А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Алтарь победы" (страница 9)

   – Нужно еще раз просчитать, – нахмурился Денисов, – и снова задейстововать наших ученых. Учтите, Евгений Андреевич, что террористическая активность на Северном Кавказе гораздо более интенсивна и опасна, чем гипотетическая угроза американцам. У них нет такого устойчивого и хорошо вооруженного подполья, как у нас на Северном Кавказе. Пусть наши ученые поднимут все разработки этого Джабри и выяснят, чем он может быть опасен для нас.
   – Мы уже дали указание проверить все по научным работам Джабри, – сообщил Стриженюк.
   – Этого мало. Пусть подумают над перспективами развития его работ. Я сегодня доложу информацию МОССАДа нашему руководству. Это очень серьезный сигнал. За последние восемь лет в самой Америке не произошло ни одного террористического акта. Ни одного. Они сумели построить свою оборону таким образом, чтобы практически исключить любые возможности для потенциальных террористов. А мы не смогли ничего сделать за это время. Вспомните, сколько у нас было террористических актов? Взорванные самолеты, захваченные школы, театры, больницы, взрывы в метро, многочисленные убийства чиновников и сотрудников милиции на Северном Кавказе… Статистику нельзя даже сравнивать. Ноль на сто. Ноль в данном случае в Америке, и сто у нас. Поэтому я считаю, что непосредственная опасность угрожает нашей стране, а не американцам. Я даже полагаю, что мы должны пойти на беспрецедентное сотрудничество и, если понадобится, выйти на контакты с представителями как МОССАДа, так и ЦРУ. Пусть даже с угрозой потери такого ценного агента, как Ветеран. Вы меня понимаете? Не допустить террористический акт с применением ядерного оружия в нашей стране – это главная задача. И, возможно, самая сложная за все время нашей работы.
   – Мы решили начать поиск лаборатории, – сообщил Стриженюк. – Если сумеем их обнаружить, то сами ликвидируем эту лабораторию, не дожидаясь, пока это сделают американцы. У нас хватит ракет и самолетов, чтобы самим кардинально решить эту проблему.
   – Но это только в том случае, если лаборатория находится в Афганистане. А если она в Пакистане, что более вероятно?
   – Подключим американцев, – ответил Стриженюк, – и, конечно, сообщим по нашим каналам израильтянам. В таком случае они сами примут решение, и нам даже не понадобится вмешиваться. Израиль наверняка не допустит развития ситуации по опасному для них варианту. Если нам при наших размерах угрожает подобное оружие, то для Израиля это просто потеря всей страны. Достаточно взорвать или разместить подобную бомбу в Иерусалиме или Тель-Авиве.
   – Не думаю, что мусульмане пойдут на такой опасный шаг, – с некоторым сомнением в голосе заявил Денисов. – Иерусалим – священный город не только для христиан и иудеев, но и для мусульман. Особенно мечеть Аль-Акса, которая находится на Храмовой горе, как раз над Стеной плача. По преданию, именно там провел последнюю ночь их пророк Мухаммед перед тем, как уйти на небеса. Верующие мусульмане ни при каких обстоятельствах не будут наносить столь невозможный ущерб святому городу. А вот в Тель-Авиве они вполне могут себя проявить. Хотя все равно небольшое расстояние.
   – Мы высылаем еще одну группу наших сотрудников в Пакистан, – сообщил Стриженюк, – и постараемся задействовать наши связи с израильской разведкой и американцами.
   – Правильно. Это тот случай, когда мы не имеем права ждать, пока «гром грянет». Креститься нужно уже сейчас. И срочно решайте вопрос связного для Ветерана. Может оказаться так, что это будет нашей последней надеждой.
   – Я все понял, – кивнул Стриженюк. – Наши аналитики считают, что мы просто обязаны сообщить о подобной угрозе другим спецслужбам. Нужно задействовать агентуру Главного разведывательного управления Генштаба, всю агентурную сеть Федеральной службы безопасности и даже Министерства внутренних дел. Возможно, нашему руководству нужно будет выйти с подобным предложением на президента страны.
   – Прекрасное предложение, – пробормотал Денисов. – Первое, что должен сделать ответственный политик, – это принять решение по таким кандидатурам, как мы с вами. Если мы допустили подобный прокол с Джабри, когда нас сумели обмануть, используя такой дешевый трюк. Наверно, они тщательно готовили его и сумели подставить нам другого покойника вместо настоящего Хозвана Джабри. И мы практически два месяца ничего не делали. Это непростительная ошибка, за которую мы с вами должны будем персонально нести ответственность.
   – Вы не будете оформлять официальную записку? – мрачно спросил Стриженюк.
   – Буду. Это как раз тот случай, когда мы обязаны думать об интересах страны, а не о своей личной карьере, как бы громко это ни прозвучало. И давайте сделаем так. Выйдем на руководство Сирии; если нужно, даже подключим наше Министерство иностранных дел. Пусть дадут разрешение на официальную эксгумацию тела человека, похороненного под именем Хозвана Джабри. Мы обязаны выяснить все до конца. Я думаю, что сирийцы пойдут нам навстречу, учитывая наши союзнические отношения.
   – Мы подготовим письмо, – кивнул Стриженюк.
   – И как можно быстрее, – попросил Денисов.
   Ривердейл. Северный Бронкс. Нью-Йорк. Штат Нью-Йорк. Соединенные Штаты Америки. За месяц до дня «Х»
   Он по-прежнему ждал сообщений. Через несколько дней после появления сикха ему позвонили и назначили встречу в Куинсе. Он поехал на встречу в окружении десятка американских агентов, которые перекрыли все маршруты появления связного от Ибрагима. Но никто не пришел. Физули прождал целый час, однако так никого и не дождался. Он вернулся домой уставший и разочарованный, а американцы начали «разбор полетов», пытаясь выяснить, где они могли проколоться и почему агент не вышел на связь. В подобных случаях профессионалы винят только себя. Возможную встречу Физули снимали сразу с двух точек, но даже самый тщательный просмотр обеих пленок не выявил возможного посланника Ибрагима, который так и не вышел на связь.
   Несколько дней американцы провели в тревожном ожидании, не понимая, что именно произошло. А затем Физули снова позвонили от Ибрагима, пояснив, что в прошлый раз встреча сорвалась из-за опоздания связного. На этот раз встречу назначили в Нью-Джерси, куда нужно было выехать на машине в выходной день, когда магазин не работал. Встреча была назначена недалеко от небольшого аэропорта Титерборо, который находился к северу от Ньюарка. В этом пустынном месте довольно сложно было организовать наблюдение и охрану агента, однако и на этот раз удалось спрятать наблюдателей в трейлере строителей, а вторую группу поднять в вертолете, использовав находящийся недалеко аэропорт.
   Физули приехал на своем автомобиле и припарковался у большого стенда, предлагавшего посетить ресторан «Бомбей Палас», находившийся в пяти километрах отсюда. Его белая машина одиноко выделялась на фоне красного рекламного щита. Он несколько минут гулял вокруг щита, затем снова уселся в салон машины. Посмотрел на часы. Если связной снова не придет, то он успеет вернуться домой и открыть свой магазин. В последние две недели торговля шла не очень хорошо, а его недавняя отлучка в рабочий день вызвала недовольство постоянных покупателей. Кажется, ему нужно будет найти еще одного человека для торговли в магазине. Пока у него была только одна латиноамериканка, которая убиралась в его магазине три раза в неделю.
   Он улыбнулся. Кажется, постепенно он превращается в типичного хозяина небольшой лавки, который думает только о своей прибыли и выгоде. Как сильно бытие давит на сознание! Если учесть, что он расстанется с этим магазином довольно скоро и, возможно, вообще никогда в жизни не будет больше торговать, то его тревожные мысли о качестве товаров и рентабельности магазина выглядят просто смешными. Хотя найти себе помощника на ближайшие несколько месяцев все равно нужно. Он снова улыбнулся.
   Если связной не появится и во второй раз, то это будет очень плохим признаком. В этом случае нужно будет исходить из того, что ему просто не доверяют. Ни американцы, ни Ибрагим. Но самое печальное, что уже столько времени нет вестей из Москвы. Трудно быть двойным агентом, а быть тройным агентом вообще невозможно. Хотя в данном случае его легенда работает только на талибов. Остальные стороны знают и его настоящее имя, и его биографию, которую он не особенно скрывает.
   Он взглянул на часы. Уже прошло больше десяти минут. Рядом по шоссе проносятся машины. Неужели и сегодня никого не будет? Ему пришлось тащиться из Северного Бронкса в эту глушь, чтобы наконец увидеть связного Ибрагима.
   Он услышал, как рядом затормозила машина, обернулся и увидел остановившийся рядом с ним «Крайслер». За рулем сидела пожилая дама. Ей было, наверно, не меньше восьмидесяти. Впрочем, в этой стране за рулем сидят с подросткового возраста и до смерти, даже порой умирают за рулем.
   – Добрый день, – кивнула дама, открывая окно и обращаясь к нему, – вы не скажете, как проехать в Клифтон? Я, кажется, заблудилась…
   Он видел указатели, когда ехал сюда из Нью-Йорка.
   – Вам нужно повернуть налево, к реке, – показал он, – там будет дорога на Пассейнк. Вы увидите, если свернете налево и проедете в ту сторону.
   – Спасибо, – улыбнулась она, помахав ему на прощание рукой.
   Нет, это явно не связной от Ибрагима, подумал он. Прошло уже двенадцать минут. Представляю, как нервничает Фоксман. Наверно, лично наблюдает за его машиной, ожидая, когда наконец появится связной. Он услышал, как где-то в стороне пролетел вертолет. Возможно, Фоксман находится как раз там, наверху.
   Мимо промчались сразу два автомобиля. Водители явно куда-то спешили, но не решались нарушать лимит установленной скорости, понимая, что вертолет, зависший где-то над аэропортом, может оказаться полицейским наблюдателем, который четко зафиксирует их нарушения. Нужно отдать должное большинству граждан этой страны: они не нарушали законы и правила не только потому, что их могли увидеть и наказать, но и в силу собственных внутренних установок, не позволяющих им нарушать эти предписания – даже если они точно знали, что их никто не увидит.
   Он в очередной раз посмотрел на часы. Пятнадцать минут. Сколько еще ждать? В прошлый раз он прождал около часа. Наверно, на этот раз он может уехать уже через полчаса. Связные не должны опаздывать столь демонстративно, понимая, что невольно подставляют агентов, на которых могут обратить внимание посторонние.
   Интересно, в каком качестве намереваются использовать их с напарником Ибрагим и вся эта компания? Особенно тот переодетый тип, который явно не был похож на обычных бородачей, засевших в пещерах. Физули подумал, что это был один из тех немногих противников, которые могли достойно противостоять американцам и западной цивилизации. Было понятно, что это человек начитанный, образованный, умный. Его выдавала не только грамотная речь, но и выражение лица, холодный внимательный взгляд. Такой человек мог придумать все, что угодно.
   Идрис аль-Исфахани – интересно, кто именно скрывается под этим именем? Судя по мерам безопасности, с которыми их проводили к этому человеку, он занимал далеко не последнее место в иерархии тамошнего руководства.
   Итак, зачем их могли прислать? Они оба – не просто боевики курдского вооруженного сопротивления, имеющие огромный опыт в проведении подобных акций. Они – самые опытные среди всех остальных. Они годятся лучше других для проведения конкретных террористических актов с применением взрывчатых веществ. Значит, нужно понимать, что рано или поздно здесь появится не только связной, но и другие посланцы, которые передадут заранее приготовленную адскую смесь одному из напарников и поставят ему конкретную задачу. А сейчас нужно терпеливо ждать, пока появится первый связной.
   Рядом снова затормозила машина. Это был японский «Лексус» серого цвета. За рулем сидела молодая афроамериканка лет тридцати, очевидно метиска, так как глаза ее были зеленого цвета. Женщина улыбнулась ему, приветливо подняв руку.
   – Я правильно еду в Паттерсон? – спросила она.
   – Не знаю, – раздраженно ответил он. – Кажется, вам нужно свернуть впереди налево. Но я точно не знаю. Дальше будет ресторан, можете спросить там.
   – Я так и сделаю, – улыбнулась она. – А вы давно ждете здесь?
   – Давно. – Он даже не понял, что она его спросила, потому что женщина, все еще улыбаясь, тут же сказала:
   – Вам привет от Ибрагима.
   Он замер. В это невозможно было поверить. Они использовали такого связного!.. Молодую женщину, сидевшую за рулем современного автомобиля, трудно было заподозрить в принадлежности к ортодоксальным союзникам Ибрагима. У нее были распущенные темные волосы, хороший макияж, кокетливые сережки, цветастый платок, повязанный вокруг шеи.
   – Спасибо за привет. Я давно жду его сообщений, – ответил Физули, чуть отдышавшись. В его машине были установлены микрофоны, и Фоксман со своими людьми должны слышать каждое слово.
   Она проехала чуть дальше, остановила свою машину и, выйдя из нее, пересела в автомобиль Физули. У нее было очень короткое платье, сапоги до колен, кожаная куртка, темная блузка. В руках была довольно вместительная сумка от известной испанской фирмы. Салон его автомобиля тут же наполнился ароматом ее парфюма.
   – Еще раз добрый день, – улыбнулась она, – меня зовут Саманта. Как зовут вас, я знаю. Не нужно представляться.
   – Не буду, – пообещал он. – Почему вы не пришли в прошлый раз?
   – Я и не должна была прийти, – пояснила она, – это была обычная проверка. Нужно было проверить, как вы будете реагировать.
   – Проверили?
   – Да. И убедились, что вы вернулись домой.
   – Ясно. Хотя бы честно. А сегодня вы тоже следили?
   – Конечно. Нас немного смущал вертолет, который все время поднимался над аэропортом. Как только он улетел, я сразу поехала к вам.
   – Нас? Вы не одна?
   – Я оговорилась, – очаровательно улыбнулась Саманта.
   – Не сомневаюсь. Что я должен делать?
   – Ничего. Жить, как и жили. Торговать в своем магазине и ждать, когда я вам снова перезвоню.
   – Между прочим, я не торговец, – сдерживаясь, произнес он.
   – Мне это известно. Я не хотела вас оскорбить.
   – Долго ждать?
   – Не знаю. Но, судя по всему, не очень долго. Месяц или два, не больше.
   – Вы меня обрадовали.
   – Я должна передать вам деньги, – сообщила она, доставая из сумочки пакет и передавая его своему собеседнику. – Мне даже поручили сказать вам, что невозможно работать в вашем магазине без помощников. Вам нужно найти себе кого-нибудь.
   – У меня есть уборщица.
   – Этого мало. Должен быть человек, который будет заменять вас в магазине в ваше отсутствие. Иначе вы потеряете постоянных клиентов. Магазин не может работать по неопределенному графику.
   – Об этом вы тоже знаете, – хмыкнул Физули.
   – Желательно взять молодого человека или пожилую женщину. Все расходы мы готовы оплатить.
   – Здесь только деньги? – уточнил он, показывая на конверт.
   – Двадцать тысяч. На расходы по вашему магазину. И еще вот это, – она достала небольшой пузырек, держа его двумя пальцами.
   – Что это? Неужели я кого-то должен отравить? – пошутил он.
   – Это не яд, а растворитель. Возможно, скоро вы получите инструкции, как именно вам нужно вести себя. Разговаривать по телефону слишком сложно. Вам передадут наше послание. Обработайте его вот этой жидкостью в течение часа после получения. Если сделаете это позже, текст пропадет. И самое важное, чтобы на него не попала вода. В этом случае он тоже пропадет. А после того, как вы его прочтете, он исчезнет очень скоро.
   – Понятно. – Гусейнов забрал пузырек. – Есть еще какие-нибудь шпионские инструкции?
   – Больше ничего. – Она с интересом взглянула на него. – Мне говорили, что вы однажды чудом избежали смерти. Можно сказать, что родились заново…
   Он сидел за рулем, и поэтому она видела только правую сторону его головы. И даже когда он поворачивался, шрамы с левой стороны были не так заметны.
   – Да, мне тоже об этом рассказывали, – мрачно ответил Физули.
   – Вы всегда такой угрюмый, или это потому, что увидели меня? – поинтересовалась Саманта.
   – От рождения.
   – Первого или второго? – не унималась она.
   – Второго, конечно, – ответил Физули.
   – Тогда понятно. У вас есть вопросы?
   – Как мне найти вас в случае необходимости?
   – Позвоните по номеру и попросите больницу. Вам скажут, что вы ошиблись. Наберите другой номер, с девяткой вместо восьмерки. Это будет номер больницы. Придумайте какой-нибудь повод. Вы все поняли?
   – Номер я не запомню. Давайте, Саманта, я запишу его.
   – Записывать нельзя, – удивилась она, – что вы делаете? Вы же профессионал.
   – После второго рождения я потерял память, – пояснил он, – мне трудно запоминать цифры. Поэтому я вынужден записывать номера телефонов.
   – Это слишком опасно, – нахмурилась Саманта. – Какой же вы профессионал?
   – Видимо, не очень хороший, – равнодушно согласился он.
   Она пожала плечами и продиктовала номер телефона.
   – Только не оставляйте его где попало, – раздраженно попросила она.
   В конце концов ее могли бы послать на встречу с более приятным и подготовленным типом, зло подумала женщина. Она вышла из салона автомобиля, громко хлопнув дверцей. Он вышел следом. Саманта подошла к своей машине и оглянулась на него, чтобы попрощаться. И увидела шрамы на левой стороне его головы. Она уже гораздо тише захлопнула дверцу своего автомобиля и подошла к нему.
   – Вы были тяжело ранены?
   – Не помню, – ответил он, – мне говорили, что очень тяжело.
   – Извините, – пробормотала она, – я не видела вас с этой стороны.
   – У каждого человека есть другие стороны, которые лучше не видеть, – убежденно сказал он.
   Она протянула ему руку.
   – До свидания.
   Рука была прохладная и сухая. Он долго смотрел, как ее автомобиль удалялся по дороге на север. Затем уселся в свою машину и, развернувшись, поехал в сторону Нью-Йорка. Конечно, Фоксман и его люди внимательно следили за ним, но никто его не потревожил, пока он не добрался до Северного Бронкса и припарковал машину у своего магазина. Открыл дверь, вошел в магазин, достал из холодильника бутылку минеральной воды. Залпом выпил.
   – Вы вели себя несколько непрофессионально, – услышал он за спиной голос Фоксмана. – Что с вами случилось? Я боялся, что вы сорветесь в любой момент. Она вам не понравилась?
   – Именно поэтому я и нервничал, – ответил Физули, оборачиваясь к нему. – Молодая, красивая, современная женщина, которая работает на такую чудовищную организацию… Меня это сильно покоробило. Я не могу понять, почему такие люди соглашаются на столь мерзкую работу. Ведь она точно знает, на кого работает.
   – Конечно, знает. Мы сейчас ее проверяем. Но задумка очень интересная. Современная американка, которую трудно заподозрить в симпатиях к мусульманским фанатикам. Очень интересная находка. Очевидно, ей хорошо платят.
   – И только?
   – Не знаю. Когда мы все проверим, я вам расскажу. Где деньги и этот ее пузырек?
   – У меня в машине. Отнимете деньги?
   – Конечно. Нам нужно уточнить номера и серии купюр, чтобы узнать, где они их получают. На деньгах могут быть и отпечатки пальцев. А ее пузырек нужен нам для проведения необходимых экспертиз. Но вы не беспокойтесь, мы выдадим вам другие деньги.
   – Надеюсь, настоящие, – буркнул Физули.
   – Не волнуйтесь, – улыбнулся Фоксман. – Вы раньше когда-нибудь видели эту женщину?
   – Никогда.
   – Может, слышали о ней?
   – Нет.
   – Дайте мне номер телефона, который она вам оставила.
   Физули вытащил клочок бумаги, на котором был записан номер, взглянул на него и передал Фоксману.
   – Судя по всему, они следили за мной и в прошлый раз, – напомнил он, – вам нужно учитывать это обстоятельство. Там работают опытные профессионалы.
   – Неопытные не смогли бы бороться с нами столько лет, – согласился Фоксман, – в этом вы правы. До свидания. Завтра я зайду к вам.
   Он повернулся и вышел из магазина. Физули запер магазин, снова уселся в машину и проехал на стоянку, где обычно оставлял автомобиль. Затем, передав ключи охраннику, отправился пешком к дому, не сомневаясь, что американцы по-прежнему следят за каждым его шагом. Он подходил к дому, когда увидел женщину, выгуливающую большую собаку. Физули улыбнулся. Пес был огромный и добродушный. Он лениво раскрыл пасть. Физули перевел взгляд на хозяйку, одетую в темные брюки и спортивную куртку. В это мгновение он собрал всю силу воли, чтобы не выдать себя. Только расширившиеся от изумления глаза свидетельствовали о его волнении. Женщина тревожно подняла бровь, как бы давая понять: нельзя выдавать, что они знают друг друга. Физули заставил себя еще раз посмотреть на собаку, улыбнуться и пройти мимо, не оборачиваясь.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация