А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Вендетта. День первый" (страница 31)

   Остоженский-старший схватил Настю за локоть и втащил в одну из пустых комнат. Заперев дверь, он рассмеялся.
   – Ну, давай начистоту, шлюха! Видеокамеры при тебе нет, так что можно побеседовать по душам.
   Настя протянула мафиозо сумочку:
   – А может быть, вы на всякий случай проверите? Кто знает, вдруг я прячу там диктофон...
   – Думаешь, ты такая крутая? – хмыкнул Глеб Романович. – Куда уж там! Ты ведь баба! А бабы созданы для того, чтобы детей рожать, плиту драить да на коленях стоять перед своим мужиком!
   – Какой у вас, дядя Глеб, однако, прогрессивный взгляд на социальную роль женщины, – усмехнулась Настя.
   Остоженский, чьи щеки пылали, гаркнул:
   – Да, тебе удалось нанести нам пару ударов. И что, ты думаешь, будто одержала победу? Как бы не так! Забыла, что твоего муженька убили? Да и тебя саму едва не кокнули! И кто знает, может, скоро и кокнут! Я уж точно по тебе плакать не буду! Там, в аду, около родителей и Игорька, тебе самое место, сука!
   – Ой, дядя Глеб, вы же председатель общества изящной словесности! – театрально воскликнула Настя. – А выражаетесь, как портовый грузчик, которому на ногу упал контейнер...
   – Да насрать я хотел на всякие там общества! – проорал дядя Глеб. – Тут собрались одни мудаки, лузеры и жополизы, которые хотят одного – попасть мне на глаза, выгнуть спину и получить какие-нибудь крохи с моего стола. Нике нравится возиться со всякими детьми-уродами наподобие твоей Машеньки. Нет, правильно немцы делали, что таких в концлагеря отправляли – там им самое место. А твое место, шваль, знаешь где...
   Настя усмехнулась:
   – Просветите меня, дядя Глеб, прошу!
   – Твое место, шваль, у параши! – взвизгнул тот. – Из-за тебя мы упустили столько контрактов! Из-за тебя арестовали начальника моего аналитического отдела! Из-за тебя Максимка не стал губернатором! Учти, мразь, я доберусь до тебя! И до твоего щенка! Ты где-то его прячешь, но рано или поздно сделаешь ошибку, и мальчишка окажется в моих руках. Ух, тогда я повеселюсь! Ты будешь молить меня, согласишься на все, лишь бы я его не тронул. А я сначала тебя трахну, а потом отдам своим ребяткам на потеху. А щенка твоего на твоих глазах кокнут, причем он будет очень долго мучиться! Есть у меня мастер заплечных дел, он умеет из людей жилы вытаскивать. И из твоего сынка вытащит, а потом и из тебя!
   – Надо же, какая убогая фантазия, – спокойно и даже как-то удивленно сказала Настя.
   И тут у дяди Глеба зазвенел мобильный. Остоженский-старший, очнувшись, вытер с губ пену, буркнул в трубку:
   – Да, сейчас.
   И вышел из комнаты. Настя вынула из сумочки диктофон и выключила его. Зря дядя Глеб ей не поверил и решил не проверять сумочку. Его откровения ей пригодятся...
* * *
   Благотворительный вечер был в самом разгаре, когда на трибуну поднялся генерал-лейтенант Остоженский. Он произнес прочувственную речь о роли женщины и семьи в современной жизни, за что был удостоен долгих аплодисментов.
   – А сейчас мы посмотрим фильм о том, как фонд оказал помощь детским домам в провинции, – сказал он и указал на огромный экран у себя за спиной. Погас свет, побежали кадры, и послышался глухой голос самого Остоженского: «Ну, давай начистоту, шлюха! Видеокамеры при тебе нет, так что можно побеседовать по душам...»
   Настя, наслаждавшаяся зрелищем, увидела, как Остоженский вздрогнул, подозвал к себе кого-то, стал отдавать распоряжения. На лице Максима замерла маска ужаса, Вероника ломала пальцы и теребила роскошный изумрудный ошейник, стоивший, наверное, столько же, как и все те детские дома, которым была оказана помощь, вместе взятые. Никто уже не смотрел на экран, собравшиеся слушали откровения дяди Глеба, его мнение о роли женщины, о том, что надо делать с детьми-инвалидами, его матерщину и угрозы в адрес Насти и ее сына.
   Когда запись оборвалась, все поняли: вечер, бесспорно, провалился. Сразу несколько влиятельных гостей поднялись и, не смотря на Остоженских, направились к выходу. Микрофон оказался в руках Вероники, она пыталась разрядить обстановку и перевести все в разряд шутки, однако у нее ничего не получилось.
   Министр культуры достаточно громко заметил:
   – Какой, однако, позор! Президент будет вне себя.
   Настя отсалютовала дяде Глебу бокалом шампанского, осушила его и тоже направилась к выходу. Больше ей здесь было делать нечего.
   Скандал на бенефис-бале замять не удалось, и фонд, возглавляемый Вероникой, пришлось закрыть.
   Новый год Настя встретила в Монтевидео, куда тайно слетала, чтобы увидеться с Игорьком и Еленой Павловной. Сынок вырос, называл Княжину «бабулей» и постоянно переходил с русского на испанский.
   – Настюха, я в курсе того, что ты творишь в России, – сказала Княгиня. – Ты того, будь осторожнее! Остоженский теперь окончательно взбесится и будет готов на все.
   – Я знаю, – откликнулась Настя, прижимая к себе Игорька и целуя его. – Дядя Глеб угрожал, причем открыто и без всякого стеснения. Но вам не о чем волноваться. Никто понятия не имеет, что я в Монтевидео, для всех я нахожусь в Европе.
   То была самая счастливая неделя за последний год. Однако настала пора возвращаться в Москву. Анастасия знала, что настал черед нанести сокрушительный удар, от которого Остоженские уже никогда не оправятся. И для этого ей требовалась помощь Алены.
* * *
   Алена была высокой блондинкой с голубыми глазами и фигурой без малейшего изъяна. Она училась в одном из театральных институтов столицы, а помимо того, подрабатывала моделью. Именно на одном из показов мод на нее и положил глаз Глеб Романович Остоженский. Алена, девушка неглупая и заботившаяся о своем будущем, приняла ухаживания богатого и влиятельного мафиозо и стала его любовницей.
   Глеб Романович, конечно же, и не помышлял, что Алена на самом деле работает на Анастасию Басалыго. Отец Алены покончил с собой, потому что банк, в котором он был начальником финансового отдела, внезапно разорился, а к краху приложил руку не кто иной, как генерал-лейтенант Остоженский. Отец Алены был одним из длинной череды жертв дяди Глеба. И так же, как и сама Настя, Алена не могла забыть о том зле, что причинил ее семье Остоженский.
   Настя вела досье на всех, кто являлся другом и врагом дяди Глеба. И она остановила свой выбор на Алене. Девушке можно было доверять, она и правда хотела отомстить Остоженскому, однако не знала, как можно это сделать. А даже если бы и знала, то ни за что бы не смогла претворить свой план в жизнь: у нее не было ни денег, ни связей, ни влиятельных друзей.
   Поэтому когда к ней обратилась Анастасия Басалыго, Алена сразу же ответила согласием. С момента самоубийства ее отца прошло почти десять лет, в ту пору она была подростком, и дядя Глеб, конечно же, не помнил уже ни фамилии одной из своих жертв (которая к тому же не отличалась оригинальностью – Смирнов), ни о том, что у покончившего с собой финансиста имелась дочка по имени Алена.
   Настя знала, что у Остоженского имеются любовницы и что дядя Глеб, следуя своим убеждениям, относится к женщинам как к товару, не ожидая от них подвоха и не предполагая, что у них имеются мозги. Самым важным для него было наличие длинных ног, большой груди и страстного темперамента.
   – Тебе придется стать его любовницей, – объяснила Настя Алене ее роль. – Как, ты справишься?
   Та, презрительно прищурившись, ответила:
   – Я же будущая актриса, так что сыграть роль наивной шлюшки не составит для меня труда. А что до физического аспекта отношений с Остоженским... Каждый раз, когда он будет дотрагиваться до меня, я буду представлять, что все меньше и меньше остается времени до того момента, когда Глеб Романович окажется в аду.
   Все было разыграно как по нотам, и дядя Глеб, которому уже надоела его очередная пассия, обратил внимание на Алену. По завершении показа он через телохранителя велел передать девушке, что приглашает ее на ужин, и они вместе отправились к нему на квартиру. День спустя Алена сообщила Анастасии:
   – Старик вне себя от вчерашней ночи. У него так и текут слюнки. Пришлось ему подыграть и сделать вид, что он в постели настоящий Геракл, хотя в действительности следует вести речь о Кощее Бессмертном. Он уже дал отставку своей бывшей любовнице и предложил мне перебираться на квартиру, где живут его пассии. Там все обставлено в ужасных розовых тонах, но придется терпеть.
   Настя была довольна: она знала, что Алена на ближайшие несколько месяцев завладеет вниманием дяди Глеба, а эти месяцы решат все. Алена поможет ей покончить с Остоженскими – как с дядей Глебом, так и с Максимом.
* * *
   Большой неожиданностью для Насти стал визит Максима к ней в офис.
   Узнав от секретарши, что ее желает видеть Остоженский-младший, Настя постаралась унять волнение и задумалась. Что ему надо? Он – посланец отца? Папа с сыном затевают какую-то очередную гнусную интригу? Или...
   Максим, которого она велела пропустить к себе в кабинет, сам ответил на все вопросы.
   – Настя, я больше так не могу! – заявил он чуть ли не с порога. – Я знаю, что мы с отцом ведем с тобой войну. Но мне наплевать! Ты давно не давала мне покоя, а тот инцидент в «Ягуаре»... Я горько жалею об одном...
   – О том, что я установила передатчик и твои сексуальные эскапады стали достоянием общественности, в результате чего ты проиграл выборы губернатора и едва не развелся с Вероникой? – поинтересовалась Анастасия.
   Максим махнул рукой:
   – А, не стоящие разговоров мелочи! Я не хочу идти в политику, это все желание отца. Да и вздохнул бы с облегчением, если бы Ника ушла от меня. Но отец воспрепятствовал – еще бы, к чему развод, ведь он все еще хочет сделать меня если не губернатором, так депутатом или министром. Нет, я жалею о том, что... О том, что позволил тебе тогда уйти! А ты, Настя?
   Он приблизился к женщине. Анастасия попыталась его остановить:
   – Максим, немедленно покинь мой офис! Я не потерплю, чтобы...
   Но Остоженский впился в ее губы поцелуем. Настя яростно сопротивлялась, но чем дольше длился поцелуй, тем сильнее кружилась у нее голова. Машинально она обвила руками шею Максима, и тот подхватил женщину и отнес на софу. Настя знала, что совершает огромную ошибку. Знала, что предает Игоря. Однако ничего не могла с собой поделать.
   Анастасия стыдилась самой себя, потому что дальше произошло то, чего она более всего боялась и более всего хотела – они занялись любовью. На столе у Насти звонил телефон, мобильный Максима тоже разрывался, но для них ничего и никого не существовало. Никого, кроме них двоих.
   Бессильно откинувшись на спинку софы, вытирая пот со лба, Анастасия прошептала:
   – А теперь тебе лучше уйти...
   Максим, абсолютно нагой, поднялся с софы и принялся неспешно собирать раскиданную по полу одежду.
   – Мы еще увидимся, – сказал он и улыбнулся.
   Пять минут спустя Максим покинул ее кабинет. Настя опустилась в кресло и закрыла глаза, боясь думать о том, что произошло. Ей было так хорошо в объятиях Максима. Она все еще чувствовала вкус его губ, запах его кожи, ярость его плоти.
   Анастасия дала себе слово, что отныне будет держать себя в руках. То, что случилось, досадная, ужасная и непростительная ошибка. Поэтому о ней никто не узнает. Никто и никогда! Максим Остоженский – сын ее главного врага. Врага, которого она хочет уничтожить, причем не только морально, но и физически. Значит, Максим тоже ее враг. А она... она предается бесстыдству с ним...
   Загудел мобильный телефон. Схватив его, Настя увидела, что ей пришло СМС-сообщение. От Максима.
   «Завтра в 5 вечера», – гласил текст. И следовал адрес. А что, если это ловушка? И ее будут поджидать головорезы Остоженского-старшего? Или киллер с винтовкой с оптическим прицелом?
   И все же Настя едва могла дождаться следующего дня. Она прибыла на окраину Москвы одна, запретив телохранителям сопровождать ее. Бетонная шестнадцатиэтажка. Скрипучий лифт доставил ее на самый верх. Не успела она позвонить в квартиру, номер которой сообщил Максим, как дверь распахнулась.
   На пороге стоял обнаженный по пояс Остоженский-младший.
   – Я знал, что ты придешь! – сказал он, втягивая Настю в коридор.
   И Анастасия подумала: она ненавидит дядю Глеба и... любит Максима. Как же так получилось? И почему именно с ней?
* * *
   Последующие три месяца представляли собой подлинную чехарду, игру в прятки и калейдоскоп – никто не имел права знать, что Максим и Настя регулярно встречаются в укромных местах, на съемных квартирах, в парках, кинотеатрах и ресторанчиках. Война между Глебом Романовичем Остоженским и Анастасией Басалыго продолжалась, и в то же время сама Настя и сын дяди Глеба любили друг друга. Это походило на увлекательное и чрезвычайно опасное приключение. Если Настя и Максим сталкивались на приеме, то делали вид, что не замечают друг друга. А во время тайных свиданий Максим много раз заводил с Настей разговор на животрепещущую тему:
   – К чему эта бессмысленная война? Она наносит огромный ущерб, и не только нам с отцом, но и тебе, Настюша! Папа сейчас похож на умалишенного: стоит ему услышать твое имя, как он сразу впадает в раж и начинает брызгать слюной. А недавно заявил, что не успокоится, пока не увидит тебя мертвой!
   – И ты допустишь это? – спросила Настя.
   Она понимала, что их игра смертельна. Но – не могла без Максима. Так же, как тот не мог без нее.
   – Нет! – ответил Максим. – Отец нанял трех чеченских снайперов, им поручено устранить тебя. На следующей неделе ты принимаешь участие в какой-то благотворительной акции, ведь так? Открытие нового хосписа или что-то в таком роде. На твоем месте я бы туда не ездил...
   Настя поцеловала Максима и обронила:
   – Лучше узнай, где будут поджидать меня снайперы, и тогда я смогу избежать ловушки...
   Анастасия опасалась, что Максим скажет ей неправду. Кто знает, ведь он может действовать заодно с отцом. Как тогда, много лет назад, когда Глеб Романович хотел уничтожить неугодного прокурора Лагодина, и Максим помог ему, задурив голову глупой школьнице. Максим сам признался во всем Насте – с виноватой миной, опустив глаза, запинаясь.
   – Я ведь не знал, что замышляет отец. В то время он не посвящал меня в свои планы. И я представить себе не мог, что он собирается убить Всеволода Петровича! Я думал, что папа просто хочет быть в курсе того, что твой отец затевает...
   Странно, но Настя не чувствовала ненависти к Максиму. Похоже, он был такой же игрушкой в руках Остоженского-старшего, как и все другие.
   На открытие хосписа она все же отправилась, однако сначала ее телохранители устроили зачистку на соседних зданиях, где намеревались устроить засаду снайперы. Максим не обманул – ее поджидали в трех разных местах три типа, которые одновременно должны были открыть огонь, едва бы она вышла из машины и направилась к входу. Шансов спастись у нее не было.
   Максим подарил ей жизнь. В третий раз!
   Генерал-лейтенант Остоженский, узнав о провале операции, разбушевался.
   – Откуда эта сучка могла знать? – кричал он. – Ей кто-то передал информацию! Среди моих людей завелся стукач! Максимка, ты должен найти его! Устрой всем проверку на детекторе лжи! Если имеется малейшее подозрение, отправляй в расход! Я не потерплю, чтобы на меня работал предатель!
   Генерал-лейтенант и не подозревал, что предателем является его собственный сын.
* * *
   Настя не могла разобраться, что же с ней происходит. Она ненавидит Остоженского-старшего, но любит Остоженского-младшего... Но любовь к Максиму не походила на то чувство, которое она испытывала к Игорю. Это было что-то другое. Связывала ее с Максимом в первую очередь плотская страсть, однако Настя понимала: Максим стал частью ее жизни.
   Как-то ее любовник сам заметил:
   – Если бы отец вдруг вручил мне бразды правления, то я бы немедленно заключил с тобой мир, Настюша...
   – Но твой отец еще полон сил и будет держать под контролем вашу организацию много лет, – заметила Настя.
   – Пожалуй, да, – кивнул Максим. – Но ведь всякое может случиться...
   – Что ты имеешь в виду?
   – Отец до такой степени ослеплен гневом и желанием убить тебя, что теряет былую хватку. Я замечаю, что многие люди недовольны им. Пока никто не решается в открытую выступить против отца, но рано или поздно это произойдет. И тогда к власти приду я. Настанет совершенно новое время! Наше время, Настя! Наше с тобой!
   – А как же твоя Вероника? – спросила Анастасия, а Максим только отмахнулся:
   – С Никой мы разведемся. Я никогда не любил ее. А ты... ты – та женщина, которую я искал всю мою жизнь! Вместе мы свернем горы, Настя! Ты и я, я и ты!
   Настя поняла: Максим ради нее готов пойти против собственного отца. Кто знает, быть может, он даже замышляет убить старика. Раньше бы она непременно укрепила Максима в подобной мысли, вместе с ним разработала бы наиболее подходящий план, но теперь все изменилось. Она любит Максима и не имеет права использовать его в качестве орудия собственной мести. Или все же имеет?
* * *
   Алена регулярно поставляла Насте информацию. Ей даже удалось сделать слепок с ключа квартиры Глеба Романовича, а затем, пользуясь тем, что генерал-лейтенант уехал на несколько дней, проникнуть к нему в жилище. Девушка передала Анастасии ряд важных документов, а также компакт-диск, на котором находились скопированные с компьютера данные.
   Настя получила горячий материал: Остоженский спонсировал высокопоставленных чиновников, а вернее – попросту давал им огромные взятки, получая в обмен доступ к приватизируемым предприятиям и раньше других узнавая о судьбоносных решениях правительства и министерств.
   Алена сообщила, что у Остоженского имеется два компьютера – один большой, стационарный, в который ей удалось проникнуть, и еще переносной, ноутбук, который всегда хранится в сейфе. Что за информация содержится на ноутбуке, Алена не знала, однако обещала Насте, что постарается выяснить.
   А затем Алена исчезла. Обычно девушка связывалась с Настей каждые два дня, но звонков от нее все не было и не было. Встретившись с Максимом, Настя осторожно завела речь о любовнице его отца – Максим не знал, что Алена является шпионкой.
   Максим поморщился и сказал:
   – Отец, приехав, просмотрел записи скрытой камеры и узнал, что в его отсутствие Алена побывала в его квартире и лазила в компьютер. Скажи, Настя, она работает на тебя?
   – Что с ней произошло? – ответила вопросом на вопрос Настя, а Максим пояснил:
   – Ничего хорошего. Старик отдал ее в руки людей, которые умеют развязывать язык. Боюсь, ей уже ничем не помочь...
   Алену нашли два дня спустя – в одном из лесопарков, голую, со следами страшных истязаний на теле, со связанными за спиной руками, множество раз изнасилованную. Страшные фотографии мертвой девушки Анастасии презентовал следователь Воскобойников, когда навестил Настю в офисе.
   – Я знаю, Анастасия Всеволодовна, что вы причастны к этому! – заявил он без обиняков. – Она ведь была вашей связной?
   Настя ничего не ответила, а, отбросив ужасные фотографии, подошла к окну.
   – Ваша игра в месть зашла слишком далеко! – заявил Андрей. – Вы знали, что если Остоженский пронюхает об истинной роли Алены, то ей грозит смерть. И фактически обрекли девушку.
   – Она знала, на что идет, – произнесла медленно Настя.
   Воскобойников ударил кулаком по столу.
   – Вы ничем не лучше Остоженского-старшего! Так же, как и он, используете людей в собственных целях, так же, как он, неразборчивы в средствах и не ведаете жалости. В кого вы только превратились!
   Следователь встал, подошел к женщине.
   – Анастасия Всеволодовна... Настя... Я иду на преступление и разглашаю секретную информацию. Остоженский добился своего – вами занялась Генеральная прокуратура. Образована даже особая группа, и в ближайшие дни вас арестуют. Поверьте, Анастасия Всеволодовна... – Он дотронулся до ее плеча и прошептал: – Поверь, Настя, это очень серьезно. Очень! Как только ты окажешься в СИЗО, Глеб Романович устроит «ночь длинных ножей» и попытается подмять под себя твоих людей. Он хочет получить все, в том числе и твою жизнь! В СИЗО, сама знаешь, может произойти все, что угодно. Мой совет – уезжай! Как можно быстрее! У тебя есть еще несколько дней в запасе, от силы неделя. Настя, прошу тебя...
   Анастасия повернулась к следователю и спросила:
   – Почему ты делаешь это?
   Тот смешался.
   – Потому что я... с той самой нашей первой встречи... все годы...
   Он никак не мог завершить фразу, а Настя поняла – Воскобойников влюблен в нее. Ну надо же, что за напасть! Она может выбирать между влюбленными в нее сыном самого могущественного мафиозо и следователем Генпрокуратуры!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация