А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Вендетта. День первый" (страница 20)

   Настя вышла из квартиры и хлопнула дверью. Чем объясняется такое враждебное отношение тети Оли к ней? Родственники получат и новую квартиру, и машину, и сколь угодно наличности. Главное, чтобы оставили ее и Игоря в покое. И все-таки Настя долго не могла забыть слова тетки – может, та права, и игра, в которую она ввязалась, закончится плачевно?
   Думать об этом не хотелось.
* * *
   Просматривая газеты и журналы, Настя все больше убеждалась в том, что Игоря представляют всюду этаким русским Аль Капоне или доном Корлеоне, беспощадным мафиозо, который ради наживы готов зарезать мать и продать в рабство жену. Настя заявила Басалыго:
   – Игорь, ты ведь зарабатываешь большую часть своих денег легальным путем, так?
   Муж, взглянув на Настю, хмыкнул:
   – Я уже давно вышел из тени, потому что времена разбоя и перестрелок в ресторанах проходят.
   – Тогда почему СМИ сообщают в первую очередь о том, что ты... что ты...
   – Что я связан с мафией? – спросил Басалыго. – Потому что это кому-то выгодно. И я даже знаю, кому именно, – нашему общему другу генерал-лейтенанту в отставке Остоженскому. Ты ведь не забыла его?
   – Разве я могу забыть человека, который виноват в гибели моих родителей и едва не отправил меня на тот свет! – откликнулась Анастасия.
   Басалыго, налив себе немного коньяку, продолжил:
   – Ты ведь знаешь, что в Петербурге мне уже тесно, поэтому я принял решение осваивать и другие территории. Столица поделена между несколькими группировками, и там меня никто не ждет. Зато провинция – настоящий рай для делового человека. Сейчас, во времена приватизации, можно заработать за один год столько, сколько Рокфеллеры на Западе зарабатывали за целый век. Но я, конечно, не один смекнул это. Глеб Остоженский и его сын Максим тоже прибирают к рукам заводы, фабрики и скважины по всей России. И единственный, кто может составить им конкуренцию, – это я!
   – А покушение на тебя тоже дело рук Остоженского?
   – Вполне вероятно. Доказательств нет, но почерк его – если не получается приобрести что-либо в результате честной схватки, он прибегает к подлым методам.
   – А кто сказал, что только он имеет на это право? – многозначительно спросила Анастасия. Чуть помолчала и продолжила свою мысль: – Если он хочет уничтожить твою репутацию, а потому объявил тебе информационную войну, то кто сказал, что ты не можешь побить генерал-лейтенанта его же оружием?
   – Но, Настя, получится же как-то по-бабски – склоки, сплетни, компромат... – скривился Басалыго. – Лучше просто не замечать всех его досужих вымыслов.
   Тогда Настя процитировала заголовки газет: «Кровавый пир Игоря Басалыго», «Пахан разбушевался!», «Как долго наш город будет держать в страхе простой уголовник?», «Игорь Басалыго терроризирует химический завод в Екатеринбурге», «Басалыго – убийца шести человек?», «Эксклюзив: тайные пристрастия Игоря Басалыго – малолетние проститутки и наркотики», «Криминал рвется во власть!»...
   – Ты хочешь еще? – спросила Настя. – И это только верхушка айсберга. Если на протяжении долгого времени внушать людям, что ты – отребье, извращенец и мерзавец, то они ведь всему поверят!
   Басалыго, казалось, и сам был ошарашен подобными заголовками.
   – Я переговорю с главными редакторами... – насупился он, а Настя заявила:
   – И по приказу Остоженского газеты тут же доложат своим читателям, что ты пытаешься задушить свободу слова. Нет, Игорь, надо действовать иначе!
   – Ты говоришь так, будто знаешь, что надо делать! – в раздражении бросил муж. – Да, Остоженский хитер, как тысяча бесов. Ну и что? Меня не волнуют укусы его газетенок!
   Этого момента Настя и ждала. Она положила перед мужем толстую папку и сказала:
   – Я разработала кое-какие ответные меры. О, не беспокойся, никакой войны между двумя кланами не будет! За исключением войны информационной.
   Басалыго взял папку, начал ее листать, затем вчитался. Прошло не менее получаса, когда он наконец поднял на жену восхищенные глаза:
   – Гениально, Настя! И почему я до сих пор до того же не додумался?
   – Потому что, милый, у тебя имеется аналитический отдел, но нет информационного, – ответила Настя. – Вернее, отдела по пиару. И я предлагаю организовать его. Пропаганда важнее всего! Того, что не сделаешь при помощи силы, можно достичь посредством слова!
   Басалыго закрыл папку, положил ее на стол, несколько мгновений помолчал, а затем изрек:
   – Да, ты тысячу раз права, Настя. Мне нужен пиар-отдел. И я даже знаю, кто его возглавит.
   – У меня имеется несколько кандидатур, – вставила жена. – Конечно, окончательное решение за тобой, Игорь, но все же... Например, бывший заместитель министра средств массовой информации ищет себе новое поприще. Можно попробовать переманить главу новостного отдела телеканала или побеседовать с этим продажным журналистом – он, конечно, последняя сволочь, но в своей области не знает себе равных. Я позволила себе собрать на них досье. Взгляни на последний раздел в бумагах, которые я тебе дала...
   Но Басалыго отодвинул от себя папку со словами:
   – К чему, если я уже нашел того, кто мне нужен? Пиар-отдел будет создан сегодня. И возглавишь его ты, Настя.
   Предложение Игоря было неожиданным, однако Настя не стала возражать. Конечно, она попыталась переубедить мужа, сославшись на то, что у нее нет опыта и даже высшего образования, напомнила наконец, что она нужна Машеньке. Но Игорь был непреклонен.
   – А мне нужны не только специалисты экстра-класса, но и люди, которым я доверяю, – сказал он. – Если я куплю каких-то профи, то кто может гарантировать мне, что их не перекупит Остоженский и они не будут докладывать ему обо всем, что мы затеваем? Полностью я доверю только двум персонам – Машеньке и тебе. Моей дочери уже пятнадцать, и рано или поздно ей придется начинать самостоятельную жизнь. И ты мне требуешься в качестве главы пиар-отдела. К тому же тебе и не придется покидать поместье – штаб-квартира отдела будет располагаться здесь.
   Настя знала, что на одном энтузиазме далеко не уедешь. У нее были идеи, причем много, но ведь вся соль в том, чтобы правильно претворить их в жизнь. Поэтому она согласилась стать номинальной главой пиар-отдела с условием, что Игорь не будет возражать против того, чтобы она наняла тех людей, которых сочтет нужными.
   – Я тебе доверяю, – ответил на это Басалыго. – Более того, Настя, я верю в тебя!
* * *
   Кандидатуру продажного журналиста Настя отмела (слишком ненадежен и болтлив), бывший заместитель министра нашел теплое место в нефтегазовом концерне, поэтому Настя остановила свой выбор на Татьяне Куницыной. Та недавно возглавляла информационный отдел на одном федеральном канале, но канал сменил владельца, и Татьяне пришлось покинуть кресло, уступив его вассалам нового шефа.
   Как и Настя, Куницына была родом из Ленинграда, и Анастасия восхищалась этой женщиной, получившей в свое время «Тэфи» как лучшая ведущая новостной программы. Настя раздобыла домашний телефон Куницыной (та вернулась из Москвы в Петербург, чтобы немного отдохнуть от суеты, связанной с потерей места) и связалась с Татьяной.
   Если та и была удивлена или ошарашена, то не подала и виду – ее мелодичный голос звучал твердо и уверенно, и Татьяна согласилась встретиться с Настей в ресторане «Дикие лебеди».
   Анастасия серьезно подготовилась к разговору. Она была уверена, что только Куницына подойдет в качестве ее правой руки и фактической главы пиар-отдела. Но как убедить в том же Татьяну? Та была известна своей бескомпромиссной позицией по отношению к представителям преступного мира и сомнительным бизнесменам. Что она скажет, когда узнает, что ей предлагают работать на Игоря Басалыго?
   Татьяна Куницына прибыла минута в минуту – миниатюрная, уверенная в себе, с миловидным лицом, но стальным характером. Она вошла в ресторан, и все взгляды тотчас обратились на нее – помимо всего прочего, Куницына была и привлекательной женщиной: темные волосы, уложенные в модную прическу, идеальная фигура, скромный, но в то же время изящный деловой костюм (стоивший, как оценила Настя, не меньше пары тысяч долларов).
   Метрдотель провел Татьяну в отдельный кабинет, где ее ждала Настя. Телеведущая сухо поздоровалась, заказала себе минеральную воду без газа и произнесла:
   – Анастасия Всеволодовна, у меня имеется полчаса для того, чтобы вы могли изложить свое предложение.
   Настя знала, что нечего пытаться обмануть Куницыну, поэтому решила идти ва-банк и выложить все карты на стол: честность, возможно, обезоружит собеседницу. Поэтому в нескольких предложениях она обрисовала ситуацию и сообщила о создании пиар-отдела. Затем Настя протянула Куницыной папку с планами.
   Журналистка принялась их просматривать – и ее первоначальный скепсис, даже некоторая враждебность сменились неподдельным интересом.
   – Тот, кто составлял план-концепт, имеет голову на плечах, – произнесла наконец Татьяна, и у Насти сделалось тепло на душе от похвалы известной телеведущей. – Но чего вы хотите от меня? Услышать мое профессиональное мнение? Я его выразила. Следовательно, наша встреча может считаться завершенной.
   И тут Настя быстро произнесла:
   – Татьяна Вениаминовна, пиар-отделу требуется такой руководитель, как вы. Поэтому прошу вас рассмотреть предложение о том, чтобы занять пост директора информационной службы.
   Куницына, сделав крошечный глоток воды из бокала, пару секунд молчала, а затем заговорила:
   – Анастасия Всеволодовна, ни для кого не секрет, что вы – супруга Игоря Басалыго. Господин Басалыго – бизнесмен с, мягко говоря, сомнительной репутацией и большими связями в криминальной среде. Пиар-отдел будет работать на господина Басалыго, а следовательно, покрывать и оправдывать совершенные им преступления. Моим твердым принципом является следующее: не сотрудничать с людьми, чьи моральные устои кажутся мне сомнительными. Я не имею ничего против вас и вашего мужа, но работать на мафию я не желаю. Назовите мне хотя бы одну причину, почему я должна переменить свою точку зрения? Только не заводите речь о деньгах – если бы я хотела заработать как можно больше, то согласилась бы с позицией нового владельца канала, на котором еще недавно работала, и стала бы плясать под его дудку, получая зарплату в три раза больше прежней.
   Настя знала, что Куницына обязательно задаст подобный вопрос, поэтому ответила с обезоруживающей простотой:
   – Татьяна Вениаминовна, вы нужны не моему мужу, а мне. Я же, могу вас уверить, с преступным миром никак не связана...
   – Вы, кажется, тоже сидели в колонии за попытку ограбления, – заметила Куницына, поднимаясь. – Прошу прощения, но ваше предложение меня не интересует. Именно тот факт, что я в самом деле лучшая, не позволяет мне поступаться журналистскими принципами и профессиональной этикой.
   – Хотите знать, почему я оказалась в колонии? – задала больной вопрос Настя. – Мой рассказ займет всего пять минут. И если вы потом решите уйти, то обещаю, что больше не буду надоедать вам своими просьбами, Татьяна Вениаминовна.
   Журналистка не ушла ни через пять, ни через пятнадцать, ни даже через сорок пять минут, полностью забыв о своем первоначальном желании пробыть в ресторане не более получаса. История Насти ее очень заинтересовала, и Татьяна призналась:
   – Теперь я понимаю, что имею дело с совершенно другим человеком. Прошу прощения, но я составила о вас мнение еще до того, как познакомилась с вами. А теперь прошу меня извинить, мне пора. Окончательный ответ я дам в течение двух дней.
   Куницына позвонила уже через сутки и сказала:
   – Анастасия Всеволодовна, я посовещалась со своим мужем, и мы совместно с ним приняли решение, что я должна попробовать работать с вами.
* * *
   Если бы не Татьяна, то Настя, как поняла она позднее, ни за что бы не справилась с поставленной задачей. Организация пиар-отдела была чрезвычайно сложным делом, но Куницына была готова работать двадцать четыре часа в сутки и семь дней в неделю, чтобы все удалось: по знаку Зодиака Татьяна была Девой и являлась перфекционисткой. Даже Настя как-то взмолилась, заявив, что ритм работы просто ужасен, на что Куницына с легкой улыбкой ответила:
   – Работы, Анастасия? О, это еще не работа, а только подготовительный этап! Настоящая работа впереди!
   Куницына переманила нескольких известных журналистов и пиарщиков, раньше работавших на одном с ней канале, и те составили костяк отдела, который скоро разросся до размеров настоящего научно-исследовательского института. Басалыго, в работу Насти не вмешивавшийся, в шутку называл новую структуру «моим личным Си-эн-эн».
   Результаты не заставили долго себя ждать – пиар-отдел перешел в наступление. Появлялись статьи в газетах и журналах, ролики на телевидении, поползли слухи, и имена тех, в кого были направлены стрелы, были в них одни и те же – Глеб и Максим Остоженские.
   Басалыго был более чем доволен результатами – удалось сорвать заключение важной сделки между Остоженскими и крупным немецким химическим концерном – иностранцы отвернулись от генерал-лейтенанта и его сына, когда узнали, что они являются представителями мафии. Об Остоженском-старшем стало известно, что он регулярно развлекается с проститутками, и даже Остоженский-младший, который, казалось, имел образцовый брак, оказался не без греха: время от времени позволял себе шалости на стороне.
   Настя очень многому научилась у Татьяны, и вскоре они даже перешли на «ты», Куницына, человек в общем-то замкнутый и интровертивный, стала лучшей подругой Насти, которая полностью полагалась на мнение известной журналистки.
   Остоженские, сначала впавшие в прострацию от информационного натиска, быстро пришли в себя и нанесли свои удары – решив не оставаться в долгу, они стали поливать грязью Басалыго, Настю и даже затронули больную тему – Машеньку, намекая на то, что девочка умственно неполноценна и в припадке ярости едва не убила служанку (что, конечно же, было полным бредом).
   Информационная война достигла апогея, когда и Басалыго, и Остоженские проявили интерес к огромному металлургическому заводу в одном из сибирских городов. Тот, доведенный до ручки нерадивым директором, был выставлен на продажу, и лакомый кусок хотели заполучить многие, однако реальные шансы были у двух человек – у Игоря, и у Максима, за которым стоял Глеб Романович.
   Наконец, Басалыго дал добро, чтобы была запущена информация о том, что Остоженский-старший имеет непосредственное отношение к смерти прокурора Лагодина. Настя давно хотела придать гласности ту давнюю историю в надежде, что Генеральная прокуратура заинтересуется ею. Сразу в нескольких влиятельных газетах были опубликованы соответствующие статьи с перечислением подозрительных фактов.
* * *
   Через три дня Басалыго сказал Насте:
   – Сегодня у меня был знаменательный разговор с одним из следователей Генпрокуратуры. Он проявил неподдельный интерес и к персоне Остоженского, и к смерти твоего отца. Ты согласишься встретиться со следователем?
   – Ну конечно же! – воскликнула радостно Настя.
   Она действительно была очень рада. Как же все просто! Генпрокуратура заведет дело, следователи начнут копать, и Остоженский окажется на скамье подсудимых!
   Следователь (старший советник юстиции) прибыл из столицы в Петербург – его встретили в аэропорту и доставили в поместье Басалыго. Когда в кабинет вошел мужчина лет тридцати пяти с короткими рыжими волосами и конопатым лицом, Настя испытала чуть ли не шок... Дежавю! Где-то она этого человека уже видела!
   – Добрый день, Анастасия Всеволодовна, – произнес гость и показал удостоверение. – Старший следователь Генеральной прокуратуры Российской Федерации Воскобойников Андрей Олегович. Мы уже имели удовольствие беседовать с вами десять лет назад...
   Ну конечно же, тот самый следователь из Нерьяновска, который советовал ей держать язык за зубами!
   – Я вижу, вы работаете теперь в Москве, в Генеральной прокуратуре, – заметила Анастасия, указывая Воскобойникову на кресло. – Вы сделали завидную карьеру!
   – И вы тоже, Анастасия Всеволодовна, – ответил ей в тон следователь. – Я ведь помню вас растерянной, плачущей молодой девицей, которая утверждала, что ни в чем не виновата. А теперь передо мной уверенная в себе, ослепительная молодая женщина, муж которой является одним из наиболее опасных преступников нашей страны.
   Настя повела плечами и сказала:
   – Андрей Олегович, думается, вы прибыли сюда из Москвы не для того, чтобы делать мне комплименты или, наоборот, говорить дерзости. Мой супруг не имеет к теме нашего разговора ни малейшего отношения. Вы ведь хотите узнать некоторые подробности биографии Глеба Романовича Остоженского?
   Она протянула Воскобойникову кожаную папку. Тот пролистал документы и заметил:
   – Информация, спорить не буду, весьма и весьма занимательная, однако все свидетели мертвы, а улик не существует. Прошло почти пятнадцать лет со дня смерти вашего отца, а смерть вашей матушки была квалифицирована как разбойное нападение.
   Настя не выдержала:
   – Так зачем же вы приехали? И вообще, это ваше дело находить свидетелей и собирать улики! Остоженский убил моих родителей, а кроме всего прочего, он возглавляет криминальную группировку!
   – То же самое можно сказать и о вашем супруге, Игоре Леонидовиче Басалыго, – парировал Андрей. – А теперь открою вам служебную тайну, Анастасия Всеволодовна. В Генпрокуратуре в ближайшее время под моим началом будет создана особая группа, которая займется преступлениями, совершенными «крестным отцом» и возглавляемым им криминальным сообществом...
   – Жернова правосудия, однако, мелют очень медленно! – заметила иронично Настя. – Надеюсь, добытая мною информация поможет вам.
   Воскобойников искоса посмотрел на Настю и продолжил:
   – Однако нашим объектом будет вовсе не Глеб Романович Остоженский, который – вы разве не знаете? – является закадычным другом нового Генерального прокурора. А с директором ФСБ и его первым заместителем Глеб Романович в свое время вместе работал, и они до сих пор ходят друг к другу в гости, устраивают совместные сабантуи на даче. В хороших отношениях Глеб Романович и с министром юстиции – говорят, у Остоженского имеется на него потрясающий компромат. А министр внутренних дел связан семейными узами с представителями клана Софроницких, к которому принадлежит обворожительная Вероника, супруга Максима Глебовича Остоженского...
   – Что вы хотите этим сказать? – произнесла Настя. – Кто, если не Остоженский, станет объектом вашего расследования?
   – Ваш супруг, Игорь Леонидович Басалыго, – ответил Воскобойников. – Впрочем, он наверняка уже в курсе, ведь у Игоря Леонидовича имеются связи в нашем ведомстве.
   – Значит, вы тоже работаете на Остоженского, – заключила Настя. – И сколько он вам платит?
   Андрей Олегович поднялся из кресла и строгим голосом заявил:
   – Анастасия Всеволодовна, на вашем месте я бы поостерегся бросаться такими обвинениями. Я работаю только на закон, можете мне поверить. А вот если бы я поддался соблазну, то мог давно сидеть в парламенте в одном из комитетов или получить должность замминистра или заместителя Генпрокурора.
   – Кто стоит за инициацией нового расследования? – вернулась к интересующей ее теме Настя. – Впрочем, несложно догадаться – Остоженские!
   Воскобойников тяжело вздохнул:
   – Я помню вас несчастной, плачущей студенткой. За прошедшие годы вы разительно переменились, Анастасия Всеволодовна. Но мне хочется предупредить вас. Игра, в которую вы ввязались, по плечу только мужчинам.
   – Ну, это мы еще посмотрим! – гордо вскинула голову Настя. – И если Генпрокуратура получила заказ расправиться с моим мужем, то сразу скажу – ничего у вас не выйдет.
   – Я не собираюсь ни с кем расправляться, – заметил Воскобойников, – однако все указывает на то, что Игорь Леонидович возглавляет мафиозную структуру, которая наносит ущерб экономике и безопасности нашей страны. А этому должен быть положен конец, причем как можно быстрее.
   – Тогда возьмитесь и за Остоженских! – заявила Настя. – Или вы сдрейфили, Андрей Олегович? Понимаю, у них слишком большие связи, а вы ведь не хотите рисковать своей должностью. И какой же вы после этого слуга закона? Да, конечно, я уже не та, какой была десять лет назад, но я не по своей воле ввязалась в опасную игру. Да ведь и вы совсем не тот, что были раньше: для вас на первом месте стоит вовсе не закон, а интересы вашего начальства, которое якшается с типами, подобными Глебу Романовичу Остоженскому...
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация