А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Не молчи, или Книга для тех, кто хочет получать ответы" (страница 8)

   ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ,
   в которой
   автор рассказывает про волшебное правило одной минуты, помогающее не только взять интервью, но и избежать семейного скандала

   Как мы живем?
   Ну вы, автор, вопросики задаете! По-разному мы тут все живем. Как гениально говорил герой одного мультика:
   – Покормят – хорошо живем, не покормят – плохо.
   А есть ли что-то, что объединяет нашу жизнь?
   Прямо что-то такое, что всех объединяет?
   Да. И клерка, и писателя, и академика, и спортсмена, и дворника, и телеведущего, и не телеведущего... В общем, всех, всех, всех?
   Мы – русские люди!
   Не все так могут про себя прокричать. Но я, вообще, не об этом. Вы бы еще сказали, что мы все – избиратели.
   Еще мы воду все пьем, еду едим и всякое такое, другое... Но вы же – не об этом?
   Не об этом. Я о том, то мы все живем в суете.
   Нет, эти слова, пожалуй, надо выделить:
   Мы все живем в суете.
   Господи... Я-то думал... Тоже мне открытие!
   А я и не претендую. Проблема в том, что этот суетливый бег по жизни превращается в привычку. То есть мы перестали обращать внимание на то, что суета диктует нам правила жизни.
   И это очень важный вывод: мы живем по тем правилам, которые диктует нам суета.
   И вывод этот имеет отношение к умению брать интервью в повседневной жизни?
   Имеет, и прямое. Скоро, надеюсь, это станет ясно. Но для начала давайте выясним: а что такое, собственно, эта самая суета?
   Мы редко задумываемся над тем, что существительное «суета» и наречие «всуе» имеют один и тот же корень – «суе». «Суе» – это не просто так корень, это настоящее слово, нынче из языка исчезнувшее. Но в словаре Владимира Ивановича Даля можно найти его определение: «суе – напрасно, даром, тщетно, попусту, без толку, без пользы».
   Это что ж получается: жить в суете – значит жить «напрасно, даром, тщетно, попусту, без толку, без пользы»? Вот это вот – настоящий кошмар!
   Но вы же говорили: мол, то, что мы живем в суете – это не открытие никакое. А я всего лишь расшифровал слова.
   Нет, на самом деле, нельзя, конечно, сказать, что мы живем совсем уж напрасно, тщетно и уж тем более – даром. Но, мне кажется, имеет смысл помнить в нашей бесконечной беготне о первоначальном значении слова «суе».
   Суета – это иллюзия движения.
   А почему иллюзия?
   Потому что не ведет ни к какой цели. Можно как угодно быстро или медленно мчаться, но, если твои передвижения ведут к цели, – значит, ты движешься. А если не ведут, – значит, суетишься. Суетясь, мы как бы обманываем самих себя, что движемся.
   А зачем?
   А затем, что суетиться бесцельно проще, нежели осознанно двигаться к цели. Вот мы себе и врем.
   Интервью, напомню, имеет четкую цель.
   Какую?
   Получение информации.
   Правильно. Значит, если вы хотите взять интервью, вы должны вырваться из суеты, чтобы была не иллюзия движения, а движение подлинное.
   Тут же возникает вопрос: а как это сделать?
   Возникает. Отвечаю.
   Вырваться из суеты – значит остановиться. Получается, что, прежде чем взять интервью – подчеркну: любое интервью, даже самое маленькое. – нужно остановиться.
   Суета – только отчасти понятие физическое, обозначающее вполне конкретный бег по жизни. Мы живем в такое время, когда человек, у которого есть свободное время, воспринимается несчастным. Почему нас так раздражают автомобильные пробки? Казалось бы, сиди в машине – думай, размышляй, фантазируй. Так нет. Нам необходимо двигаться, точнее, делать вид, что мы движемся. Суетиться, мчаться, быть востребованным всеми (или опять же делать вид, что ты востребован) – закон нашей жизни.
   Понятно, что, прежде чем взять интервью, нужно остановиться. Еще никому, насколько мне известно, не удавалось побеседовать на бегу.
   Однако главная проблема в том, что бег по жизни порождает суету, мельтешню в голове. Даже если – предположим – мы хорошо подготовились к интервью, мы же потом опять побежали. И когда добежали до собеседника, нам очень трудно на нем сосредоточиться.
   Значение слова «сосредоточиться» понятно? Сосредоточить себя. Если вы себя не сосредоточили на собеседнике – беседы не получится. Если вы не смогли успокоить суету мыслей в голове – не будет разговора.
   А это сложно сделать?
   Нет. Мы не умеем сосредоточиться на собеседнике – пусть даже на том же продавце сметаны – не потому, что не умеем, а потому что в суете не даем себе труда этим заняться. Продолжать свой бег нам важнее.
   Поэтому-то и придумано правило одной минуты.
   Правило одной минуты гласит:
   прежде чем начать ЛЮБОЕ интервью, задать ЛЮБОЙ вопрос, нужно остановить свой бег по жизни и хотя бы в течение минуты сосредоточиться и четко понять: какую именно информацию вы хотите получить от своего собеседника.
   По сути, правило одной минуты можно было бы сформулировать как задание самому себе.
   Вы останавливаетесь и сами себе говорите о том, что именно вы хотите узнать у того человека, у которого собираетесь брать интервью.
   Вопрос, если интервью короткое, или темы беседы, если предполагается интервью продолжительное, непосредственно перед беседой должны быть сформулированы вами для самого себя, а уже потом – для собеседника.
   Правило одной минуты – это интервью, которое вы берете у самого себя. В этом интервью один-единственный вопрос: «О чем самом главном я хочу узнать у моего собеседника?»
   К слову сказать, правило одной минуты – это замечательный способ бороться со скандалами.
   Что такое скандал, скажем, семейный? То же самое интервью, которое берут друг у друга муж и жена. Что такое выяснение отношений? Это когда кто-то в семье хочет получить у другого информацию.
   Так просто?
   По сути, да. С чего начинается скандал? С вопросов:
   – Где ты была вчера вечером?
   – Почему не готов обед?
   – Почему мы никуда не ходим?
   – Почему ты совсем не занимаешься нашим ребенком?
   – Когда мы, наконец, сделаем ремонт?
   Нормальные же вопросы для интервью. Нет бы, спокойненько ответить. Куда там! Начинается... Сами знаете что: крики, ор, эмоции.
   Тут бы и вспомнить про правило одной минуты. Остановиться. Спросить самого себя: «А что я, собственно, хочу выяснить? В чем смысл моего интервью?» Я не шучу. Ей-богу, скольких семейных – и не только! – скандалов можно было бы запросто избежать, если бы люди умели останавливать свой бег по жизни и на минуту – хотя бы на минуту!!! – сосредотачивались на том, что именно они хотят сказать другому человеку.
   Наверное, шеф-редактор «Ночного полета» Ася Друянова могла подумать, что перед эфиром у меня непременно случается недержание: потому что каждый раз минут за десять до начала программы я иду в туалет. Но что же я могу поделать, если нет у меня другого места, где я могу остаться один? А я взял за правило: перед каждой передачей на несколько минут оставаться одному и выстраивать в голове начало программы и возможный ее ход. Этот ход, конечно, может измениться: позвонит зритель с неожиданным вопросом, или гость ответит нечто такое, что перевернет беседу. Но я знаю очень важный закон интервью: сосредоточен – значит вооружен.
   Вы хотите сказать, что у вас очень хорошая программа, раз вы так ловко умеете сосредотачиваться?
   Неужели я похож на идиота?
   Да вот...
   На всякий случай, не надо отвечать. Нет, я не к этому, конечно. Я к тому что это умение – необходимо. Даже если все вокруг называют тебя опытным ведущим, и многим кажется, что ты влетаешь в студию и с ходу начинаешь вещать.
   Мы говорили о том, как готовиться к интервью. Так вот, вся эта подготовка может оказаться абсолютно бессмысленной, если вы забудете про правило одной минуты.
   Почему?
   Потому что подготовка утонет в суете.
   Правила одной минуты надо придерживаться всегда.
   Даже если вы хотите задать совершенно простой, бытовой, легкий, несложный, элементарный и так далее вопрос – надо непременно вырвать себя из суетного бега по жизни и понять, о чем вы хотите говорить.
   Сосредоточить себя. Сосредоточить свои мысли.
   Если этого не сделать, в «брании» ЛЮБОГО интервью могут возникнуть проблемы. Подчеркну еще и еще раз: ЛЮБОГО.
   Понятно?
   Это-то понятно. А знаете, что мне не ясно?
   Вот вы так подробно рассказываете про всякие навыки, которые необходимо освоить, когда берешь интервью.
   Ну и в чем вопрос?
   Получается, что брать интервью – это ремесло. Или все-таки искусство?
   Очень хороший вопрос. Но отвечать на него я не буду.
   Что, вообще?
   Пока. Давайте сделаем паузу – она же полезна, как мы только что выяснили, – и подумаем над ним.
   Сами?
   Почему нет? А ответ, точнее, мнение автора по этому поводу, узнаем из следующей главы.

   ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ,
   в которой
   автор оптимистически восклицает, что талант общения есть в каждом человеке, после чего рассказывает про четыре этапа освоения любого ремесла

   Я, увы, не знаю, что решили вы, дорогой читатель, размышляя над шекспировским практически вопросом: общение – это все-таки ремесло или искусство?
   А в чем разница?
   Вот. Это важно. Есть миллионы ответов на этот вопрос.
   Прямо-таки – миллионы...
   Ну десятки. Но для нашего разговора важен такой: искусство – то, чему научиться нельзя; ремесло – то, чему научиться можно.
   Договорились. Теперь осталось узнать, как же решает для себя автор наш шекспировский вопрос.
   Самый простой ответ такой: если бы общение было искусством, то есть тем, чему научить нельзя – чего б тогда и книжку писать?
   Я б тогда сказал с радостным вздохом:
   – Ребята, общение – это такое, мол, искусство, поэтому завидуйте тем счастливцам, которые им овладели, а сами сидите где-нибудь тихонечко и никаких вопросов не задавайте, никакой информации не получайте. Поскольку если уж родился в смысле общения черненьким, то беленьким тебе не стать.
   Но вы так не говорите и книжку пишете. Не для гонорара же?
   То, что я получу за книжку, я бы вообще таким высоким словом «гонорар» называть не стал. Конечно, я пишу книжку, надеясь, что она читателю пригодится.
   Что ж получается, общение, и в частности, умение брать интервью – это ремесло?
   Да.
   А не искусство?
   Нет, и искусство.
   Опять начинается: и нашим и вашим.
   Потому что в умении брать интервью есть и ремесло, то есть то, чему можно научиться, и искусство, то есть то, чему научиться нельзя. Понятно?
   Не очень.
   Варите ли вы суп, ведете ли вы машину, пишете ли вы книгу, берете ли интервью по телевизору, для газеты или в повседневной жизни, воспитываете ли своего ребенка – короче говоря, в любом деле есть элемент искусства (или творчества) и элемент ремесла. Это понятно?
   Понятно. Даже слишком.
   Вот и хорошо.
   Что такое творчество? Это полет...
   «Ночной»?
   Спасибо за комплимент. Но если говорить серьезно: это то, что дается Богом, то, что диктует нам вдохновение. Как сказал великий Борис Пастернак:
   Когда строку диктует чувство,
   Оно на сцену шлет раба,
   И тут кончается искусство,
   И дышат почва и судьба.
   Вот когда «дышат почва и судьба», когда человек становится рабом своего дела (в данном случае не важно, о каком именно деле мы говорим) – тогда и появляется творчество. Быть рабом своего дела не только не стыдно, но и, я бы сказал, почетно, как и рабом своей любви.
   Конечно, умение быть творцом Господь дает не всем. Скажем, в Лицее всех учили писать стихи. И все в общем это умели. Но Пушкин у нас все-таки один.
   Когда я учился водить машину, я очень боялся, что этим, как мне казалось, искусством, не овладею никогда. Мой замечательный учитель вождения Андрей Иванович Емельянов (кстати, именно он познакомил меня с азами теории овладения ремеслом, о которой я в этой главе подробно расскажу) успокоил меня:
   – История не знает случая, чтобы человек начал учиться вождению автомобиля и не научился.
   Но, уже начав водить машину, я понял: да, рулить умеют все, но Шумахеры получаются из водителей редко.
   Если мы договариваемся, что овладеть искусством любого дела нам помогает Бог, то и мы должны помочь Господу.
   Как?
   Очень просто: овладев ремеслом. Иначе любой из нас будет похож на оратора, которому есть что сказать, слова и эмоции переполняют его, однако говорить он не умеет.
   Итак, умение брать интервью – это ремесло.
   Чудесно. Значит, овладеть им может каждый?
   Овладеть им может каждый.
   Даже так, для пущей торжественности:
   Искусством брать интервью может овладеть каждый.
   Я, например, считаю одним из лучших интервьюеров нашего телевидения Владимира Глазунова, который делает свою программу «Рожденные в СССР» на канале «Ностальгия». Канал этот смотрит относительно немного зрителей, и только этим я объясняю то недоразумение, что Глазунов не стал суперзвездой. Надеюсь, пока. Все, скажем, знают, как умеют брать интервью Леонид Парфенов или Светлана Сорокина. Вот так научиться говорить с людьми, как они, невозможно. Здесь уже «дышат почва и судьба». Здесь уже – творчество, талант, искусство. Называйте как хотите.
   Получается, что ежели я, предположим, хочу стать тележурналистом, то мне никогда не быть таким, как Глазунов или Парфенов, и должен я, черненький, уйти в свой чулан и тихонечко там рыдать? Так, что ли?
   Может, и так. А может, и не так.
   То есть?
   Что поделать, если, скажем, есть харизма. У некоторых. А у других нет ее – хоть убей.
   Или, скажем, куда денешься от того безусловного факта, что есть люди, которые вызывают доверие, с ними хочется разговаривать. А есть такие, которые не вызывают. Почему так происходит? Бог его знает... Буквально: это знает только Бог. У меня была поразительная мама, Антонина Николаевна. Я видел сам многократно, как на улице к ней все время подходили люди, чтобы узнать дорогу. Вокруг роилась толпа. Шли именно к ней. Почему? Необъяснимо.
   Поэтому будем говорить честно: есть люди, которым Бог дает огромный талант общения, и те, кому Он выделяет кусочек поменьше...
   И те, кому не дает вовсе...
   Нет, так не бывает. Может быть, потому что та энергия, которую мы получаем от других людей, нам жизненно необходима, – Господь дал нам всем умение эту энергию получать.
   Талант общения есть в каждом человеке. Маленький или большой, но – в каждом!
   А как развить его? Правильно. Только овладев ремеслом.
   Ремесло взятия интервью – такое же ремесло, как всякое другое. Освоив его, можно двигаться к вершинам творчества.
   А коли так, значит, в суровом деле освоения ремесла человек проходит через те же этапы, что, скажем, и тогда, когда учится водить машину или варить суп.
   Что это за этапы? Неужто их снова три?
   Нет, на этот раз – четыре.
   И что ж это за этапы? Не томите. Говорите скорей.
   Говорю.
   ПЕРВЫЙ ЭТАП. Назовем его неосознанная компетенция, или паника.
   Любой человек, который, скажем, учился водить машину, помнит, какой ужас испытываешь, впервые оказавшись в водительском кресле. А выпадало ли вам нелегкое счастье впервые варить борщ? Смотреть с ужасом на всю эту гору мяса и овощей и совершенно не понимать, как говаривали вожди, «что делать?» и «с чего начать?».
   Собственно, незнание ответов на эти два сакраментальных вопроса – «что делать?» и «с чего начать?» – и характеризуют первый этап.
   Как преодолеть первый этап?
   Для начала поймем? в чем главная проблема этого этапа?
   В ощущении дикой паники.
   Абсолютно верно. Значит, для того чтобы его пройти,-надо успокоиться.
   Легко сказать. А как?
   Давайте подумаем: что паника любит и чего она боится?
   Паника очень любит фантазию. Собственно говоря, она и возникает, потому что, сидя в недвижной машине, вы очень хорошо представляете, как она сейчас поедет, врезаясь в другие автомобили и сбивая буквально всех людей. А какой ужас воображает себе неумелый повар вместо блюда?
   А чего паника боится? Паника боится дела. Недаром говорят: «Глаза боятся – руки делают». Для того чтобы исчезла паника, довольно нелепо уговаривать себя успокоиться. Нелепо и глупо.
   Для того чтобы исчезла паника, надо как можно быстрей переходить ко второму этапу.
   Только действие уничтожает боязнь этого действия. Любой человек знает: второй раз делать что-то гораздо легче, чем первый. Понятно, что панику убивает опыт. Но опыт – это не яблоко, которое вдруг падает вам в рот. Опыт – это то, что приобретается постепенно. И когда вы во второй раз садитесь в машину или вторично приступаете к борщу, – это значит, как ни парадоксально, что вы уже приобрели некоторый опыт.
   Чем раньше вы начнете приобретать опыт, тем быстрей отступит паника.
   И тем быстрей наступит второй этап обретения ремесла.
   ВТОРОЙ ЭТАП. Осознанная некомпетентность.
   Это самый сложный и самый главный этап. Если вы его преодолеете, считай, дело сделано.
   Вот вы начали, скажем, вести машину. Вот тут-то и начинается та паника, в сравнении с которой паника первого этапа – ерунда. Вы уже понимаете, что надо сделать, например, чтобы машина начала движение. И это хорошее понимание, хороший вывод. Но рядом с ним возникают печальное понимание и ужасный вывод: вам начинает казаться, что вам никогда не удастся нормально тронуться на машине. Самое ужасное, что возникает ощущение: тронуться головой – удастся легко, а на машине – никогда!
   На этом этапе проявляется ваш характер или его отсутствие. Подлинные трудности в освоении ремесла наступают не тогда, когда вы не знаете, что делать. А когда вы очень хорошо и точно понимаете, что надо сделать, но так же хорошо и точно осознаете, что не сделаете этого никогда.
   Как преодолеть?
   Первым делом надо запомнить как «Отче наш» (и даже лучше): нет на земле такого ремесла, которого бы человек при желании не мог бы освоить.
   Миллиарды людей умеют варить суп и водить машину. И брать интервью в повседневной жизни, кстати, тоже умеют миллионы. Вы что глупей, хуже, несообразительней?
   Да, я глупей, хуже, несообразительней!
   Это комплексы, дорогой друг. Надо с ними бороться. Конечно, почетно быть самым тупым из миллиарда, но это то звание, которое надо заслужить, уж простите. Чаще всего ответ «я хуже всех», означает другое: «я всех ленивей».
   Это да. Это возможно.
   Как победить?
   Понятно как. Во-первых, запретить себе любые сравнения. Глупость несусветная говорить: вот у этого получается лучше, чем у меня. Значит, я – такой весь из себя неудачливый и тупой.
   Во время освоения любого дела сравнение с кем-либо бессмысленно и даже вредно. Тут надо сравнивать себя... с самим собой.
   Как это?
   Просто. Сравнивать свои достижения не с достижениями других, которые все делали быстрей и качественней, а со своими собственными достижениями. Надо быть для самого себя добрым учителем: замечать не промахи, а победы. Не забывать себя хвалить. Когда вы осваиваете любое ремесло, перехвалить себя невозможно: обязательные неудачи и промахи не позволят вам зазнаться.
   Будьте к самому себе добрей. Поддерживайте самого себя, и дело двинется.
   Ну, а во-вторых, уж извините, я все о том же: надо работать.
   Не устану повторять, даже если буду выглядеть занудой: любая паника уничтожается действием.
   А если я делаю, делаю, а ничего не выходит?
   Так не бывает. Если делаете – в конце концов получится. Вы же осваиваете ремесло, то есть то, что подвластно любому человеку.
   Однако не надо торопиться. Навыки любого нового дела всегда осваиваются постепенно.
   Вы ни с кем не соревнуетесь в скорости. Даже с самим собой. Постепенно у вас получится обязательно. Ведь у всех же получалось.
   И наградой вам будет наступление третьего этапа освоения ремесла.
   ТРЕТИЙ ЭТАП. Осознанная компетенция.
   Это действительно награда. У вас стало все получаться! Это приз за все те мучения, которые удалось преодолеть!
   Да, вы все делаете медленно. Да, варя суп, вы все время сверяетесь с поваренной книгой: кладете ровно столько мяса или картошки, сколько написано в рецепте, вы держите в руках секундомер, вы дико нервничаете – но у вас получается!
   И машина едет! Пусть вы каждый раз повторяете фразу: «Медленно отпускаешь сцепление и плавно нажимаешь на «газ», но машина трогается. Неуверенно, дергаясь, но двигается. А потом едет!
   Вы видели когда-нибудь, как идет малыш, только что научившийся ходить? Он движется предельно осторожно, как бы приказывая своей ноге – иди ты, а потом другой – теперь ты... Он идет медленно, но идет!
   Этот этап наступает в тот счастливый момент, когда ваш опыт дает новое качество вашему делу.
   Именно когда наступает третий этап, становится ясно, что первые два были не напрасны.
   Главное на этом этапе – приобретение навыков. Сначала вы фиксируете их. Как сказал мне замечательный Андрей Кончаловский:
   – Когда вы только начинаете водить машину, каждый поворот – событие.
   Но постепенно ремесленные навыки становятся автоматическими.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация