А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Хобби" (страница 1)

   Алексей Яковлевич Корепанов
   Хобби


   После ужина я расположился на кухне, и работа спорилась, но тут оказалось, что куда-то запропастился паяльник. Жена у телевизора заинтересованно следила за беседой Штирлица и Мюллера и на мой вопрос коротко ответила: «Сосед забрал», – и сделала нетерпеливое движение рукой.
   Я не решился уточнять, какой именно сосед, и вышел на лестничную площадку. Не хотелось прерывать работу и остаток вечера проводить впустую. А про Штирлица мне давным-давно уже все было известно. Впрочем, и жене тоже.
   Дом был новый и соседей я пока не знал. Да и как их узнаешь, если весь день на работе, а на телевизор по вечерам уже лет тридцать никто ни к кому не ходит. У всех свои телевизоры.
   Мне повезло с первой же попытки. На мой звонок дверь соседней квартиры открыл высокий мужчина с седеющей шевелюрой. В руке он держал мой паяльник.
   – Извините, – сказал я. – Вам еще нужен паяльник?
   – Проходите, – ответил мужчина. – В комнату, пожалуйста. Я сейчас, две минуты.
   Он скрылся за кухонной дверью, а я прошел в комнату. На столе у окна лежали книги, возле дивана громоздилась непонятная конструкция с разноцветными проводками и черными наушниками. Конструкция производила впечатление незавершенной. Под нее был подстелен большой лист ватмана с чертежом, выполненным тушью. Я прочитал заголовок: «Проект фотонного...» – дальше текст был скрыт днищем конструкции, – просмотрел сделанные в левом углу расчеты. За кухонной дверью что-то загремело и в комнату вошел сосед.
   – Спасибо за инструмент. – Он отдал мне паяльник. – Свой оставил в гараже, а идти неохота, да и дел на полчаса. Присаживайтесь, пожалуйста. Владимир Васильевич.
   Он поддернул спортивные брюки на неспортивной полусфере живота, протянул руку.
   – Юрий Юрьевич, Юра, – представился я в ответ, пожимая его ладонь, и кивнул на чертеж. – Простите, фотонный – что?
   Сосед посмотрел, куда я показываю, ответил небрежно:
   – А! Двигатель. Фотонный двигатель. Это старое.
   – И что – действующий?
   – А как же. Все расчеты проверены. О межгалактических перелетах ничего не говорю, но до Веги или Арктура дотянет стопроцентно. Хоть сегодня.
   Я заинтересованно склонился над чертежом, вникая в детали.
   – Сами?
   – А как же, – повторил сосед. – Да это так, пройденный этап. Где-то еще чертежи валяются, если только супруга на макулатуру не сдала. Знаете, книжки дают в обмен на макулатуру.
   – Носили куда-нибудь?
   – А зачем? Для себя же чертил. Хобби, одним словом. А вообще я часовым мастером в Доме быта. Знаете, на площади? И потом, строить ведь надо, а кто ж его будет строить? А главное – зачем? Эйнштейн Эйнштейном, а до Веги и от Веги – это вам не в гастроном пробежаться, согласны? Желающих еще поискать надо. А системы жизнеобеспечения, это же работы и работы, согласны?
   Я кивнул и с симпатией посмотрел на соседа.
   – Вот никогда бы не подумал, что буквально здесь, за стенкой...
   – Да что вы, э-э... Юра! Я – это что. Уникум, что ли? У многих сейчас такое хобби, могу не один пример привести. Вы, наверное, просто не сталкивались, а я уже давненько общаюсь. Знаете, это ведь только непосвященному кажется, что проблем пруд пруди. На досуге-то многие не только «козла» забивают. И вообще я вам скажу, Юра, все в мире давно известно, надо только знать, где и у кого спросить. А примеры – пожалуйста, вот вам примеры. Вот, скажем, давний мой приятель, Кузьмич, токарил на станкостроительном, сейчас на пенсии. Лет, пожалуй, двадцать, сколько его знаю, все занимался на досуге нуль-транспортировкой. Жена его и так и сяк честила, но он мужик упертый, от своего не отступился.
   – Ну и как?
   Владимир Васильевич многозначительно поднял палец.
   – Дожал-таки. Правда, свободного места почти не осталось в ванной, но установка действует.
   – Так ведь это открытие! И что, тоже никому ничего?
   – Нет, почему же? У него приятель под Симферополем, так он у приятеля приемную камеру соорудил и знакомые в курортный сезон очень даже пользуются. Билет в Крым – проблема, а у Кузьмича без проблем. Я вот с супругой прошлым летом тоже пользовался. И вам могу адрес дать, скажете ему, что от меня – и путешествуйте на здоровье. Правда, Тамара его больно уж ругается, ванну, мол, загромоздил, поэтому перспективы неясные. Только он уже к этому остыл давно, он теперь СРТ-теорему доказывает.
   – Есть такая теорема?
   Сосед пожал плечами.
   – Есть, наверное, коль Кузьмич над ней бьется. Конечно, ему легче, он на пенсии. А тут остаются только вечера да выходные. Хорошо, супруга к дочке погостить уехала, хоть не мешает никто.
   Я слушал седовласого соседа и изумлялся, и ликовал. Не оскудела, нет, не оскудела талантами земля наша!
   – Владимир Васильевич, а над перпетуум мобиле никто не работает?
   Сосед удивленно посмотрел на меня.
   – Нет, конечно. Разве ж это хобби? Проекты и модели один коллекционирует, знаю такого, а чтобы новыми разработками заниматься – увольте. Создание вечного двигателя предполагает вечную и, к сожалению, бесполезную работу, а век человеческий ограничен, э-э... Юра.
   – Ну да, ну да. – Я немного смутился. – А как насчет телекинеза? Нет у вас таких сведений?
   – А как же? – оживился сосед. – Лично не знаком, но знаю, работает главбухом в стройтресте. Некто Барбанов. Принцип выяснил, но почти не пользуется. Утомительное это дело, похлеще, чем камни таскать. Сами судите: нужно было ему новый диван на пятнадцатый этаж к себе доставить. В лифт не лезет, так этот Барбанов телекинеэировал диванчик этот наверх и чуть инфаркт не заработал от перенапряжения. Дней пять потом на больничном отлеживался. Ну, а по мелочам, коробки там спичечные по столу передвигать – так кому это надо, согласны?
   – Надо только знать, где и у кого спросить, – повторил я фразу соседа и восхищенно покачал головой. – Так что, может быть и объяснение эффекта радиоэха кто-то нашел?
   – Конечно. Вы же про этот гипотетический космический зонд инопланетян, что перехватывает наши радиосигналы?
   – Ну да, про зонд Брейсуэлла.
   – Занимался один товарищ, он сейчас квартиру поменял, уехал в Сибирь, к сыну. Я не специалист, знаю только, что объяснение он нашел вполне земное и никакой инопланетный зонд здесь ни при чем. Если вас подробности интересуют, могу у наших адрес разузнать и вы с ним свяжетесь.
   – А аномальные атмосферные явления? – продолжал любопытствовать я. – Те, что раньше назывались проблемой НЛО.
   – Ну, тут я вам сразу троих могу назвать. Между прочим, даже женщина есть, работает кассиром в гастрономе на бульваре, напротив стадиона, знаете? Так вот, объяснили они все эти атмосферные аномалии и опять же без всяких пришельцев. Самое простое – на других все сваливать. Тоже моду взяли – чуть что, значит, непременно инопланетяне. Думать не хотят.
   – А что с путешествиями во времени? – не унимался я. Очень уж все это было интересно.
   – Ничего, – отрезал сосед. – Был один, по фамилии Черноморченко, раньше снабженцем работал, обосновал теоретическую невозможность таких перемещений. Это он уже на пенсии занимался. Сейчас с сердцем в областной лежит. Вот так, э-э... Юра.
   – Да-а, – протянул я. Вот уж, действительно, надо только знать, где и у кого спросить. – А это что, если не секрет? – Я показал на конструкцию с разноцветными проводками и черными наушниками, стоявшую на чертеже фотонного двигателя.
   – Приемник телепатем, – охотно пояснил сосед. – Увлекся поначалу. Телефона-то у нас нет, очередь, сами знаете, какая, вот я и решил сам себя связью обеспечить. Теоретически все сделал, а на практике вовремя остановился. – Сосед на всякий случай оглянулся на дверь и понизил голос. – Этак супруга постоянно будет наряды давать, да и теща непременно подключится. Сядут вдвоем на голову – и ни на какие хобби времени не останется. Так что я тормознул. Кое-что отсюда поснимал и сейчас другим занимаюсь. Мне затем и паяльник ваш понадобился. Мастерю устройство для приема гравитационных сигналов от внеземных цивилизаций. Гравископ.
   – Как? Но вы же только что выражали сомнение по поводу инопланетян.
   – Да нет, Юра. Это я по поводу того, что привыкли все необъяснимые явления на них спихивать, умножать, так сказать, количество сущностей. А поиск – это совсем другое дело. Коль на радиоволнах ни гу-гу, нужно что-то другое попробовать. Сегодня гравиволны, завтра что-нибудь еще. Мы же оптимисты, да, Юра?
   – Послушайте, а почему бы вам всерьез не взяться за эту проблему? Переквалифицироваться и только этим и заниматься, а не на уровне хобби.
   Сосед окинул меня сожалеющим взглядом.
   – Эх, Юра! Да разве я работу свою брошу? Я ведь ее люблю, да у нас и не соскучишься. И что же это за хобби будет, если им всерьез заниматься, согласны?
   Возразить было нечего. Я поднялся.
   – Спасибо, Владимир Васильевич. Теперь буду знать, к кому обращаться.
   – Обращайтесь, обращайтесь, голубчик, – приговаривал сосед, провожая меня к выходу. – Чем могу – помогу. Хобби, знаете ли, в наше время штука преинтереснейшая, согласны?
   Я вернулся к себе, заглянул в комнату. Жена сидела у телевизора и заинтересованно наблюдала за сюжетами программы «Время». Я прошел на кухню, положил паяльник, сел и немного подумал.
   Опыт соседа нельзя было оставлять без внимания. Действительно, приемник телепатем может оказаться для меня упряжью, а вожжи будут держать жена и теща. Об этом я как-то не подумал, приступая месяц назад к работе. Спасибо соседу за подсказку. И потом, хобби интересно, когда оригинально, а что же тут оригинального, если за стеной, у соседа, стоит почти готовый приемник?
   Я нагнулся над своей конструкцией, стоящей на куске ватмана с рассчитанной и расчерченной мной еще в прошлом году орбитой Немезиды, и принялся отсоединять провода. Будем считать приемник телепатем пройденным этапом. Вот только жалко выбрасывать всю начинку, доставал я ее где только возможно – в нашем фотоателье кроме химикалий и пленки ничего не найдешь.
   Я посидел, подумал. А не заняться ли вплотную шаровыми молниями? Разобраться с ними и попытаться соорудить устойчивую действующую модель, Ддя себя. Вместо бра. И жена не будет в потемках у телевизора глаза портить. И детали от приемника телепатем в ход пойдут.
   Из комнаты доносился сдержанный голос телекомментатора, жена охала и восклицала что-то о пробросе шайбы, а я увлеченно орудовал отверткой. Я насвистывал, работал и думал о том, что надо еще расспросить соседа о Тунгусском метеорите, Атлантиде, снежном человеке и Несси. И о Бермудском треугольнике. И о многом другом. Все-таки хорошо, когда у людей есть хобби.

   Кировоград, 1988.
Чтение онлайн





Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация