А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Не молчи, или Книга для тех, кто хочет получать ответы" (страница 13)

   ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ,
   в которой
   автор рассказывает про «пристройку – отстройку» и правильное молчание

   Что такое хорошее интервью?
   Такая беседа, во время которой ты получаешь от своего собеседника максимум информации.
   Отлично. Пять баллов по пятибалльной системе. Теперь следующий вопрос: как во время диалога понять, хорошо он идет или нет?
   Ну, там... Не знаю... Может, надо подсчитывать информацию, которую вам дает собеседник?
   На каких весах или калькуляторах, интересно, надо это делать? А кроме всего прочего, если вы постоянно будете следить за той информацией, которая к вам поступает, то вряд ли вы сможете сосредоточиться на собеседнике, не так ли?
   У вас что ни ответ – все не слава богу... Так чего ж делать?
   Для начала вспомним то, о чем мы уже договаривались: хорошее интервью – это диалог, постепенно превращающийся в монолог вашего собеседника.
   Как же этого добиться?
   Собственно говоря, вся книга, которую вы сейчас читаете, посвящена ответу на этот вопрос. Потому что, если человек – вы! – научился это делать, значит, он научился брать интервью.
   Если во время интервью спрашивающий говорит столько же, а то и больше, чем отвечающий – интервью не случится и информацию получить не удастся.
   Это простой, но очень хороший критерий для самопроверки: если во время интервью вы сами чувствуете, что много говорите, значит, беседа движется куда-то не туда. Результатом этого движения, скорее всего, будет недовольный взгляд собеседника, который вы легко прочтете.
   И чего делать тогда?
   Замолчать. Во время интервью вы должны молчать много больше, чем говорить.
   А как молчать? Как-то по-особенному?
   Хороший вопрос. Важный.
   Молчание вообще бывает разным.
   Как это?
   Так это и есть на самом деле. И раз уж мы сподобились в качестве примера приводить стихи, приведу еще одно. Это стихотворение моего отца, прекрасного поэта Марка Максимова:
   ... Молчанье призрачно, когда
   за молнией помедлит гром.
   Несут немые провода
   крик телеграмм.
   Молчанье – золото,
   когда заходят в сад...
   ... Когда притих весенний сад –
   летит пыльца.
   Когда влюбленные молчат –
   гудят сердца.
   Когда немой молчит – слышна
   его мольба.
   Когда труба молчит –
   она еще труба...
   И лишь когда молчит поэт –
   поэта нет!
   Замечательные стихи, не правда ли?
   Подкрепим их мудрыми словами императрицы Екатерины Великой: «Кто не умеет молчать – тот не умеет слушать».
   Спасибо императрице. Вот, значит, какое молчание нам необходимо, – то, которое помогает слушать.
   А что это за молчание?
   Помогает слушать – активное, заинтересованное молчание.
   В театре есть такие термины «пристройка» и «отстройка».
   Это что-то строительное?
   Ну, в общем, да. Только строим мы не дома, а человеческие отношения. Когда я, ставя спектакль, говорю актеру: «Здесь не надо отстраиваться», он всегда понимает, о чем идет речь. И никогда не сообщает что-нибудь вроде: «У меня нет дачи, отстраиваться негде».
   «Пристройка» – это, по сути, и есть сосредоточение на человеке. Помните: «каждый слышит, как он дышит»? Так вот «пристройка» – это когда вы дышите как бы вместе, одним дыханием. В этот момент ваш собеседник равен миру. Собственно говоря, он и мир – синонимы.
   Да, вы молчите. Но весь ваш вид свидетельствует о том, что вы абсолютно поглощены беседой. Это не молчание-отдых («отстройка»): я задал вопрос, поработал, теперь трудитесь вы – отвечайте. Это молчание-работа («пристройка»): я задал вопрос и просто страсть как хочу узнать, что вы мне на него ответите.
   Заинтересованное, активное молчание – это свидетельство вашей «пристройки».
   Так просто?
   Теоретически – да. Проблема, однако, состоит в том, что мы привыкли воспринимать общение именно как отдых. Поговорил – поработал, помолчал – отдохнул.
   За столом сидючи, как оно бывает? Рассказал чего – анекдот, положим – потом водочки себе налил, закусочки положил. Пьешь, ешь – молчишь.
   Нормально. Потому что цель общения за столом – получить удовольствие.
   Беда в том, что подобное отношение к молчанию подсознательно, но жестко и однозначно входит в привычку. И когда мы берем интервью, нам тоже хочется передохнуть, и нам опрометчиво кажется, что молчание для этого как раз и годится. Но во время интервью молчать нельзя.
   Интервью – это очень напряженный вид человеческого общения.
   Вне зависимости от того, спрашиваете ли вы у человека дорогу или ведете долгую беседу с собственным ребенком, – тут не до отдыха. Любое расслабление приведет к тому, что вы сойдете с Дороги беседы, уйдете в сторону, заблудитесь и информацию не получите.
   На мой взгляд, самая распространенная ошибка тех людей, кто берет интервью, – это неумение долго сосредотачиваться на своем собеседнике.
   Поэтому в хорошей беседе молчание – не просто «знак согласия», как гласит пословица, но и знак того, что вам интересно и важно то, о чем говорит ваш собеседник.
   Активное молчание – доказательство вашей «пристройки» к собеседнику. Ваш собеседник каждую секунду должен чувствовать (не только видеть, но и чувствовать – это важно!) что вам интересны его речи, а значит, интересен он сам.
   Это что получается? Надо руками опять же махать, головой кивать в знак согласия, улыбаться. Так, что ли?
   Нет, не так.
   Отчего ж это – не так?
   Вы перечисляете внешние признаки «пристройки». Но эти внешние признаки проявятся сами по себе – была бы «пристройка»!
   Попробуйте внимательно слушать собеседника, искренне стараясь понять, что он говорит, и никак не реагировать на его слова. Это невозможно!
   Собеседник, видя вашу реакцию, понимает, что вы дышите с ним в унисон – это, собственно говоря, и называется контактом.
   Неопытные интервьюеры боятся молчать. Им кажется, что, если они будут молчать, собеседник решит, что он не интересен. Поэтому они начинают нести всякую ерунду – например, ни с того ни с сего начинают собеседника хвалить. А тот, чувствуя неискренность похвалы, надевает маску – контакта нет.
   Неопытные интервьюеры забывают: проблема состоит не в молчании как таковом, а в качестве этого молчания. Очевидно ведь, что не вовремя вставленное слово раздражает гораздо больше, нежели заинтересованное молчание.
   Михаил Михайлович Жванецкий сам выбрал меня в качестве своего соведущего в программе «Дежурный по стране». И сейчас кажется, что у нас – чудесный контакт, надеюсь, так оно и есть на самом деле.
   Но отыскать законы контакта с этим уникальным человеком было не так-то просто. Когда Михаил Михайлович первый раз пришел в «Ночной полет», эту программу вели несколько человек, и Жванецкий попал не ко мне. С ним беседовал хороший, умный, профессиональный, известный телеведущий, которому казалось, что, разговаривая со Жванецким, надо непременно самому быть остроумным. Ведущий много говорил, много шутил, чем, как я заметил, очень злил нашего великого сатирика. Жванецкий, по сути своей солист, и, разговаривая с ним, надо об этом помнить. Даже намек на то, что он будет вторым номером, воспринимается этим человеком как личное оскорбление.
   И когда Михаил Михайлович пришел ко мне, я построил нашу первую беседу следующим образом: я вообще не задавал вопросов, а просто говорил слово и просил гостя сказать все, что он думает по этому поводу. Я говорил: «молодежь» – он фонтанировал. «Телевидение» – монолог писателя. За всю беседу я сказал десяток слов, все остальное время старался заинтересованно молчать. Михаил Михайлович был в восторге.
   Это вы привели такой пример, чтобы доказать, какой вы замечательный журналист?
   Это я привел такой пример, чтобы доказать: в интервью активное молчание не просто золото, а золото, серебро и платина в одном флаконе.
   Кроме того – и это очень важно – во время молчания вы можете придумывать следующий вопрос.
   Как это? Вместо того чтобы внимательно и заинтересованно слушать, придумывать вопрос?
   Тут вот какое дело. Ученые выяснили: человек способен воспринимать до 500 слов в минуту, в то время как средняя скорость устной речи – от 125 до 150 слов в минуту. То есть человек сказал 150 слов, а у вас в голове еще резерв: 350 неуслышанных слов. Куда этот резерв девать? Правильно: на придумывание вопросов.
   Вывод какой?
   Очень оптимистичный. Можно внимательно слушать и при этом напряженно думать: Господь (или природа) дали нам, людям, такие способности.
   Но ведь все это возможно только при том условии, что во время интервью вы сами не дергаетесь и ощущаете себя спокойным?
   Да, все это возможно только при том условии, что во время интервью вы сами не дергаетесь и ощущаете себя спокойным.
   А как же этого добиться?
   Вообще-то, мы уже немало говорили о том, как успокоиться, в частности, когда рассуждали о настройке души перед интервью.
   Но вы правы: наверное, решению этой проблемы надо посвятить отдельную главу. Поскольку, если во время интервью вы не смогли успокоиться, все мои советы смысла не имеют.

   ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ,
   в которой
   автор пытается понять, как решать самую нервную проблему любого интервью

   Самая нервная проблема любого интервью какая?
   Самая нервная проблема любого интервью – нервная.
   Гениально.
   Сколько бы мы ни говорили о том, как готовить свою душу – в смысле психику – к беседе, все равно есть шанс, что, начав интервью, вы распсихуетесь.
   Это да. Шанс велик. И что вы можете посоветовать, чтобы этого не было?
   Первым делом надо четко понять: во время любого интервью, даже самого важного, нервничать неестественно!
   Как это неестественно! Да любой же человек...
   Извините, перебью. В этом, мне кажется, корень проблемы. Фундамент ее. Основа и суть.
   Совершая какое-то важное дело – скажем, когда берем интервью – мы психуем, потому что убеждены: это естественно и нормально.
   Мы настраиваем себя на нервозность. Мы как бы говорим себе: все ведь психуют? (О'кей. И я буду. Как все.
   Поэтому вам поможет успокоиться уже одно то, что вы поменяете установку. А что, собственно говоря, такого происходит? Ну интервью. Ну с важным человеком. Или с любимой женщиной. Или с нелюбимой учительницей ребенка. Вы ведь знаете, о чем разговаривать? Знаете. Вы умеете разговаривать? Умеете. В чем же тогда проблема?
   А если собеседник окажется каким-нибудь...
   И снова перебью. Отчего мы так боимся мечтать о хорошем и так радостно представляем себе будущие печали и неудачи?
   О настройке души мы уже говорили. Но я не устану повторять: когда вы идете брать интервью – настраиваться надо на хорошее.
   Как только вы начали беседовать, нужно перестать оценивать самого себя.
   А кого?
   Собеседника и беседу.
   Всякие мысли типа: как я неправильно поздоровался... какие я задаю глупые вопросы... что-то я делаю не то... какой я вообще идиот... и проч., и проч., и проч. – надо забыть.
   Вот мы, например, в прошлой главе заметили, что, если во время интервью вы чересчур много говорите, значит, разговор идет не туда.
   Отчего вы много говорите? Опять же оттого что нервничаете. А когда человек психует, он начинает делать то, что проще всего: говорить.
   Если при этом вы будете думать: «Что ж я такой псих, чего я все треплюсь да треплюсь?» – толка не будет. Вы начнете подсознательно доказывать себе правоту собственных мыслей, то есть психовать еще больше.
   Если вы подумаете: «Разговор пошел не туда. Я знаю, как изменить направление разговора. И я сейчас это сделаю», будет толк. Вы начнете делать именно то, о чем подумали.
   Что помогает нервозности? Когда человек на ней концентрируется. Достаточно сказать себе: «Что ж это я так нервничаю? Прям все нервничаю и нервничаю», как вы распсихуетесь невероятно.
   Что уничтожает нервозность? Повторим еще раз: работа.
   Вы зачем берете интервью?
   Чтобы получить информацию.
   Вот и чудесно. Получайте. Психоз тут абсолютно ни при чем. Он не просто – не цель, и не просто – не друг и не помощник. Его вообще тут быть не должно! Вообще!
   Казалось бы, очень простой и незамысловатый совет: если вы будете всерьез делать свое дело, всякая нервозность отступит. Что мешает ему следовать?
   Неумение.
   До начала работы человек нервничает, потому что представляет себе всякие ужасные картины проявления собственной бездарности.
   Во время работы человек чаще всего нервничает, когда не знает, что делать. От этого рождается паника – любимая подруга психозов и нервозностей.
   Все, что вы прочитали в этой книге до сего момента, направлено, в частности, на то, чтобы вы не психовали из-за собственного неумения.
   Но даже если во время интервью вам кажется, что вы делаете что-то не то и не так, – не останавливайтесь, двигайтесь и не оценивайте себя!
   Потом, после беседы, неплохо бы сесть и подумать, что вы делали не так. Но потом!
   Относитесь к интервью как к приключению: вот есть цель и вы идете к ней по Дороге беседы. Во время этого путешествия могут возникать разные препятствия, ваш собеседник может создавать вам всякие трудности, но если вы остановитесь, – вы погибнете. Да, опытный интервьюер будет идти прямой дорогой, вам же придется продираться сквозь всякие дебри, заросли, двигаться поначалу окольными путями, но вы должны дойти до цели.
   До какой?
   Получить нужную информацию.
   Правильно.
   Самое главное, что вы должны помнить: волнение не снаружи, а внутри.
   Когда вы берете интервью, нет и не может быть таких обстоятельств, которые заставили бы вас нервничать. В конце концов, вы ведь не под пулями беседуете и не с террористами.
   А если этот разговор решает мою судьбу?
   Во-первых, согласимся, что в жизни нашей такие разговоры происходят крайне редко и они, скорее, исключения.
   Во-вторых, если вы будете нервничать, вы станете только слабей. И этот вывод надо не просто констатировать, но прочувствовать.
   В-третьих – и в-главных – если разговор действительно столь важен, – это повод для того, чтобы подготовиться к нему еще более серьезно, настроиться еще более тщательно, чтобы получить в этом интервью ту информацию, которая вам столь необходима и важна. Серьезная и тщательная работа по подготовке к интервью придаст вам уверенности и победит волнение.
   Однако важность разговора – это не повод для волнений.
   Как не повод? Жизнь доказывает, что повод.
   Если так размышлять – обрекать себя на поражение.
   Повторю еще раз: волнение внутри, а не снаружи. И оно – ваш враг.
   Договоритесь с собой, чтобы этого врага уничтожить и при подготовке к интервью, и во время самой беседы.
   Опыт человечества, конечно, великая вещь. Но увы, иногда люди придумывают что-то, чтобы оправдать собственное неумение, а потом поднимают это в ранг опыта.
   Людям кажется, что перед важным делом надо волноваться, потому что таким образом они как бы оправдывают себя за возможное поражение. Мол, дело было такое важное – я не справился с волнением и это нормально.
   Решите сами: проводя интервью, вы ведете себе к поражению или к победе. Это ваш выбор. Ваш личный выбор.
   Помните слова Люшера о том, что психика – это энергетическая система, управляемая посредством саморегуляции? Значит, Господь – природа – дали вам такую возможность. Воспользуйтесь ею. Ведь у вас есть все шансы победить волнение, победить нервозность.
   Даже если вы не сумели как следует подготовиться к интервью, умелая работа на результат во время беседы уничтожит волнение.
   И тогда вы сможете задавать хорошие, правильные вопросы.
   Неужто мы наконец-то дошли до вопросов?
   Дошли. Доехали. Добрались.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация