А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Лежачий полицейский" (страница 22)

   Глава 35

   Ничто так не настраивает на благодушный лад, как покупка приятной вещи на свободные деньги. Эта идея так запала мне в голову, что я мысленно проговорила ее вслух несколько раз. И затормозила, уткнувшись в спину высокой гламурной красотки. Из ее идеального ротика вырвалось презрительное: «Фффф!» В качестве оправдания я помахала перед ее носом свежеприобретенной тушью. Типа я тут не просто так толкаюсь, а по делу. Гламуристка сощурила глаз. Пристальный, как у змеи перед броском. Она вообще на змею похожа, только с сиськами. Я немедленно ретировалась. Подозревая, что такое неземное существо вполне способно на более агрессивные действия.
   За углом должен был находиться просторный двор с толстым тополем и двумя скамейками. Мое любимое место. Место для души. Двор, окруженный стенами без окон. Если быть более точной, архитектор расщедрился на единственное окно на самой верхотуре. Но какие функции оно выполняло, оставалось загадкой. Так как наслаждаться светом сквозь него мог только ясновидящий. Потому как после очередного ремонта его заложили кирпичами и заштукатурили.
   Двор был на месте. Дерево спилили. Вместо скамеек торчали остовы, на которые невозможно присесть. Положительный момент – стены покрылись плотным слоем граффити. Среди рисунков было потрясающее изображение потустороннего лица. Мне так ни в жисть не нарисовать. Просто и выразительно. Можно хоть час смотреть – не надоест. Лицо излучало благодушие. Я задумалась.
   Пристроилась на пне от тополя. Смотрела на лицо и размышляла о слове «благодушный».
   У меня было какое-то особое настроение. Позволяющее попрактиковаться во всестороннем разглядывании такого мистического объекта, как душа. Решила повторить все словосочетания, напрямую связанные с понятием души. Их много. Если души нет, то почему придумано столько фраз, в которых она встречается? Душевный человек, добрая душа, душа нараспашку, от всей души, душевный подъем, за душой ни гроша, плюнуть в душу, открыть душу, душа в пятки, широкая душа, простодушный… Последнее ассоциировалось с Игорем. Я развеселилась. Действительно, он умнейший человек, однако добродушный до простодушия. Ха. А Ритка, например, какая? Она «чужая душа – потемки» или «двоедушная»? Потемки мне показались более убедительными. А Коловорот? Черная у него душа, или он вовсе бездушный? А какая у меня? Заячья, скорее всего.
   Закрыв глаза, я изо всех сил попыталась представить размеры своей души. Сначала сформировалась странная субстанция, вроде скафандра. Я обиделась. Потом почувствовала, как начало припекать макушку. Решив, что сижу на солнцепеке, я приоткрыла глаз, но тут же поняла, что нахожусь в тени. Макушку припекало что-то иное. Потом, крепко зажмурив глаза, снова попыталась сфокусироваться на нематериальной составляющей себя самой. Вполне реально – я есть не я, а шар размером с бегемота. Мне понравилось. Душа, упавшая в пятки, по моему мнению, должна была быть меньших габаритов. Сжимается она, что ли? И вот что удивительно: только подумала, как бегемот съежился до размеров яблока, базирующегося в районе грудной клетки.
   Охваченная восторгом, я пискнула: «Воодушевленная душа поет, душа радуется», – и вдруг сквозь сомкнутые веки увидела яркий свет. Наполняющий меня при каждом вздохе. Это было так удивительно, что я подскочила с пня и принялась шастать туда-сюда, как заведенная. А потом, словно по наитию, взглянула на свою руку, светящуюся синеватым ореолом на фоне черной мусорной урны. Я шевелила пальцами, замечая, как свечение увеличивается в размерах, а на кончиках пальцев образуются длинные струи синеватого огня.
   – Круто тебя вштырило! – проскрипел незнакомый голос над ухом.
   Зеленая образина наркомана сочувственно кивнула, выражая полное понимание.
   – У меня рука светится, – потухшим голосом возвестила я, отпрыгивая за скелет скамейки.
   – Ништяк. Я только что видел автобус, – мрачно кивнул зеленый, будто раскрыл миру тайну бытия.
   – Здорово! – на всякий случай поддержала я его откровение.
   – А то. На дозняк не поделишься?
   – Нет. А что с автобусом?
   – Хрен его знает, – поведал доходной наркот и побрел восвояси, очевидно, проверять наличие автобуса.
   Волшебство исчезло. Рука при определенном освещении все так же светилась. Но теперь я заподозрила ее в оптическом обмане. Вяло, без всякого вдохновения провела ассоциацию «душа» и «духи$». Но, кроме возникшего желания обзавестись духами, ничего не произошло. Никакой радости.
   Попрощалась взглядом с лицом на стене.
   Чмок-чмок.
   Я еще вернусь к тебе.
   Вспомнив про духи, вынырнула на оживленный проспект. Изобилующий приличными парфюмерными магазинчиками. Без какого-либо удовольствия попыталась выбрать подходящий аромат. После третьей пробы нос отказался различать тонкости запахов. Мне предложили нюхнуть жареные кофейные зерна. После чего я купила первый из предложенных запахов.
   У меня было лирическое настроение, духи и тушь, а еще желание с кем-нибудь поговорить. Буквально нестерпимое желание. Я вспомнила про маму и пошлепала к ее дому, надеясь на чудо. Вот иду я себе мимо, а она именно в этот момент решит купить хлеб. А тут я. Она удивится, конечно, и обрадуется. Ведь я же первая засияю при такой неожиданной встрече и даже закричу: «Привет! Я так скучала по тебе!» Тут она растает и пригласит меня в дом, а потом мы будем пить чай с ее бесподобными пирожками, начиненными душистой курагой. Примерно так. Правда, свежеиспеченные пирожки несколько не вписывались в идиллию. Ну и черт с ними. Печенье-то у нее наверняка есть.
   Потом мы поговорим по душам. И все станет на свои места.
   Я рысью бросилась к метро и через полчаса, угомонив сбитое дыхание, мигрировала вдоль короткой улочки. На которой меня ждали встреча с мамой и решение всех проблем.
   Вопреки радужному сценарию накрапывал гнусный дождик. Сначала я топала по тротуару со стороны маминого дома. Потом, промокнув, решила ускорить встречу и стала фланировать по другой стороне перед ее окнами, что ситуацию не изменило. Либо у мамы в запасе хранилось изрядное количество хлебобулочной продукции, либо я выбрала неподходящий момент. Может, ее вовсе нет дома. На крышу лезть не имело смысла. Оставалось или ждать у моря погоды, или набраться наглости и просто-напросто подняться и позвонить в мамину дверь. Так я и сделала.
   Не слышный мне звонок, на который я нажала сначала нежно, а потом настырно, не потревожил ничьего покоя. Квартира казалась мертвой, как склеп. Выкурив сигарету, я обошла все проулки поблизости, тщетно надеясь увидеть машину Карабаса. После часа безрезультатного ожидания мое терпение исчерпалось, и я снова вернулась к двери. По нулям. Все впустую. Надо сдаваться и ползти домой к Игорю на просушку.
   Отойдя на несколько шагов, я оказалась захваченной двумя крепкими мужиками одинаковой комплекции. Не оставляющей возможности высвободиться. Подергав ногами в воздухе, я была бесцеремонно брошена на заднее сиденье незнакомой машины. Коренастые похитители зажали мое мокрое тело с обеих боков, и мы тронулись в неизвестном для меня направлении.
   – Будешь орать – шею сверну! – чересчур мрачно проревел один из соседей.
   В голосе сквозила тупая исполнительность вперемешку с нарочитой свирепостью. Что навело меня на мысль о возможном продолжении моей бесславной биографии. Наверно, это люди поганого Коловорота. Ему надоело мое любопытство, и он решил меня припугнуть. Интересно, а как припугивают? Наверное, привезут в темный подвал, запрут на день, а вокруг такие страшные подробности. Типа клоков волос и пятен крови.
   Не дождетесь. Не испугаюсь!
   На меня напал кураж.
   – Дядя, дай платок, а то я об твой пиджак сопли вытру! – нахально попросила я.
   Пожелание было исполнено без всяких признаков вежливости.
   Захотелось спеть.
   – Несет меня лиса за далекие леса, за высокие горы воровать помидоры…
   Подпевать мне не стали. Даже ухом не повели.
   – Дядя, а почему у тебя такие большие глаза? Наверно, какать хочешь, – доверительно сообщила я соседу справа.
   Теперь, когда я поняла, что бить не будут, мне желалось выпендриться по полной программе.
   – Опаньки! А какое пузо отожрал! Пиво любишь? Зря. На потенцию влияет. А почему у тебя нос шевелится?
   Вопя словно малахольная психопатка, я доставала громкими песнопениями красных от злости похитителей. Репертуар изобиловал «Мурками» и речитативами из мультика про Винни-Пуха. На завываниях «Прости меня мама, хорошего сына…» водитель начал машинально подпевать. Во время припева мне попытались заткнуть рот галстуком. Который абсолютно не гармонировал по цвету с костюмом владельца, а уж тем более с цветом моих губ.
   – Хозяин говорил – без насилия, – охладил водитель моих охранников.
   Выплюнув галстук, я мило возвратила его обратно. Сокрушенно предлагая помочь с завязыванием узла. Удивительно, но моя сердечность не возымела должного действия, а галстук полетел в открытое окно.
   – Богатенький Буратино. Наверное, у некоторых шкафы ломятся от прекрасных галстуков из натурального шелка. Неслыханное расточительство бросаться такими вещами! Ты только представь, сколько лет пришлось шелковичному червяку срать нитками, чтоб хватило на такой лоскут!
   Второй дядька, который справа, неловко поерзав на сиденье, откашлялся и спросил, не обращаясь ни к кому:
   – А что, шелк берут из жоп червяков?
   – А как же! – подхватила я.
   – Заткнись.
   – Чистая правда, – сухо подтвердил водитель и, посмотрев в зеркало заднего вида, подмигнул мне.
   Впрочем, его панибратское поведение мало обнадеживало. Скорее всего, он относился к работе с не меньшим безразличным усердием. Просто некоторые любят сдабривать трудовые будни толикой юмора. Не из сострадания, а просто вследствие особенностей характера и для скрадывания монотонности ненормированного рабочего дня.
   Пока я приглядывалась к водителю, напрасно пытаясь по его тройному затылку определить степень лояльности к несчастным спертым девочкам, второй галстук постигла бесславная участь первого.
   – Век живи – век учись… Не забудьте начальству доложить, откуда берутся в его шкафу галстуки, – философски настроенный водитель посигналил у здоровенных оранжевых ворот.

   Глава 36

   Вопреки моим ожиданиям, а они все-таки оставались до последнего, это был незнакомый газон. По которому, судя по отсутствию экскрементов, ни единого дня не валандались волки. Вместо них яркими пятнами пестрели вполне респектабельные клумбы. Еще раз пошарив глазами, я утвердилась в мысли – нет, Коловорот тут не живет. И его стая тоже.
   При других обстоятельствах я бы с удовольствием полюбовалась продуманными комбинациями цветов. Когда стало ясно, что на данном клочке местности знакомыми не пахнет, я предпочла отсиживаться в машине. Пока меня оттуда не выудили за руку, едва ее не вырвав с корнем.
   За деревьями стоял странный дом. Нежно-розовый, в белоснежных оборочках, смахивающий на томного лебедя, трубящего миру о своей неразделенной любви.
   Подталкиваемая в спину, я очутилась внутри. Чистенько и не бедненько. Почти музей. Только побогаче в смысле экспонатов. Пол деревянный, разноцветный, орнаменты всякие, а посреди – какой-то идиот выложил рисунок в виде пентаграммы. По которой шастал небрежный мужик. Невысокого роста, с небольшой коротко стриженной лысоватой головой он смахивал очертаниями на бутылку пива. Вместо этикетки – броский вычурной расцветки жилет. Полускрытый под тяжелым бархатным одеянием без рукавов, типа халата. Из-под которого торчали вполне цивильные брюки. У ног мужика заливался лаем хохолок, по паспорту называющийся собакой.
   Я, обрамленная двумя церберами, стояла, переминаясь с ноги на ногу. Промокшая одежда слегка подсохла, но опрятности не приобрела. В отличие от меня, хозяин дома смотрелся экзотическим изделием от сумасшедшего кутюрье.
   Животное, предположительно собачка, услышав от меня «утипутиньки-агагасеньки», принялось рыть пол наманикюренными коготками, намереваясь процарапать в нем нору. Разнаряженный дядя почмокал мягкими губами, призывая питомца к порядку. Хохолок трясся, не обращая на отца родного ни малейшего внимания. Тогда глаза знатного собаковода сфокусировались на моей персоне.
   – Вы мне тоже не нравитесь, – заявила я.
   – Это что за профурсетка? – издевательски проверещал дядя голосом завзятой истерички. – Неужели у… (последовало мамино имя-отчество) такая невзрачная дочь?
   – Мы доставили объект, сверяясь по фотографии, – хором отрапортовали похитители.
   – А вы почему в таком расхристанном виде? – В голосе дядьки проскользнула нотка сомнения, направленная на просторные обезгалстученные рубашки.
   – Они ко мне приставали со всякими глупостями, – срочно отреагировала я, злорадно надеясь на сцену возмездия.
   У дядьки заметно округлились глаза, рот сложился в куриную гузку, что ему абсолютно было не к лицу.
   – Свободны. Потом поговорим. – Приказ исключал малейшую возможность оправданий.
   От сырости нижнего белья мне очень захотелось писать, однако проситься в туалет почему-то я посчитала унизительным.
   Оставшись со мной один на один – помесь воробья и морской свинки не в счет, – дядька начал величаво расхаживать кругами, повторяя орнамент на полу. Невольно следя за его передвижениями, я заметила, что нахожусь в центре пентаграммы.
   – Итак, разговор займет не дольше получаса. Для простоты общения, деточка, можешь звать меня господин Никитин. Не слышала о таком? Ну да ладно… Мне представляется разумным не затевать дебатов, поэтому сразу приступим к делу. На данном этапе наши интересы совпадают. Ты желаешь прекратить деятельность своей мамаши и вернуть ее в семью. Я полностью с тобой согласен. Ее время закончилось. Но напоследок у меня есть маленькое пожелание. Которое исполнится, несмотря на твой ответ.
   Закрыв рот, я решила, что стоя выслушивать бредни господина Никитина мне неудобно, и села на пентаграмму, положив свои скудные пожитки перед собой.
   Никитин не стал возражать. Он парил мыслью по перспективам своего светлого будущего.
   – Ты посоветуешь своей мамаше завтра ответить «да» в пользу Точилина. Запомнишь? А потом – пусть валит со своим любовничком хоть на край света. Ты тоже остаешься в выигрыше. Тебе достается неплохой куш в виде квартиры. Неслабое приданое накануне свадьбы. Я сам лично пришлю вам самый роскошный букет. Поверь, никто лучше меня не разбирается в свадебных букетах. Усекла, деточка?
   Он говорил со мной как со слабоумной. И – что еще хуже – как с жадной слабоумной. По роже видать – букет подарит и на могилке моей всплакнет.
   – А если она откажется? – на всякий случай встревожилась я.
   – Исключено. Ты же ей объяснишь, что с тобой произошло.
   Никитин задумался о чем-то мне недоступном. Машинально почесывая шлангообразную пупырчатую шею. Некстати захотелось отварной курицы с рисом. Сглотнув слюнки, я переключилась на созерцание кадыка на его шее и расхотела курицу. Никитин вновь подал голос.
   – Она всегда была уверена в своей непогрешимости. Такую схему грамотную выстроила. Ха! Баба, она и есть баба. Я всегда знал, что она где-то проколется. Три раза меня прокатила мимо кассы. Если б не ты – фиг бы я к ней подход нашел. Конечно, всем была выгодна ее деятельность. Однако пора и честь знать. Согласись, это дело не для девочек. Как считаешь?
   Объяснять, что я попросту не знаю, о чем речь, мне показалось неразумным. Поэтому я согласно кивнула.
   – Вот видишь, как все просто. А у нас на ее место есть более подходящий кандидат. Одинокий мужчина. – У господина Никитина зарумянились щеки. – Ни привязанностей, ни тылов. Так что ты поговори с матерью, думаю, она пойдет тебе навстречу. Она ведь тобой очень дорожит?
   – А хрен ее знает, – честно ответила я.
   Потревоженный хохолок тявкнул, а потом, стуча когтями как по стеклу, подобрался обнюхать мой рюкзачок.
   Теперь я знала, с какой стороны у него нос.
   Сырые штаны мешали мне сидеть. Пришлось встать. Брезгливо осмотрев мокрый отпечаток моей попы, господин Никитин состроил уморительную рожу. Словно я виновна в выпадении осадков в нашей местности. Хохолок решил, что пора мне узнать, с какого края у него пиписка, и рискнул пометить мою брючину.
   – Ах ты, мой маленький сладкий безобразник! – нежно проворковал Никитин, подхватывая с пола вырывающееся недоразумение песьей эволюции.
   Обдумав свое последнее утверждение и решив, что стоимость моей персоны обесценивается после проявления неуверенности в материнской любви, я поспешила заявить:
   – Да не беспокойтесь вы, господин как-вас-там, все будет тип-топ. К вашему сведению, она ради меня на все пойдет. Правда!
   Почти веря в свои слова, я судорожно прикидывала, есть ли у меня реальный шанс выкрутиться без потерь. Никитин торопится провернуть какое-то дельце, успех которого зависит от маминого решения. Брать в залог меня не хотят, раз предлагают провести переговоры. Дурак он, хоть и господин – на маму давить себе дороже. Такая натура, упрется на своем и точка.
   – У меня невероятно плохая репутация, – гордо сообщил Никитин, таким тоном, каким обычно признаются в покорении космоса. – У твоей матери, благодаря тебе, тоже. А минус на минус дает плюс.
   Вот так, значит. У всех приличных людей есть такое сокровище, как репутация, а у меня? Стало обидно. Срочно захотелось сотворить дикое бесчинство. Позволяющее приобрести кусочек дрянной репутации. Если хорошая достигается годами, то плохую вполне возможно заработать здесь и сейчас. Окно ему разбить, что ли? Или песика прихлопнуть рюкзаком? А еще лучше звездануть песиком по окну, получив маленькую кляксу вместо витража.
   Господин Никитин глянул на часы. Которые жили на цепочке в кармане жилета.
   – Сейчас тебя отвезут домой, – прервал он мои размышления. – А ты не тушуйся, скоро все кончится. И ты станешь свободной и почти богатой. А главное – независимой. И не вздумай обмануть. У меня есть необходимые средства проверить.
   Да что они все сговорились, что ли? Коловорот тоже подозревал меня в меркантильности. И этот гусь про то же. Никто не верит в мои благородные бескорыстные намерения.
   – По результату увидите, – обиженно заявила я, поднимаясь с пола, чтоб дать знать о завершении визита. – И все-таки, не удержавшись, добавила: – А с чего вы решили, что я буду с вами сотрудничать?
   Господин Никитин повел широкими плечами, вздернул свою птичью голову и посерьезнел.
   – Я не идиот. Ты с утра до вечера шарилась поблизости. Пытаясь вывести мамашу на чистую воду. Досье собрала. Значит, был у тебя интерес. А в наше время все интересы крутятся вокруг материальной стороны вопроса. Что позволяет мне сделать единственно верный вывод. Мамаша оттерла тебя от кормушки. Так? Так. Ты жила в полной нищете, насколько я в курсе – у тебя даже машины нет. У тебя много чего нет. А у нее – все. Насколько я догадываюсь, ты хотела ее немного пошантажировать? Ничего зазорного в этом нет. А если ты примешь мое предложение, то и совесть будет чиста, и все у тебя будет. Ну, почти все, – в конце фразы прозвучала брезгливая убежденность, что таким, как я, для счастья хватит однокомнатной норы и «Оки» в придачу.
   Тут я поняла, что капитально лопухнулась. Никитин похож не на пивную бутылку. Он вылитый гриф. Не от гитары, а тот, который птица. Хитрый пронырливый гриф, который втягивает меня в свои грязные игры. Когда пресловутый Коловорот угрожал меня прибить, то и вполовину не был похож на Никитина. Даже его сволочные псы не были так опасны, как этот грифоподобный господинчик.
   Ворота бесшумно закрылись. Теперь в машине присутствовали трое. Кроме меня – водитель и охранник без галстука. Тихо забившись в угол, я безразлично смотрела в окно. Решение пришло при виде черно-белой коровы, тупо бреющей траву на лугу.
   – Если сейчас не остановимся, то я описаю ваши красивые сиденья. Лучше всего притормозить вон там, у леса, а то тут кустов приличных нет.
   Не обращая внимания на протесты охранника, водитель выбрал приемлемое место и затормозил.
   – Только по-быстрому, – проявляя начальственный тон, приказал охранник.
   Углубившись на безопасное расстояние, я со всех ног припустила прочь от дороги. Эти прозорливые олухи рассчитали не все. Например, им и в голову не пришло, что я знакома с местностью. И главное – что я не желаю больше портить маме жизнь.
   Чмок-чмок, господин Никитин.
   На фиг мне твои букеты и приказы.
   Привет хохолку!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация