А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Алтарь победы" (страница 13)

   – Я сейчас нахожусь в Лахоре. Нам нужно встретиться и обязательно переговорить, – предложил он.
   – Нет, – возразила она, – не нужно сюда приезжать. Мы завтра или послезавтра отсюда уедем.
   – Я хотел рассказать вам про вашего сына. Там все было не совсем так, как вы думаете.
   – Я уже давно ничего не думаю, Маджид, – устало произнесла женщина.
   – Его нарочно подставили, – закричал он, – там не было никаких вождей племен! Его послали туда, а американцам сообщили об их встрече, чтобы они нанесли удар. Они сделали это нарочно, чтобы вынудить вас работать на них.
   Она замерла. Молчала секунд тридцать или сорок.
   – Вы меня слышите? – тревожно спросил Маджид.
   – Уже поздно, – сказала она, – уже слишком поздно…
   – Ничего не поздно. Я приеду к вам завтра утром. Скажите, в каком месте Мултана вы находитесь?
   – Не нужно приезжать, – снова сказала она, – просто запомни и передай. Мы сделали два контейнера, и они хотят переправить их в Америку. Передай, что оба контейнера отправят туда. И до свидания.
   – Подождите, – закричал он, но она положила трубку.
   Затем заставила себя подняться. В ее аптечке есть сильнодействующее средство. Это был яд, который она давно держала для себя. Когда боль становилась невыносимой, она всегда помнила, что есть путь к спасению. Но она не может уйти из этой жизни просто так. У нее еще есть другие обязательства. Перед сотрудниками, перед Хозваном Джабри. У нее есть еще двоюродный брат, сын сестры ее матери, у которого растут две очаровательные девочки. Нужно будет перевести все деньги на их счет. Ей еще нужно немного потерпеть, оставаясь на этом свете несколько дней. Пусть привезут деньги, и она распределит их между сотрудниками. А потом… потом можно уходить. Она даже не хочет вникать в слова Маджида. Какая разница, кто именно виноват в смерти ее сына? Аморальны обе стороны, у них нет ничего святого. Самое главное: если существует загробная жизнь, то у нее будет шанс увидеться с сыном. Но она слишком большой атеист, чтобы верить в подобную чушь. И поэтому она уйдет, чтобы отдохнуть. И эта постоянная боль о сыне больше не будет так страшно терзать ее душу.
   Она не могла даже предположить, что усевшийся в салон внедорожника Идрис аль-Исфахани коротко выругался и, обращаясь к Ибрагиму, убежденно произнес:
   – Все эти ученые – ненормальные психопаты. Нельзя делать бомбу, будучи нормальным человеком. Каждый из них по-своему сумасшедщий. Джабри помешался на деньгах, а эта – на своем погибшем сыне.
   Ибрагим согласно кивнул. Он всегда соглашался со своим боссом.
   Ривердейл. Северный Бронкс. Штат Нью-Йорк, Соединенные Штаты Америки. За двое суток до дня «Х»
   Каждое утро Саида выходила на прогулку со своей собакой. И каждое утро Физули улыбался сначала собаке, потом женщине. Каждый вечер, возвращаясь из магазина, он успевал потрепать по шее огромного пса и сказать что-то приятное его хозяйке. В этом была особая радость, которую он позволял себе чуть ли не впервые за последние несколько лет.
   Примерно десять дней назад в его магазине снова появилась Саманта Льюис. Она протянула пятидолларовую купюру, расплачиваясь за две пачки чипсов и бутылку кока-колы. Вместе с деньгами была записка, которую он должен был обработать составом из пузырька. Физули согласно кивнул головой, убирая записку.
   – Извините, – сказал он, обращаясь к покупательнице, – вы должны пять семнадцать. Вам нужно доплатить еще семнадцать центов.
   Саманта вспыхнула от возмущения, но заплатила деньги и вышла из магазина, пробормотав что-то нелестное в его адрес. Дома он прочитал сообщение. Ему предлагалось первого числа следующего месяца прибыть в Балтимор, где в отеле «Марриотт» он должен был получить необходимые инструкции. Разумеется, записка была сразу передана Фоксману для более внимательного изучения. В один из дней, когда в магазине никого не было, а вьетнамец был на занятиях в школе, Фоксман снова появился у Гусейнова в магазине. Он сообщил, что Саманта встречалась сразу с несколькими представителями талибов, которые давно находились под подозрением ФБР.
   В этот момент в магазин вошла молодая женщина лет двадцати пяти. Она купила упаковку сыра и, улыбнувшись Физули на прощание, вышла из магазина. Его загорелое лицо и шрамы на левой стороне придавали ему мужественный и суровый вид, что нравилось многим женщинам. Фоксман неожиданно спросил его:
   – Вы совсем не хотите встречаться с женщинами?
   – В каком смысле? – не понял Физули.
   – В сексуальном. Вы еще довольно-таки молодой человек. В вашем возрасте я бегал за каждой юбкой. Или у вас есть проблемы?
   – У меня нет никаких проблем. Я просто не понимаю, о чем вы говорите. Или вы считаете, что я должен заниматься сексом тоже под вашим контролем?
   – Не обижайтесь, – добродушно произнес Фоксман, – я подумал, что обязан вам это сказать. Каждое утро и каждый вечер вы встречаетесь по дороге в магазин и обратно с молодой женщиной, которая гуляет с собакой. Мы обратили внимание на ваши встречи.
   – Какие встречи? – нахмурился он. – Я ни разу с ней не встречался. Я даже не знаю имени этой женщины. Мне известно, что она живет в нашем районе и гуляет со своей симпатичной собакой. Вот и все. Неужели вам не говорили об этом ваши наблюдатели?
   – Вам нравится не только собака, но и ее хозяйка, – усмехнулся Фоксман. – Несколько раз вы опаздывали на эти своеобразные свидания и очень спешили, чтобы их увидеть.
   – Может быть. Я не придавал этому такого значения.
   – А мы обратили внимание на эту женщину, – пояснил Фоксман, – нам пришлось ее проверить, и мы с удовольствием узнали, что она ваша бывшая соотечественница. Из Дагестана.
   – Я думал, что она американка азиатского происхождения…
   – Нет. Мы все проверили. У нее абсолютно чистая биография. Саида Сулейманова, или Саида Джалал по мужу. Он был известный ливанский бизнесмен и политик. Погиб в автомобильной катастрофе. Она одна воспитывает своего сына, возглавляет фонд имени своего мужа, занимается благотворительностью. Здесь строит небольшую мечеть, на которую уже выделила деньги. Живет одна, со своей собакой; сын сейчас у бабушки в Дагестане. Знает английский, арабский, фарси, турецкий и, конечно, русский языки. Просто идеальная находка для вас.
   Физули замер. Фоксман слишком умен, чтобы устраивать такую дешевую провокацию. Похоже, они действительно проверили Саиду и решили, что могут позволить ему с ней встречаться. Нужно было об этом подумать раньше. Он действительно спешил на эти встречи, и они, очевидно, заметили его рвение. Только интерпретировали его действия несколько иначе. Посчитали, что ему больше нравится хозяйка – что, безусловно, соответствовало истине. И теперь даже предлагают завязать с ней более тесное знакомство.
   – Я не понимаю, о чем вы говорите, – мрачно ответил Гусейнов, – даже если она из Дагестана и знает русский язык. По вашей легенде, я – турецкий курд, который не может знать русского языка и никогда не был в Советском Союзе или в России. А по своим нынешним документам я обычный турецкий гражданин, получивший грин-карту и разрешение открыть здесь небольшой магазин.
   – Вы меня не поняли, – добродушно произнес Фоксман, – мы просто подумали, что вы могли бы с ней встречаться. Ей необязательно знать все подробности вашей биографии. Но вы встречаетесь с ней каждый день, часто по два раза. Что вам мешает с ней поговорить, познакомиться ближе? Уверяю вас, что мы все проверили. Она на самом деле Саида Джалал, мы даже нашли ее фотографии в детском саду в Махачкале.
   – Хотите, чтобы я с ней познакомился?
   – Во всяком случае, это несколько скрасит вашу жизнь и сделает вас менее мрачным. Нельзя же все время жить прошлым. В этом мире еще остается много приятного и полезного…
   – Хорошо. Я подойду к ней и скажу, что американская разведка рекомендовала мне встречаться с ней. Вы будете довольны?
   – Вполне, – улыбнулся Фоксман, – а самое главное, что будете довольны и вы. Не беспокойтесь, мы сделаем все, чтобы защитить вас обоих в случае необходимости.
   Подобное везение бывает один раз на тысячу случаев. Но на самом деле американцы действительно давно обратили внимание на его частые встречи с этой молодой женщиной, с которой он не решался заговорить. Психологи сделали вывод, что в нем говорит посттравматический синдром после трагической гибели его жены и пребывания в коме. Аналитики отметили его недоверчивость к посторонним. Разведчики посчитали его профессиональным шпионом, не готовым к контактам с посторонними людьми на эмоциональном уровне. На самом деле скрыть свою симпатию к женщине он и не пытался. А все его действия объяснились лишь нежеланием вовлекать ее в эти шпионские игры.
   Но в этот вечер он не только погладил собаку, но и перекинулся парой фраз с изумленной Саидой, которая не понимала, что происходит. Хотя по его радостным глазам осознала, что может с ним разговаривать. После трех или четырех таких встреч он пригласил ее в кафе и по дороге рассказал о невероятном предложении Фоксмана. Она долго смеялась.
   – Получается, что меня сосватал для вас сам мистер Фоксман, – веселилась Саида.
   – Тогда я воспользуюсь этим разрешением и приглашу вас на ужин, – наконец решился Физули.
   Мултан. Пакистан. За сутки до дня «Х»
   Валид Шариф-хан приехал в отель ровно в пять часов вечера. Кроме мистера Эхидо, здесь было еще несколько сотрудников из посольства и местной резидентуры, среди которых был и специалист, способный оценить реальную степень угрозы создания ядерного оружия. Все вместе на трех автомобилях они поехали в аэропорт. Там уже был заказан небольшой самолет Министерства обороны Пакистана. Летчики были предупреждены, что, кроме пакистанских офицеров и группы спецназа, они возьмут на борт и несколько американцев.
   Самолет вылетел в Мултан, несмотря на поднявший облака пыли ветер, и взял курс на юг. В обычных условиях полет из Исламабада до Мултана занимал чуть более часа, тогда как на этот раз им пришлось лететь почти полтора часа из-за сильного бокового ветра, который заставил пилотов дважды заходить на посадку. Небольшой самолет все время трясло, но Валид Шариф-хан только улыбался, не обращая внимания на эту турбулентность. Его американский спутник морщился при этих толчках, но тоже не испытывал никаких неудобств, словно они соревновались, демонстрируя хладнокровие друг другу.
   В аэропорту уже начинало темнеть, когда они наконец приземлились в Мултане, готовые отправиться на другой берег реки в Музаффаргарх, чтобы проверить на месте, где именно находится лаборатория. Два взвода солдат, вызванных Валидом Шариф-ханом, и прибывший с ним спецназ должны были обеспечить полную безопасность и блокаду лаборатории. Кавалькада машин, состоявшая из внедорожников, двух закрытых автобусов и двух грузовиков с солдатами, двинулась на запад, по направлению к Музаффаргарху.
   Еще до того как они выехали из отеля в Исламабаде, Эхидо позвонил в Карачи, чтобы предупредить Асифа Шахвани о возможной встрече в Мултане. Он сидел, мрачный и сосредоточенный, в салоне внедорожника, готовый к любым неожиданностям. Впервые за много месяцев агент взял с собой оружие, понимая, что в лаборатории может произойти любая неожиданность.
   У моста, ведущего через реку, столпилось несколько машин, и им пришлось подождать, пока двое сотрудников полиции разгонят все остальные автомобили, освобождая дорогу военной колонне. Вышедший из внедорожника Валид Шариф-хан энергично помогал им справиться с затором. Было очевидно, что он торопится, пытаясь доехать до лаборатории как можно быстрее. И в этот момент прозвучал первый выстрел. Валид Шариф-хан обернулся и, схватившись за правый бок, упал на землю. Второй и третий выстрелы были сделаны в машину, рядом с которой он стоял. Водитель, откинувшись назад, сполз на руль – выстрел пробил ему голову. Эхидо испуганно пригнулся. Только этого им не хватало! Очевидно, на мосту их ждала засада и кто-то из тех офицеров, которые знали об их визите, просто сдал их террористам. В любой момент по машине могли ударить из гранатомета.
   Коротко выругавшись, Эхидо достал пистолет. В этой стране можно было ждать чего угодно. Вокруг кричали случайные прохожие, женщины прятали детей. На земле стонал Валид Шариф-хан, державшийся за бок. Его сотрудники и солдаты, высыпавшие из грузовика, открыли беспорядочную стрельбу по тому месту, откуда раздались выстрелы. Ими командовал невысокий полковник в военной форме. У него было темное, почти черное лицо, на нем – щеточка усов, какие часто носят армейские офицеры.
   – Остановитесь, – крикнул ему на урду Эхидо, открывая дверцу машины, – не нужно так беспорядочно стрелять! Скажите, чтобы они проверили место, где прятались террористы. Может, там уже никого нет.
   – Они наверняка еще там, – возразил полковник, но сделал отмашку, чтобы прекратили стрельбу.
   Эхидо упал на землю, пополз к раненому, достал носовой платок, пытаясь перекрыть струю крови. Если пробита печень, то он долго не проживет, с сожалением подумал американец. Хотя кровь не темная, скорее алая. Возможно, у раненого есть шансы.
   Наступила тишина. Некоторые автоматы еще дымились.
   – Окажите помощь Валиду Шариф-хану, – приказал полковник, подзывая к себе трех офицеров, – и вытащите труп водителя из машины. Первому взводу прочесать всю местность. При любом сопротивлении разрешаю применять оружие.
   Двое солдат подняли Валида Шариф-хана. Он был весь в крови. Его отнесли в первый микроавтобус, наложили повязку.
   – Срочно в госпиталь, – приказал полковник.
   – Подождите! – К машине подошел Эхидо и пожал руку раненому. – Мы все сделаем как нужно, – пообещал он, – выздоравливайте быстрее.
   – Будьте осторожны, – прохрипел Валид Шариф-хан, – там может быть еще одна засада.
   – Мы пробьемся, – заверил его Эхидо. – Я могу доверять этому полковнику?
   – Он из армейской разведки, – сказал, закрывая глаза, Валид Шариф-хан, – полковник Интизар Хаким. Вы можете ему доверять, его послало наше командование по согласованию с вашим посольством.
   Снаружи трещали короткие автоматные очереди, раздавались крики офицеров. Но террористов среди холмов уже не было. Очевидно, они успели покинуть свою засаду. Солдаты возвращались. Было уже совсем темно.
   – Нам нужно срочно ехать дальше, – сказал Эхидо, обращаясь к полковнику Интизару Хакиму.
   – Нужно будет выслать вперед одну машину, – предложил полковник, – чтобы они проверяли дорогу. Может, впереди есть еще одна засада.
   – Давайте быстрее, – согласился Эхидо. – Я поеду в вашей машине.
   – Садитесь, – согласился полковник, приказав одному из своих офицеров пересесть в другой автомобиль. Через пять минут они медленно тронулись дальше.
   – Вы говорите по-английски? – поинтересовался американец.
   – Конечно, – кивнул полковник.
   В Пакистане официальными языками были урду и английский, тогда как в Индии – хинди и английский. На самом деле обе страны были в течение многих лет колонией Британии, и, уходя отсюда, англичане оставили им свой язык. При этом в Пакистане многие руководители еще могли говорить на урду, хотя главным языком элиты и высшего военного командования был английский язык. В Индии английский был в большом ходу, и многие современные индийские писатели писали на английском языке, а многие политики даже не могли толком изъясняться на хинди, считая английский родным языком.
   – Что вам известно об этой лаборатории? – спросил Эхидо, переходя на английский.
   – Мы получили сообщение о том, что они работают в Музаффаргархе, – ответил полковник, – и мне приказали взять два взвода солдат, чтобы все проверить на месте. Полковник Валид Шариф-хан привез с собой спецназ из Исламабада. Мы знали, что вы поедете вместе с ним, и у меня был приказ помогать вашей миссии.
   – Когда вы узнали об этом задании? – поинтересовался Эхидо.
   – Сегодня днем. За несколько часов до вашего прибытия, – ответил Интизар Хаким.
   – А кто еще? Я имею в виду, кто из ваших офицеров мог знать о нашей миссии?
   – Никто, – удивился полковник, – кроме меня. Такие операции держат в тайне именно для того, чтобы не нарваться на засаду.
   – Вы в этом уверены?
   – Абсолютно. Я получил приказ в запечатанном конверте. Ни один из моих офицеров и солдат не мог знать, куда мы поедем.
   – С нами из Исламабада прилетела группа спецназа. Там несколько офицеров. Им могли заранее сообщить об этой лаборатории…
   – Никогда. Валид Шариф-хан слишком опытный и авторитетный разведчик, чтобы так рисковать. Только он знал точное местонахождение лаборатории.
   – Тогда получается, что о нашей поездке заранее знали только мы двое. Он и я, – подвел неутешительный итог Эхидо. – Вы понимаете, что такого просто не может быть.
   – Почему? – не понял полковник. – Все так и было. Я получил приказ только сегодня. А вы двое знали о том, куда поедете, еще вчера или даже гораздо раньше.
   – Из нас двоих только я живой и невредимый, – напомнил Эхидо. – Если учесть, что Валид Шариф-хан получил пулю и сейчас борется в больнице за свою жизнь, то получается, что единственный человек, кто мог сдать террористам нашу поездку, – ваш покорный слуга.
   Полковник улыбнулся.
   – Я вас не обвиняю, господин Эхидо.
   – Спасибо. Но меня обязательно спросят, почему террористы ждали нас на этом мосту. Или это была случайная встреча? Но тогда почему пуля попала именно в нашего друга, который знал, где находится лаборатория?
   – У меня тоже есть конкретные указания насчет этой лаборатории. А в него стреляли потому, что он вылез из машины, чтобы поторопить полицейских. Террорист решил, что он и есть главный офицер, что, собственно, было правдой.
   – Это не объясняет, почему они здесь оказались.
   – Случайная группа бандитов, – поморщился Интизар Хаким, – увидели военных и открыли беспорядочную стрельбу. У нас так часто бывает.
   – Я должен сказать вам, что нахожусь в вашей стране довольно давно, – сообщил Эхидо, – и знаю, как ведут себя обычные террористы. Но эту операцию мы готовили очень давно, и поэтому я не могу поверить, что случайно появившийся бандит выстрелил прямо в того человека, который помог нам сюда попасть.
   – Они еще убили и вашего водителя, – напомнил полковник.
   – Это уже технический момент, – возразил Эхидо. – Извините, но это как раз могла быть случайная смерть. У меня два возможных варианта, один из которых я должен принять за истину, – или согласиться, что это была случайная банда, которая открыла беспорядочную стрельбу, ранив нашего ведущего офицера и убив водителя, либо признать, что произошла утечка информации и нас ждали именно на этом мосту, для того чтобы застрелить полковника Валида Шариф-хана. Меня больше устраивает второй вариант, в первый я просто отказываюсь верить.
   – Могу с вами согласиться. Но тогда ищите источники утечки информации в Исламабаде. У нас об этом никто не знал, – твердо заявил полковник Хаким, – в этом я уверен.
   – Какой у вас приказ насчет лаборатории и ее сотрудников? Вы можете быть со мной откровенны. В конце концов мы союзники.
   – У меня приказ помочь вам, – сказал полковник, – оцепить лабораторию и никого оттуда не выпускать, разрешив вам проверить все на месте. Операцией должен был руководить лично Валид Шариф-хан, но, очевидно, теперь командование придется принять мне. А завтра сюда прибудут наши специалисты по ядерному синтезу. Вот, собственно, и все. У вас будет только одна ночь, чтобы решить все ваши проблемы. Только вы не можете ничего отсюда вывозить или кого-либо забирать. В остальном вы абсолютно независимы и можете делать все, что угодно.
   – Одна ночь… – прикусил губу Эхидо. – Теперь понятно, насколько благожелательно к нам относится ваше руководство. Хорошо еще, что не один час. Ладно. Мы что-нибудь придумаем. Который сейчас час?
   – Около восьми вечера, – взглянул на часы полковник.
   – Давайте поторопимся, раз у нас осталось так мало времени.
   Эхидо откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Интересно, как же все-таки произошла утечка информации?
   Ясенево. Москва. Россия. За сутки до дня «Х»
   Стриженюк лично прибыл к генералу Денисову, чтобы сообщить ему абсолютно невероятную новость: американцы предложили Ветерану встречаться с его соседкой, с которой он часто виделся на улице. В такое просто невозможно было поверить. Денисов мрачно выслушал своего подчиненного.
   – Это явная подстава, – подумав, решил он, – они проверяют Ветерана, очевидно, не доверяя ему. Нужно немедленно отзывать Стрелу обратно в Ливан. Пусть возвращается.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация