А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Алтарь победы" (страница 14)

   – Наши аналитики считают, что она может на некоторое время задержаться в Нью-Йорке, – осторожно сообщил Стриженюк. – Судя по нашим данным, американцы ее здорово проверяли, даже прислали в Махачкалу своего представителя. И убедились, что она как раз тот самый человек, за кого себя выдает. Сейчас для них самая большая опасность – террористы из пещер Афганистана, а не супруга ливанского бизнесмена, к тому же родившаяся в Советском Союзе. Любая, даже самая тщательная проверка подтвердит, что она не имела никакого отношения к мусульманским экстремистам. Наоборот, ее супруг был очень уважаемым человеком в Ливане. Мать у нее учительница, отец работал начальником стройуправления. Просто идеальная биография.
   – Наверно, они сумели вычислить Ветерана, который допустил какую-то ошибку, – недовольно произнес Денисов. – Неужели вы верите в подобную невероятную случайность, Евгений Андреевич? Таких чудес в жизни просто не бывает. Мы посылаем женщину в один из самых больших городов мира к нашему агенту, и они несколько месяцев не могут даже нормально общаться. А потом приходит куратор американской разведки и советует нашему агенту встречаться именно с ней… Это просто немыслимо.
   – Не совсем так, как вы говорите. Дело в том, что он постоянно живет в Ривердейле. Никуда не выезжает, ни с кем не встречается. Ходит на работу в свой магазин и обратно. Место тихое, людей почти нет, все работают. У него давно не было никаких контактов с женщинами. А тут на соседней улице появляется женщина с собакой, которая ему явно нравится…
   – Собака или женщина? – поднял голову Денисов.
   – И собака, и женщина, – улыбнулся Стриженюк. – Они встречаются почти каждый день, чаще дважды в день. Все знают, что Саида Джалал занимается благотворительностью. Всем известно, что она его соседка. Очевидно, он и не очень скрывает свою симпатию к ней. Понятно, что американцы, которые за ним наблюдают, решили подтолкнуть его к более активному поведению. Их тревожит депрессивное состояние агента, который, кроме работы, нигде не бывает. А в магазине у него работают пожилая уборщица и мальчик-вьетнамец, что тоже говорит не в пользу здоровья его психики. Ведь понятно, что он хочет отгородиться от людей, стараясь лишний раз ни с кем не встречаться. По-моему, все правильно. В этих условиях его куратор, который тщательно проверил Саиду Джалал, рекомендовал ему обратить внимание на молодую вдову.
   – Это все красивые слова. А мы обязаны думать не о его психологическом состоянии, а о нашей операции. Ведь эксгумация трупа человека, похороненного на дамасском кладбище, подтвердила, что там не было настоящего Хозвана Джабри. Значит, он жив. И еще хуже, что он не просто жив, а работает в какой-то подпольной лаборатории, о которой мы ничего не можем узнать. И это при нашей-то многочисленной афганской агентуре!
   – По нашим сведениям, американцы готовы заплатить большие деньги за информацию об этой подпольной лаборатории, – сообщил Стриженюк. – Речь идет о миллионах долларов.
   – Очень удобно работать, когда у тебя бюджет состоит из сплошных миллионов, которые ты можешь спокойно отпускать на подкуп информаторов, – вздохнул Денисов. – У нас таких денег нет, и мы не можем платить их кому попало. Хотя у нас тоже немаленький бюджет. Но если и мы, и американцы так и не найдем эту лабораторию, то рано или поздно «изделия» доктора Хозвана Джабри могут появиться у нас в Москве. И тогда никто не захочет слушать наши объяснения насчет маленького бюджета или плохой агентурной работы. Я продолжаю настаивать на отзыве агента Стрелы обратно в Ливан. Их встречи слишком опасны. Достаточно им один раз выдать себя… Кстати, как вы считаете, они хотя бы симпатизируют друг другу?
   – Она красивая женщина, – пожал плечами Стриженюк.
   – А он? В каком он состоянии? Он ведь ни с кем не встречался после своего тяжелого ранения. Может, он вообще не в состоянии с кем-то встречаться. Тогда в его поведении все понятно. Или, может, он однолюб? После такой трагической смерти супруги не может смотреть на других женщин?
   – Он молодой человек, – вздохнул Стриженюк, – но мы, конечно, не занимались вопросами его сексуальности.
   – А вот американцы занимаются. Они даже думают о том, с кем лучше встречаться их агентам. Одним словом, нужно менять связную. Продумайте, кого мы можем туда послать. Возможно, нужно задействовать кого-то из тех, кто уже давно работает в Америке.
   – Мы все продумаем, – пообещал Стриженюк. – Может, нам отменить их встречи?
   – Если они симпатизируют друг другу, то не нужно. Это их личное дело, к которому наша разведка не будет иметь никакого отношения. Пусть сводничеством занимаются американцы, у них это лучше получается, – улыбнулся наконец Денисов.
   Ни один из генералов даже не мог предположить, что день «Х» наступит уже завтра, когда американские ракеты разнесут лабораторию, которую так долго искали все разведки мира. А потом выяснится, что все это было напрасно…
   Мултан. Пакистан. За сутки до дня «Х»
   Они подъехали к лаборатории, когда на часах был уже девятый час вечера. Рассыпавшиеся солдаты оцепили здание. Офицеры спецназа, надев противогазы, устремились внутрь. За ними вошли сотрудники американского посольства, среди которых был и специалист по радиационному контролю. И только затем в пустую лабораторию вошли господин Эхидо и полковник Интизар Хаким. С первого взгляда было понятно, что основные работы здесь были завершены и лабораторию со всем оборудованием готовили к срочной эвакуации. Радиационный фон был несколько повышен, но ничего опасного для находившихся здесь гостей не было. За исключением двух помещений, где, очевидно, и проходила основная работа по созданию опасного оружия. Там радиационный фон был гораздо выше обычного.
   Эхидо устало и раздраженно наблюдал, как прибывшие с ним сотрудники посольства обыскивают кабинет руководителя лаборатории. Он понимал, что среди офицеров спецназа обязательно будут специалисты этого профиля, которые обратят внимание на любые действия американцев. Только уступая сильному давлению американского посольства и местной резидентуры ЦРУ, пакистанское военное руководство разрешило американцам первыми прибыть в лабораторию для осмотра.
   Агент уселся в кресло, наблюдая, как происходит обыск. Он в который раз подумал, как не вовремя ранили Валида Шариф-хана, который должен был не только указать место лаборатории, но и назвать настоящее имя одного из самых опасных террористов, Идриса аль-Исфахани.
   В кабинет вошел полковник Хаким.
   – Все сотрудники лаборатории живут в двух соседних домах, – сообщил он американскому представителю, – четверо женщин и одиннадцать мужчин. В основном местные и арабы. Сейчас проверяют их документы.
   – Профессор Гюльсум Сайед и доктор Хозван Джабри, – быстро сказал Эхидо, – нам нужны в первую очередь именно эти двое. Возможно, у них будут другие паспорта, но фотографии обоих ученых у вас должны быть.
   – Они в конверте, в котором содержится приказ, – кивнул полковник, – я уже передал их нашим офицерам. Если эти двое окажутся среди остальных, их сразу приведут к нам.
   – Очень хорошо!
   Эхидо поднялся. От нарастающего возбуждения он не мог даже сидеть и зашагал по кабинету. Полковник вышел из комнаты. Американец немного подумал и, достав телефонный аппарат, набрал номер.
   – Мистер Бруланд, – быстро сказал он, – добрый вечер. Нам необходимо задействовать нашего друга Асифа Шахвани. Я с ним уже говорил, и он будет ждать вас в своем отеле. Немедленно отправляйтесь туда лично и заберите его. Пошлите вашего сотрудника, чтобы уничтожили всякие следы пребывания Шахвани в этом отеле. У вас есть время до семи часов утра. Сейчас только девять часов вечера. За это время вы обязаны перебросить мистера Шахвани вместе с нашей аппаратурой в Мултан. У вас есть в запасе десять часов, и ни единой минуты больше.
   – Мы все сделаем, – заверил его Бруланд, – я прямо сейчас отправляюсь за ним. Вы сказали ему, кто именно за ним приедет?
   – Я сообщил, что приедет наш норвежский друг. Постарайтесь не перепутать.
   – Но я не знаю норвежский язык, – испугался Бруланд.
   – В данном случае важно, что и он не знает норвежского, а вы хорошо говорите на урду и фарси. Поезжайте немедленно и постарайтесь обеспечить прибытие Асифа Шахвани в Мултан. В случае любых неожиданностей сразу звоните мне.
   – Будет сделано, – пообещал Бруланд.
   Эхидо хотел убрать телефон, когда раздался телефонный звонок. Он нахмурился, взглянув на номер. По этому телефону звонили только в исключительных случаях. Он был предназначен для работы в Пакистане. Агент увидел высветившийся номер телефона Маджида аль-Фаради. Он совсем забыл об этом парне, который находился в Лахоре, безуспешно пытаясь найти лабораторию своего бывшего руководителя.
   – Я вас слушаю, – сказал Эхидо, включив телефон.
   – Добрый вечер, мистер Эхидо, – торопливо начал Маджид, – я долго думал, прежде чем позвонить вам. Но мне кажется, что вы должны сообщить профессору Дроуэру в Оксфорд, что вчера ко мне звонила профессор Бегум Гюльсум Сайед.
   Если бы он сообщил об этом два дня назад, это была бы самая радостная новость для Эхидо. Но сегодня вечером, когда он стоял в ее кабинете, ему было все равно. Он грустно улыбнулся. Нужно будет отпустить этого молодого человека домой. Он ничем особенным не помог, но оттянул на себя внимание пакистанцев, которые упрямо следили за ним, убежденные в том, что он знает, где находится подпольная лаборатория.
   – Я обязательно передам все профессору Дроуэру, – вяло ответил Эхидо, – можете не волноваться. Зачем она вам позвонила?
   Он хотел поскорее закончить разговор. Если эта женщина находится в соседнем доме, то почему он должен узнавать подробности их разговора от этого молодого человека? Ведь через несколько минут он сможет переговорить с самой госпожой профессором.
   – Она была очень взволнована, – сообщил Маджид, – и, по-моему, даже нервничала. Мы столько месяцев с ней не разговаривали… Я рассказал ей про трагедию, которая произошла с ее сыном, и сообщил, что его, возможно, намеренно подставили.
   – Как она реагировала?
   – Довольно выдержанно. По-моему, она подозревала нечто подобное. Но профессор позвонила мне не из-за этого. Она сообщила, что их лаборатория закончила работу и уже готовы два контейнера, которые будут отправлены в Америку. И попросила меня рассказать об этом. Алло, вы меня слышите?
   – Два контейнера? – с ужасом переспросил Эхидо. – Вы точно слышали, что она сказала «два контейнера»?
   – Да. Их отправили в Америку. Вы меня поняли? Нужно предупредить профессора Дроуэра.
   – Хорошо. Оставайтесь на месте, я постараюсь найти его и перезвонить вам. До свидания.
   Он быстро набрал номер Патрика Рассела в Лэнгли. Взглянул на часы. Если в Пакистане сейчас половина десятого, то там должно быть около десяти утра. Рассел почти сразу ответил.
   – Мистер Рассел, – сказал Эхидо, – мы прибыли на место в Мултан. По дороге попали в засаду. Тяжело ранен пакистанский офицер Валид Шариф-хан, который помог нам обнаружить эту лабораторию. Сейчас мы проверяем лабораторию и ее установки на радиацию. Согласно последним данным, весь персонал проживал в соседних домах и не успел покинуть эти помещения до нашего прихода.
   – Поздравляю, – сказал Рассел. – Но мне не совсем понятно, что именно вы сказали. С одной стороны, была засада, тяжело ранили помогавшего вам пакистанского офицера разведки. А с другой – ученые никуда не сбежали, предпочитая оставаться на своих местах. Вы можете объяснить такое противоречие? Они же не могли серьезно рассчитывать на то, что им удастся не допустить вас в лабораторию. Тогда почему ученые не уехали?
   – Не знаю. Я сам все время задаю себе этот вопрос. И еще очень неприятный момент. Дело в том, что никто из пакистанских военных, которые приехали сюда для нашего сопровождения и помощи, заранее не знал о нашем появлении в Мултане. Даже полковник Интизар Хаким, который получил приказ в запечатанном конверте. Об истинной цели нашего визита знали только двое: Валид Шариф-хан и я. Он попал в больницу. Тогда получается, что возможная утечка информации произошла из нашего посольства. Мне очень неприятно вам об этом говорить, сэр…
   – Или из нашего управления здесь, в Лэнгли, – подвел неутешительный итог Рассел. – Мы все проверим.
   – Это еще не все, – подавленным голосом доложил Эхидо. – Вчера вечером нашему знакомому Маджиду аль-Фаради позвонила профессор Гюльсум Сайед. Она сообщила, что два готовых контейнера будут отправлены в нашу страну.
   – Вы в этом уверены? – встревожился Рассел.
   – Я только что завершил свой разговор с Маджидом. Считаю правильным, если ему позвонит профессор Дроуэр и Маджид сам расскажет о своем разговоре с профессором Сайед.
   – Мы организуем это немедленно. Постарайтесь найти профессора Сайед. Очевидно, она переживает какой-то кризис, понимая, что не должна была выполнять подобную работу. Когда она разговаривала с Маджидом?
   – Вчера вечером.
   – Странно, как все совпадает, – заметил Рассел. – Вчера они закончили свою работу и отправили контейнеры, после чего она позвонила Маджиду. И именно вчера их обнаружили сотрудники нашего друга Валида Шариф-хана. Ни днем раньше, ни днем позже. Вы верите в подобные совпадения?
   – Мне и эта засада показалась весьма подозрительной. Такое ощущение, что против нас провели безупречную шахматную комбинацию, в которой мы лишь защищались.
   – Вы правы. Мы обязаны все продумать. Если сумеете обнаружить профессора на месте, сделайте все, чтобы спасти ей жизнь. Она сможет нам многое рассказать. Вы меня понимаете? Кроме нее и Хозвана Джабри, остальные сотрудники лаборатории нас мало волнуют.
   – Я уже принял меры, – доложил Эхидо.
   Убрав телефон в карман, он услышал быстрые шаги. Полковник Хаким буквально вбежал в кабинет.
   – Мы их нашли, – сообщил он, – среди тех, кто проживал в соседних домах. Профессор Гюльсум Сайед и доктор Хозван Джабри. Сейчас их приведут сюда.
   Эхидо улыбнулся. Теперь можно быть уверенным, что его отзовут в Лэнгли и, возможно, даже предложат место тугодумного Патрика Рассела. Или другую ответственную должность. Возможно, даже наградят. Они провели самую сложную операцию за последние годы и вышли не только на лабораторию, но и смогли арестовать обоих ученых, которые делали смертельное оружие. Ни о чем другом он не мог в этот момент даже думать, еще не подозревая, что этот его визит в лабораторию обернется самым большим фиаско в его жизни.
   Ривердейл. Северный Бронкс. Штат Нью-Йорк. Соединенные Штаты Америки. За сутки до дня «Х»
   После того как они дважды посидели в кафе, Физули уже более смело и открыто здоровался с Саидой на улице, даже начал целовать ее при встрече. А затем решил пригласить на ужин на Манхэттене. Она согласилась.
   Гусейнов заехал за женщиной вечером в семь часов, стараясь не обращать внимания на два автомобиля, которые следовали за ним. Через час они сидели в ресторане отеля «Уолдорф Астория» и смеялись, стараясь по-прежнему не обращать внимания на сидевших напротив двух мрачных агентов, делавших вид, что они забежали сюда для того, чтобы выпить кофе и поговорить.
   Впервые за все это время он говорил легко и свободно. Они болтали по-турецки, вспоминая смешные ситуации, в которые попадали в детстве, друзей и знакомых. Он заказал бутылку белого вина к рыбе и осторожно отпивал из своего бокала, опасаясь, что могут начаться головные боли. Но в этот вечер ему было так хорошо, что даже белое вино не способно было вызвать у него боль. Она заметила, как осторожно он отпивает из своего бокала.
   – Не нужно, – предложила она, – не нужно себя насиловать. Это совсем необязательно.
   На Саиде было элегантное платье. Ноги у нее полноватые, что напоминало Физули его жену. Ему всегда нравились именно такие женщины. Они просидели за столиком больше трех часов. Разговор зашел о кино.
   – Мне всегда нравились фильмы Скорсезе, – призналась она. – Не знаю почему, но его так долго не признавали эти академики, вручавшие «Оскара»… Наверное, обычная зависть.
   – А я почти не смотрел фильмы в последние несколько лет, мне было просто неинтересно. И в театре я давно не был. Даже забыл, когда я туда ходил в последний раз.
   – В следующий раз я приглашу вас на Бродвей. Я часто хожу в театры.
   – Следующего раза может не быть, – грустно улыбнулся Гусейнов, – мой куратор может решить, что будет правильно, если мы перестанем встречаться. Будет обидно. И вообще, мне неприятно, что я должен встречаться с вами, только получив разрешение на подобные рандеву.
   – Неужели вы полагаете, что я ждала их разрешения? – презрительно кивнув в сторону агентов, спросила Саида. – Мне самой было интересно с вами встречаться. Помню, как мы увиделись впервые совсем в другом месте. Вы были так испуганы, словно увидели черта под паранджой, а не обычную женщину.
   – Я не был готов к подобной встрече…
   – Это сразу чувствовалось, – усмехнулась она. – По-моему, вы не готовы до сих пор. Каждый раз, встречаясь со мной, вы так сильно смущаетесь, словно приходите на первое свидание. Не забывайте, господин Керим, что я вдова и уже взрослая женщина.
   – А я вдовец, – неожиданно даже для самого себя произнес он, глядя куда-то в сторону.
   Она положила свою ладонь на его.
   – У меня будет к вам конкретное предложение, – сказала она, глядя ему в глаза. – Сейчас мы выйдем в холл отеля, и вы снимете для нас двухместный номер.
   Физули дернулся, словно намереваясь вырвать свою ладонь. Или просто испугался. Саида смотрела ему в глаза. Он кивнул, ничего не сказав. Потом расплатился за ужин, и они поднялись по лестнице в холл отеля. Он попросил оформить ему двухместный номер. Портье согласно кивнул. Была пятница, и в такие дни в отеле бывало мало посетителей. На уик-энд многие предпочитали уезжать из города. Им выдали ключ, и они прошли к кабине лифта. Входя в кабину, женщина обернулась и увидела агентов, мрачно смотревших на уходившую пару.
   – Пусть немного поволнуются, – усмехнулась она.
   Он чувствовал себя словно во сне. Никак не мог попасть ключом в замочную скважину. Здесь были старые ключи, характерные для такого знаменитого отеля, как «Уолдорф Астория». Она взяла у него ключ и открыла дверь. Потом они вошли в комнату, захлопнули дверь, и она первой потянулась к нему, чтобы поцеловать его.
   – Ты либо напуган, либо разучился целоваться, – мягко сказала Саида, – целуешься как неопытный новичок.
   – У меня нет опыта. – Он не шутил, просто говорил правду.
   – Опыт приходит со временем… – Она снова потянулась к нему, и на этот раз поцелуй получился более долгим и страстным.
   Потом они раздевались. Он чувствовал некоторое смущение, вспоминая о своих шрамах на плече и спине. Но для нее все это не было существенным. А потом они остались вдвоем, и вокруг не было ничего. Ничего и никого, кроме них двоих.
   Эту ночь он запомнил надолго. Они так и не смогли заснуть, словно в них проснулись бесы, которые дремали так долго. Под утро, измученная и счастливая, Саида улыбнулась ему.
   – Больше мы с тобой не будем встречаться. Слишком тяжелое испытание, – пошутила она. – Мне придется вернуться в фитнес-зал, чтобы как-то соответствовать стремительному ритму твоего тела. Оно у тебя как у молодого мужчины.
   Физули промолчал. Он вообще никогда не разговаривал в постели, искренне считая, что слова – лишнее, когда ты можешь разговаривать пальцами и губами. Что он и делал. А потом они с ужасом обнаружили, что просрочили время, и ему пришлось звонить портье, чтобы продлить бронь еще на одни сутки. После этого Гусейнов звонил своему вьетнамскому помощнику и предупредил его, что впервые не придет в магазин. Впервые за все время своего пребывания в Нью-Йорке.
   Ни он, ни она даже не могли предположить, что день «Х», из-за которого они вынесли столько волнений и тревог, уже наступил – в субботу ранним утром. Но только на следующий день выяснилось, что он был совсем не тем днем, к которому они так долго готовились.
   Мултан. Пакистан. За сутки до дня «Х»
   Они вошли в кабинет по очереди, причем первой прошла профессор Гюльсум Сайед. Сразу бросалось в глаза ее уставшее, измученное лицо, мешки под глазами, седина в волосах. Она была в традиционной пакистанской одежде – легких шароварах, платье, длинном платке на шее. Хозван Джабри был моложе нее. Он был в джинсах и клетчатой рубашке, обут в тяжелые ботинки, словно собирался в поход. У него была большая лысина, трехдневная щетина и строгие модные очки.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация