А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Возрождение" (страница 1)

   Алексей Яковлевич Корепанов
   Возрождение


   Луноход неторопливо катил по исполосованной черными тенями равнине, петляя среди изъеденных временем каменных наростов, похожих на сталагмиты земных пещер. В черном небе мирно уживались яркие холодные звезды и низкое ослепительное солнце, а вот Земля уже с полчаса как канула за недалекий горизонт. Вернее, не за горизонт, а за изломанные контуры скал, похожих на средневековые замки.
   Точно в срок – хотя внутри все дрожало от напряжения – он связался с диспетчером базы:
   – Это Меннинг. У меня все в порядке, Сергей, иду по маршруту. До точки еще километров восемь, но тут пока только фигурная езда получается, так что как бы не все десять.
   – Продолжай в том же духе, Тедди, – отозвался диспетчер. – Фигуряй. Связь по графику.
   Сердце Теда Меннинга учащенно билось. Луноход – четырехколесная самодвижущаяся конструкция с открытой двухместной кабиной и похожим на ванну кузовом – все так же лавировал среди «сталагмитов» и скал, продвигаясь к месту давней неудачной посадки автоматической станции ЕКА – с нее нужно было демонтировать уцелевшую аппаратуру. Другие обитатели первой международной лунной базы тоже занимались своими делами – а дел было по горло...
   В висках Меннинга все сильнее стучали маленькие неугомонные молоточки. Огибая очередной, почти готический монолит, он повернул голову, рассматривая освещенный солнцем хаос выступов, изломов и трещин, – и буквально сразу же остановил луноход. Спрыгнул с невысокой подножки и плавными длинными шагами направился к скале, то и дело, несмотря на массивный скафандр, зависая над лунной поверхностью.
   В обращенном к нему боку скалы находился грот с высоким входом. Солнечные лучи беспрепятственно проникали внутрь, под куполообразный свод – и там, в глубине, нежно розовела в этих лучах фигура Сфинкса. Лунный Сфинкс был гораздо меньше египетского исполина и сохранился гораздо лучше – это Меннинг заметил сразу. Затаив дыхание, он приблизился к изумительной, невероятной находке и приложил ладони в перчатках к широкой груди покоящейся на невысоком постаменте скульптуры с телом льва и человеческой головой.
   ...Покинув грот, Тед Меннинг вернулся к луноходу и вытащил из кузова похожий на гранатомет лазерный резак. Установив его возле бока Сфинкса – это был не камень, а какой-то другой, скорее всего искусственный материал, – он опустил второй светофильтр на шлеме и уверенно сомкнул пальцы на рукоятке. Тонкий луч вонзился в фигуру человекольва, прошелся по спине, по затылку, отделяя голову, по-мясницки кромсая подобие хранителя Великих Пирамид, наискось перечеркнул постамент – раз... еще раз...
   Через несколько минут Лунный Сфинкс превратился в бесформенную груду; даже самый причудливый фантазер не смог бы теперь представить себе, чем только что было это крошево.
   Тед Меннинг отступил на несколько шагов от скалы, покусал губу, прикидывая, оценивая варианты, – и вновь пустил в ход резак.
   Каменный свод беззвучно обрушился, погребая под собой обломки удивительной скульптуры, по скале медленно зазмеились новые трещины – и Меннинг затяжными прыжками добрался до лунохода, уложил резак на место и повел свою самодвижущуюся повозку прочь от как бы нехотя проседающей, крошащейся скалы.
   В расчетное время он вновь вышел на связь с диспетчером:
   – Это Меннинг. Все еще тащусь по маршруту, но надеюсь когда-нибудь добраться до финиша. Проблем нет.
   – Пусть их и не будет, Тед, – пожелал ему Сергей. – Давай, ковыляй потихоньку, обед мы тебе оставим, не переживай...
   Тед Меннинг вел луноход по лунному бездорожью и улыбался, и что-то тихонько напевал без слов. Угомонились молоточки в висках, и сердце билось ровно и спокойно. Он сделал то, что должен был сделать, к чему шел долгие-долгие годы. Он выполнил свое предназначение.
   Он уже не помнил, когда впервые ощутил в себе нечто. Нечто пробудилось, всплыло из каких-то темных неведомых глубин, нечто царапалось, покусывало, теребило, подталкивало, требовало... Далеко не сразу Тед Меннинг научился понимать эту возникшую словно ниоткуда частицу своей сущности – или спавшую в нем до поры? Или переданную по генетической цепочке из прадавних времен, когда совсем иным был рисунок земных созвездий?
   Меннинг не знал, что такое эта сидящая в нем заноза, но в конце концов уразумел, какие действия должен предпринять. В двадцать два года, покинув свой благословенный Альбион, он оказался под жарким небом Египта. И там, повинуясь воле управляющего им неведомого нечто, приложил ладони к шершавым камням Великого Сфинкса Гизы.
   И – тщетно. Древний человеколев был мертв, давным-давно мертв, и созидающая сила безвозвратно ушла из него в горячий песок, и растаяла в глубинах земли.
   Той же ночью, глядя из окна гостиничного номера на ущербную Луну, он понял – и это понимание обожгло его виски, словно он глубоко вдохнул нашатырь: выход – там, на Луне...
   Все его дальнейшие действия были подчинены одной задаче: попасть туда. Он перевелся на другой факультет. Он стал членом аэроклуба и одновременно осваивал слесарное дело, электротехнику и ремонт компьютерных систем. Неожиданное наследство от дальней родственницы подсказало Меннингу, что им управляют, ему помогают и ведут. Эту помощь, это участие он ощущал постоянно, год за годом – и ни разу у него не возникало желание воспротивиться, взбунтоваться, попробовать поступить наперекор запущенной неведомыми силами программе.
   Он знал, что должен выполнить свое предназначение. Во что бы то ни стало.
   С помощью все того же не поддающегося определению нечто он прошел конкурсный отбор и стал одним из специалистов ЕКА – Европейского космического агентства. И вновь его вели, и всякие вовсе не случайные случайности влияли на его карьеру только положительным образом. Буквально на следующий день после того, как он отметил свое тридцатитрехлетие, его включили в состав международной лунной экспедиции...
   Попав на Луну, он почувствовал зов – и этот зов в конце концов привел его к Лунному Сфинксу.
   Там, в гроте, ощутив под перчатками твердую грудь созданной неведомо кем скульптуры, он вдруг словно бы лишился собственного тела, он слился с фигурой человекольва, он растворился в нездешней глубине – и глубина эта не пугала, потому что была до странности знакомой... Но знакомой не ему, Теду Меннингу, а кому-то другому, кому-то, жившему в давние-предавние эпохи, кому-то, продолжавшему существовать в нем, Теде Меннинге... Он ощутил себя одним из множества сущностей, разбросанных по разным мирам – они страстно желали вновь, как когда-то, быть вместе.
   Придя в себя, он понял, что грядет пора перемен, и на Земле вскоре наступят новые времена. Он не знал, что за перемены ожидают планету, но был абсолютно уверен: они – будут.
   Меннинг, продолжая напевать себе под нос, все больше удалялся от осевшей скалы, скрывшей под собой останки Лунного Сфинкса. Он не мог не разрушить изумительную скульптуру: обнаружь ее кто-то другой – и начнется ненужная суета, охи-ахи и всеобщее смятение умов. Зачем все это – на пороге необратимых перемен...
   Скала уже скрылась за горизонтом, когда под сочными звездами и поднимающимся все выше солнцем Теда Меннинга пронзило новое понимание: сфинксы, эти удивительные существа, эти человекольвы, вскоре вернутся на Землю, на планету, безраздельными хозяевами которой они были когда-то, много-много веков назад, до оледенений и потопов. И еще он понял другое: он – тоже сфинкс, и вскоре с его телом произойдет метаморфоза, и он станет тем, чья частица сохранилась в его генетической памяти, тем, чей облик запечатлен в камне в Стране пирамид.
   – Тед, почему молчишь? – раздался возле самого его уха нервный голос диспетчера.
   – Все в порядке, Сергей, – улыбаясь, ответил Меннинг. – Все в порядке.
   Он знал, что и людям, и сфинксам вполне хватит места на Земле.
   ...И кто мог сейчас предугадать, какие страшные беды принесет подобное сосуществование...
   Украина, г. Кировоград
Чтение онлайн





Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация