А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Мне не больно" (страница 8)

   Можно было попытаться перепрыгнуть через ограду, можно просто упасть на землю, но оружия у Чифа не было, а значит, и геройствовать не имело смысла. В конце концов он не сделал ничего плохого. Кладбищенская калитка была открыта, он зашел сюда и просто задержался. Правда, такое наивное объяснение удовлетворило бы кладбищенского сторожа, незнакомец же в шинели явно служил в другом ведомстве…
   Чиф повернулся и не спеша распрямил плечи, на всякий случай проверяя готовность каждого мускула. Но незнакомец ничем не угрожал, а просто стоял, недвижный, словно сошедший со своего места надгробный памятник. И вновь повеяло холодом, будто темная фигура была высечена из черного льда.
   – Вы все-таки пришли, Косухин…
   В голосе не было ни злости, ни испуга – неизвестный лишь констатировал факт. Из этого факта можно было сделать какие угодно выводы. Самый простой, что кто-то из подпольной тройки сообщил о разговоре в ведомство товарища Ежова. Хотя бы суетливый гном Тарек, или сам безусый товарищ Чижиков…
   – Я почему-то знал, что вы приедете сюда именно сегодня. Странно, правда? Помните, Степан Иванович, мы с вами говорили о возможностях науки? Интересно, как это можно объяснить?
   Чиф удивленно моргнул. Они никогда и ни о чем не беседовали с этим типом! И почему он назвал его не Иваном Степановичем, а…
   – Я решил не ждать, пока вы меня найдете, и встретить вас здесь. По-моему, тут самое подходящее место для подобного разговора.
   Секунды шли, и Чиф постепенно приходил в себя. Кажется, в темноте его спутали с отцом! Выходит, здесь ждали не его, а Косухина-старшего? Значит, вся эта выдумка с могилой была попросту засадой, только охотники спутали дичь?..
   – Степан Иванович, я уважаю силу и не собираюсь враждовать с теми, кто прислал вас сюда. Нам надо договориться. Я не хочу вновь увидеть Кровавый Рубин…
   Чиф осторожно повел головой – положение оказалось хуже, чем он думал. За спиной у высокого еле заметно проступали темные силуэты – один, другой, третий… Незнакомец, похоже, понял.
   – Я предпочел принять меры безопасности. Вы ведь помните моих ребят из 305-го? Можете не оглядываться, за вашей спиной тоже трое. Смерти вы не боитесь, но уйти вам не дадут.
   Слова были не понятны, но, пока неизвестный говорил, можно было что-то придумать. Джон впервые пожалел, что правила строго запрещали участникам экспедиции брать оружие без особого разрешения. Да и сам Чиф не любил носить револьвер, не говоря уже о более сложных системах, которые были так по душе Бену. К тому же бесполезно. Ему дали бы выстрелить всего один раз, максимум – два…
   – Что ж, поговорим, Степан Иванович?
   Почему бы, собственно, и нет. Это еще минута-другая, а значит еще не все потеряно…
   – Что вам надо?
   Человек в шинели замер, затем сделал неуверенный шаг вперед. Что-то его удивило, даже обескуражило…
   – Вы…
   – Чиф! Глаза!
   Знакомый голос произнес это где-то совсем рядом, причем на знакомом с детства английском. Еще ничего не соображая, действуя по привычке, полученной на тренировках, Чиф зажмурился. Вовремя! Невыносимо яркая вспышка разорвала ночную тьму. Глазам стало больно даже сквозь прикрытые веки. Оптическая граната, простое и жестокое изобретение, разорвалась прямо под ногами того, кто задавал вопросы. Не закрой Чиф глаза, вспышка ослепила бы его как минимум на сутки. Даже если окружившие его успели отвернуться, прицельно стрелять им не придется довольно долго…
   …Все это Чиф соображал уже на ходу. Чья-то рука тянула его в сторону и он, не открывая глаз, послушно бежал следом. Кажется, они протиснулись сквозь узкий промежуток между оградами, затем повернули направо… Наконец он решил, что глаза можно открыть. Ничего неожиданного Джон не увидел – пустынная аллея, очевидно параллельная только что покинутой, холодная чавкающая грязь под ногами, на запястье – рука в перчатке тонкой кожи.
   – Бен! Пусти, я сам…
   Теперь они бежали рядом. Чифу приходилось напрягать все силы, чтобы угнаться за длинноногим приятелем. Тот всегда брал призовые места по бегу, и сейчас ему не мешало ничего, ни грязь, ни тяжелые ботинки, ни болтавшийся на ремне пистолет-пулемет системы Вязьмитинова в десантном варианте, в просторечии именуемый «скрайбером»…
   – Ах черт! – они уже были неподалеку от главной аллеи, когда Бен первым заметил темные силуэты, спешившие навстречу. Они нырнули в проход между могилами, но там был тупик. Довелось перелезать через ограду. К счастью, за ней оказалась дорожка.
   Теперь они не пытались выбраться на аллею, держась узких закоулков и тревожа холодных мраморных ангелов. Поворот, еще поворот… Впереди была еще одна аллея, но уже не прямая, а дугообразная. Бен нерешительно остановился.
   – Где мы?
   Чиф оглянулся. Вначале показалось, что они пересекли кладбище и добрались до противоположного конца, но он быстро понял, что ошибся. Дугообразная аллея вела к двухэтажному серому зданию.
   – Черт его знает, Бен! Где-то в самой середке.
   – Передохнем…
   Они присели прямо на старую, пожухлую траву. Скрайбер Бена лежал у него на коленях – в полной готовности.
   – По-моему, нам прямо, – Бен подсветил маленький компас, вмонтированный в наручные часы. – Выйдем к тыльной стене… Джонни, хоть бы предупредил, я бы тут все разведал!..
   Чиф уже отдышался, пришел в себя и почувствовал стыд. Храбрый и предусмотрительный Бен спасает недотепу начальника! Хорош же он, руководитель!..
   – Давно за мной идешь?
   – А ты как думаешь?
   Похоже, Бен улыбался, и Чиф ощутил новое чувство – обиду. Приятно чувствовать себя живым, но Бен не имел права появляться здесь, тем более с оружием…
   – Значит, приказы нарушаем? – поинтересовался он уже по-русски.
   – Никак нет! – Бен повернул голову, и Чиф убедился, что тот действительно улыбается, причем самым наглым образом. – Разрешите доложить: после вашего ухода связался с Казим-беком и попросил разрешения нарушить ваш приказ, причем взять с собой оружие. Санкция получена…
   Чиф рассудил, что Бен поступил не только правильно, но и в полном соответствии с субординацией.
   – Я сказал Казим-беку, что после твоего ухода обнаружились, так сказать, новые обстоятельства, о которых ты не мог знать…
   – Они что, действительно обнаружились? – вздохнул Чиф.
   – Ага. Вспомнил, что ты изрядный гвок.
   «Гвок» было непереводимым детским ругательством, чем-то средним между «дураком» и «простофилей».
   – Я действительно гвок. Пора в отставку! Я завалил задание…
   – Подумаешь! – невозмутимо парировал Бен.
   – Влип в дурацкую историю…
   – За тем и приехали…
   Оптимизм Бена явно не знал границ. Чиф и сам был не прочь проявить жизнерадостность, если бы не надпись на сером могильном камне.
   – Есть еще кое-что похуже…
   – Ты что, ранен?
   Бен привстал и начал быстро ощупывать приятеля, словно тот валялся перед ним в луже крови.
   – Пусти, щекотно! Да не ранен я…
   Чиф встал и скривился: левую ногу он все-таки умудрился слегка подвернуть.
   – Если не ранен, поговорим дома. Все, пора уходить!
   – Не спешите!
   …Высокий силуэт возник словно ниоткуда. Тот, кто так и не получил ответы на свои странные вопросы, словно соткался из затопившей кладбище черной мглы.
   – Ах ты!
   Скрайбер Бена дернулся, но незнакомец легко взмахнул рукой. Бен вскрикнул, рванулся – и растерянно замер.
   – Джон! Не могу двинуться… Скрайбер!..
   Чиф сорвал с шеи приятеля оружие и щелкнул предохранителем. Послышался негромкий смех.
   – Я не буду стрелять. Опустите вашу игрушку!
   Резкий жест – и Бен облегченно повел плечами.
   – Это и называется, товарищи, «Непускающая Стена». Ею можно отгородиться, а можно и замуровать человека. Но я должен был догадаться, что один из вас – не человек…
   Рассуждать над странными словами было некогда. Чиф оглянулся – на пустынной аллее больше никого не было.
   – Мои люди окружили кладбище, но сюда я пришел один, – понял неизвестный. – Лишний шум ни к чему, вы и так устроили иллюминацию.
   – Понравилось? – осведомился Бен.
   – Недурно! А теперь у вас есть выбор. Либо мы поговорим и разойдемся, либо мои ребята устроят облаву – и тогда вам придется говорить совсем в другом месте. И не со мной.
   – Слушайте, что вам надо? – не выдержал Чиф. – Мы что, нарушили закон?
   – Голос вас выдает, – неизвестный вновь негромко рассмеялся. – А так – и не отличить. Кто вы?
   Приятели переглянулись. Похоже, от странного типа не отвязаться.
   – Я просто пришел на могилу… – неуверенно начал Чиф.
   – …Степана Ивановича Косухина, – нетерпеливо перебил неизвестный. – Кем он вам приходится?
   – Я его сын.
   – Ах вот оно что!..
   Человек в шинели, шагнув ближе, внимательно вгляделся в лицо Косухина-младшего.
   – Да, немудрено! Стало быть, вы Косухин…
   – Иван Степанович, – неохотно отрекомендовался Чиф.
   Бен промолчал. Его личностью, кажется, не интересовались.
   – В таком случае позвольте представиться: Всеслав Игоревич Волков. Ваш отец знал меня как Венцлава. Мы с ним… можно сказать, однополчане. Наверное, он вам обо мне рассказывал?
   – Да…
   Снова смех:
   – Значит, Степан все-таки жив! Или, по крайней мере, был жив, если успел вам кое-что поведать. Впрочем, извините, я употребил неправильное слово. К нему, к вам, да и ко мне, этот глагол не имеет отношения…
   – То есть? – совсем растерялся Чиф.
   Тот, кто назвал себя Всеславом Волковым, не ответил. Отвернувшись, он глядел в сторону, словно надеясь что-то увидеть в густом мраке. Затем, внезапно повернувшись, бросил:
   – Отвечайте быстро и без вранья. Первое: что рассказывал вам отец обо мне?
   Чиф пожал плечами:
   – В годы Смуты… революции вы работали в большевистской разведке и, кажется, были с моим отцом… не в самых лучших отношениях…
   Волков кивнул:
   – Не по моей вине, Иван Степанович. Это все, что вы знаете?
   – Джон? – шепнул Бен, красноречиво кивая на «скрайбер».
   Волков никак не реагировал, казалось, вновь погрузившись в раздумье. Наконец, он поднял голову:
   – Значит, вы прибыли сюда не из-за меня? Вы и этот мелкий колдун просто шпионы Семена Богораза?
   Чиф вытер со лба внезапно выступивший пота. Кажется, об их миссии знала уже вся Столица! Зато его приятель не медлил:
   – Господин большевистский офицер! По поводу «мелкого колдуна» могу сообщить, что меня зовут Бен, я хорошего дворянского рода и полностью к вашим услугам. Свою фамилию я сообщу вам у барьера. Если, конечно, вы не предпочтете написать на меня донос – говорят, здесь это заменяет дуэли!
   – Бен! – шепнул Косухин-младший, но Волков лишь рассмеялся:
   – Я не могу принять вашего вызова, господин Бен, поскольку мы не в равных условиях. Не будем нарушать дуэльный кодекс!.. И не вздумайте в меня стрелять – вам же хуже будет. Кстати, передайте Богоразу, что я помню пулю в церкви Святого Ильи!..
   – Передам, – вежливо кивнул Бен. – А насчет равных условий… Я могу подождать, пока вы сходите за оружием, если забыли его дома.
   Волков легко дернул рукой. Бена шатнуло и бросило назад, спиной на прутья ограды.
   – Мы в неравных условиях, господин Бен, – повторил Волков. – С вашим товарищем – дело другое. Но не хочу… Господин Косухин! В присутствии господина Бена прошу засвидетельствовать перед вашим отцом: я не хочу враждовать с ним и с теми, кто ему помогает. Сегодня я спас ваши жизни, господа. Надеюсь, этим я покрыл свой долг Степану Косухину, передайте ему это! И еще: скажите Богоразу, чтобы не вмешивался в наши дела. В каждом аду свои порядки. Пусть устраивает свой ад по собственному усмотрению, а нам предоставит такое же право!..
   – Господин Волков! – Чиф пришел в себя и несколько осмелел. – Вы сказали слишком много или слишком мало…
   – Я сказал достаточно. Ваше дело – выслушать и передать. Эта история не касается вас прямо, Иван Степанович…
   – Кроме одного. Вы намекнули, что я не человек. Это у вас здесь заменяет традиционные оскорбления?
   Волков усмехнулся – смех был злым и обидным:
   – Неужели отец оставил вас в счастливом неведении? Забавно!.. Один человек падает на брусчатку с переломанными костями и проломленным черепом, затем получает две разрывные пули в голову и сердце, его закапывают на глазах у всего города. А потом он объявляется как ни в чем не бывало на вашей паршивой планетке! Ну и другой… тоже человек… не боится Непускающей Стены, которая действует даже на чугов, вместо крови имеет черт знает что… Продолжать?
   – Будьте любезны, – как можно спокойнее предложил Чиф.
   – Ладно. Господин Бен, помогите нам. Вон высокий памятник с крестом. Что вы видите?
   Длинная рука указала куда-то влево. Бен пожал плечами, долго всматривался, а затем недоуменно заметил:
   – Памятник и вижу. Оградка…
   – Благодарю вас. Иван Степанович, взгляните.
   Чиф послушался. Вначале ничего нельзя было разглядеть кроме смутного силуэта памятника. Он уже хотел потребовать объяснений, как вдруг темнота над могилой сгустилась, затем как будто лопнул черный занавес. Из мглы медленно проступили три белые фигуры…
   – Там девушка, старик… И какая-то женщина, – растерянно проговорил он. – Они… какие-то белые!..
   – Вот именно, – буркнул Волков. – Можете с ними пообщаться, ежели желаете. Если не верите своим глазам, просто обратитесь к хорошему врачу, чтоб сделал вам анализ крови… Прощайте, господа! Идите прямо по аллее, там будет калитка. Вас пропустят.
   Чиф наконец оторвал взгляд от белых силуэтов, хотел переспросить, но понял, что спрашивать некого. Темная аллея была пуста. Тот, кто называл себя Волковым, исчез, словно сам был призраком, вышедшим из могилы в эту ненастную ночь.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация