А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Вендетта. День первый" (страница 27)

   – Господа, как следует из документов, которые вы только что получили, я являюсь владелицей контрольного пакета акций.
   – Что? – взвился Остоженский-старший. – Какого хрена ты тут корчишь из себя леди-босс, Настюша? Что, в матриархат захотелось поиграть, соплячка? Эй вы, идиоты, что на нее пялитесь? Документы поддельные!
   Секретарь, кашлянув, заметил:
   – Глеб Романович, документы в полном порядке.
   – Поэтому на голосование выносится еще одна кандидатура, а именно кандидатура Анастасии Всеволодовны Басалыго! – заявил один из мужчин, сопровождавших гостью. – Итак, голосуем за нее. Кто против? Кто воздержался? Спасибо!
   Присутствующие оцепенело следили за небывалым спектаклем.
   – С учетом расстановки сил выборы признаются состоявшимися, – продолжил работавший на Настю адвокат. – Голосование по первой кандидатуре... гм... господина Остоженского Максима Глебовича не является необходимым, так как обладатель пятидесяти одного процентов акций уже сделал свой выбор.
   Секретарь, заикаясь, произнес:
   – Настоящим извещаю вас, что главой совета директоров избрана... Басалыго Анастасия Всеволодовна. Мои... самые искренние... поздравления...
   Раздались аплодисменты. Глеб Романович потрясенно следил за тем, как те люди, что клялись ему в вечной верности и которые обещали поддержать кандидатуру Максимки, теперь подобострастно хлопали нахальной бабе, рассевшейся в кресле, которое по праву принадлежало его сыну.
   – Ах ты, шлюха, маленькая засранка! – заорал в бешенстве генерал-лейтенант в отставке и бухнул кулаками по полированной поверхности стола. – И вы, идиоты, марионетки! Чего вы ей хлопаете? Мой сын должен стать боссом, мой сын! Ну, живо голосуйте за него!
   Один из адвокатов заявил:
   – Господин Остоженский, ваше поведение переходит все возможные границы. Прошу вас покинуть конференц-зал!
   – Что? – выдохнул Глеб Романович. – Это ты мне говоришь? И не подумаю!
   – Жаль. Тогда придется применить силу. Приставы!
   Появились два дюжих молодца с насупленными физиономиями. И тут Максим Остоженский поднялся из-за стола со словами:
   – Прошу прощения за слова моего отца. Мы, конечно же, уйдем сами!
   Он направился к выходу и, оказавшись напротив Насти, сидевшей в кресле, с легкой улыбкой произнес:
   – Мои поздравления, госпожа председатель совета директоров.
   А его отец разразился новыми воплями:
   – Ты об этом горько пожалеешь, тварь! Забыла, что произошло с твоим муженьком и его дочкой-дебилкой? Да кто ты такая...
   Один из приставов толкнул Остоженского в спину, и генерал-лейтенант едва не упал на ковер.
* * *
   Когда Максим и Глеб Романович оказались в «Хаммере», то генерал-лейтенант наконец-то дал полную волю своим чувствам. Он виртуозно обложил матом Настю, а потом вытащил мобильный телефон, набрал номер и распорядился:
   – Помнишь бабу Басалыго? Она переехала в Ниццу. Сейчас эта стерва в Москве, а ее крошка, по всей видимости, остался во Франции. Отыщите и доставьте мне его в течение суток. Все, конец связи!
   – Папа, зачем? – поморщился Максим. – Ну, не стал я с первой попытки главой совета директоров, невелика беда. Произведем перебазирование сил, нанесем новый удар...
   – Я уже нанес! – ответил, жадно припадая к бокалу с виски, Глеб Романович. Осушив его до дна, он рукавом вытер губы, икнул и пояснил: – Как только сынок сучки окажется в моих руках, она запоет совсем по-иному. Сама подарит мне контрольный пакет акций, да еще на коленях будет слезно умолять, чтобы я ее трахнул, а сыночка оставил в покое и не отрезал ему язык или ухо. И сейчас-то она у меня так просто не уйдет. До конца жизни запомнит, что значит мешать моим планам!
   Максим закурил сигарету с ментолом.
   – Папа, ты думаешь, она нанесла нам такой сокрушительный удар, не просчитав возможные последствия? Ты подумай, откуда у нее вдруг взялся контрольный пакет акций. Наш опальный олигарх продал его ей? Но почему?
   – Максимка, не забивай себе голову всякой мутью! Настька просто решила отомстить за своего Басалыго и его дочурку. Только ничего у нее не выйдет, своим триумфом она будет наслаждаться всего пару часов. Что с нее взять? Она же баба! Значит, думать не умеет, а в состоянии только ноги расставлять. Я прихлопну ее, как навозную муху!
   Максим, прищурившись, взглянул на торжествующего отца и выпустил дым из ноздрей.
   – Папа, ты сам мне не раз говорил, как опасно недооценивать противника.
   – Какая-то шавка – противник? – Остоженский захохотал. – Повторяю: она простая глупая баба, и вместо мозгов у нее, как у всех баб, перловая каша! Куда такой дуре против меня, Глеба Остоженского? Порву, растопчу и уничтожу!
   У Максима было другое мнение, однако он счел за благо не вступать с отцом в дискуссию и не спорить – все рано не поможет. Старик был разъярен, что случалось с ним не так уж часто. Но гнев, как знал Максим, может привести к фатальным ошибкам.
   – Папа, я только хочу надеяться, что ты знаешь, что делаешь, – сказал он. – И прошу тебя, не делай глупостей!
   Генерал-лейтенант плеснул себе в бокал еще виски и заявил:
   – Настюша сделала большую ошибку, что посмела бросить мне вызов. Ничего, сынок, из поражения я сделаю величайшую победу! Нам контрольный пакет акций даже покупать не придется, она нам его подарит. А потом я эту сучку и ее щенка лично через мясорубку пропущу, а фарш скормлю диким собакам динго! Ну, за женщин, глупых и очень глупых!
   И Глеб Романович сделал большой глоток.
* * *
   Настя знала, что ввязывается в смертельную игру, пощады от Остоженского ей ждать не придется. Нанесенных оскорблений он никогда не прощает и ведает только один способ забыть о них – убить обидчика.
   Первым делом Настя позаботилась об Игорьке. На свете было не так уж много людей, которым она могла доверять, и одним из них была Елена Павловна Княжина. Вместе с Игорьком, воспользовавшись подложными документами, они покинули Францию и направились в Монтевидео. Насте было очень сложно расставаться с сыном, однако она дала себе слово, что приложит все усилия для того, чтобы вскоре воссоединиться с ним. Только произойти это сможет, когда все будет закончено. То есть когда она одержит победу над дядей Глебом.
   Ираида Георгиевна, не долго думая, переписала приобретенный ею контрольный пакет акций алюминиевого комбината на имя Насти.
   – Я верю вам, милая Анастасия Всеволодовна, – сказала она. – И, важнее всего, я верю в вас. Вы меня не разочаруете, а в первую очередь вы не разочаруете себя. Вам предстоит вступить на чужое поле и принять правила чужой игры. Остоженский вначале не воспримет вас всерьез, ведь Глебушка настоящий шовинист и мачо. Женщина для него не более чем кухарка, служанка и куртизанка в одном лице. А вот его сын, Максимка, сделан из другого теста, и мальчик намного опаснее отца. Так что вам придется нелегко. Вы уверены, что хотите начать войну?
   – Да! – ответила Настя. – И обещаю вам, Ираида Георгиевна, я вернусь со щитом, а не на щите!
   – Что значит – вы намерены победить, милая Анастасия Всеволодовна, – откликнулась госпожа Штокберг задумчиво. – Только не позвольте злу взять над вами верх. Победит тот, кто сумеет быть великодушным, как бы странно это ни звучало. Тот, кто не ведает пощады, всегда в конечном счете проигрывает. И еще: Глебушка ни за что не смирится с поражением, тем более – нанесенным ему женщиной. А это и есть его ахиллесова пята!
   Убедившись в том, что Елена Павловна и Игорек прибыли в Монтевидео, где обосновались на отлично защищенной вилле, Настя отправилась в Россию. Ей было страшно, очень страшно, однако в борьбе самое главное – не показать свой страх врагу. Она не имеет права на ошибку или на промах, хотя война будет не на жизнь, а на смерть. И Остоженский не ограничится только ее жизнью, он захочет отомстить, поэтому попытается добраться до Игорька. Ну уж этого она ему точно не позволит...
   Расстроить планы Остоженского в отношении алюминиевого гиганта оказалось просто: эффектное появление на внеочередном заседании совета директоров, и вот она уже является хозяйкой огромного комбината. Собственно, то было и не победа, пусть и промежуточная, скорее увертюра к симфонии смерти, к битве титанов и богов, к схватке на краю бездны.
   Вечером того же дня, когда Настя стала председателем совета директоров, она получила весть с Лазурного Берега: на ее виллу пытались проникнуть неизвестные, однако полиция, заранее предупрежденная Анастасией, не дремала, и ей удалось схватить двух бандитов. Те пока упорно отказывались давать показания, однако Настя не сомневалась: рано или поздно они начнут «петь». И тогда всплывет имя Глеба Романовича Остоженского. Но это станет только началом...
   Настя вернулась в особняк под Петербургом: Ринара и Динара были чрезвычайно рады видеть хозяйку после почти двух лет разлуки. На Анастасию работала уважаемая зарубежная фирма, обеспечивавшая ее безопасность, однако женщина знала, что этим нельзя ограничиваться. Она прибыла в Россию не для того, чтобы дать Остоженскому пару затрещин и скрыться за границей, а вернулась на родину. Туда, где имеет право жить сама и где должен вырасти Игорек.
   Анастасия, то есть «воскресшая из мертвых». Она и была практически мертвой, жила в своем горе, как в коконе, и питалась воспоминаниями. Все это теперь в прошлом. Подобно птице Феникс, она восстанет из пепла. И заставит дядю Глеба заплатить за то, что сделал с ее родителями, с Игорем и с Машенькой.
* * *
   Журналист Артем Яковлевич Полторанин обладал кошмарной репутацией. Про него говорили, что ради сенсационного репортажа он готов буквально на все. Артем работал поочередно в нескольких наиболее крупных желтых газетах страны, однако его выгнали так же поочередно изо всех: он обладал мерзким, неуживчивым характером и измерял все одним-единственным мерилом: долларами.
   Однако когда речь шла о написании разоблачительной статьи, Артему Полторанину не было равных. Причем было не важно, соответствовали факты действительности или нет: журналист в кратчайшие сроки мог сваять любой пасквиль. Если факты имелись, он, подобно охотничьей собаке, находил их, если нет, то попросту придумывал, не гнушаясь ничем. Артем гордился тем, что является наиболее продажным представителем журналистской братии во всей России, и именно к его более чем сомнительной славе и проявила интерес Анастасия.
   Узнав, что его желает видеть вдова Игоря Басалыго, Артем почувствовал, как у него зачесались руки – точная примета к деньгам. Причем к очень большим деньгам! На специально зафрахтованном самолете его доставили из Москвы в Петербург, где в Пулкове его уже встречала колонна из черных джипов.
   Артема доставили в поместье Басалыго и сразу же провели в кабинет. Анастасия, работавшая за ноутбуком, окинула критическим взглядом Полторанина. Далеко не красавец – низенького роста мужчина, с кривыми ножками, большой головой, уже порядком облысевшей, редкой рыжеватой бородкой и голубыми глазами навыкате. О Полторанине она знала больше, чем он сам: ужасный бабник и мот, если появляются деньги, легко спускает их в казино, обладает сварливым, неуживчивым характером, на него великое множество раз подавали в суд за оскорбление словом и действием. Однако Полторанин был лучшим из лучших в своем деле, и Настя была уверена, что ей требуется именно этот тип в мятых грязноватых джинсах, засаленной куртке и стоптанных кроссовках.
   – Классно вы живете, госпожа Басалыго! – заявил Полторанин, без приглашения разваливаясь в кресле и хватая бутылку с коньяком. – Вы сделали правильный выбор! Я всегда и везде повторяю: хотите потрясный репортаж или сногсшибательное интервью – то обращайтесь ко мне. Вы ведь хотите потрясный репортаж или сногсшибательное интервью? Иначе зачем я оказался в вашей питерской хате... Один самолет вам влетел в копеечку! Подумать только, за мной прислали частную машину, можно подумать, что я Ларри Кинг, Сеймур Хёрст или Опра Уинфри, черт побери!
   Настя закрыла ноутбук, встала из-за стола и прошлась по кабинету. Она чувствовала, как Полторанин буквально поедает ее глазами. У него было три жены, и все три бросили журналиста, сейчас он содержал одновременно двух любовниц (причем ни та, ни другая не подозревали о существовании соперницы), что не мешало Артему развлекаться на стороне, бегать по девочкам. Однако особенно важным пунктом было то, что детей у Полторанина не имелось, ни одну из своих бывших жен или настоящих любовниц он не любил, а желал только одного: классного секса и вкусной жрачки, как он сам без сантиментов формулировал. Определенно, Артем Яковлевич Полторанин был именно тем человеком, который нужен Анастасии.
   – Вау, как же у вас хорошо! – заявил, закидывая ноги на стол, журналист. – Не думал, что окажусь в такой роскошной берлоге. Должен признать, что у вас тут хоть и пестренько, но со вкусом. Бывал, бывал я у наших капитанов нефтегазовой промышленности, алюминиевых тузов и колбасных императоров! Везде мрамор, золото, хрусталь... Все, конечно, супердорого, но как-то примитивно и однообразно. А у вас сразу видно: умный дизайнер поработал, причем заграничный. Будь у меня деньжонок побольше, именно такую хатку, как у вас, и приобрел бы.
   Настя, заложив руки за спину, остановилась напротив Полторанина и холодно бросила:
   – Ноги!
   Тот, поперхнувшись раритетным коньяком, убрал ноги со стола.
   – А зачем вы меня позвали, Анастасия Всеволодовна? Хотите душу выворотить? Так мы в два счета все в лучшем виде сбацаем! Такое интервью получится, что его у меня с руками и ногами самые крутые издания страны оторвут!
   – Артем Яковлевич, вы обладаете ужасной репутацией, – заговорила Настя. – Вы лживы, изворотливы, ненадежны, трудны в общении, не признаете иерархических структур и, самое важное, ради денег готовы буквально на все.
   Полторанин широко улыбнулся, обнажив свои прокуренные желтые зубы, и заявил:
   – Спасибо за комплимент, Анастасия Всеволодовна! Вы одна из немногих, кто признает мой несомненный профессиональный талант.
   – Вы мастер вести грязные кампании, для вас нет ничего святого, вы готовы вывалять в грязи любого, лишь бы вам платили, – продолжила Анастасия. – Несмотря на то, что вы чрезвычайно трусливы, вы все же готовы идти до последнего, если речь идет о работе и о возможности заработать побольше. Вы не уделяете внимания серьезным темам, потому что считаете народ быдлом, и специализируетесь на дешевых сенсациях и громких разоблачениях, которые частенько сами и выдумываете.
   Улыбка журналиста стала еще шире, и он горделиво воскликнул:
   – Да, это так! Я лучший среди лучших и первый среди первых! Только завистники это не признают. Но на них я плюю с высоты Олимпа, на котором являюсь Зевсом от журналистики.
   – От продажной журналистики, – поправила Анастасия.
   – А я никогда и не скрывал, что для меня существует одна непреходящая ценность: деньги! – парировал Полторанин. – Мои коллеги делают вид, что для них важны какие-то этические и моральные нормы, а в действительности они тоже стремятся к двум вещам – к деньгам и славе. Я же честен и перед самим собой, и другими людьми. О, денежки я очень люблю! А кто их не любит? Таковых просто нет!
   Анастасия пропустила его реплику мимо ушей.
   – Вы волк-одиночка и работаете всегда один. Однако если бы вам поступило предложение, от которого вы не смогли бы отказаться... и это предложение предусматривало бы, что отныне вы работаете на одну могущественную организацию...
   – Я бы потребовал увеличить предложенный мне гонорар в два раза, а потом немедленно согласился, – осклабился Артем Полторанин. – А что за организация?
   Анастасия осталась довольна ответом журналиста.
   – Что ж, Артем Яковлевич, я вижу, вы оправдываете свою ужасную репутацию. Итак, я предлагаю вам возглавить мой личный пиар-отдел.
   Новость не ошеломила Полторанина. Он подошел к ней по-деловому.
   – Ого, вы намерены снова вернуться в большой бизнес, Анастасия Всеволодовна? До недавнего времени вы находились в изгнании... а потом произошла та пикантная история с выборами нового главы совета директоров... Прелестная тема, просто прелестная! Но, если не ошибаюсь, раньше ваш пиар-отдел возглавляла Татьяна Вениаминовна Куницына. Танечка у нас святая и суперпрофессионал. Неужели вы действительно хотите, чтобы после нее отдел оказался в руках такого обалдуя и мерзавца, как я?
   – Назовите вашу цену, – заметила Настя. – Сколько вы хотите получать в месяц?
   – Я беру только в долларах и наличными! – быстро напомнил Полторанин. – С учетом того, что придется отныне работать только на вас и я не смогу больше заниматься свободным творчеством... надо еще учесть издержки переезда из Москвы в Питер...
   – Переезжать вам не придется, пиар-отдел будет располагаться в столице, – пояснила Настя. – Вы получите «Мерседес» в качестве служебного авто и четырех телохранителей. Офис, новая квартира по вашему собственному выбору...
   – А также возможность самому отбирать секретарш и референток, – вставил Полторанин. – Вы мне нравитесь, Анастасия Всеволодовна! Знаете, как перетянуть на свою сторону человека! Итак, моя цена...
   Он назвал сумму месячного гонорара и на мгновение зажмурился – такой большой она была. Анастасия небрежно заметила:
   – Вы будете получать в два раза больше, но с одним-единственным условием – работаете только на меня. Если мне станет известно, что вы продаете кому-то служебную информацию, то...
   – Меня что, уволят? – усмехнулся было Артем, а затем, побледнев, добавил: – Нет, вы это серьезно?
   – Мертвых не увольняют, – ответила жестко Анастасия. – Предательство карается смертью. Если вас устраивают такие условия, то мы можем немедленно подписать контракт.
   – Повысьте гонорар не в два, а в три раза, тогда я с потрохами ваш! – сказал Полторанин, отдуваясь. – Фух, ну и безжалостная вы женщина, Анастасия Всеволодовна! Ах, и совсем забыл спросить, что делать-то придется? Улучшать ваш имидж? Продвигать вас в губернаторы? Или, может, сразу в президенты?
   – Работа пиар-отдела, который вы возглавите, будет заключаться в том, чтобы собирать информацию и заниматься уничтожением репутации вот этих двух человек, – ответила Анастасия и положила на стол перед Полтораниным фотографию.
   – Глеб и Максим Остоженские! – присвистнул тот. – А вы, прямо скажем, выбрали себе далеко не самых хилых противников. Респект! Однако я думаю... – Скандальный журналист почесал куцую бороденку и продолжил: – Думаю, тогда сумма маловата будет, Анастасия Всеволодовна. И денежек можете подбросить, и количество телохранителей увеличьте. И «Мерседес» обязательно должен быть бронированный.
   – Вы получите все, что хотите, – кивнула Настя. – Однако мне нужны результаты, причем скорые и положительные.
   Артем заверил ее:
   – Да получите вы свои результаты! Любой другой на моем месте отказался бы, потому что связываться с Остоженскими смерти подобно. Но вы сделали правильный выбор – я уж если продажен, так до конца! Значит, хотите помериться силами с нашим «крестным отцом»? Говорят, он на вас зуб имеет, Анастасия Всеволодовна. Ага, война миров, вот что это такое. А я – военный корреспондент из окопов. Так, где ваш контракт? Сейчас же его и подпишу. Только не забудьте вставить пункт о том, что гонорар увеличивается на двадцать процентов каждые три месяца...
   Десять минут спустя, когда Полторанин поставил витиеватую закорючку под документами, горничная принесла шампанское. Смакуя пенистый напиток, журналист мечтательно произнес:
   – Я глава настоящего пиар-отдела, который должен «мочить» самого могущественного мафиозо России! Зачем вам это надо, Анастасия Всеволодовна? Игра ведь очень опасная, и все закончится поражением одной из сторон. Тут расклад такой: или вы их, или, уж простите за откровенность, они вас. Меня-то не тронут, кто я такой – песчинка. И работу я быстро новую найду, а вот вы...
   Настя протянула Полторанину газету. Тот, взглянув на одно из фото, спросил:
   – Что вы имеете в виду? Я на кого-то должен обратить особое внимание? Ах, и кто же здесь изображен? Танюша Куницына...
   – Я хочу, чтобы вы раскопали все, что только возможно, про нее, – заметила Настя.
   Куницына, притворявшаяся ее лучшей подругой, работала на Остоженского. Ведь именно она рекомендовала ей английского профессора и заманила таким образом Игоря и Машеньку в аэропорт, именно она сделала так, что сама Настя осталась в Питере и не полетела в Лондон. Татьяна выполняла заказ дяди Глеба. И в качестве вознаграждения получила место генерального директора одного из частных телеканалов, подконтрольных Остоженским.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация