Колдующим Императором! Я… я…
   Волшебник буквально задыхался от переполняющих его амбиций. Он всеми силами старался, чтобы Бельзедор понял, насколько велик его будущий убийца, насколько могуч тот, кто займет его место. И Драммена Гальвени ужасно огорчало, что лицо Темного Властелина оставалось каменно-невозмутимым. Он не проявлял не то что страха – даже тени волнения.
   – Умри!!! – взревел Гальвени, делая шаг вперед.
   И тут его схватили за руку. Позабытый всеми герой, имени которого Бельзедор так и не узнал, перехватил запястье волшебника и возмущенно воскликнул:
   – Наставник, что ты такое говоришь?! Как ты можешь такое говорить?!
   – Отпусти, – процедил Гальвени, глядя на бывшего ученика как на дохлую мокрицу.
   – Нет! Я не согласен! Это… это неправильно! То, что ты делаешь, – неправильно! Ты совсем не этому меня учил!
   – Докучливое насекомое, – чуть слышно прошипел волшебник. – Ты что, все еще не понял, что был просто инструментом? Ты мне больше не нужен.
   Драммен Гальвени чуть заметно двинул бровью, и голова несчастного юноши… взорвалась. Во все стороны брызнула кровь и мозги, а обезглавленное тело какую-то секунду постояло неподвижно и мягко завалилось набок.
   Несколько капель крови попали на щеку Бельзедора. Тот пристально посмотрел на мерзко хихикающего волшебника, напрягся, резко развел руки… и волшебная клетка сломалась. Освободившийся Темный Властелин шагнул вперед, нагибаясь за источающим мрак клинком…
   Драммен Гальвени хохотнул и вскинул руку. Бельзедора ударило невидимым тараном – он отлетел назад, складываясь пополам, и ударился всем телом о парапет. Гальвени осклабился, и одновременно с его улыбкой Бельзедора подбросило в воздух, поволокло в одну сторону, в другую, вынесло за пределы крыши и продолжало болтать, стискивая невидимыми клещами.
   В левой руке Гальвени держал адамантовый серп. Вот он разжал пальцы – серп медленно поднялся в воздух, повинуясь воле чародея, и поплыл к Темному Властелину.
   В тронном зале принцессы в ужасе глядели на Всевидящее Око. Они буквально тряслись от гнева, слушая напыщенную речь Драммена Гальвени, – а теперь исходили тревогой за беспомощного Бельзедора. А еще принцесс буквально выводила из себя холодная невозмутимость приспешников. Ни один из них даже не встал с кресла!
   – Господин управляющий, помогите же ему! – вскричала наконец Дарен. – Лорд Мерзопак, лорд Фекалий, леди Гульгамба?! Почему вы все просто сидите и смотрите?!
   – Это бой нашего Властелина, – пробасил Кромбах. – Мы не смеем вмешиваться.
   – Но он может погибнуть! – плачущим голосом воскликнула Ньенна.
   – Властелин погибал уже много раз, – улыбчиво напомнил дедушка Мерзопак.
   – Но в этот раз все по-другому! В этот раз он может погибнуть окончательно!
   – И тем не менее вмешиваться мы не смеем, – вздохнул управляющий. – Властелину достаточно сказать слово – и ему на помощь придут сотни верных приспешников, армия агентов Зла, драконья эскадрилья, орды чудовищ и несокрушимые Легионы Страха. Но сейчас у Властелина всего один противник – и он скорее умрет, чем примет чью-то помощь. Это опозорит его.
   – Опозорит?! – взревела Дарен. – Да что за кирню вы тут несете?! Он же Темный Властелин!
   – Но он им не родился.
   Бельзедор неотрывно смотрел на приближающийся серп. Он постарался вспомнить то ощущение в подвале гарийского дворца, когда он превратил стражников в тараканов. Сейчас он полностью сосредоточился на серпе и мысленно толкнул его. Бельзедор вложил в этот толчок всю волю, всю энергию…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация